Прочитайте онлайн Ловушка для звезд | ИНТРИГА УСЛОЖНЯЕТСЯ

Читать книгу Ловушка для звезд
4316+1200
  • Автор:
  • Перевёл: Юрий Хазанов

ИНТРИГА УСЛОЖНЯЕТСЯ

— Вы все поняли? — дрожащим от страха голосом спросила Бесс актера — Похищение — совсем не шутка. Они куда-то увезли мисс Белмонт и теперь охотятся за вами!

Уилл закрыл входную дверь и снова погрузился в кресло.

— Немножко красной краски из пульверизатора — еще не угроза моей жизни. Это, наверное, Сэлли придумала, чтобы вызвать побольше интереса к своему розыгрышу. Обставляет его всякими нелепыми фокусами. Очень жаль, милая Сэлли, но плану твоему не суждено осуществиться И глупая выдумка твоя обернется против тебя же!

Уилл протянул руку к телефону и набрал номер диспетчерской.

— Соедините меня, пожалуйста, со службой безопасности отеля.

— Погодите! — закричала Нэнси.

— С кем я говорю? — продолжал Уилл, не обратив на девушку внимания. — Рэй Шербински? Приветствую вас, Рэй! Это Уилл Леонард из номера 1203. Послушайте, дружище -

Нэнси отчаянно замахала руками, желая остановить Уилла, но тот по-прежнему не желал ее замечать.

— Да, да, настоящий Уилл Леонард. Тот самый. А что, у меня голос на него не похож? В общем, я намерен пожаловаться вашему ведомству на поведение Сэлли Белмонт. Пять минут назад она разукрасила красной краской дверь в мою комнату. Ну да, это все рекламные трюки! Как бы то ни было, вам следует знать ее выходке, поскольку по вине Сэлли испорчено имущество, принадлежащее отелю. Что? Сюда? Великолепно. Жду вас. — Уилл повесил трубку.

— Вот теперь мы поглядим, понравится ли Сэлли такая реклама. — Он усмехнулся не без злорадства. — Воображаю, до чего здорово будет выглядеть во «Всеамериканском сплетнике» «Сэлли Белмонт сходит с ума от зависти к успеху Уилла Леонарда!» — Молодой человек весело потер руки. — Подходящий заголовок, не правда ли? Я бы сказал, очень даже подходящий. А вы думаете иначе?

Девушки промолчали; судя по их угрюмому виду, идеи мистера Леонарда не казались им достойными восхищения.

Миновало еще несколько минут, и в дверь снова постучали. Хозяин отворил и нос к носу столкнулся с Рэем Шербински, привычно попыхивающим сигарой.

— Надо же! Это действительно вы. — Физиономия Шербински расплылась в широченной улыбке — Первый звонок без вранья за весь день. Сколько же я сегодня ерунды наслушался! — Охранник преданно глядел на Уилла — Моя жена каждый вторник смотрит вечером телесериал «На краю ночи». Мне бы очень хотелось раздобыть у вас автограф для нее. Не откажете? Если я принесу ей вашу фотографию с надписью, это будет величайшим потрясением в ее жизни.

Небрежным жестом взяв с туалетного столика заранее надписанный снимок, Уилл протянут его Шербински.

— Большое спасибо, — поклонился шеф местной охраны. И тут внезапно обнаружил присутствие Нэнси, Бесс и Джорджи, безмолвно стоявших у стены.

— Господи! Я-то думал, что уже избавился от вашей троицы! Мистер Леонард, а вы уверены, что это не они размалевали дверь номера? Они, а не мисс Белмонт?

Он окинул девушек враждебным взглядом.

— Уверен, — отозвался актер. — Девицы были у меня в комнате, когда это случилось. Кроме того, я уже объяснил вам, что мне точно известно, кто проделал эту штуку с дверью и перевернул все вверх дном в соседнем помещении. Это Сэлли Белмонт.

— Или она, или кто-то другой из ваших сумасшедших любителей тайн и вообще всяких преступлений, — проговорил Шербински. — С ними сладу нет, и год от году дело только ухудшается.

Шербински двинулся было к выходу, но помедлил у распахнутой двери и ногтем слегка поковырял красную краску. Потом решительно зашагал прочь, бросив через плечо:

— Я еще вернусь.

Из коридора донеслось его раздраженное бормотание:

— Совсем рехнулись с этими своими тайнами. Психи несчастные!

— Ну что ж, отважные скауты, — объявил Уилл, провожая Нэнси, Бесс и Джорджи за порог, — на сегодня вы уже послужили добру с лихвой. Для одного дня и вправду за глаза достаточно. А теперь позвольте телезвезде вздремнуть часок-другой. Я что-то совершенно вымотался.

— Мы уходим, — сказала Нэнси Уиллу уже из коридора. — Но разрешите на прощание задать вам один вопрос. Почему вы убеждены, что все это придумала и устроила Сэлли Белмонт?

— Это я уже объяснял, — устало ответил мистер Леонард. — Повторяю, она считает, что у меня поклонников гораздо больше, чем у нее. И правильно считает, между прочим. Но именно поэтому Сэлли старается рекламировать себя всеми возможными средствами. Понимаете? Зачем, по-вашему, она явилась на этот съезд?

— Но вы тоже сюда приехали, — возразила Джорджи.

— Да, приехал. Но исключительно по необходимости. В моем контракте записано, что я обязан рекламировать нашу передачу. Я должен, другими словами, беспрекословно являться в любое место, куда меня пожелают послать продюсеры, служба информации, пресс-бюро, рекламная фирма и так далее. В контракте, заключенном Сэлли, аналогичного пункта нет. Поэтому она может делать себе рекламу где и как захочет. О рекламе вообще-то заботится ее любимая администраторша Денис Эллингсен.

— И где сейчас эта Денис Эллингсен? — поинтересовалась Нэнси.

Уилл пожал плечами.

— Насколько я знаю, она должна вот-вот объявиться в отеле. Вместе с моим уважаемым менеджером, если тот, правда, найдет время для поездки. Жду не дождусь минуты, когда Денис услышит про дешевый трюк, которым не побрезговала ее драгоценная патронесса! Тут-то я и погляжу на выражение ее лица! Она в это просто не поверит!

Злорадно посмеиваясь, Уилл Леонард ушел к себе в комнату и запер дверь.

— Мне бы тоже хотелось посмотреть на выражение лица Денис Эллингсен, — раздумчиво пробормотала Нэнси. — Надо побыстрее выяснить, — продолжала юная сыщица, — не зарегистрировалась ли она внизу. Вполне вероятно, что мы услышим от нее много интересного о Сэлли Белмонт.

Вызвав лифт, девушки спустились в вестибюль «Букингема» и по пушистому ковру с цветочным орнаментом торопливо зашагали в ту сторону, где сидел уже знакомый им клерк. За минувшие несколько часов вестибюль заметно опустел. В сущности, теперь там почти никого не было, если не брать в расчет регистратора в бордовой униформе отеля да двух человек — мужчину и женщину, — стоявших возле его конторки.

Девушки внимательно оглядели обоих. Мужчина был на вид лет тридцати пяти — тридцати восьми, высокий, широкоплечий. В глаза бросались его впалые щеки и светлые вьющиеся волосы, правда, редкие и растрепанные. Женщина не без оснований показалась всей троице очень хорошенькой. Светло-голубое платье прекрасно сочеталось с ее блестящими черными волосами.

Они о чем-то спорили, и голоса их звучали так громко, что девушки, идущие через вестибюль, слышали каждое слово.

— В том, что нам пришлось сидеть в отсеке для курящих, никакой моей вины нет, — визгливо оправдывался мужчина. — Просто других мест к этому моменту в кассе вообще не было.

Женщина с неприязнью взирала на собеседника. В тоне ее звучала откровенная враждебность, смешанная с презрением.

— Вот-вот. О том и речь. Мы не очутились бы в отсеке для курящих, закажи ты билеты две недели назад, когда я тебе об этом напомнила, а не в самую последнюю минуту!

— Прошу прощения, мисс Эллингсен, — вмешался в эту шумную перебранку гостиничный клерк, — ваша комната уже готова. Вы только, пожалуйста, распишитесь вот здесь…

— Это она! — свистящим шепотом объявила Нэнси. — Менеджер Сэлли!

— А плешивый — голову даю на отсечение — менеджер Уилла Леонарда, — добавила Бесс.

— Похоже, отношения у них не намного лучше, чем у Сэлли Белмонт и Уилла Леонарда, — заметила в свою очередь Джорджи.

— Надо перехватить ее раньше, чем она поднимется наверх, — решила Нэнси и, не колеблясь, бросилась через холл. Джорджи и Бесс неслись сзади. Они так спешили, что, не рассчитав расстояния, буквально врезались в Денис Эллингсен.

— Надо смотреть, куда идете! — довольно сердито воскликнула та, едва удержавшись на ногах.

— Простите нас, мисс Эллингсен, — взмолилась Нэнси. — Мы ужасно виноваты, но мы не нарочно. Нам очень нужно поговорить с вами!

Денис Эллингсен отступила назад.

— Откуда вам известно, кто я?

— Уилл Леонард сказал, что вы должны приехать в самое ближайшее время, да и, кроме того, мы слышали, как к вам обращался клерк. Но это совершенно неважно… Важно другое. Сэлли Белмонт пропала!

Администраторша телезвезды подняла брови.

— Пропала? Что это означает — пропала?

— Она пригласила нас к себе в гости, а когда в назначенное время мы пришли, в номере было пусто, вся мебель валялась разбросанная по спальне, а на постели лежала записка, где говорилось, что Сэлли похитили.

Денис Эллингсен тяжело задышала.

— Не могу поверить.

— А я могу, — самодовольно и нахально усмехнулся высокий блондин. Потом сузил свои светлые глаза. — Что-нибудь в этом роде она должна была выкинуть.

— Уилл Леонард сказал нам то же самое, — промолвила Бесс. Денис Эллингсен бросила недобрый взгляд на своего спутника…

— Это менеджер Уилла Леонарда, — сказала она сухо. — Питер Торнтон. Но я не знаю ваших имен.

Нэнси назвала свое имя и представила Денис своих друзей.

— Мисс Эллингсен, — встревоженно проговорила она, едва с церемонией знакомства было покончено, — дело обстоит, как мне кажется, очень серьезно. Вы хорошо знаете Сэлли. Вы что, тоже думаете, будто она разыграла комедию с похищением в целях рекламы?

— Разумеется, нет, — твердо ответила Эллингсен. — У Сэлли нет ни малейшей нужды устраивать представления подобного рода. Она стала звездой, когда ей только-только исполнилось пять лет.

Нэнси вдруг пришла на память голубая контактная линза, найденная в ванной мисс Белмонт.

— А какого цвета у нее глаза?

— Голубые, конечно, — нетерпеливо поморщилась Денис Эллингсен. — Это известно всей Америке. Послушайте, какое вообще значение имеет цвет глаз Сэлли Белмонт? Какое отношение к происходящему? Если ее похитили…

— У меня есть весьма веская причина спрашивать вас об этом, — произнесла Нэнси. — Значит, от природы глаза у мисс Белмонт голубые? И она не пользуется контактными линзами?

— Разве вы не видели ее в фильме «Под рождественской елкой»? — вместо ответа осведомилась мисс Эллингсен. — Это была ее первая картина, и снимали ее двадцать пять лет назад.

— Эту картину я видела по меньшей мере раз десять, — сказала Нэнси. — Ее показывают каждый год на Рождество.

— А вы не забыли заключительную сцену?

Нэнси хорошо помнила фильм. В финале пятилетняя Сэлли плакала от радости, что получила наконец в подарок щенка, о котором страстно мечтала целый год. Камера высветила ее зареванное личико, и мама юной героини сказала: «Успокойся. Перестань плакать, не то твои красивые глазки станут краевыми».

— Конечно, не забыла! — воскликнула Нэнси. — Глаза у мисс Белмонт в самом деле голубые, и никаких линз она, следовательно, не носит. Тогда вот что…

Она вытащила из сумочки стаканчик с голубой контактной линзой на дне и показала ее менеджеру мисс Белмонт.

— Я обнаружила это на полу в ванной комнате Сэлли. У меня такое чувство, что линзу обронил похититель.

— Вы сказали, что преступник оставил записку? — волнуясь, напомнила Денис Эллингсен. — Я не ошиблась?

Достав из кармана клочок бумаги, Нэнси протянула его мисс Эллингсен. Девушки молча ждали, пока Эллингсен и Торнтон прочтут приговор похитителя.

— Ясно. — Администраторша Сэлли глубоко вздохнула. — Видите, какая вещь. Этот текст почти дословно повторяет письмо, фигурирующее в недавно показанном по телевидению очередном эпизоде фильма «На краю ночи». — Она горестно покачала головой. — Но поверить, будто Сэлли могла сама устроить такую заваруху, чтобы напугать своих поклонников, я все равно отказываюсь. Отказываюсь, слышишь, Питер? Торнтон не произнес ни слова.

— По-моему, было бы естественно и разумно, если бы вы, мисс Эллингсен, а также вы, мистер Торнтон, поднялись наверх в апартаменты Сэлли Белмонт. — Нэнси говорила негромко, но требовательно. — Вам необходимо осмотреть помещение.

Денис Эллингсен кивнула и тотчас взялась за ручку своего чемодана. Это был роскошный чемодан из дорогой кожи с инициалами Г. П., вытисненными на крышке.

— Какая красивая вещь, — сказала Бесс, идя рядом с Денис по холлу отеля. — Это что же, настоящий Генри Пьюиссант?

— Настоящий, — кивнула мисс Эллингсен.

— Он, должно быть, стоит целое состояние, — продолжала девушка.

Эллингсен пожала плечами.

— За отличное качество не грех и переплатить. По крайней мере, я так считаю.

— Я сама тоже так считаю, — грустно усмехнулась Бесс. — Но обычно мне просто не по карману хорошие вещи.

Первый раз с того момента, как они встретились, Денис улыбнулась.

— Я тоже давно живу с этим ощущением. Но не тревожьтесь. Если вам чего-нибудь очень сильно захочется, вы отыщете способ заполучить желаемое. Пусть даже придется вылезти вон из кожи.

Оглянувшись, Нэнси заметила, что Питер Торнтон как-то очень уж медленно и нерешительно тащится сзади. Потом он вдруг вообще остановился.

— Вы разве не идете вместе с нами, мистер Торнтон? — удивилась юная сыщица.

Торнтон явно колебался и пугливо поглядывал по сторонам.

— Что-нибудь случилось, Питер? — окликнула его мисс Эллингсен.

Торнтон закашлялся, потом, не отвечая, поднял свою рваную холщовую дорожную сумку и поплелся вслед за ними к лифту.

Двери номера 1204 еще не касались руки служащих отеля, поэтому Нэнси беспрепятственно ввела всех внутрь. Первым делом она показала Денис черные следы полозьев. На роскошном, безупречно чистом бежево-розовом мраморном полу они казались глубокими ранами. Спальня актрисы оставалась в прежнем виде — перевернутые столики и кресла, шелковые одежды, разбросанные повсюду, лампа на ковре… Эллингсен круто повернулась к Питеру Торнтону.

— Ты по-прежнему полагаешь, что Сэлли учинила все это сама? Инсценировала преступление, чтобы чего-то достичь?

Торнтон в растерянности повел головой из стороны в сторону. Физиономия у него была сконфуженная.

— Не уверен… Не знаю, что и думать… Я хотел бы сначала переговорить с Уиллом.

— Его дверь рядом. — Юная сыщица повела рукой влево. — Он сказала, что собирается вздремнуть.

Нэнси с подругами и оба менеджера, покинув зловеще-пустынные комнаты Сэлли, вышли в коридор и приблизились к номеру Уилла Леонарда. Грозное обещание: «Ты следующий» все еще не смыли с двери. Большие красные буквы словно сочились кровью. Денис даже слегка вздрогнула, увидев надпись.

Питер Торнтон постучал по двери. Ответа не последовало.

— Постучите громче, — уверенным тоном посоветовала ему Бесс. — Он всегда спит очень крепко.

— Ты-то откуда знаешь? — изумилась Джорджи.

— Из «Всеамериканского сплетника», — невозмутимо объяснила Бесс.

Торнтон постучал еще раз. Результат был прежний.

— Уилл! — закричал администратор, колотя по дереву что есть силы. — Уилл! Ты меня слышишь?

Нэнси взялась за круглую дверную ручку. Ручка легко повернулась, и девушка как бы нечаянно открыла дверь. То, что представилось их глазам, едва они переступили порог номера, заставило всех пятерых почти задохнуться от ужаса.

— Кошмар! — закричала Денис Эллингсен.

— Это невероятно… — хрипло прошептал Питер Торнтон, хватаясь за голову.

— Боже мой! Опять! — в страхе воскликнула Бесс. Нэнси вышла на середину комнаты. Временное пристанище Билла Леонарда выглядело точно так же, как спальня Сэлли Белмонт за стеной. Туалетный столик лежал на полу, уставив в потолок все свои четыре ножки; одежда и обувь валялись в грозных углах; и что хуже всего, самого Уилла Леонарда нигде не было видно!