Прочитайте онлайн Лучик и звездолёт | Глава пятая

Читать книгу Лучик и звездолёт
3912+598
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава пятая

1

Женя ошибся.

Иринка послала ему это своё письмо вовсе не в насмешку. Ей тоже захотелось рассказать обо всём, что с ней случилось. Но писать письма даже школьнице третьего класса не так-то просто! Вот и пришлось рисовать…

После возвращения из командировки в одно прекрасное летнее утро Иван Васильевич позвал к себе в комнату Александру Петровну и Иринку.

— Ириша, — сказал он, — мы решили, тебе неплохо будет в этом году поехать в пионерский лагерь.

— Но я же ещё не пионерка! — удивилась девочка.

— Подожди, не спеши. У нас в лагере есть… как это называется?.. малышовая группа…

— Малышовая? — закричала Иринка в негодовании. — Меня? В малышовую?..

— Младшая, — поправила Александра Петровна. — Для тех, кто в этом году станут пионерами.

Иринка посмотрела на старушку недоверчиво, но всё же успокоилась.

— Одним словом, лагерь хороший, поедешь туда с двадцатого числа, — решительно сказал Иван Васильевич.

— Папа, папа, но ты же обещал отпустить меня к Женьке на его лошадиный завод! — снова всполошилась Иринка.

— Обещал. И отпущу. Позже, когда вернёшься. А теперь готовьтесь. Сроку вам с Александрой Петровной хватит с лихвой. Разные там панамы, метки, мешочки надо шить — шейте.

Иринка была и заинтересована и расстроена.

Дело в том, что с первого дня возвращения домой она твёрдо решила начать ту самую космическую тренировку, для которой уже приготовила расписание. Тренировку, вроде как у Валентины Терешковой в фильме «Звёздный рейс». И вот тебе на — лагерь! Ну что же, тем более терять времени нельзя.

Иринка рассуждала трезво: наука и техника, как говорит папа, развиваются в наши дни с космической скоростью. Значит, полёты на другие планеты буквально на носу?

Совсем недавно вокруг Земли летали в спутниках разные микробы, лягушки, кролики. Потом собаки — Лайка, Белка, Стрелка… И, наконец, люди! Первыми полетели мужчины — Гагарин, Титов, небесные братья Николаев и Попович. Потом Валерий Быковский. И — вот оно! Знаменитая героиня, бесстрашная Валентина Терешкова…

Совершенно ясно: следующим полетит уже мальчик или девочка. Почему? Да очень просто. Ведь если осваивать и населять людьми Венеру или Марс, лететь туда надо семьями! Не полетят же, например, Сергей Сергеевич Коротков с Евгенией Андреевной одни, без детей, особенно без своего любимчика Женьки?

А её папа, Иван Васильевич, разве полетел бы без неё? Да ни за что на свете! В командировки и то с собой берёт…

Но для полётов надо сначала испытать, как их переносят дети. И вот, когда объявят набор желающих лететь, Ирина Лузгина будет одной из самых подготовленных!

Может, удастся подтянуть и Женьку, когда он приедет со своего завода, — вдвоём тренироваться и лететь куда веселее. Жаль, конечно, что он с трудом поддаётся закалке, часто болеет и чихает от каждого сквозняка. Иринка вспомнила, как однажды, разозлясь, сказала:

— Знаешь, Женька, спартанцы тебя давным-давно со скалы бы сбросили. В море! Они со слабенькими, никудышными не церемонились. Мне папа рассказывал.

— Разбойники твои спартанцы были, вот кто, — мрачно ответил Женя. — Если детей не жалели. Их в тюрьму надо было сажать…

2

До поры до времени Иринка решила тренироваться тайно. Что, если сделать папе сюрприз? Как-нибудь вечером позвать его с Александрой Петровной и продемонстрировать свои успехи! Да, но как скрыть тренировки от Александры Петровны? Она-то всё время дома…

У отца Иринка спросила только:

— Папа, что, по-твоему, самое главное для юного космонавта?

— Смелость и здоровье, — не задумываясь, ответил он. — И ещё множество других качеств, вплоть до хороших отметок, особенно по арифметике.

Это был, конечно, намёк на тройку, которую Иринка схватила в последней четверти.

Итак, главное — смелость.

На здоровье Иринка не жаловалась. Но смелость… Она знала: тут у неё не всё в порядке.

Например: стоило начитаться или наслушаться от Александры Петровны страшных сказок, даже самых любимых, как оставаться одной в тёмной комнате делалось жутко. Иринка отлично понимала: никаких чертей, ведьм и волшебников на свете нет и не было, их просто придумали писатели и дореволюционные старики со старухами. Но — стыдно признаться! — в темноте страшно было обернуться назад. Казалось, за спиной стоит кто-то, строит рожи, вот-вот возьмёт да схватит лапой…

А ещё Иринка побаивалась директора их школы, робела и терялась, когда он заговаривал с ней или просто смотрел на неё. И ещё боялась брать в руки лягушек, даже самых маленьких, и скользких живых рыб, которых приносила из магазина Александра Петровна.

Значит, необходимо было покончить со страхом!

Иринка разработала и продумала план тренировки.

Первое.

Побороть страх. Для этого сидеть в темноте, сначала просто так, потом начитавшись самой страшной сказки. Директору школы смотреть всегда прямо в глаза и внушать себе, что ничего особенного в этом нет. Чистить самой живую рыбу, сказать Александре Петровне, что хочет ей помочь. Брать в руки лягушек, а потом и жаб. И — очень важное: больше читать книг про смелых людей и героев (попросить у отца список), чтобы узнать, как это они ничего не боялись…

Второе.

Делать зарядку, обтираться холодной водой, «успокаивать нервы», как говорит Александра Петровна, чтобы ничем не расстраиваться; никогда не повышать голоса, то есть не орать и не «заводиться». Укреплять волю, отказываясь от мороженого.

Третье.

Решать задачки по арифметике в любых условиях: на ходу, под душем, при мигающем свете.

Четвёртое.

Как можно выше качаться на качелях, чтобы никогда не тошнило.

Пятое.

Привыкать к состоянию невесомости: изобрести какое-нибудь приспособление, чтобы висеть головой вниз (просто стоять на голове, как Иринка ни старалась, не выходило — перекувыркивалась и падала).

Шестое.

Привыкать к жаре. Надевать на себя, когда дома никого нет, все шубы, одеяла, фуфайки и терпеть, пока не обольёшься потом.

Седьмое.

Изучать приземление. Прыгать сначала со стула, потом со стола, потом, если удастся залезть, и со шкафа, а во дворе — с крыши сарая.

Восьмое.

Тренировать равновесие. Для этого протянуть по комнате верёвку от белья и научиться ходить по ней.

Фу-у! На первое время хватит. Только бы успеть…

Додумав план, Иринка решила немедленно приступить к действиям.

3

После грозы удалось найти во дворе крошечного лягушонка. Иринка притащила его домой, легла на диван и, содрогаясь от ужаса, положила себе под платье на живот.

Прыжки в комнате со стула, стола и даже шкафа тоже увенчались успехом. Только Александра Петровна каждый раз прибегала из кухни на грохот и с недоумением спрашивала:

— Что-нибудь случилось?

Иринка отвечала невинно:

— На улице грузовик с пустыми железными бочками проехал.

Во дворе прыгать с сарая оказалось проще простого — сарай был невысокий. Но вот дальше всё чуть было не сорвалось.

Однажды Иринка решила провести тренировку на выносливость к жаре.

Александра Петровна ушла в магазин, Иван Васильевич был на работе. Иринка вытащила из шкафа свой лыжный костюм, свитер, засыпанные нафталином валенки. Накрылась двумя одеялами, платком Александры Петровны, легла на диван и стала ждать. Было жарко, но терпимо. Иринка поворочалась-поворочалась и… заснула.

Разбудил её тревожный голос Александры Петровны:

— Ирочка, тебе плохо? Ты заболела? О боже мой…

Девочка высунула из-под вороха одеял красное, как свёкла, лицо. Тренировка подействовала: она обливалась потом, даже по спине стекал ручеёк.

— Нет, я совершенно здорова! Просто немножечко замёрзла… — пробормотала растерянно.

— Замёрзла? — ахнула Александра Петровна. — В такую жару? Мне это совершенно не нравится… Бедная девочка! Сейчас звоню Ивану Васильевичу, надо немедленно доктора.

— Не надо доктора! — завопила Иринка. — Я уже согрелась! — Она проворно раскидывала одеяла, стаскивала свитер.

— Не раскрывайся, прошу тебя! — Александра Петровна так же проворно закутывала её. — Ты же вся мокрая, у тебя температура…

Успокоилась Александра Петровна, лишь уложив Иринку силой в постель и смерив ей температуру. Градусник показывал тридцать шесть и семь. А сама Иринка подозрительно быстро из багровой стала розовой, и глаза были как всегда, и пот исчез…

Вечером между вернувшимся с работы Иваном Васильевичем и старушкой произошёл разговор:

— Считаю своим долгом поставить вас в известность, — сказала Александра Петровна. — С Ирочкой что-то происходит!

— Что именно? — забеспокоился отец.

— Нет, нет, ничего страшного. Но она как-то странно себя ведёт… — И старушка рассказала о случившемся.

Иван Васильевич улыбнулся и постарался успокоить её — он уже сам кое-что заметил.

Прошло ещё несколько дней.

По плану у Иринки дальше шла тренировка на решение задач в полной темноте или при мигающем свете.

Утром, как только Александра Петровна ушла за молоком, Иринка бросилась в ванную с задачником по арифметике в руке.

Выключатель верхнего света в ванной был из коридора. Пришлось взять в кухне табуретку, влезть на неё, снять со второй лампы над раковиной стеклянный колпак и, стоя на табуретке, держа в одной руке задачник и твердя под нос условия задачи, второй рукой то вывёртывать, то ввёртывать лампочку.

Задачку Иринка решила блестяще. Лампочка послушно и беззвучно то вспыхивала, то гасла, как настоящий автомат. А Иринка твердила:

— Теперь делим семьдесят шесть на четыре, получается…

И вдруг… Табуретка наклонилась, выскользнула из-под ног, с грохотом полетела на кафельный пол. А сама Иринка едва удержалась за раковину и не полетела в ванну.

Тотчас из передней раздался испуганный возглас Александры Петровны:

— Опять! Боже мой, что происходит в ванной? Ира, ты там?

— Там, — глухо созналась Иринка. — Ничего не происходит. Просто я свалилась с табуретки.

— Открой сию же минуту дверь, — ледяным голосом приказала Александра Петровна.

Этого голоса Иринка уже не смела ослушаться.

Она щёлкнула замком. В ванной была полная темнота. Александра Петровна зажгла верхний свет. Иринка стояла, как преступница, пряча за спину задачник.

— Что у тебя в руках? — грозно спросила старушка.

Молча Иринка протянула ей задачник.

— Зачем ты здесь? Для чего принесла из кухни табуретку? Почему летом взялась за учебник?

— Александра Петровна! — горячо сказала Иринка. — Табуретка свалилась нечаянно. Я тоже. Видите, даже руку расцарапала.

Старушка молча потащила девочку в комнату, стала заливать царапину йодом. Иринка не пикнула.

А вскоре после этого случая — увы! — произошёл крах всей затеи с тренировками.

Следующим её номером шло изучение невесомости.

Над диваном, под картиной на крюке, Иринка устроила две верёвочные петли. Сняв картину и встав головой на диванные подушки, кряхтя от усердия, она просовывала ступни ног в петли. Потом выталкивала из-под себя подушки и повисала на ногах. Всё это, разумеется, делалось урывками, пока бдительная Александра Петровна уходила из дому.

Повисев сколько хватало терпения, Иринка вытаскивала ноги и шлёпалась на диван. И вот однажды…

Как и в первые разы, она ловко сунула ноги в петли, спихнула подушки и повисла вниз головой. Время истекло — на столе для контроля стоял заведённый будильник. Висеть полагалось минуту.

Иринка вытащила одну ногу, дёрнула вторую — не тут-то было! Петля почему-то затянулась и затягивалась всё сильней и сильней. Изловчившись, Иринка собрала под себя разбросанные подушки — стало легче. Подрыгала ногой — проклятая петля держала её, будто в капкане. Как же быть? Что делать? Звать на помощь? Александра Петровна придёт не скоро, ори не ори, в окно с третьего этажа никто не услышит. Иринка испугалась не на шутку. Всхлипнула…

Такой и застал её случайно приехавший с работы Иван Васильевич. Красной, испуганной, в слезах…

Отец освободил дочку. Она свалилась на диван, продолжая реветь.

— Ну, выкладывай немедленно, что значат эти фокусы? — строго спросил Иринку Иван Васильевич.

Пришлось сознаться ему во всём. Во всём!

— Ах, дочка, дочка, — укоризненно сказал Иван Васильевич, — вот до чего доводят тайны! Вместо космонавта ты могла стать инвалидом. Такие эксперименты опасны.

— Я не знаю, чего это — эксперимент! — проревела Иринка.

— Опыт. Да разве так готовятся в космонавты? Тренировками Вали Терешковой руководили знающие люди, врачи… Я-то думал, отец тебе лучший друг и советчик. А ты всё скрывала от меня.

— Папочка, папа, я не скрывала! Просто хотела тебе сюр…сюрприз!

— Хорошо, верю, успокойся. Ну же, перестань. — Иван Васильевич пригладил ей спутанные волосы, вытер лицо. — И вот что: если действительно хочешь знать, что требуется от будущего космонавта, напиши-ка ты лучше, дочка, письмо хотя бы в тот же клуб юных космонавтов. Тебе всё и объяснят.

— Но у нас же в городе ещё нет такого клуба! — с отчаянием воскликнула Иринка. — Ты же сам говорил, может, только этой зимой откроется!

— Наш город не один в Советском Союзе. А Москва, например?

Иринка замолчала, поражённая. Что, если она правда напишет в Москву? Сама ведь читала в «Пионерской правде», что там уже есть такой клуб при Дворце пионеров, и даже рассказывала об этом Женьке, когда они ездили с отцом… Да, но где же взять адрес?

4

Не откладывая дела в долгий ящик, на другой же день Иринка отправилась в справочное бюро. Оно помещалось на углу их переулка.

У маленькой стеклянной будки стояло человек пять. Иринка терпеливо дождалась своей очереди.

— Тебе что надо, девочка? — строго спросила сидящая за окошком женщина. — Мороженое продают в киоске напротив.

— Мне не мороженое! — вежливо ответила Иринка, становясь на цыпочки, чтобы выглядеть старше. — Мне как раз справку. (Знала бы эта строгая гражданка, что Иринка мужественно не ест мороженого вторую неделю!)

— Давай спрашивай, если так.

— Очень нужно… адрес Дворца пионеров… в городе Москве! — проговорила девочка торжественно.

— В Москве? Но мы же даём справки только по нашему городу…

У Иринки вытянулось лицо. Опять неудача!

Женщина подумала. Взялась за телефонную трубку, телефонов у неё за окошком было целых три. Положила трубку.

— Знаешь что, — сказала, подумав, — мне кажется, если ты напишешь просто так: «Москва, Дворец пионеров» — письмо дойдёт. Да. Конечно, дойдёт.

— Спасибо! — крикнула Иринка и помчалась домой.

Весь этот вечер она сочиняла письмо.

Александра Петровна несколько раз спрашивала:

— Кому это ты так старательно пишешь, Ира?

Иван Васильевич интересовался:

— Уж не Жене ли Короткову? Тогда передай от меня привет Сергею Сергеевичу…

Иринка озабоченно ответила:

— Нет. Я пишу сейчас не Женьке, Женьке буду писать тоже, потом.

Когда письмо было готово, она показала его отцу. В нём было вот что:

Дорогой клуб юных космонавтов!

Я хочу стать звездолётом и открывать новые планеты. Очень прошу, напишите, пожалуйста, как подготовить себя, чтобы не терять времени даром. Стать звездолётом я решила твёрдо, навсегда. Горячий привет.

Лузгина Ирина.

— Только не забудь приписать обратный адрес, — серьёзно сказал Иван Васильевич. — Иначе они не смогут ответить тебе.

Иринка приписала.

Как же она волновалась, опуская в почтовый ящик запечатанный конверт с маркой! Марку выбрала нарочно космическую, с портретом Гагарина. Как ждала ответа! Целую неделю ходила сама не своя, при малейшем шорохе за входной дверью выскакивала из передней на лестницу, смотрела в щёлку почтового ящика.

И ответ пришёл. Он был отпечатан на пишущей машинке.

Дорогая Ира Лузгина!

Мы получили твоё письмо. К сожалению, тебе ещё рано думать о настоящих космических тренировках. Хотя намерение твоё мы приветствуем! Даём тебе дельный совет: хорошо учиться и как можно больше заниматься спортом: гимнастикой, лыжами и др. спортивными играми. А когда подрастёшь, будет видно. Пиши нам.

С пионерским приветом по поручению членов клуба юных космонавтов —

ученик пятого класса

Николай Отважный.

Город Москва.

Николай Отважный!.. По поручению клуба! Город Москва!.. Иринка и торжествовала, и была глубоко огорчена.

«Пиши нам» — значит, ещё не всё пропало. И в то же время: «учись хорошо, занимайся спортом». Только и всего? Да она и сейчас учится неплохо, одна тройка в четверти. И бегает во дворе на коньках побыстрее многих мальчишек, не говоря уж о Женьке Короткове.

«Тебе рано думать о настоящих тренировках». Но тут же — «к сожалению». Какой он жестокий, наверно, и счастливый, этот ученик пятого класса, далёкий Николай Отважный, раз мог так безжалостно срезать её — «тебе рано»! А счастливый потому, что сам-то, уж конечно, занимается в своём клубе. Посмотреть бы одним глазком — как? Неужели как космонавты в «Звёздном рейсе»? Неужели в московском клубе есть настоящие приборы для тренировок на невесомость, внимание, силу, выносливость?

Иринка была полна сомнений, надежд, тревоги…