Прочитайте онлайн Лунный плантатор | Глава двенадцатая В которой выясняется, что Луна стоит гроши, но с другой стороны сто центов — это доллар, сто долларов — это сто долларов, а сто миллионов долларов — это миллион раз по сто центов

Читать книгу Лунный плантатор
3116+873
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава двенадцатая

В которой выясняется, что Луна стоит гроши, но с другой стороны сто центов — это доллар, сто долларов — это сто долларов, а сто миллионов долларов — это миллион раз по сто центов

— Ну, все, Наточка, я пошел, — сказал Родион.

— Удачи, любимый, — ответила Ната и обвив руками его шею, нежно и долго поцеловала. — Встретимся вечером, как договорились. Я помчала, а то мама мне из-за Женьки голову снимет! И смотри поосторожней с Вовчиком. Он и раньше был парнем со странностями, а сейчас, как мне тут рассказывали, крыша ему вообще ручкой сделала.

— Не беспокойся, — сказал Оболенский. — Я это учту.

Он вышел из машины, захлопнул дверь, заглянул внутрь автомобиля через лобовое стекло и улыбнулся. Ната помахала ему рукой и уехала.

Родик проводил автомобильчик взглядом, покачал головой и повернулся лицом к парадной дома на Литейном, где, как ему указала Натка, жил ее старый школьный знакомый — Вовчик Оболенский по прозвищу «луноход», весьма колоритная личность и натура несомненно широкая.

Глупый осенний ветер, как слепой щенок тыкался влажной мордочкой в кроны деревьев, пока еще беззубым ртом обрывая с них первые желтые листья, которые уже к концу сентября должны будут усыпать парки, скверы и тротуары города, а уж пригорода и подавно.

И скоро можно будет ходить аллеями, пинать листву, вдыхать сырой, с горчинкой осени воздух, и думать о том, что счастье это миг. Миг не на земле и даже не на небе, а где-то по середине, то есть в самом воздухе.

Мы вдыхаем эти миги, эти мгновения, эти молекулы живительного кислорода вперемешку с бодрящими молекулами счастья и от этого нам становится хорошо и приятно.

И нам кажется, что не все еще потеряно. ВСЕ еще впереди. Можно, сказать больше, ВСЕ уже рядом, стоит только свернуть за угол или зайти в парадную, и ты наткнешься на это ВСЕ. И это ВСЕ у тебя будет, обязательно и ВСЕнепременно.

Эти мысли пронеслись в голове Родика и осели на жердочках сознания как стайка перелетных птиц.

«Какое замечательное утро! — подумал Родион. — Какой замечательный город! Какой замечательный день намечается сегодня в этом городе. День Предвкушения Победы! Хотя и потрудится конечно придется…»

А утро действительно было замечательное. Достойное продолжение замечательной ночи, которую Родик с Натой начали встречать под разведенными мостами, а проводили в квартире одной Наткиной подруги-переводчицы, так кстати укатившей в Германию на Всемирный фестиваль пива по свое переводческой надобности.

Родик с удовольствием отметил, что дом переводчицы оказался очень и очень гостеприимным. Под вешалкой обнаружились мужские шлепанцы как раз его размера, в ванной свежее полотенце, кое какая еда в холодильнике, а широкая, размером с кавалерийский плац, кровать в спальне, за ночь даже не скрипнула, хотя Родион и Ната целеустремленно, до самого утра использовали ее по прямому назначению, то есть как ложе любви и страсти.

Родик порадовал Нату тем, что оказался мужчиной очень и очень активным, а Ната поразила воображение Родиона своей могучей фантазией эротической направленности и необузданным темпераментом которому позавидовала сама Жанна Д’Арк, а может быть и не позавидовала, потому как, если верить свидетельству современников, мужчинами Жанна не интересовалась, а скорее интересовалась женщинами.

В общем, все было здорово или, как говорят лилипуты применительно к такой ситуации, тютелька в тютельку.

Улыбаясь этим воспоминаниям, Родик потянул на себя дверь парадной, чувствуя легкое, но приятное головокружение, то ли от недосыпания, то ли от предчувствия того, что сейчас ему придется встретится с первой закорючкой в новом ребусе, который подкинула ему судьба и разгадка которого сулила прямо таки баснословные барыши. Настолько баснословные, что Ната сперва даже и не поверила…

… — Да какой дурак будет покупать у тебя землю ни где-нибудь, а на Луне? — Ната перекатилась на другую сторону кровати и прикрыла очаровательный голенький животик уголком одеяла. — Вот именно! Только дураки и будут!

— А ты думаешь мне будет этого мало? — хитро спросил Родион и отхлебнул вина из хрустального бокала.

— Фу, — сказала Ната. — Только не надо всех держать за идиотов!

— Почему всех? Только некоторых, — Родик прищурил глаза.

— Ну знаете, месье Ленинский Прищур! Только идиот будет платить деньги неизвестно за что!

— А вот тут ты не права, — сказал Родион. — Право собственности обычно подтверждается кучей разных бумажек, купчими, свидетельствами о собственности и так далее. Человеческое тщеславие — великая штука! Для пущей наглядности, — предложил Родион, — Проведем маленький, как говорят прокуроры, следственный эксперимент… Хорошо?

— Ладно, — Ната махнула рукой. — Давай. Только все равно ты меня не убедишь.

— Посмотрим, — усмехнулся Родион. Только ответь мне для начала — ты считаешь себя идиоткой?

— Нахал, — Ната сделала вид, что обиделась.

— Я так и думал, — улыбнулся Родион. — Ты, конечно, умная, уверенная в себе женщина, которую на мякине не проведешь.

— Конечно.

— А теперь представь себе гербовую бумагу… Представила?

— Зачем? — спросила девушка.

— Ну, представь!

— Хорошо, — Натка кивнула. — Представила я себе гербовую бумагу. Дальше что?

— Гербовую бумагу с водяным знаками… — Родион сделал паузу и поставил фужер на прикроватный столик.

— С водяными знаками, — послушно повторила за Родионом Ната.

— С большими круглыми печатями и угловыми штампами…

— Ну, допустим, — скептически хмыкнула она. — Представила.

— За подписью Нотариуса, председателя комитета по частной собственности Российской Федерации, председателя земельной регистрационной палаты Российской Федерации…

— Нет, — замотала головой девушка. — Это я себе представлять отказываюсь!

— Пускай, — сказал Родик. — Пускай будет просто много всевозможных подписей, разных, скажем, чиновников.

— Ну, ладно, — согласилась Ната. — В общем я должна представить себе некий солидный документ.

— Умница! — похвалил девушку Оболенский. — А теперь представь такую шикарную надпись на этой замечательной солидной бумаге…

— Какую?

— Свидетельство на право собственности.

— Подумаешь, — Ната пожала плечами.

— И ниже, — продолжил Родион. — На двух языках — русском и английском, ведь это будет международное свидетельство, красивым каллиграфическим почерком написано: Ранчо «Свобода». 218 гектар. Луна. Видимая сторона. Район кратера Тихо. Принадлежит Натали Дуренбаум согласно купчей от 18 ноября 1999 года.

— Сколько гектаров!? — Натка развернулась и приподнялась на локтях.

— Двести восемнадцать, — улыбнулся Родион. — А теперь представь себе это свидетельство на стене у себя в прихожей, рядом с вешалкой и лосиными рогами, в рамочке из красного дерева. А рядом, тоже в рамочке, снимок Луны со спутника на котором отчетливо видно где именно располагается твое ранчо, в виде аккуратно очерченного неровного прямоугольника.

— Но мне же никто не поверит! — воскликнула Ната.

— Почему? — спросил Родион.

— Потому, что уж больно это похоже на шутку.

— Ни каких шуток, — отрицательно помотал головой Родик. — К этому свидетельству у тебя будет подлинная купчая и даже приходно-кассовый ордер.

— Ха-ха! — рассмеялась Ната. — Ранчо «Свобода». Двести восемнадцать гектаров! Да мен столько гектаров в жизни не купить!

— Вот тут-то начинается самый интересный момент, — Родион даже потре руки от удовольствия. Как ты думаешь? Во сколько тебе, да не только тебе — любому желающему, обойдет такой земельный участочек?

— Ну-у-у-у, не знаю… Наверное это очень дорого!

— Ну, сколько? — во взгляде Оболенского заблестели зеленые, лукавые искорки.

— Ну… Сто тысяч долларов?… Двести?… Триста?… Пятьсот? Больше?

— Пять, — сказал Родик.

— Пять миллионов!? — переспросила Ната.

— Пять долларов, голубушка!

— Сколько!?

— И это при том, что твой участок площадью как Араратская долина. А скромный надел в четыре гектара тебе обойдется всего в пять центов. Дешевле чем литр молока!

— Ты сумасшедший! — констатировала Натка.

— Почему? — усмехнулся Родик.

— Ты бы еще даром землю раздавал. Это уже не ранчо — это сувенир какой-то.

— Ты совершенно права, Наточка. Это действительно ЛУННЫЙ СУВЕНИР. Фактически я буду торговать не землей, а сувенирами. А торговля сувенирами во всем мире считается очень выгодным бизнесом. Ты не представляешь с каким удовольствием человек показывает своим друзьям крохотный невзрачный камешек привезенный из Египта от подножия пирамиды Тутанхамона… Кстати, египетские дельцы давно уже наладили там у себя в Египте торговлю этими осколками былого величия… Или ракушку с какого-нибудь пляжа на Мальте… А тут не камень и не ракушка, а целых четыре гектара естественного спутника земли по символической цене! А сколько удовольствий? Свидетельство в рамочке — это ладно. А ведь каждый вечер такой собственник может выйти на улицу, посмотреть в небо и согреть себя мыслю о том, что в эту секунду над его головой проплывает несколько гектар его кровной собственности, сияющие отраженным светом солнца!

— Но почему так дешево? — поинтересовалась Ната.

— А смысл продавать дороже? — спросил Родион. — Вот смотри. Площадь Луны — три миллиарда восемьсот миллионов гектар. Если каждый гектар оценить в два с половиной цента, то вся Луна будет стоить около ста миллионов долларов. Теперь как? Много? Мало? Допусти обратная сторона Луны не будет пользоваться спросом. Все равно видимую сторону можно будет оценить в пятьдесят миллионов долларов. Допустим, что я не смогу продать всю Луну, но одну сотую я смогу продать?

— Ну не знаю, — задумчиво сказала Ната. — Мне все равно не верится.

— И напрасно, — упрямо сказал Родик. — Я тебе докажу. Тонкий расчет, немного предприимчивости и люди сами понесут мне свои денежки. Ты увидишь как это просто!

— Подожди, мечтатель! Ты забыл про Вовчика Лунохода. С чего ты взял, что он вот так запросто расстанется со своей царевой дарственной?

— Твой Вовчик, — сказал Родион. — Пошлый тип без доли фантазии.

— Так-то оно так, — согласилась Ната. — Но прозвище свое он получил не только за то, что Луной хвастал.

— А за, что еще?

— Вот те, на, месье Дедуктивный Метод! — рассмеялась Ната. — Потому, что он действительно ЛУНОХОД!

— То есть? — не понял Родион.

— Беспилотный радиоуправляемый аппарат!

— Ну и что?

— А то, что мозгов у него нет, вот что! — сказала Натка.

— Ну это даже к лучшем, — усмехнулся Родик. — Мозги есть у меня. Ната, знаешь зачем человеку голова?

— Думать.

— Правильно. А еще?

— Шапку носить.

— А еще?

— Э-э-э…

— Правильно, — сказал Родик. — А еще человек туда ест! — он дотянулся до столика, взял с блюдца несколько ломтиков сыра, колбасы, сложил это все в этакий сырно-мясной наполеончик, отправил себе в рот и стал жевать с видом явного удовольствия. — Ни фиво, Натафенька! — сказал он набитым ртом. — Пфорфвемся! Фде нафа не пфрапфадала!..