Прочитайте онлайн Лунный плантатор | Глава тридцать первая В которой шоу только начинается, Родион заставляет Анну Бережную нервничать, а профессиональный юрист подтверждает его высокие полномочия

Читать книгу Лунный плантатор
3116+1057
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава тридцать первая

В которой шоу только начинается, Родион заставляет Анну Бережную нервничать, а профессиональный юрист подтверждает его высокие полномочия

…Лифт тронулся и стал набирать скорость. Свет от прожекторов метнулся по студии. Родион внутренне напрягся. Балка с телекамерой описала круг над зрительным залом.

— Не каждому удается в своей жизни испытать момент истины! — сказала Анна, сделала несколько шагов и сошла с подиума, работая на камеру стоявшую в зрительном зале. — Путаясь в череде проблем и житейских обстоятельств человек перестает понимать где правда, а где придуманный им вымысел, выдаваемый за правду.

Балка с телекамерой повисла над Анной бережной. Она переключила свое внимание на нее и пошла дальше «проповедовать» по залу, не отрывая взгляд от рубинового огонька над объективом.

— Иллюзии владеют нашими сердцами! Мы живем в мире фантомов, не отделяя зерна от плевел. Но приходит миг и человек делает шаг на встречу истине, вступая на лифт эшафота. Пока лифт поднимается, у него есть несколько минут, что бы сказать правду. Сказать правду и умереть. Потому, что лгать самому себе бессмысленно перед лицом смерти. Потому, что в наше время сказать правду равносильно подвигу!

Бережная остановилась у третей камеры, а балка перелетела к Родиону.

— Приготовьтесь, — сказал Родику Игорь Сергеевич. — Сейчас камера переключится на вас. — Расслабьтесь и ведите себя непринужденно.

Родион поерзал в жестком, неудобном «кресле», закинул ногу за ногу, оперся на подлокотник, кое как приняв устойчивое положение и подумал, что на этом чертовом стуле вряд ли кто-то сможет почувствовать себя расслабленно.

Анна продолжала:

— Через эту студию прошли десятки людей решивших пережить подвиг и пройти испытание правдой. Может быть самое серьезное испытание которое может выпасть на долю человека…

— Ваш выход, Родион, — сказал Игорь.

— Итак… — Анна Бережная повернулась к Родику. — Встречаем нового безумца, отважившегося подняться на эшафот истины! Граф Родион Оболенский!

Огонек сигареты над камерой перед Родионом вспыхнул. В студии на длинном штативе загорелась яркая красная лампочка обозначающая «бурные аплодисменты». Зал статистов послушно отозвался рукоплесканиями. Над подиумом зажегся добрый десяток прожекторов.

— К вашим услугам, — кивнул Родик и обворожительно улыбнулся в камеру.

— Великолепно, — сказал Игорь Сергеевич в наушнике. — Пять балов! Хорошо держитесь. Продолжайте в том же духе.

— Здравствуйте, граф, — Анна улыбнулась Родиону. Перед ней на корточках возник телеоператор с четвертой камерой на плече.

— Здравствуй, Анна.

— Вы готовы сказать миру правду, прежде чем окажетесь на эшафоте?

— Готов, — улыбнулся Родион. — Вы — само совершенство!

В зале на штативе загорелась желтая лампочка. Рукоплескания средней силы прокатились по студии.

— Замечательно, — отозвался в наушнике режиссер. — Так ее! Анечка — «галантность», «аристократичность», «пресса» и уходишь на рекламу…

— Спасибо, — сказала Анна Бережная. — Вы сама галантность, граф Оболенский. Чувствуется почерк настоящего аристократа, — она повернулась к залу, попадая в попадая в объектив другой камеры. — Граф Оболенский — подданный Соединенных Штатов Америки, но русский по крови и по происхождению. Оказавшись в Петербурге он сразу оказался в поле зрение Петербургской прессы, буквально за месяц опередив по популярности многих политиков и даже артистов эстрады.

Газеты стали писать о Родионе Оболенском всевозможные небылицы. И все потому, что графа Оболенского привели в Россию весьма странные обстоятельства. Но сегодня, буквально через несколько минут, после рекламного блока, мы наконец узнаем истину! С вами я, Анна Бережная в ток-шоу «Лифт на эшафот»! Встретимся через минуту.

Зажглась красная лампочка.

— Все хорошо, — проговорил режиссер-постановщик. — Пошла реклама. — Студия! — добавил он в акустику зала так, чтобы слышали статисты. — Поактивней, пожалуйста, реагируем на «светофор».

— Я знала, что с вами будет интересно, — сказала Анна Родиону, усаживаясь на свой металлический стульчик. — Но если вы заставите меня нервничать — я поджарю вас заживо! — ехидно улыбаясь, проговорила она и дотронулась до ручки бутафорского рубильник. — Не забывайте, что вы сидите на электрическом стуле.

— А вы, оказывается, кровожадная особа! — улыбнулся в ответ Родик. — Я просто помогаю вам делать ваше шоу. Вот и все.

— Будем считать, что у вас получается, — сказала Анна Бережная.

— Получается, получается, — отозвался Игорь Сергеевич. — Родион — вы молодец!

— Стараюсь, — усмехнулся Родик.

Рекламный блок закончился. В студии снова зажглась красная лампочка.

— Все приготовились. Продолжаем, — сказал режиссер-постановщик. — Побольше экспрессии, Анечка.

Аня продолжила:

— Веками поэты воспевали влюбленных. Веками влюбленные, стоя под серебристой Луной упивались ее неземным сиянием. Веками Луна принадлежала только им. И вот появляется человек, который заявляет, что на самом деле это не так. Этот человек — граф Родион Оболенский или Лунный плантатор, как его окрестили газетчики, — Бережная повернулась на стульчике к Родиону. — Господин Оболенский, вы действительно считаете, что Луна может принадлежать вам?

— Я так не считаю, — улыбнулся Родион.

— Хорошенький поворот, — хмыкнул в наушниках Игорь Сергеевич. — Давай, Аня, выкручивайся.

Бережная поджала губки, соображая, чем парировать утверждение Родика.

— Ну, что ты, Аня? — шепнул режиссер. — Спроси — почему?

— Почему? — спросила Анна Бережная.

— Потому, что я не считаю, что Луна может принадлежать мне, — Родик сделал ударение на слове «может». — Она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО мне принадлежит. По праву наследования.

Загорелась желтая лампочка. Зал зааплодировал.

— Я так и думал, — скороговоркой проговорил Игорь Сергеевич, пока длились аплодисменты. — Ошибка в синтаксисе, Аня. В следующий раз будь внимательней. У тебя коварный собеседник. Родион, помилосердствуйте!

— На чем основывается ваше право наследования?

— Об этом уже много писали, — ответил Родик. — Но я повторюсь. Луну моим предкам подарил Петр Первый. Я располагаю документом который это подтверждает и приехал в Россию, что бы установить его подлинность.

— Вам это удалось? — спросила Анна.

— Да. Экспертиза подтвердила подлинность документа.

— Вы можете продемонстрировать нам этот документ?

— С превеликим удовольствием, — проговорил Родик, поднял с пола кейс, открыл его у себя на коленях и показал в телекамеру две бумажки. — вот это дарственная Петра Первого, датированная одна тысяч семьсот девятнадцатым годом, а это заключение экспертов о его подлинности. — Камера взяла документы крупным планом.

— Симпатичные бумажки, — сказал Игорь Сергеевич, который видел их на своем мониторе.

Родик передал документ Анне Бережной и пока та их рассматривала, добавил:

— Скорее всего это была шутка императора. Но благодаря ей моя фамилия теперь может располагать Луной по своему усмотрению.

Анна вернула Родиону дарственную и сертификат экспертов.

— Что значит распоряжаться Луной по своему усмотрению? — спросила она. — Господин Оболенский. Вы хотите сказать, что этот документ и сейчас имеет юридическую силу?

— Как ни странно — да, — кивнул Родик, спрятал документы в кейс и поставил его рядом с креслом. — Он является основание для того, что бы я, опираясь на современное законодательство оформил Луну в частную собственность нашей фамилии.

— Правда? — чисто по-женски удивилась Бережная.

— Я — граф, — усмехаясь напомнил Родик Анне.

— Аня, это некорректное замечание — осуждающе прошуршал в наушниках голос Игоря Сергеевича. — Исправляйся сейчас же.

— Извините, господин Оболенский. Я просто хотела сказать, что неужели современное законодательство это позволяет?

— А вы спросите у юристов, — предложил Родик.

— «Звонки телезрителей», — подсказал Ане режиссер.

— Конечно спросим, — победоносно заявила Анна Бережная и сказала в камеру. — в нашей студии работают контактные телефоны. Номера их телезрители видят на экране. Если среди телезрителей есть юристы владеющие данной проблемой, то они могут позвонить к нам в студию.

Родик усмехнулся.

— Было бы очень забавно. Жаль только, что мне не верят на слово.

— Мы вам верим, граф! — Анна всплеснула руками. — Просто нашим телезрителям было бы интересно услышать еще мнение эксперта.

— Есть звонок, — сказал Игорь Сергеевич. — То, что нужно. Вывожу на монитор.

— Ало! — раздался в студии низкий мужской голос.

— Мы вас слушаем, — улыбнулась Бережная в камеру. — Представьтесь пожалуйста.

— Кутиков Петр Петрович.

— Вы юрист?

— Да я юрист. Член российской гильдии адвокатов.

— Что вы можете сказать нам как профессионал своего дела?

— Граф Оболенский совершенно прав. По существующим законам он может потребовать признать Луну в качестве брошенной собственности, а потом заявит на нее свои права. Если это уже кто-то проделал до него, то дарственная Петра Первого сделает это право безусловным. Потому, что де-факто Петр Первый впервые заявил о своих притязаниях на Луну. Таким образом граф Оболенский сможет безраздельно владеть нашим естественным спутником земли, при условии, что не появится некто с аналогичной бумагой, к примеру, от Ивана Грозно… Непонятно только зачем это нужно самому господину Оболенскому. Ведь никакой материальной выгоды он из этого извлечь не сможет…

— Спасибо, — поблагодарила Анна Бережная звонившего. — И что? — обратилась она к Родиону. — Вы уже оформили свое право на Луну юридически.

— Оформил… — кивнул Родион. — В этом чемоданчике, — он опустил руку и постучал по кейсу. — Находятся все сопроводительные документы. С недавнего времени я полный и единовластный хозяин Луны.

— Все, — сказал Игорь Сергеевич. — Аня, уходи на рекламу.

Анна Бережная повернулась к камере.

— Теперь мы знаем, что то о чем писали газеты весь этот месяц в отношении Лунного Плантатора — графа Родиона Оболенского — чистая правда. Луна больше не принадлежит человечеству. Луна отныне принадлежит одному человеку. Эту истину нам открыл сам Лунный Плантатор на своем пути к эшафоту! Что будет граф Оболенский делать с Луной, мы узнаем после рекламного блока… Встретимся через минуту. С вами была Анна Бережная и ток-шоу «Лифт на эшафот»!

Вспыхнула желтая лампочка.

— Пошла реклама, — сообщил режиссер.