Прочитайте онлайн Лунный плантатор | Вместо эпилога

Читать книгу Лунный плантатор
3116+1719
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Вместо эпилога

Шум за окном привлек внимание Родиона. У входа в «Лунный офис» остановился разухабистый джип. Из машины вышли двое мужчин и одна женщина.

В женщине Родик легко узнал Нату. Физиономии ее провожатых тоже показались Родиону знакомыми.

Ната открыла дверь офиса своим ключом. Из приемной послышались мужские голоса, грубый гогот, и топот ног обивающих с подошв мокрый снег, которого еще было полно на городских улицах.

Дверь кабинета открылась и на пороге возник Вовчик Оболенский, однофамилец Родиона, по прозвищу «Луноход». Из-за его плеча выглядывал скромняга — Вадик Кулебякин, любитель консервированного дождя, одуванчиков и виртуозный специалист по подделке документов. Где-то еще дальше, за спинами мужчин пряталась Ната Дуренбаум.

— О-о-о! — пробасил Луноход. — Здорово! И куда это мы, типа, собрались с моими денежками?

Родион отступил назад к шкафу. Следом за Луноходом в комнату вошел Вадик Кулебякин и вежливо остался стоять рядом с дверью. Потом в кабинете появилась Натка Дуренбаум и села на стульчик у окна, как-то странно глядя на Родика.

Вовчик распахнул полы шерстяного пальто и достал из кобуры висевшей под мышкой пистолет. Усевшись прямо на стол Родика, он положил пистолет рядом с собой и сказал:

— Это, что бы ты, типа, не думал, будто мы лохи какие-нибудь! А стреляю я, поверь, хорошо. Я в десантуре служил. В десантно-штурмовом батальоне. Так, что лучше не дергайся, граф, типа, Родион Оболенский. Ловко ты к моей фамилии примазался. А?

— Ошибаешься, — сказал Родик. — Я к твоей фамилии, как ты выражаешься, не примазывался. Это и моя фамилия тоже.

— Но ты-то не граф! — усмехнулся Луноход. — А я — граф! В этом между нами, типа, разница.

— И тут ошибаешься, — Родион посмотрел на пистолет, соображая, что к чему. — С некоторых пор я тоже граф. За тобой на стене висит любопытный документик, за подпись светлейшего князя Бориса Романов.

— Да? — Вовчик взял со стола пистолет и вращая его на указательном пальце подошел к стене. — «Светлейший князь, Борис Романов, наследник Российского престола, жалует Родиону Оболенскому дворянство и титул графа», — прочитал он. — Типа, круто, — саркастически усмехнулся Луноход. — Только мне это до фени! — заржал он. — Мало ли на в Бразилии графьев Оболенских! Например, в Рио-де-Жанейро! Правда, Родик? — Вовчик снова уселся на стол, продолжая вращать в руке пистолет.

— Ну и, что из этого? — пожал плечами Родион.

— А, то, что ты теперь хоть и граф, и мы с тобой, вроде как, типа, политес соблюдать должны, но я то тебя по-козырней буду. Я-то граф настоящий, а ты картонный! Гы-гы! Картонный граф! Во как! Ты типа, понял?

— Ну и что? — сказал Родик.

— А то, что я тебе честно скажу… Как граф графу. Гони-ка ты, граф, мои денежки! Гы-гы! — загоготал Луноход.

— Это не твои деньги, — сказал Родик. — Ты их не заслужил.

— Луна моя, значит и деньги мои, — зло проговорил Вовчик. — Или, я чего-то, типа, не понимаю?

— Луна не твоя. Мы с тобой совершили честный обмен. Ты сам отдал мне указ Петра Первого…

— Я отдал, я и заберу, — рявкнул Вовчик.

— Черта с два! — сказал Родик. — Все документы уже давно за границей.

— Может у тебя документы и за границей, а у меня при себе, — ухмыльнулся Луноход и кивнул Вадику Кулебякину. — Жук, покажи-ка нашему дорогому графу настоящий документ.

Вадик полез в целлофановый пакет, который держал в руках, достал из него запаянную в полиэтилен дарственную на Луну, точно такую, какая была у Родика.

— Вот он, настоящий документ! — усмехнулся Луноход. — А то, что там у тебя, как ты мне втираешь, за границей — лапша, типа, липа, которую Жук для тебя смастерил! Мы квиты. Ты мне всучил липу — я тебе всучил липу! Все честно. Мы квиты. А то, что же, типа, получается? Я тебе настоящую бумагу, а ты мне лапшу? Как Жук, типа, говорит, «мифок»? Несправедливо. Так, что денежки — мои!

— Не может быть, — покачал головой Родион Оболенский. — Подлинность того документа подтвердила экспертиза…

— Гы-гы-гы! — заржал Вовчик. — Ты, опять не понял! — Подлинность МОЕГО документа подтвердила твоя экспертиза! А когда она это, типа, сделала Натка подменила его у тебя в паке на фальшивку!

— Ната, — Родик укоризненно посмотрел на девушку. — Это правда?

Ната молча кинула.

— Но почему? — недоумевая спросил Родион. — Почему ты не со мной, а с ними!?

— Так было задумано с самого начала, — сказала она. — Извини меня, Родик.

— Помнишь Корейко? — спросил Родиона Луноход. — Того, что всучил тебе полный чемодан фальшивых рублей?

— И?

— Писающий мальчик, — подал голос Вадик Кулебякин. — Это такая шутка. Я ее сам придумал.

— Это Жук, — кивнул Луноход в сторону Кулебякина. — Это он изготовил клише, на которых Корейко напечатал левые бабки и всучил тебе. Теперь ты, типа, понял?

— Не совсем… — в голове Родиона образовалась какая-то каша. — Ната, значит наша встреча не была случайностью???

— Нет, — сказала Натка Дуренбаум. — За тобой следили. Я должна была тебя встретить и заинтересовать дарственной Вовчика. Так получилось, что ты заинтересовался мной… Впрочем… Я тобой тоже… — девушка отвернулась к окну и Родиону показалось, что на глазах у нее появились слезы. — Так было надо, — упрямо повторила она. — Так надо… Все остальное ты знаешь.

У Родика в голове промелькнули все эпизоды «лунной аферы». Он понял, что шел по самому краю и мог догадаться. Но…

— Когда, ты назвал Вадика Жуком, я подумала, что ты обо всем, каким-то образом, догадался. Но ты так и ничего не понял.

— А, типа, мог бы, — усмехнулся Луноход.

— Но почему вы сами не провернули все дело? — спросил Родион.

— А мы, что, типа, гении? — Луноход скривил губы в усмешке. — Это ты у нас оферюга, каких еще поискать. Не зря нам Корейко тебя посоветовал. Он был, типа, прав. Ты действительно все можешь. Даже луну достать с неба! Я могу тебя, типа, поздравить. У тебя получилось. А теперь давай-ка мои денежки и топай куда собрался! — Луноход протянул руку за чемоданчиком Родиона. — Ну!

Родик отдал Луноходу кейс.

Вовчик поставил его на стол и раскрыл.

— Вот это, типа, я понимаю! — восхитился он перебирая в чемодане пачки долларов. — Вот это, типа, работа! — он взял одну пачку, повернулся к Родиону, протянул ее ему и сказал. — Ну, на, возьми, типа себе на жизнь? Я, типа, не жадный…

— Графский жест, — мрачно усмехнулся Родион и покачал головой.

— Гордый, типа? — спросил Луноход.

— Дело не в этом, — коротко ответил Родик.

— Ну как знаешь, — сказал Вовчик и уже хотел было закрыть кейс, но взгляд его упал на стоявший на столе стеклянный кубик с «лунным камешком» внутри.

Луноход удивленно вскинул брови.

— Лунные камешки, говоришь? — он, ухмыляясь, посмотрел на Родика. — Жук, дай-ка, мне, типа, свой пакет!

Вадик Кулебякин послушно передал целлофановый пакет Луноходу. Тот вывернул деньги из кейса на стол, а потом локтем сгреб их в пакет. В пустой кейс он положил стеклянный футлярчик с осколком черного кварца, щелкнул замочками чемоданчика и протянул его Родиону.

— На, держи на память! — сказал Луноход.

— Спасибо, — Родик взял кейс с «лунным камешком» внутри.

— Теперь ты точно свободен, — Вовчик Оболенский указал на дверь. — Удачи!

Родик двинулся к выходу. В дверях он остановился и посмотрел на Нату. Натка на него не смотрела. Натка смотрела в окно. Родион улыбнулся.

— Все еще получится! — сказал он и вышел из «лунного офиса» аккуратно прикрыв за собой дверь.

Родик шел по улице и улыбался. Он только, что потерял миллион долларов но на душе у него почему-то было радостно и легко. Глаза его искрились весельем. Ощущение счастья просто распирало его, как будто рядом с сердцем постепенно надувался легкий невесомый воздушный шарик полный стремящегося в облака гелия.

Родик шел и размахивал пустым кейсом. «Лунный камешек» перекатывался из угла в угол по закрытом прямоугольному пространству чемоданчика…

Сунув во внутренний карман пиджака руку, Родион достал пакет с паспортом, разрешением на миллион долларов, авиабилетом «Петербург — Берлин — Майами — Рио-де-Жанейро» и на ходу бросил его в кособокую урну примостившуюся к одинокому столбу у края тротуара. В урне томно и медленно горел мусор… Огонь лизнул заветный конверт и тот вспыхнул ровными желтыми флажками пламени с синеватым отливом. Но этого Родион уже не видел. Он шел дальше.

За перекрестком показалось огромное здание Витебского вокзала с часами главного купола.

Родион Оболенский быстро перемахнул площадь, вошел в вокзал и, поднявшись по лестнице с чугунными витыми перилами, оказался в кассовом зале.

Окошко крайней кассы было свободным. Родион подошел к окошку, мило улыбнулся кассирше и сказал:

— Девушка, радость моя, один билетик пожалуйста!

— Я вам не радость, — кассирша строго посмотрела на Родиона. — Куда вам билет?

— Почему же не радость? — удивился Родик. — Очень даже Радость!

Кассирша недовольно уставилась на нахального пассажира и поджала губки.

— Билет куда, говорите!

— Да куда хотите! — сказал Родик.

— Станции «Кудахотите» в расписании не значится, — терпеливо проговорила девушка в окошке кассы.

— А что значится? — спросил Родик.

— Одесса значится… Житомир значится… Львов значится… Минск значится… Куда вам надо?

— А вы бы куда поехали?

— Я бы домой поехала. Две остановки на трамвае, — теряя терпение проговорила кассирша. — Говорите быстрее Не задерживайте! Видите, я работаю!

Диктор по радио объявил отправление поезда на Одессу.

— О! — Родион поднял вверх указательный палец. — До Одессы один билет!

— Только плацкарта, — сообщила кассирша.

— Годится, — кивнул Родион, достал из кармана бумажник и расплатился.

Родион взял билет, подхватил кейс и вышел на перрон.

Плацкартный вагон Родика оказался абсолютно пустым. Проводника в вагоне тоже почему-то не наблюдалось, хотя дверь была открыта. Родион Оболенский вошел в вагон и, сверившись с билетом, добрался до своего места.

Кинув кейс в изголовье, он положил шляпу на столик, снял плащ и повесил его на блестящий алюминиевый крючок для одежды.

Расстегнув верхнюю пуговицу рубашки и ослабив галстук Родик сел на свое место и осмотрелся. Под столом валялась вчерашняя газета. Родион поднял ее с пола и прочитал заголовок передовицы.

— Под Киевом найдено богатейшее месторождение алмазов! Житель деревни Нижние Жупаны обнаружил алмазную трубку вскапывая собственный огород!

— Чего только в жизни не бывает, — покачал головой Родик и, отодвинув шляпу подальше к окну, постелил газету на стол.

Сняв туфли, он поставил их на газету и завалился на полку поправив под головой чемоданчик с «лунным камешком» внутри.

Вытянув ноги в проход, Родик закрыл глаза и почти сразу уснул, еще не зная, что у него порвался носок на правой ноге и большой палец Родиона кокетливо выглядывает в крохотную дырочку…

Типа, конец.