Прочитайте онлайн Лунный плантатор | Глава девятая В которой Родион Оболенский доказывает, что владеет дедукцией не хуже самого Шерлока Холмса, а Натка Дуренбаум понимает, что все действительно проще пареной репы

Читать книгу Лунный плантатор
3116+1029
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава девятая

В которой Родион Оболенский доказывает, что владеет дедукцией не хуже самого Шерлока Холмса, а Натка Дуренбаум понимает, что все действительно проще пареной репы

…Пожал Родион плечами и добавил:

— Хоть на Луну!

— Годится! — улыбнулась Натка, завела машину и тронулась с места.

И замелькали за окном автомобиля огни ночного города, яркие, манящие, огни тщеславия: зазывающие огни витрин, крикливые огни вывесок, глупые огни светофоров, суетливые огни автомобильных фар, паникующие огни стоп-сигналов, штрих-пунктирные огни уличных фонарей, пикантные огни окон в жилых домах.

Город был похож на фосфоресцирующий медовый пряник.

А из окна машины жизнь видится нам совершенно другой нежели со стороны пешеходного тротуара. В машине вы словно движетесь над жизнью, глядя на нее как бы извне. Но стоит открыть дверцу и ступить на грешный асфальт, как вы тут же окунаетесь в другие реалии. Жизнь вихрем захватывает вас и по спирали втягивает ваше легкое и беспомощное, как щепка на гребне океанской волны, тело в пучину городского мродоворо… э… водоворота. И вам уже все нипочем, потому, что вас нет! Потому, что вы дышите в спину другому грешнику, а сзади некто странный, неизвестный и такой же грешный как вы дышит в спину вам.

Потому, что каждый из нас — звено бесконечной гусеницы-толпы. И ползет эта гусеница по железобетонным листьям города-дерева, вползает в дупла подъездов, поднимается по лианам лестниц, протискивается в щели квартир, укладывается в коконы постелей в надежде когда ни будь стать бабочкой. А бабочками увы становятся не все, потому, что некоторым и гусеницей живется неплохо…

Ната оторвала взгляд от дороги и с интересом посмотрела на своего нового знакомого. Родион, развернувшись на сиденье вполоборота смотрел на нее и как-то загадочно улыбался.

— Расскажи, — попросила Ната.

— Что рассказать? — поинтересовался Родик.

— Как это у тебя получилось?

— Да очень просто, — отмахнулся Родион. — Если ты думаешь, что твоя дурацкая сигнализация как-то защищает этот автомобильчик от угона…

«В самом деле, — подумала Натка. — Я все-таки действительно форменная дура! Он же залез под капот моей „девочки“, а сигнализация даже не пикнула! Э-ге…»

… — В общем, продолжал Родик, твою машинку можно угнать в два счета, если задаться такой целью.

Запомни. Захотят угнать именно твое авто, то ты хоть цепями его к тротуару прикуй — все равно угонят! У нас мастера — еще те есть!

Знал я одного мальчугана тринадцати лет — известный в определенных кругах угонщик по имени Гаврош или просто Гаврик… Ну, Гаврош — это конечно была его кличка, а имя настоящее, я у него не спрашивал. Так вот, Гаврик мог угнать любой автомобиль. Хоть «Мерседес», хоть «Вольво», хоть там «Порш» или «Ферари». Любой. Единственная работа за которую он не брался — это угон грузовиков и больших джипов, потому как росточка был маленького и просто ногами до педалей не доставал! Так-то!

— А сам-то ты чем занимаешься? — осторожно спросила Ната. — Тоже по этом… По автоугонному делу?

Оболенский рассмеялся.

— Милая моя барышня! Посмотрите на меня. Разве я похож на угонщика?

— Ну… — сказала Натка. — Если бы я хоть раз в жизни видела настоящего угонщика, то наверное смогла бы сказать — похож ты на него или нет. А так…

— Я тебя уверяю, — улыбаясь заверил девушку Родион, что ни одного автомобиля я в жизни не угнал. Я… Как бы это сказать… Исповедую немного другие ценности!

— Да!? — усмехнулась Натка. — А почему ж ты тогда так лихо вскрыл мою машинку? Да еще ухитрился вязанку роз под капот уложить, а?

— Ну… — Родион пожал плечами. — Просто я умею это делать.

— Значит ты все-таки угонщик?

— Не-а, — покачал головой Родион. — Например, еще я могу водить грузовики. Но это не значит, что я водитель грузовиков. Логично?

— Хм, — Ната поджала губки. — А с тобой интересно!

— То ли еще будет! — обнадежил ее Родик.

— Я уже чувствую, — сказала она. — На самом деле я не про это хотела спросить.

— А про что?

— Откуда ты знаешь, что мужа моего нет дома, что у меня есть сын, что он сейчас у мамы, что подруга моя ускакал на свидание, и что я собралась, действительно самым пошлым и вульгарным образом в одиночестве вылакать бутылку вина…

— Под аккомпанемент Джо Дасена, — закончил за нее Оболенский.

Ната от неожиданности слегка надавила на тормоз. «Девятка» взвизгнула шинами и вильнула из стороны в сторону.

— Осторожней, — сказал Родик.

— Как!? — Натка широко открыв глаза смотрела на молодого человека. — Откуда?

— Угадал? — усмехнулся Родион.

— Это невозможно угадать! — Ната покачала головой.

— В общем-то ты права, — согласился Родик. — угадать трудно, но предположить можно.

— Но как?

— Все очень и очень просто. Смотри, — Родик стал загибать пальцы. — Начнем с того, что поздним вечером некая одинокая дама на автомобиле подъезжает к магазину за тем, что бы купить бутылочку хорошего вина…

— Ну и что? Что в этом такого?

— Как, что? — усмехнулся Оболенский. — Ясно же как дважды два! Молодая, красивая, и в одиночестве — это значит, что барышня замужем.

— Это еще почему?

— Хм, — Родион пожал плечами. — Иначе впереди нее чинно бы вышагивал как минимум один кавалер. Красивая девушка в одиночестве выглядит несколько неестественно. Если рядом с ней нет никого в данную, конкретную секунду, значит кто-то есть где-то там. И скорее всего этот кто-то законный, богом избранный и властью в лице ЗАГСа одобренный супруг.

— Ладно, — согласилась Ната, — а почему ты решил, что моего мужа нет дома? Он действительно в командировке…

— Потому как ты выбирала вино, — ответил Родик. — Так потакать можно только своим вкусам. Кроме того, подойдя к стеллажу с бутылками ты совершенно не обратила внимания на полку с крепкими напитками. Ты даже не взглянула туда. А мужчины, особенно мужья, обычно предпочитают, что-нибудь покрепче: водка, коньяк, виски… Пиво я в расчет не беру. Пиво, как известно, мужики пьют вместо чая…

— А может мой муж не пьет ничего кроме вина? Как и я? А?

— Возможно, — согласился Родик. — Но маловероятно.

— А сын? — спросила Ната. — Откуда ты знаешь, что у меня есть сын?

— О-о-о! — многозначительно протянул Родион и добавил пророческим тоном, с явными замогильными интонациями в голосе. — Это магия, волшебство! Только что у меня был контакт с астральным телом Нострадамуса… Я проверил твою ауру на предмет энергетических новообразований, и нашел ошибку в восьмом эгрегоре… В границах заданного орба, натальная Венера образует квинкос с транзитной Серединой Неба… При пораженном седьмом доме и выделяющейся по весу негармоничной Луне…

— Кончайте трепаться, месье Астролог, — попросила Натка. — Я серьезно спрашиваю.

— А я серьезно отвечаю, — сказал Родик доставая пистолет. — Руки в верх, барышня! Это ограбление! Осторожно, левой рукой, снимите с себя серьги, кулоны, цепочки, кольца, положите в свою сумочку и передайте мне.

Ната посмотрела на Родика и рассмеялась.

— Понятно, — сказала она. — С сыном все ясно. Можешь не объяснять!

— А я и не собираюсь ничего объяснять! — серьезно сказал Родик. — Огонь! — и он надавил на курок.

— Ой, — вскрикнула Ната, на секунду бросая руль и прикрывая лицо руками от тонкой водяной струи бьющей из ствола направленного на нее игрушечного пистолета. — Как ребенок, честное слово!

— Следите за дорогой, барышня! — Родион перехватил свободной рукой руль, не давая машине уйти на встречную полосу. — Вот женщины! Разве можно бросать руль на скорости семьдесят километров в час!? Да и вообще… — посетовал он, заглядывая в ствол детской игрушки. — Я не думал, что пистолет заряжен.

— А все мой Женька, — обижено проговорила Ната, возвращаясь к дороге, правой рукой вытирая воду на щеке. — Разбросает свои игрушки где попало! — А завтра будет опять хныкать: «Мама, я свой пистолет потерял…» Купи, стало быть, новый! Если б ты знал сколько у него дома этих «пестиков» и этих самых «ружбаек»! Целый арсенал. Взвод морских пехотинцев вооружить можно! А сколько потеряно, сломано и раздарено по друзьям и знакомым…

— Хороший мальчик у тебя, правильный. Далеко пойдет, — сказал Родион, разглядывая игрушечное оружие. — Ты смотри, — покачал он головой. — Игрушка, а с виду как настоящий! «Магнум-148» — один в один… Я когда увидел лежащий, запросто так, на переднем сидении пистолет даже присвистнул от удивления. Подумал: «Ничего себе барышня дает! Она бы еще танковый пулемет на крыше возила!» А потом понял, что это всего лишь игрушка.

— А раз есть игрушка — значит есть ребенок. Раз пистолет — значит мальчик, — закончила Натка. — Вот так вот знайте, месье Дедукция. И мы не лыком шиты!

— Хе, — усмехнулся Родик. — Ты тоже далеко пойдешь. Как и твой Женька.

— Куда уж нам! — рассмеялась Ната. — Ладно. Со мной, мужем, сыном мы разобрались. Дедукция — дедукцией, но… Не пойму! А про подругу ты каким образом догадался? Что правда, то правда. Я точно недавно заезжала к Машке, но ее мамуська сказала, что за ней пришел народный фронт и они ушли… Просто мистика какая-то!

— А, — отмахнулся Оболенский. — Никакой мистики. Ты выглядела раздосадованной. Именно раздосадованной, поскольку у тебя сорвалось свидание с подругой, а не расстроенной, как если бы у тебя не состоялось романтическое свидание.

— Мало ил из-за чего я могу быть раздосадована? — возразила Ната. — может я только, что бабушку задавила? — Натка сделал страшные глаза и взглянула на Родика. — Насмерть, а!?

— Не-а, — покачал головой Родион. — Подруга — однозначно, и никаких сусликов. Сама посуди. Куда может податься красивая замужняя женщина поздним вечером в отсутствии мужа? Либо к «другу», либо к подруге.

— В самом деле, — Ната поджала губы. — Какая же я все-таки дура… — задумчиво проговорила она и спохватилась. — Ой! Дура, в смысле «как я раньше не догадалась». Понятно?

— Понятно, — усмехаясь Родик и пожал плечами. — Понятно… То есть не совсем понятно куда мы все-таки направляемся? — она завертел головой пытаясь понять какими такими тайными городскими улочками везет его эта очаровательная девушка.

— Ты же сам сказал, — ответила Ната. — На Луну!

— И где у нас Луна?