Прочитайте онлайн Любовь срывает маски | Пролог

Читать книгу Любовь срывает маски
4818+3330
  • Автор:
  • Перевёл: В. Бологова

Пролог

Онлайн библиотека litra.info

Лондон, 1661 г.

Одного взгляда в эти ясные, доверчивые глаза было достаточно, чтобы чувство вины, подобно порыву штормового ветра, вновь охватило Тамару. Какое презренное деяние готова совершить она — усыпить собственную племянницу! И все же у нее нет выбора. Лучше сон, чем смерть.

— Выпей-ка чаю, Мина, — уговаривала она юную леди Мэриан. — Я его специально для тебя приготовила.

Едва только услышала недобрые вести, мысленно добавила она.

Мэриан благодарно улыбнулась. В полумраке цыганской кибитки ее прелестное лицо засветилось искренней любовью. Эта ясная улыбка только усилила чувство вины, терзающее душу Тамары. Девятнадцатилетняя Мэриан приходилась ей племянницей, она была единственной дочерью ее умершей сестры Дантелы и сэра Генри Винчелси. Тамара редко видела Мэриан в последние годы, но недавний приезд сэра Винчелси в Лондон вселил в нее надежду, что теперь она будет часто встречаться с племянницей.

В это утро, к огромной радости Тамары, Мэриан пришла в цыганский табор навестить свою тетку. И надо же было такому случиться, что, пока они сидели и разговаривали, Тамару отозвали подальше в сторону и сообщили эти печальные вести, от которых ее радость мгновенно исчезла.

Теперь она молча наблюдала, как Мэриан медленно пьет чай, закрыв глаза и с явным наслаждением смакуя ароматный ромашковый напиток.

— Мама всегда любила твой ромашковый чай, — пробормотала девушка, взглянув на Тамару, и на ее дрогнувших губах появилась чуть заметная улыбка, которая, однако, не могла скрыть печаль, затаившуюся в глубине ее глаз.

Тамара тяжело вздохнула. Она полностью разделяла горе племянницы. Дороже Дантелы у нее никого не было. Господь забрал ее к себе так быстро! За несколько дней она сгорела в жару лихорадки, от которой ее не смогли избавить ни сэр Генри, ни его дочь. Для Тамары это был жестокий удар, от которого, как она знала, ей уже никогда не оправиться. И сейчас, спустя два года, она все еще остро переживала утрату, особенно в те минуты, когда смотрела на свою единственную племянницу.

Любой, кто увидел бы их вместе, вряд ли бы заподозрил, что в Мэриан течет цыганская кровь. Девушка с ее тонкими, почти классическими чертами лица и волосами цвета спелой ржи на первый взгляд ничем не походила на смуглолицую, черноволосую Тамару.

Лишь более внимательный взгляд мог бы заметить, что у девушки такой же бронзовый оттенок кожи, просто он немного светлее, чем у ее тетки. И хотя золотисто-карие глаза Мэриан, чей обманчивый цвет мог меняться от темно-карего до почти бледно-зеленого при ярком свете, были далеко не такими темными, как у цыган, все же своими высокими скулами и сочными яркими губами она была даже больше похожа на Тамару, чем на мать.

Воспоминания о горячо любимой, а теперь горько оплакиваемой сестре только утвердили Тамару в ее решении.

— Выпей-ка все, Мина, — сказала она, через силу улыбаясь. — Ты ведь знаешь, как полезен чай с ромашкой, он придаст тебе силы и добавит румянца.

Мэриан откинула назад свои густые золотистые волосы и лукаво взглянула на тетку.

— Уж не хочешь ли ты в такой деликатной форме намекнуть, что я чересчур бледна? Ты прямо как мой отец, который постоянно беспокоится, что я слишком много времени провожу одна, когда готовлю его лекарства или читаю.

Тем не менее она последовала совету своей тети и сделала еще несколько глотков горячего напитка.

Все это время Тамара изо всех сил пыталась сохранить на лице улыбку и не смотреть слишком пристально на злополучную кружку с травяным чаем.

— Твой отец — очень умный человек. Тебе бы следовало… следовало быть с ним рядом, ведь он каждый Божий день при короле. Как же ты сможешь найти себе подходящего мужа, если будешь целые дни проводить одна?

Мэриан чуть приподняла бровь от удивления.

— Подходящего мужа? При дворе Карла Второго? Да ты, похоже, шутишь! Там кавалеры, словно стая самодовольных павлинов, распускают свои пышные перья перед королем, а придворные дамы с замиранием сердца ловят каждый взгляд Его Величества в надежде стать его следующей любовницей. — Девушка нахмурилась. — Сколько бастардов короля уже сейчас бегают по свету? Десять? Двадцать? И все они в будущем получат титул и поместья, в то время как на улицах Лондона люди умирают от голода! Нет, при дворе короля я не найду себе «подходящего» мужа, это уж точно. — Мэриан вновь поднесла к губам кружку.

— Последи за своим острым языком, малышка, — предостерегла ее Тамара. — В наши неспокойные дни глупо наживать себе врагов.

Мэриан бросила покаянный взгляд на хмурое лицо тетки.

— Извини. Давай поговорим о более приятных вещах, хорошо?

Тамара кивнула, но тут же насторожилась, увидев, что девушка отставила опустевшую кружку в сторону. Время пришло.

— Мина… — начала Тамара дрожащим голосом, не отрывая взгляда от своих стиснутых на коленях рук. Затем, разозлившись на свою нерешительность, заставила себя поднять глаза и встретила внимательный взгляд племянницы. — Боюсь, более приятные разговоры придется отложить на потом. Я должна сказать тебе что-то очень важное. Что-то, что очень тебя расстроит.

— Ну, тогда давай говори, — беспечно сказала Мэриан. — Так какие зловещие предсказания ты для меня приготовила?

Ее озорная, веселая улыбка полоснула по сердцу Тамары как острый нож.

— Ты никогда не простишь меня за то, что я сейчас сделала.

Мэриан рассмеялась тихим веселым смехом, от которого Тамаре сделалось еще горше.

— Что же ты могла такого натворить, что нуждаешься в моем прощении?

Тамара лишь отмахнулась от легкомысленных слов племянницы. Решившись сразу же сказать всю правду, какой бы ужасной она ни была, цыганка почувствовала себя так, будто ринулась головой в омут.

— Еще немного, и ты заснешь, моя милая девочка. И я хочу, чтобы ты была к этому готова. Это случится уже совсем скоро. Среди других трав я положила в чай пустырник, а также добавила сонного порошка.

Мэриан мгновенно нахмурилась, услышав название снотворного снадобья.

— Я вынуждена была сделать это, — продолжала Тамара. — Мы должны сейчас же уехать отсюда, и я не хочу, чтобы ты сопротивлялась или попробовала убежать.

— Что, ради всего святого, ты говоришь? Почему мы должны уехать? — Мэриан попыталась подняться со стула. — А как же папа?

— Вижу, мне придется все тебе рассказать, — вздохнула Тамара, отметив про себя, что снотворное начало действовать. — Твой отец был только что арестован по обвинению в государственной измене. В одном из его лекарств, которое он приготовил для короля, нашли яд.

— Но этого не может быть! — Мэриан попыталась резко подняться на ноги, но тщетно! Действие снотворного набирало силу. — Я сама готовила все эти лекарства!

— Я знаю! — в отчаянии воскликнула Тамара. — В этом-то все и дело! Они полностью уверены, что ты во всем этом замешана. Скоро они придут и за тобой. И когда это произойдет, я хочу, чтобы ты была далеко отсюда.

В глазах Мэриан отразился ужас.

— Но я не могу сейчас уехать! Я должна остановить это безумие! Отца обвинили ложно, ты ведь прекрасно понимаешь это!

— Да, конечно. Но, я уверена, они не станут слушать никакие объяснения. Они действительно нашли яд в лекарстве. Человек, который сообщил мне эту новость, уверен, что ошибки не было. Кто-то очень умело расставил ловушку, чтобы погубить твоего отца. Что бы ты ни сказала, ты не сможешь ничего изменить. Они убеждены в его виновности.

— Я уверена, Его Величество не поверит в то, что отец способен на предательство! — гневно возразила Мэриан. — Его Величество всегда уважал отца за его медицинские познания и таланты. Он никогда бы не призвал его на службу в качестве личного лекаря и не принял бы его в члены Королевского научного общества, если бы не доверял ему!

Тамара вздохнула и покачала головой.

— Мина, дитя мое, послушай меня. Король никому не доверяет в эти мрачные дни. Кем бы ни был тот, кто выбрал твоего отца в качестве козла отпущения, надеясь, что вина за совершенное злодейство падет на его голову, он выбрал очень верно. Твой отец запятнал себя весьма странным союзом с цыганкой. И он всегда отказывался рассуждать на политические темы. А с точки зрения тех людей, у которых политика — единственная цель в жизни, все это выглядит очень подозрительно.

Мэриан с мучительной беспомощностью смотрела на свою тетку.

— Но отец ни за что не стал бы убивать короля. Это противоречит всему, во что он верит. Он невиновен! Я должна… должна сказать им об этом… — Ее голос внезапно задрожал и сорвался.

— И какие же доказательства ты сможешь привести им в подтверждение его невиновности? — с горечью спросила Тамара. — Нет, детка, есть только один путь. Мои люди уже свертывают табор. Мы уедем сразу, как только они закончат.

— Пожалуйста, — дрожащими губами прошептала Мэриан, чувствуя, как тяжелеют веки под действием снотворного. — Как ты можешь… Как ты могла… усыпить меня… и увозить… без моего согласия?

Она опустила голову на руки и медленно закрыла глаза.

— Мина, Мина, как же я могу позволить им отнять у тебя жизнь? — грустно прошептала Тамара и, протянув руку, с нежностью отвела от лица племянницы пышный золотой локон.

Она скорбно покачала головой, а затем, поднявшись со своего места, склонилась над девушкой и взяла ее на руки. У Тамары были сильные натруженные руки. А Мэриан, хоть ей и исполнилось девятнадцать, оставалась маленькой и изящной, унаследовав фигуру и рост своей матери. Тамара, в свою очередь, была крепкой, рослой женщиной, она даже не покачнулась, когда несла племянницу в дальний угол кибитки, где стоял, не привлекая к себе внимания, большой ящик. Тамара открыла его и бережно уложила девушку на постеленный в нем соломенный тюфяк. Пока они не выедут из Лондона, она не будет чувствовать себя в безопасности, зная, что Мэриан могут обнаружить в столь несовершенном убежище в любой момент.

Набросав на нее сверху кое-какую одежду, она неплотно прикрыла крышку и покинула кибитку. С места надо сниматься как можно быстрее, думала она, пока люди короля не разнюхали, что леди Мэриан отправилась в цыганский табор, и пока действует снотворное. Они не смогут двигаться так быстро, как бы ей хотелось, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, по крайней мере, до тех пор, пока не переплывут Ла-Манш и не окажутся во Франции. Только там они могут почувствовать себя свободнее.

Она оглянулась на ящик, где спала девушка, и вздохнула. Сейчас ее храбрая, упрямая племянница в безопасности. Но надолго ли? Только до тех пор, пока она не очнется ото сна, вызванного снотворным, и не начнет рваться отсюда и изобретать разные глупые способы, чтобы спасти своего отца. Тамара не сможет снова опоить девушку снотворным снадобьем. Значит, у нее есть только этот, единственный, шанс увезти Мэриан отсюда подальше. Она расправила плечи и сурово сдвинула брови. Каждая черточка ее лица выражала непреклонную решимость.

Она ни за что не допустит, чтобы ее единственная и любимая племянница закончила свои дни в лондонском Тауэре. И если для этого придется лгать, обманывать или воровать, она не задумываясь пойдет на все.