Прочитайте онлайн Любовь срывает маски | Часть 23

Читать книгу Любовь срывает маски
4818+3037
  • Автор:
  • Перевёл: В. Бологова
  • Язык: ru

23

В зале для королевских аудиенций воцарился хаос. Гаретта и лежащего возле его ног сэра Питни мгновенно окружили гвардейцы. Бесс в шоке смотрела, как король поднялся из своего кресла и подошел к ней. Сэр Генри бросился к Мэриан и подхватил ее, когда она, казалось, уже готова была без сил рухнуть на пол.

— Все кончилось, Мина, — прошептал он, заключая ее в свои крепкие, такие надежные объятия.

Она позволила себе на несколько минут прижаться к нему, нуждаясь в утешении и тепле, которые он готов был предложить ей. Но она не могла удержаться от того, чтобы не посмотреть на Гаретта. Граф стоял в окружении солдат, и на его лице не было ни намека на облегчение — только глубокая печаль и боль.

Король знаком велел солдатам вывести из зала Бесс, и бедная женщина поспешно вышла, прижимая ко рту руку, словно сдерживая крик. Затем он остановился возле Гаретта и капитана гвардейцев. После короткого тихого разговора вполголоса двое солдат под руководством капитана вынесли из зала тело сэра Питни, в то время как мгновенно появившиеся слуги стерли с мраморного пола кровь и все следы произошедшей здесь трагедии.

Мэриан ничего не могла с собой поделать, слезы помимо ее воли текли и текли по ее щекам. Так много крови и так много боли, больше для Гаретта — не для нее. Она не отрываясь смотрела на любимого. Его глаза с беспокойством скользили по залу, пока не встретились с ее взглядом, и тогда нежность и любовь сменили боль и печаль его взгляда. Что станет теперь с их любовью? — спрашивала себя Мэриан, в то время как Гаретт спешил через зал туда, где стояла она с отцом. Он сказал, что никогда не покинет ее. И все же он никогда не обещал жениться на ней.

Когда он подошел к ним, то выглядел смущенным и растерянным, словно чувствовал себя лишним рядом с ними. Сэр Генри разжал объятия, хотя и продолжал обнимать дочь за плечи, словно стремился защитить ее от всего света.

— Благодарю вас, что вы вернули мне мою девочку, — проникновенно сказал он, обращаясь к Гаретту. — Я едва сам не умер от горя, думая, что она мертва.

Мэриан почувствовала угрызения совести и попыталась оправдаться:

— Я бы никогда не позволила Тамаре распространять такую ложь о себе, если бы знала, что ты жив. Я бы ни за что не бросила тебя одного в Тауэре.

— Что ж, значит, остается только сказать спасибо его светлости, что он ничего не сказал тебе обо мне, — взволнованно сказал сэр Генри. — Иначе мы оба оказались бы в Тауэре.

— Я в этом сомневаюсь, — раздался сзади голос короля. — Я бы никогда не смог заточить вашу прелестную дочь в Тауэр. Как только солдаты привели бы ее ко мне, чтобы я задал ей несколько вопросов, и она обратила бы на меня невинный взгляд этих прекрасных, чистых глаз, как я немедленно бы понял, что она говорит правду.

Мэриан чуть отодвинулась от отца и с ясной улыбкой посмотрела на короля. Затем, бросив быстрый взгляд на Гаретта из-под опущенных ресниц, сказала:

— Ваше Величество очень добры ко мне, но боюсь, все было бы не так уж просто. Во всяком случае, с лордом Фолкхэмом так не получилось. Он очень долго не хотел мне верить, даже тогда, когда я и в самом деле говорила одну только правду.

Гаретт вспыхнул, и на его лице появилось такое искреннее раскаяние, что Мэриан тут же пожалела, что не может взять свои слова обратно.

— Леди Мэриан права, — сказал он, а в глазах читалась мольба понять его. — Боюсь, за тяжкие годы моего детства я стал слишком подозрительно относиться к кому бы то ни было, даже к прекрасной, невинной благородной девушке. Но с моей стороны было жестоко не говорить ей о том, что ее отец жив. Я должен был больше доверять ей.

Его взгляд, полный любви и раскаяния, проник Мэриан в самую душу. На мгновение она забыла обо всем на свете и видела лишь это любимое, молящее о прощении дорогое лицо.

— Теперь это уже не имеет никакого значения, милорд, — тихо прошептала она.

— Но, я надеюсь, вы понимаете, что поставили меня в очень затруднительное положение, — прервал их король, сердито хмурясь. — Лорд Фолкхэм и сэр Генри — оба имеют права на Фолкхэм-хауз, и теперь, когда мы убедились в том, что сэр Генри ни в чем не виновен, встает вопрос, как разрешить это затруднение?

— Здесь нет никакой проблемы, Ваше Величество, — заявил сэр Генри, подмигнув дочери. — Лорд Фолкхэм и я обговорили этот вопрос, еще когда он приходил ко мне в Тауэр.

— Вот как? — спросил заинтригованный Карл. — И как же вы намерены поступить?

— Мне кажется, прежде я должен поговорить с… — начал Гаретт.

Но сэр Генри заговорил одновременно с ним:

— Я собирался сохранить за собой поместье только как приданое для своей дочери. Сам я предпочитаю жить в Лондоне, если, конечно, Ваше Величество по-прежнему доверяет мне и позволит сохранить мою нынешнюю должность королевского врача. Его светлость может вернуть себе Фолкхэм-хауз, который в любом случае по праву принадлежит ему, и, что самое главное, мне не придется беспокоиться по поводу приданого моей дочери, так как его светлость согласен взять в жены Мэриан, что прекрасно решает все проблемы.

Мэриан почувствовала, как у нее от волнения пересохло во рту. Широко раскрытыми от удивления глазами она посмотрела на Гаретта, тот встретил ее взгляд с настороженной улыбкой.

— Мы в общих чертах уже все обсудили, — продолжал сэр Генри, — и я уверен, что мы придем к окончательному соглашению без каких-либо затруднений.

— Вот что я называю компетентным решением, достойным такого ученого мужа, каким являетесь вы, мой дорогой Винчелси, — довольно заметил король. — И должен сказать, что меня это решение радует еще и потому, что мне приятно будет увидеть, как один из моих самых верных и любимых подданных женится на столь очаровательной, храброй молодой женщине.

Мэриан едва заметила комплимент, она слышала в этот момент, лишь как гулко бьется ее сердце. Выйти замуж за Гаретта? Ей трудно было поверить в такое счастье. Но затем до нее дошли другие слова ее отца. Гаретт хочет владеть Фолкхэм-хаузом! Ее вновь охватили сомнения. Какую роль в его решении жениться на ней сыграло стремление вернуть свое поместье? Одна ее половина отказывалась поверить в это, но вот другая тут же напомнила ей, что Гаретт всегда получал то, чего хотел, а сейчас он хотел Фолкхэм-хауз.

— Папа, но разве ты не собираешься узнать мое мнение об этом? — громко спросила она. — Неужели ты хочешь выдать меня замуж вот так, даже не спросив моего согласия, просто для того, чтобы решить проблему владения поместьем?

Сэр Генри мгновенно смутился. Другой на его месте тут же возмутился бы, сказав, что она обязана слушаться его, так как он — ее отец. Но сэр Генри был мягким человеком и никогда не навязывал Мэриан своей воли.

— Но я думал… — растерянно начал он.

Однако король с громким фырканьем прервал его.

— Это очень интересно, Фолкхэм! По-видимому, леди нисколько не интересует ваш громкий титул и все возрастающее состояние. — Он повернулся к Мэриан. — Так вы не хотите выходить замуж за лорда Фолкхэма, красавица?

Она покраснела от унижения и стыда, в то время как Гаретт застыл с непроницаемым выражением на лице. Она совершенно не хотела ставить его в неловкое положение, но и дать согласие на брак, если он стремился к этому только ради своего поместья, она не могла.

Взгляд короля помрачнел, и улыбка постепенно погасла.

— Он, я надеюсь, не навязывал вам свое внимание силой?

— Навязывал силой? — переспросил ее отец, обеспокоенно хмурясь.

— Нет-нет, Ваше Величество, — поспешила она их уверить, встретив тревожный взгляд отца. — Конечно, нет. Но я бы хотела…

— Ваше Величество, — прервал ее Гаретт. — Если бы я мог наедине поговорить с леди Мэриан, то уверен, мы бы очень скоро разрешили все наши недоразумения.

— Вы в самом деле так думаете? — переспросил король, от души забавляясь всей этой сценой. — Ну хорошо, пусть так и будет, если леди согласна остаться с вами наедине.

— Мэриан? — спросил все еще встревоженный отец. — Ты согласна поговорить с его светлостью наедине несколько минут?

Мэриан неловко кивнула, чувствуя страшное смущение и страх. Если только Гаретт заговорит сейчас о тех выгодах, которые принесет их брак, это окончательно убьет ее. И все же в том, как Гаретт смотрел на нее, не в силах отвести взгляд от ее лица, ей виделась последняя надежда. Она знала, что если откажется сейчас выслушать его, то потом будет жалеть об этом всю свою жизнь.

Тем временем король, взяв под руку сэра Генри, уже направился к выходу, что-то вполголоса объясняя ему и многозначительно посмеиваясь.

Они остались одни, и комната мгновенно погрузилась в тишину.

Мэриан смотрела вниз на свои руки, не зная, как начать.

— Милорд, вы не должны чувствовать себя обязанным… жениться на мне, чтобы сохранить Фолкхэм-хауз. Я знаю, что сказал мой отец, но я не хочу этого, и я была бы вполне довольна, если бы жила вместе с ним здесь, в городе.

— Вот как? — спросил Гаретт, подходя к ней. — И вы были бы здесь счастливы, проведя всю свою жизнь вместе с отцом? — Он на мгновение запнулся. — Или, может быть, вы имели в виду нечто иное? — спросил он с горечью. — Возможно, у вас уже есть на примете какой-нибудь лорд или маркиз… кто-нибудь вроде Хэмпдена?

Она отчаянно замотала головой, слезы, внезапно брызнувшие из глаз, мешали ей увидеть ту нежность, которая вдруг появилась в его взгляде.

— Нет, — прошептала она, — никого другого у меня нет.

В один шаг он преодолел последние разделяющие их ярды и сжал в объятиях.

— Не плачь, моя цыганская принцесса, — пробормотал он, зарываясь лицом в золото ее волос. — Ты разбиваешь мне сердце. А я не могу позволить себе это, потому что оно у меня всего одно и давно уже принадлежит тебе.

Она подняла к нему свое залитое слезами лицо.

— Пожалуйста, не говори так, если ты имеешь в виду совсем другое.

— Но я никогда ничего иного и не имел в виду, — горячо заявил он, осторожно стирая согнутым указательным пальцем слезы с ее щек. — Я знаю, ты сердишься на меня за то, что я не сказал тебе правду о твоем отце. Ты, конечно, имеешь право на меня обижаться, но клянусь, я сделаю все, чтобы ты простила меня, если только ты выйдешь за меня замуж. Я очень хочу, чтобы ты стала моей женой, Мина. И вовсе не потому, что стремлюсь вернуть назад свое поместье.

— А тогда почему? — спросила она. Она так жаждала услышать сейчас эти самые главные слова, что ей казалось, она умрет, если он не произнесет их.

И тогда он улыбнулся. Первый раз с тех пор, как она его узнала, она могла бы сказать, что он выглядел по-настоящему радостным и светлым, как тот мальчик Гаретт «с открытым сердцем», о котором она когда-то прочитала в книге много лет назад и о котором мечтала в детстве.

— Потому что ты прекрасна и добра. И потому, что мои люди обожают тебя. И еще потому, что мой камердинер и твоя тетя убьют меня, если я оставлю тебя здесь.

Мэриан не могла сдержать улыбки.

А затем он стал серьезен, и глаза его потемнели, словно небо в дождливый день.

— И еще потому, что я хочу тебя больше, чем что-либо в своей жизни, — продолжил он пылко. — Больше, чем получить назад свое поместье, и больше, чем отомстить своему дяде. Но главное, потому что я люблю тебя. Я не понимал этого до сегодняшнего дня, до того, как поговорил с твоим отцом. Но я знаю, что все это время любил тебя.

Ее сердце замерло от счастья, а потом бешено забилось. Наконец-то она смогла пробиться к его сердцу через все барьеры и преграды, которые он с таким тщанием возводил. После всех бед и несчастий, всех страхов и волнений он принадлежал ей!

— Ну так что? — спросил он, заглядывая в ее сияющие от счастья глаза. — Сможешь ли ты найти в своем сердце немного любви для такого закоренелого грешника, как я, с душой, покрытой шрамами, и телом, ноющим от старых ран?

Мэриан приподнялась на цыпочках и прижалась поцелуем к его губам.

— Возможно, со временем, милорд, — поддразнивая, прошептала она.

Он крепче сжал ее в объятиях и вернул ей поцелуй с такой страстью и пылом, что тут же почувствовал, как она слабеет под его бешеным напором.

— Скажи мне, — прошептал он, на мгновение отрываясь от ее губ. — Скажи мне это, Мина!

— Я люблю тебя, — произнесла она с трудом, едва переводя дыхание. — Я люблю тебя уже очень давно, мой бедный, дорогой изгнанник.

— И ты выйдешь за меня замуж, — сурово добавил он тоном, не терпящим возражений.

— И я выйду за тебя замуж, — покорно повторила она.

А затем она уже больше ничего не смогла сказать, даже если бы и захотела, так как он надолго завладел ее ртом.

В этот момент король и сэр Генри осторожно заглянули в зал, чтобы посмотреть, как тут продвигаются дела. Заметив парочку, замершую в объятиях друг друга, сэр Генри тут же вскипел и хотел уже было вмешаться, но король поспешно подтолкнул рассерженного отца к двери.

— Не беспокойтесь, — с добродушной улыбкой прошептал Карл. — Я думаю, они вполне могут все уладить сами. — И, выйдя вслед за сэром Генри, осторожно прикрыл за собой двери.