Прочитайте онлайн Любовь по обмену | Глава 1

Читать книгу Любовь по обмену
2318+594
  • Автор:

Глава 1

Зоя

— Если не хочешь, я не поеду. — Слава переминается с ноги на ногу, стараясь скрыть свое раздражение.

Последние полгода я только и слышала о том, как он мечтает поехать в Калифорнию. Жить в американской семье, посещать колледж, подтянуть язык, изучить традиции, быт. Какое уж тут «не поеду».

— Что ты… — Умело уворачиваюсь от его поцелуя.

Папа смотрит на нас ястребом и привычно хмурит брови. Мы со Славой встречаемся почти год, но это не такой уж приличный срок, чтобы можно было безнаказанно целовать его дочь у него же на виду.

— Я очень хочу, чтобы ты поехал. — Дважды киваю, заглядывая Славе в глаза. — Правда-правда. — Крепче сжимаю его руки. — Просто немного взгрустнулось. Мы же… расстаемся.

— Малыш. — Он поправляет сумку на плече и обнимает меня за талию. — Не забывай: видео-звонки, голосовые сообщения и электронные письма. Каждый вечер. Да?

Послушно киваю и натягиваю на лицо улыбку.

— К тому же, с тобой будет Челси! — Продолжает Слава и смачно целует меня в нос.

Вот об этом-то я и беспокоюсь. Как привычная к достатку и роскоши американская студентка будет выживать в заурядном российском городке, в небольшом доме с минимумом удобств, да еще и в одной комнате со мной?

— Всё! Хватит лобызаний! — Мой брательник врывается в пространство между нами, беспощадно разрушая трогательный момент прощания.

Он светится, улыбка тянется у него от уха до уха. Еще бы: мой брат Стёпа — настоящий везунчик. Ему предстоит прожить ближайшие полгода в Сан-Диего, на берегу Тихого океана, в шикарном особняке, принадлежащем семье моей подруги по переписке — Челси Реннер.

— Люблю тебя, — шепчет мне Слава.

Ему повезло немного меньше: остановиться придется в доме Розы и Хуана Мартинезов, американской пары мексиканского происхождения со средним достатком, любезно согласившихся приютить студента по обмену из России.

— И я, — отвечаю тихо, чтобы папа не услышал.

Ему очень трудно смириться с мыслью, что его крошка Зоя встречается с «патлатым переростком» — так он называет Славу.

— Уже скучаю, — все-таки запечатлев над моей верхней губой короткий поцелуй, Слава делает шаг назад.

Стискиваю до боли его пальцы и неохотно отпускаю. Брат красноречиво косится на нас, на отца, затем морщит лицо и толкает бедного Славу в плечо.

— Давай, Славян, шевели окорочками.

Он буквально отталкивает парня от меня, берет его под локоть и тащит за собой в зону вылета.

— Я тоже уже скучаю… — Бросаю на прощание, робко махнув рукой.

Мама подходит сзади и обнимает меня:

— Зайка, не грусти. — Прижимается и больно давит подбородком в плечо. — Сейчас встретим Челси, приедем домой, и вам двоим будет очень весело, вот увидишь. — Она старательно выделяет слово «очень», и это начинает беспокоить меня еще сильнее. Мамино желание понравиться американской гостье реально пугает.

— «Хэллоу, май нэйм из Людмила». — С улыбкой во все тридцать два зуба повторяет она, пока мы втроем медленно движемся к зоне прилета. — «Вэлкам ту Раша!»

Таланта к языкам у нее примерно столько же, сколько у нашего министра спорта. Может, даже чуть меньше, поэтому маман обзавелась новым планшетом, на который Стёпа установил ей онлайн-переводчик.

— Нужно было написать табличку с именем Челси, — поздно, но спохватываюсь я. — Чтобы видно было издалека. Так все нормальные люди делают.

— Не переживай, — успокаивает меня отец. От него за версту несет одеколоном — к встрече с гостьей он тоже готовился основательно. Причесался, надел новый свитер, погладил брюки. — Вы же договорились: ты будешь в красной водолазке. Тем более, вы сто раз видели друг друга на фото и даже пару раз в скайпе.

— Угу, — мычу я, чтобы не разреветься.

Перед глазами все еще стоит Слава. Вот он закидывает сумку на плечо, торопливо удаляется по коридору и машет на прощание. И мо й брат с ним. Действительно, если бы не приезд Челси, я бы совсем расклеилась.

— Вэлкам ту Раша, — повторяет мама, точно попугай.

Мы дружно топчемся на месте, разглядываем людей в толпе, сверяем часы. Так проходит час. Затем и второй. Папа жутко нервничает, мама зачем-то продолжает разминать губы своим «хэллоу», а я пытаюсь сообразить, где ошиблась. Не тот рейс? Час, день? Почему она не прилетела? А если прилетела, почему мы не видели ее?

— Зайка, позвони в деканат, — просит маман, когда мы уныло плетемся к машине в вечерних сентябрьских сумерках. — Пусть они выяснят, что произошло.

— Я забыла телефон дома, прости. Как только доберемся, позвоню. И отправлю Челси сообщение.

— Может, девчонка передумала? — Ворчит отец, забираясь в автомобиль. — Зачем гонять людей в аэропорт, если решила не лететь? Трудно предупредить?

— Я не знаю, пап, не знаю. — Бормочу, устраиваясь на заднем сидении.

— Трудно было созвониться утром? — Продолжает он, заводя мотор.

Но я уже не слышу. Пристегнувшись, откидываю голову назад и любуюсь медовым золотом, которым налилась листва на деревьях.

— «Вэлком ту Раша», — как-то уже безрадостно шепчет мама себе под нос.

Отец, качая головой, включает радио.

Всю дорогу мы молчим, стараемся не смотреть друг на друга. Я уже скучаю по Славе и брату, сознаюсь сама себе, что чувствую облегчение — Челси не будет, а, значит, не придется переворачивать свой мир с ног на голову, чтобы показать пресловутое русское «гостеприимство».

— А это еще кто? — Спрашивает папа, притормаживая у подъездной дорожки.

Подскакиваю, пытаясь вытянуть шею, чтобы увидеть. Замечаю лишь темную фигуру на крыльце. Машина сворачивает во двор, останавливается возле гаражных ворот, двигатель глохнет. Отстегиваю ремень, выпрыгиваю наружу и застываю от неожиданности.

На ступенях сидит незнакомый парень. Судя по всему, очень высокий — ноги длиннющие, размер кроссовок, не меньше сорок четвертого. В вытертых на коленях джинсах и тонкой футболке в такой прохладный вечер. Ткань черного цвета еле скрывает перекатывающиеся под ней стальные мышцы.

Волосы парня растрепаны: темные, выгоревшие на кончиках почти до соломенного цвета. Губы пухлые, сжатые в линию в каком-то брезгливом выражении. В ушах наушники, в зубах дымится сигарета. Он сидит в расслабленной позе, наклонившись локтем на большую спортивную сумку, затягивается, выпускает дым, а затем… стряхивает пепел в стоящий рядом горшок с мамиными петуниями.

Матушка вылезает из машины и хватается за сердце, папа демонстративно хмыкает и быстрым шагом направляется к незнакомцу. Я стою на месте и не могу оторвать взгляд от его синих глаз, сумасшедше ярких, с застывшим в них оттенком злости и пренебрежения.

— Вы кто? — Громко спрашивает отец, подойдя к крыльцу.

Парень не спешит вставать. Он неспешно оглядывается по сторонам и, не увидев урны, тушит окурок в горшке с цветами. Затем достает из кармана листок и протягивает папе.

— Здесь… наш адрес, — недовольно говорит отец, когда мы с мамой подходим ближе.

Парень сверлит меня холодным взглядом и медленно поднимается. Мне приходится затаить дыхание — он выше меня почти на голову.

— Джастин. — Говорит незнакомец, хмыкнув. Одним взглядом, небрежным и презрительным, дает мне понять, что я — пустое место, которое ему совершенно не интересно. Смотрит на моего папу и протягивает ему руку: — Джастин Реннер. — Его голос низкий и теплый, с мягким южным калифорнийским акцентом.

Отец растерянно жмет протянутую ладонь, затем передает мне листок бумаги. Пытаюсь вглядеться, но буквы скачут перед глазами. Кажется, там действительно написан наш адрес.

Джастин… Джастин Реннер? Голова начинает кружиться. Челси пару раз говорила, что у нее есть брат. Но почему он здесь?

— Джастин? — Мама выглядит очень беспомощной и растерянной. — Вэлкам ту Раша… — Жмет руку незнакомца. Ее маленькая ладонь тонет в его огромной лапище.

— Челси не смогла приехать, вместо нее здесь я. — Парень, вроде как, и сам не рад тому, что оказался здесь. Он закидывает сумку на плечо, прячет руки в карманы узких джинсов и хмурится.

Мама с папой переглядываются и молчат.

— Они что, не понимают меня? — Спрашивает парень, приподнимая бровь.

— Нет. — Отвечаю я. — То есть… no… — Опасливо поднимаю на него взгляд.

— Окей, ну, объясни им тогда по-быстренькому. — Он кивает головой и тут же напускает на себя скучающий вид. — Как там тебя?

— Зоя. — Выдыхаю, чувствуя себя кроликом перед удавом.

— Зоуи? — Явно насмехаясь, переспрашивает он.

— Нет. Зо-я.

— Ага. Ясно. — Он хитро щурится и еще раз ехидно произносит: — Объясни им, Зо-у-и.

Джастин

«Первосортный засранец и третьесортный спортсмен!» — эти слова Челси всплывают в памяти всякий раз, стоит мне только вспомнить, в какой жопе по ее вине я оказался. Если бы сестра не сдала меня предкам, хрен бы очутился в этой дыре.

Убогая страна, угрюмые люди, холодина жуткая. Как они, вообще, выживают здесь?

Немая сцена затягивается.

— Э… эм… ну… — Девчонка явно не слишком умна, долго собирается с мыслями и выглядит обескураженной.

— Я смотрю, ты мастер поддержать разговор? — Сочувственно гляжу на нее, затем на часы. — У меня не так много времени, и я ужасно устал после перелета. Давай без лишних «бла-бла», скажи своим предкам, пусть покажут мне мою койку, где можно будет перекантоваться, пока меня не выпрут обратно в Штаты. Окей?

— Я… — Эта Зоуи краснеет, как перезрелый томат. Явно собирается выдать что-то на английском со своим забавным акцентом. — Я не очень хорошо поняла, что ты сказал… — Блеет она, заламывая пальцы. — Не мог бы… ты… говорить помедленнее?

Мне хочется ударить себя в лоб. Попал, так попал.

Ее родители смотрят на меня, как на инопланетянина, неизвестно зачем решившего почтить своим присутствием их бунгало, а она и двух слов связать не может.

— О, кей. — Говорю, наклоняясь к этой малявке. Разжевываю по слогам: — Я буду у вас жить. Обрадуй родителей. По-нят-но?

— Ан-дэс-тэнд, — сквозь зубы, явно обидевшись, рычит она, поворачивается к предкам и долго что-то объясняет на фирменно-русском: грубоватом, холодном и жестком языке.

Все сказанное звучит, будто повторенное многократно: «Сталин-Путин-Гор-ба-чев», но мне почему-то нравится наблюдать в этот момент за ее губами. Они мягкие, розовые, пухлые и так красиво складываются трубочкой, когда она раз за разом повторяет какое-то «ON». Что бы значило это слово? Даже интересно было бы посмотреть в словаре.

Поймав себя на этой мысли, трясу головой. Единственная моя задача — сделать все, чтобы в максимально короткие сроки свалить отсюда.

Наконец, родители девчонки кивают головой, еще раз жмут мне руки и, очевидно, представляются. Вряд ли я когда-нибудь смогу повторить их имена, даже если очень постараюсь. Для меня все сказанное сливается в непрерывное «Zhazhuzhctevstvsvtsda» — один большой хаос, от которого вскипают мозги.

Они натужно улыбаются и затем приглашают меня в свое жилище. Двухэтажный домишко квадратов на сто пятьдесят изнутри оказывается вполне пригодным для жизни местечком, светлым и даже уютным. Как если бы меня заселили в семейный придорожный мотель эконом класса.

Папаша сразу бежит к телефону, а мамаша останавливает меня в коридоре, пытаясь что-то объяснить. Видимо, женщине чем-то не угодили мои кроссовки, она тычет в них пальцем и жестами разыгрывает какую-то пантомимическую сценку.

— Пожалуйста, — тихо просит Зоуи за моей спиной, — сними обувь.

— Это еще зачем? — Спрашиваю.

— У нас так принято.

Оборачиваюсь и опаляю ее злым взглядом.

— Ни за что!

Девчонка поджимает губы, явно что-то обдумывает, затем смотрит на мать и что-то быстро говорит. Та кажется вполне удовлетворенной ее словами и отходит назад, пропуская меня в гостиную. Бросаю с размаху сумку на пол, падаю на диван и оглядываю обстановочку: стол, два кресла, телевизор на стене. Комната совмещена с кухней, где они, очевидно, и обедают. М-да…

— Что ты сказала ей? — Спрашиваю у Зоуи, которая продолжает вздрагивать, едва слышит мой голос.

Ее огромные голубые глазищи хитро сужаются.

— Сказала, что ты переживаешь… — Она снова старательно подбирает слова и аккуратно складывает их в предложения. — Что запах твоих носков… напугает ее. — Набирает в грудь больше воздуха и гордо вздергивает носик. — И что ты обещаешь ей потом вымыть за собой пол.

Мое лицо вытягивается от удивления. Что ж, девчонка не так проста, как кажется на первый взгляд. Эта кроха с характером, а, значит, вдвойне приятнее будет утереть ей нос.

— Черт, — бормочу, замечая, что кроссовки, и правда, оставили на полу грязные следы.

И где я успел так вляпаться?

Хозяйка дома скидывает плащ, продолжает что-то суетливо говорить дочери, хватает швабру и лихо протирает за мной пол. Ее муж меряет шагами кухню, громко общаясь с кем-то по телефону. Мы с Зоуи играем в гляделки. Я — развалившись на диване, бесцеремонно разглядываю ее щуплую фигурку, она — видя это, хватает ртом воздух и вспыхивает еще сильнее. Кожа на ее лице и шее становится почти того же цвета, что и шерстяная водолазка.

— Ты… — Наконец, решается снова заговорить она. — Ты же… должен хоть немного понимать по-русски, разве нет?

Я?! Вот такого уж точно не было в моих мечтах.

— Нет. — Морщусь.

— Но… — Теперь Зоуи опять похожа на перепуганного олененка Бэмби. Как же это забавно, и нравится мне все больше. Она задумчиво смотрит на мои кроссовки, покусывая губу.

— Что?

— Ведь таковы условия программы обмена… — Она запинается и косится на родителей. Хлопает длиннющими ресницами. — Изучать язык, быт, традиции, хорошо учиться в университете принимающей стороны.

— Нет. — Усмехаюсь. — Этого я делать точно не собираюсь.

Женщина со шваброй уже возле меня. Смущенно улыбается и жестом просит поднять ноги, чтобы она могла протереть под ними.

Господи, да проще было снять эти чертовы кроссовки! Сумасшедший дом…

— Но… ведь если ты не будешь всего этого делать, тебя исключат из программы и отправят домой. — Бормочет Зоуи, теребя тонкий золотой браслет на запястье.

Встаю, иду к двери, снимаю обувь и возвращаюсь в гостиную в одних носках.

— Детка, в этом-то вся и фишка. — Недобро улыбаюсь, подмигиваю и перевожу взгляд на наручные часы.

Дома сейчас раннее утро. Эта долбанная разница во времени ужасно меня напрягает.

Зоя

— Джастин! — Радостно вопит мама, распахивая объятия к этому неандертальцу. — Ты снял кроссовки!

Похоже, он сразу догадывается, чему она так рада. И не мудрено: мама проговаривает слова отчетливо, артикулирует и жестикулирует так отчаянно, будто пытается обучить шимпанзе членораздельной речи.

— Йес, мэм, — кивает Джастин, сторонясь ее.

— Мам, он тебя не понимает. — Бросаю с досады. — Совсем. Даже чуть-чуть.

И тут же запинаюсь о его огромную сумку, лежащую на полу посередине гостиной. Лечу вперед с вытянутыми руками и еле удерживаю равновесие, остановившись всего в метре перед гостем-иностранцем. Парень протягивает свою огромную ручищу, чтобы помочь мне устоять на ногах, но я лучше схвачусь за гремучую змею, чем за его руку. Стискиваю зубы и поджимаю ушибленные пальцы ноги.

У него что там, внутри этой котомки, кирпичи?

— Правда? Ничего не понимает? — Мама совсем не кажется расстроенной. Она продолжает с улыбкой: — По правде говоря, это молодой человек ужасно не воспитан. И я не знаю, что мы будем с этим делать.

Ей явно доставляет удовольствие возможность говорить про человека, когда он находится рядом и ничегошеньки не понимает.

— Осторожнее, — Джастин многозначительно вздергивает брови. Между нами все еще меньше метра. Он наклоняется ко мне: — Ты слишком спешишь в мои объятия, детка.

— Что? — Бормочу на русском, опешив от такой наглости.

Как сказать по-английски «вот еще» или «больно мне надо»?!

Так и не придумав, возмущенно надуваю губы и отворачиваюсь.

— Надеюсь, вышла досадная ошибка, и его отправят обратно. — Срываюсь с места и иду на кухню к единственному человеку, который может помочь нам во всем разобраться. — Этот парень не просто не воспитан, он — настоящая самовлюбленная задница!

В эту секунду отец как раз заканчивает говорить по телефону. Поворачивается ко мне, и я вижу мечтательное выражение, застывшее на его лице. Он кажется довольным, его глаза хитро блестят, уголки губ приподнимаются в улыбке.

— Зайка, почему ты не говорила мне, что отец Челси — известный бейсболист?

Борясь с желанием разбить что-то из посуды, застываю у обеденного стола.

— А это имеет какое-то значение?

— Да… — Папа бросает заинтересованный взгляд в сторону гостиной. — Очень большое значение…

— И что изменит факт того, что этот хам из богатой семьи?

Он кладет руку на мое плечо и несколько раз похлопывает:

— А то, что мы покажем этому иностранцу всю мощь русского гостеприимства. И сделаем все, чтобы он освоился. — Папа ласково касается подушечкой указательного пальца кончика моего носа. Будто бы мне пять лет, а не восемнадцать. «Что за детский сад?» — А ты поможешь ему с учебой, зайка. Поняла?

Что?! Чего это ради?! У меня чуть дар речи не пропал.

— Но почему? — Только и смогла выдавить, косясь на чужестранца, презрительно морщившего нос при взгляде на обстановку нашего дома.

— Потому что отец Джастина щедро оплатит наше терпение. Вот почему.

— Но он ведь не собирается учиться! — Я сама не заметила, как повысила голос. — Этот Джастин собирается сделать все, чтобы быстрее уехать назад! Его вышвырнут, и я не смогу поехать в следующем году в Штаты. Мне просто не позволят, потому что я «не оказала теплый прием и не создала должных условий» для студента по обмену!

— Значит, мы сделаем все, чтобы он остался здесь на ближайшие полгода. — Папа потирает ладони, натягивает на лицо широкую улыбку и следует в гостиную.

— Ради чего? Ради денег? И сколько он тебе пообещал?

Но мой протест ничего не значит для моего отца, когда перед ним маячит возможность покрыть все наши долги.

— Сынок, — он подходит к Джастину и указывает на лестницу. — Пойдем, посмотрим твою комнату!

— Не трудись, — ворчу, тяжело вздохнув, — он не понимает абсолютно ни шиша.

Приближаюсь к гостю:

— Бери свои вещи. — И киваю наверх. — Твоя комната. Там.

Мне так обидно. Я злюсь. На папу, на американца, на себя и на безвыходность всей ситуации. Поэтому стараюсь не смотреть в сторону Джастина. К тому же заранее знаю, что увижу в его глазах — чувство собственного превосходства, не знающее никаких границ.

Поднимаюсь вверх по лестнице самой первой, а когда, наконец, оборачиваюсь, вижу все ту же самодовольную ухмылочку на его лице.

Вот же наглец!

Отворачиваюсь и ускоряю шаг.

— Мы ведь не можем поселить его в комнате с нашей дочерью? — Беспокойно спрашивает мама, откуда-то из-за спины.

— Конечно же, нет, Люда! — Отвечает папа. Его голос, как растопленный мед. Я не вижу его лица, но знаю, что он продолжает «гостеприимно» улыбаться. — Пацан поживет в комнате Степана.

— Да. — Мне не удается удержаться, чтобы не съязвить. — Пусть разнесет там все к чертям. — Поворачиваю по коридору и толкаю дверь в комнату брата. — И не забудь поставить ему там пепельницу, а то все горшки с цветами загадит! А нам выдай противогазы!

— Не переживай, дочь. — Папа проходит мимо меня и радостно указывает гостю на комнату. — Сделаем мы из него человека, и не таких перевоспитывали. — Заметив, что парень замешкался, потрясает рукой. — Ну, входи, входи. Вэлкам! Правда, здесь всего одно окно, и нет отдельной ванной комнаты, зато имеется неплохой компьютер. И вид прямо на улицу. Тебе будет не скучно. — Цыкает на меня. — Переводи, переводи!

Медленно поворачиваюсь к Джастину и устало произношу:

— Папа говорит, что мы хотели поселить тебя в сарае, но, к сожалению, у нас его нет. — Взмахиваю рукой. — Поэтому, вот.

— Будь, как дома! — Подсказывает папа, улыбаясь.

— Курить в доме строго запрещено. — Перевожу я.

— Проходи, сынок. — Снова папа.

— Отбой в одиннадцать. — Я.

— Смелее. — Он.

— Шевели ногами. — Я.

Смерив нас по очереди недоверчивым взглядом, парень входит в комнату.

Боже, как же мне нравится следить за его реакцией. В ней всё — обреченность, мольба, трагедия, ужас.

Да, милый, тебе придется несладко. Это тебе не роскошный папенькин особнячок у моря с прислугой, кинотеатром, тренажеркой и бассейном. Это комната моего разгильдяя-брата.

И это — Россия, детка!

Джастин

Непостижимо.

Еще вчера единственной моей неприятностью было нежелание отца слушать и слышать меня, сегодня — вот, все это. Темная комнатка размером с гардеробную, низкие потолки, узкая кровать, стол со старым компьютером на нем, простой деревянный стул и осенняя хмарь за окном. Точнее, десятки разношерстных домов, выстроившихся вдоль кривой серой улочки.

Смотрю через стекло и не верю своим глазам. Как живут все эти люди? Им самим приятно смотреть в окна? Почему все такое… разное? Разве никто не контролирует внешний вид строений?

Соседский дом, виднеющийся из-за забора, — просто мини-амбар. Деревянный, маленький, всего два окна. Следующий — натуральный скворечник в три этажа. Дальше по улице — ассорти из каменных замков с коваными заборами и понатыканных друг на друге замысловатых клетушек. И у каждого во дворе какие-то холмики. Что это? Может, грядки? Они что, выращивают… овощи?

Самое интересное — все вокруг кажется ужасно неухоженным у одних и картинно роскошным у других. У нас же такого не встретишь: каждый район обычно выдержан в собственном стиле, и оговорены все мелочи, начиная от высоты, цветовой гаммы и материалов, используемых в строительстве специально нанятой фирмой, заканчивая высотой и формой газона перед домами. Проложили тебе пешеходную дорожку перед домом — получаешь счет на оплату, провели освещение, поставили почтовый ящик — то же самое. Никто тебя и не спрашивает. Порядок, демократия.

А тут что? Мрак. Не удивительно, что в этой стране никто почти никогда не улыбается. Кроме родителей Зоуи — те все еще старательно делают вид, что ужасно рады меня видеть. Достаю смартфон, щелкаю серый пейзаж за окном и отправляю в Инстаграм. Не забываю и о геолокации — пусть она будет вместо ответа на десятки пропущенных звонков, сообщений в ватсапп и твиттер. У меня нет сейчас ни сил, ни желания общаться ни с кем из парней.

Я зол. Ужасно зол.

Оборачиваюсь.

Родители Зоуи все еще здесь. Стоят на пороге комнатенки, улыбаются. Отец поглаживает тыльной стороной ладони гладко выбритую щеку, мать нервно теребит край сиреневой кофточки. Забавные. Он — высокий, подтянутый для своего возраста, светловолосый мужчина, она — худенькая брюнетка, ростом доходящая ему до плеча. Надо будет спросить у девчонки, как их все-таки зовут. Хотя незачем. Я же не собираюсь здесь задерживаться, ведь так?

Они что-то говорят, пытаются объяснить, указывают на мой багаж. Хмурюсь, пытаясь понять, что же именно. Кажется, это что-то вроде «располагайся» или «будь, как дома». Наверное.

Пожав плечами, склоняюсь над сумкой, лежащей на кровати. Открываю замок, достаю оттуда скейт. Предки Зоуи тихо перешептываются. Ее мама не верит своим глазам, подходит ближе и заглядывает внутрь.

На дне сумки остаются лежать четыре одинаковых черных футболки, три простых белых, кепка, две кофты и джинсы. Три одинаковых пары. Еще где-то в боковом кармане должно быть нижнее белье. А, вот и самое главное — наушники. Достаю их, всовываю в уши, подключаю к телефону и врубаю музыку громче.

Мама Зоуи о чем-то переговаривается с мужем, указывает на мои вещи, картинно хватается за сердце. А я ложусь на постель и тупо закрываю глаза. В этой стране, видимо, никто не знает о понятии «личного пространства». Может, хоть так догадаются. Вскоре фоновые звуки стихают — кажется, они ушли.

А я все лежу и пытаюсь понять, что такого могла найти здесь Челси. Почему изучала этот странный, немелодичный язык, вечерами изводя всех своим р-р-рычанием на русский манер. Зачем обложилась учебниками истории, разговорниками, все гуглила что-то, пытаясь узнать все больше и больше. Почему рвалась сюда и почему так радовалась, когда ей звонила эта угловатая невзрачная девчонка с почти прозрачными, как океан, голубыми глазами.

Черт. Океан. Как же мне не хватает тихого шелеста волн, соленого воздуха и горячего золотистого солнца, обжигающего кожу.

— Эй, — чья-то рука мягко ложится на мое плечо. — Эй.

Меня мягко укачивает, засасывая в сон. Но эти прикосновения к моей коже становятся все настойчивее и жестче. Наконец, вылетевший из уха наушник заставляет открыть глаза.

— Что? — Хватаю непрошеную гостью за запястье, прищуриваюсь, смотрю злобно.

И Зоуи, склонившаяся надо мной, снова забавно вспыхивает. Ее зрачки расширяются, по лицу разливается густой румянец.

— Тебя жду внизу. — Вырывает руку. — Ужин… в честь твоего приезда.

Девчонка не дает ответить. Роняет наушник мне на грудь, выпрямляется и, судорожно вздохнув, убегает из комнаты. Ее уже нет, но я продолжаю чувствовать исходивший от нее аромат — корица, ваниль, свежая выпечка. Почти физически ощущаю, как кончики ее волос все еще касаются моей шеи. Закрываю глаза, усмехаюсь, и вдруг чувствую, как в джинсах поднимается самое настоящее восстание.

Неплохая реакция. Даже немного необычная. Давненько со мной такого не бывало. Вроде, девчонка как девчонка, ничего особенного, а у меня от одного запаха ее волос по стойке смирно. Сажусь на кровати, сдергиваю наушник и прикусываю щеку изнутри. Возбуждение настолько сильное, что срочно хочется под ледяной душ.

Еще раз оглядываю комнату. Какое же все унылое. Они-то ясно, зачем к нам все ломятся. Но Челси… девушка из приличной семьи с хорошим достатком, получающая образование в престижном университете. Что? Что ее могло здесь заинтересовать?

Беру с тумбочки фотографию в рамке. На ней смеющиеся и обнимающиеся Зоуи с каким-то темноволосым парнем. Они очень похожи. Видимо, это ее брат.

Рассматриваю саму девушку. Легкое белое платье, подчеркивающее точеную талию, светлые волосы, рассыпанные по плечам, слегка вздернутый носик и все тот же яркий румянец. Улыбается во все тридцать два ровненьких белых зуба, кажется счастливой и довольной. Аккуратная такая, маленькая, как фарфоровая куколка.

Провожу по фотографии пальцем. Эмоции на ней такие живые, что, кажется, вот-вот оживет и сама картинка. Мы с Челси так не обнимались уже, наверное, лет сто. Наши отношения дали трещину сразу после окончания школы. А если быть точнее в тот момент, «когда ты стал таким мудаком, Джастин».

Улыбаюсь, вспоминая наши с ней перепалки. И мне в первый раз становится по-настоящему стыдно. Каким бы диким мне здесь все вокруг не казалось — это была ее мечта. Побывать в России, посмотреть на местный быт, людей. Никогда не видел, чтобы она желала чего-то так страстно. Называла свое будущее путешествие «настоящим приключением». А я ее этого лишил. Придурок.

Встаю и хожу из угла в угол, пытаясь унять свою мужскую природу. Стараюсь думать только о том, как выбраться из этой ловушки. Едва ураган в моих штанах успокаивается, первая же мысль о Зоуи и ее милом испуганном личике, мягких округлостях, обтянутых водолазкой, и ладной упругой попке вновь возвращает его в боеготовность.

Когда же я, наконец, спускаюсь вниз, дом встречает меня тишиной и ароматом горячей пищи. Все трое — Зоуи, ее мама и папа, сидят на кухне за столом, заставленным блюдами с разнообразной едой. И все трое, как по команде, при виде меня натягивают на лицо улыбки.

Вру. Не трое — Зоуи бросает взгляд на часы и устало закатывает глаза. Ее явно напрягает мое присутствие.

Ну, что ж. Придется немножко потерпеть, крошка.

— Что тут у нас? — Спрашиваю громко и сажусь на свободный стул.

Потираю ладони.

— Руки помыл? — Ехидно спрашивает девчонка и кивает в сторону раковины.

Ее губ касается легкая довольная ухмылочка.