Прочитайте онлайн Летняя роза | ГЛАВА 9

Читать книгу Летняя роза
2418+4220
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Ручкина
  • Язык: ru

ГЛАВА 9

Дни медленно проходили один за другим, Касси напряженно ждала, когда Фоулер начнет расставлять ловушки. Но ничего не происходило, и она в конце концов расслабилась. Взяв корзину с кормом, Касси бросила несколько пригоршней на землю, поглядывая при этом назад.

Очевидно, уловка сработала. В книгах говорится, что для того, чтобы в стаде появился вожак, нужно приучить овец следовать за определенным человеком. Похоже, у овец неплохая память, хотя они и не способны думать.

Касси улыбнулась, увидев следовавшую за ней кучу овец, и почувствовала себя как Мэри с ее маленькими ягнятами, про которую поется в известной песенке. Она перестала сыпать зерно, чтобы проверить, продолжат ли овцы идти за ней. Преданная группа как тень следовала по пятам.

Довольная, что ей это удалось, Касси повернулась и пошла к лошади, чтобы отправиться домой. Там ее постоянно ожидало множество самых разных и всегда неотложных дел. Как бы упорно она ни трудилась, как бы долго ни корпела над книгами, ей никогда не удавалось все успеть.

Однако не успела Касси сделать и двух шагов, как за спиной послышался стук овечьих копыт. Обернувшись, она увидела, что стадо не спеша двинулось за ней. Тогда она остановилась и пошла прямо на овец, махая руками.

— Ну-ка, пошли назад, пошли.

Касси отвернулась от них и прошла еще несколько шагов. Овцы сбились в кучу, словно выстраиваясь в очередь.

— Делайте, что я вам говорю. Мне нужно возвращаться домой. Шуууу! — Касси торопливо направилась к лошади. Шерстяные создания засеменили следом.

— Эй, мне пора уходить. А вы должны остаться здесь.

Касси бросилась бегом. Овцы, не отставая, заспешили, заторопились за ней следом.

Теряя последнее терпение, она попыталась уговорить их.

— Вам же не хочется идти со мной. — Касси указала на пастбище с сочной травой, посреди которой стояли овцы. — Вы только посмотрите, здесь трава намного гуще и сочнее, чем там, куда отправляюсь я.

Она не спеша сделала несколько шагов назад, затем повернула в сторону лошади. Овцы неотступно следовали за ней, соблюдая порядок.

— Вот сейчас вскочу на лошадь и умчусь от вас! — крикнула она, потеряв терпение, но тут же умолкла. Нет, этого она не сделает. Если овцы побегут за ней следом по такой жаре, то неминуемо погибнут. Ну, что же, прекрасно! Она так хорошо натренировала этих маленьких тварей, что теперь придется торчать с ними на пастбище.

Расстроенная, Касси опустилась в траву и обхватила колени руками. Сконфуженные овцы столпились вокруг нее. Не в силах поверить в то, что она сотворила собственными руками, Касси поднялась на ноги. Поглядев на восток, вспомнила, что Эндрю находится всего лишь в двух милях от нее. Она села на лошадь, но упрямая кобыла не желала идти так медленно, как требовалось для овец. Зная, какой конец ожидает несчастных животных, если они побегут ней в эту жару, она с презрением уставилась на них. Кипя от раздражения, Касси соскочила с лошади и привязала ее к ближайшему дубу. Со вздохом взглянув на послушных до дурости овец, она двинулась в путь.

Спустя некоторое время Касси присела отдохнуть, недоумевая, где же Эндрю. Она еще раз осмотрелась вокруг и заметила нечто похожее на освещенные солнцем прогалины под деревьями. Затем некоторые из этих прогалин зашевелились. И сразу же весь склон холма, как ей показалось, пришел в движение. Касси поняла что перед ней овцы, по грудь бредущие в траве. Миновав невысокий гребень, она увидела необычной формы фургон. Из трубы, торчавшей посредине фургона, шел дым. У входа в фургон, ступеньками к которому служила куча коробок самых разных размеров, сидел Эндрю. Касси помахала ему рукой и крикнула.

Когда расстояние между ними уменьшилось настолько, что можно было расслышать слова, Эндрю раздраженно отозвался:

— Зачем ты привела их обратно? Сегодня утром я перегнал их на другое пастбище.

— Я вовсе не собиралась приводить их сюда.

— Ну, понятно, ты просто гуляла, а они притопали за тобой сюда…

— Ну…

— Ты что, снова дрессировала их бегать за тобой?

— Мне казалось, это неплохая идея.

— Если не считать того, что теперь ты не можешь от них отделаться.

— Я не думала, что такое может случиться.

Эндрю закатил глаза.

— Есть только одно средство.

— Меня не интересует какое. Я не собираюсь спать с этой кучей переросших младенцев.

— Нам придется вести их на другое пастбище, — предупредил Эндрю.

Касси покачалась на гудящих от усталости ногах. Затем обернулась и посмотрела на белые шерстяные морды, преданно поджидавшие ее.

— Пошли, — со вздохом согласилась она.

— Давай, веди их, — предложил Эндрю, ухмыляясь.

— Да, нечего сказать, весело, Эндрю. Очень весело.

Идти пришлось больше часа, но наконец они добрались до кораля Мануэло. Эндрю указал на череду ворот, отделявших каждый кораль от небольшого загона.

Касси вопросительно посмотрела на Эндрю.

— Увидишь.

Эндрю направился к коралям. Касси и сопровождавшая ее группа — следом. Когда они приблизились к воротам, Эндрю остановился.

— Отойди в сторону, Касс.

Она отошла. Эндрю подождал, пока овцы сгрудятся в кучу, и открыл ворота. Словно охваченные безумным огнем, овцы бросились вперед. Касси с невыразимым изумлением глядела, как они торопились проскочить сквозь ворота.

— Но… почему? — спросила она.

— Им нравятся ворота, причем абсолютно любые ворота. Даже Мануэло не знает почему. Стоит дать им ворота, и они буквально сходят с ума. Не могут дождаться, чтобы проскочить внутрь.

Касси с удивлением покачала головой.

Эндрю улыбнулся.

— Подожди, сейчас увидишь.

Он перескочил ограду и оказался в следующем небольшом загоне, который выходил в большой кораль. Подмигнув Касси, он опустил руку на засов, запиравший ворота. Овцы сразу же сгрудились поближе. Когда все они уставились в землю, Эндрю открыл ворота, и они как очумелые кинулись сквозь них в большой кораль.

С гиканьем Эндрю подбежал обратно к Касси.

— А теперь смотри, — сказал он, усмехаясь.

После того как все до единой проскочили через ворота, овцы остановились и стали глядеть назад, явно недоумевая. Бедные создания вели себя так, словно хотели спросить, чего ради нужна была вся эта гонка.

— Все, проблема решена, Касс. Только и надо-то, что носить за собой ворота повсюду, куда бы ты ни пошла и…

— Ты такой насмешник, что, я думаю, мне следует удвоить количество уроков, — съязвила в ответ Касси.

— Могу выпустить их обратно, прежде чем ты успеешь уйти…

Касси перебила его:

— А еще раньше ты спланируешь отсюда, братишка. Однако…

— Слушай, мне кажется, они готовы сломать забор, — шутя припугнул ее Эндрю.

В голосе Касси прозвучала смесь разочарования, удивления и одобрения:

— Смотри, не вырасти раньше времени из своих штанишек, молодой человек.

— Ой-ой. Вижу, они приближаются к воротам, ведущим наружу.

— Исчезаю.

Касси нахлобучила шляпу и заковыляла прочь на измученных ногах. Скрывшись с глаз Эндрю, она позволила себе открыто улыбнуться. Не следует давать ему понять, что она уступила ему в борьбе за верховенство без всякого сожаления.

Оглянувшись назад и видя, что овцы надежно заперты, она испустила вздох облегчения. Морщась от боли — до того сильно гудели натруженные ноги, — она заковыляла вперед. «Неудивительно, что эти дюны прозвали "нежные ножки"», — раздраженно подумала она. К тому времени, когда удастся добраться до лошади, можно считать, что ей повезет, если у нее вообще останутся ноги.

Заслышав вдали грохочущий стук, Касси всей душой желала лишь одного: чтобы это не оказался Шэйн. Узнав фургон Куки, она приветливо помахала рукой и широко улыбнулась.

Однако, когда фургон подкатил ближе, улыбка сменилась замешательством.

— Прогуливаешься? — вежливо поинтересовался Шэйн, притормаживая фургон.

Метнув в него убийственный взгляд, Касси продолжала идти. Он ехал рядом, не обгоняя.

— Неплохой день для прогулки верхом. Отсюда открываются чудесные виды.

— Не знала, что тебя низвели до доставки провианта, — угрюмо заметила она, показывая на фургон Куки. Неужели у этого человека есть шестое чувство, позволяющее ему появляться именно тогда, когда она оказывается в дурацком положении.

— Я не гордый. Просто делаю то, что нужно делать, — даже если речь идет о том, чтобы привезти продукты из города.

Она просто кивнула в ответ, стараясь не оступиться и продолжая идти вперед.

— Хотя… вот относительно этих фургонов есть одна вещь…

Он сделал паузу, и она спросила сквозь зубы:

— И что бы это могло быть?

— Просто в них как-то одиноко. Внутри столько места, а ты сидишь один…

Он выразительно пожал плечами.

Подозрительно взглянув на него, она засомневалась, чтобы Шэйн за всю свою жизнь хоть одну секунду был одинок.

— Разумеется, ты могла бы помочь мне выбраться из затруднительного положения.

Касси старалась не думать о том, сколько новых волдырей появится у нее за то время, пока она поставит одну ноющую ногу впереди другой.

— То есть чтобы ты не был в одиночестве, я так понимаю?

Она скорее прошла бы пешком весь путь до самого Бостона, чем призналась, что ей тяжело идти.

— Нет, чтобы не ехать в гости к сестре одному.

— К Саре? — Касси резко остановилась.

— Она упросила меня привезти для нее продукты, раз уж я был в городе, поэтому сейчас вынужден ехать к ней.

Касси вспомнила о визите к ней Сары, о ее дружеском расположении и добродушном юморе.

— Мне хотелось бы повидать Сару, — немного колеблясь, призналась она.

Шэйн притормозил, спрыгнул наземь, подхватил ее на руки и, прежде чем она успела воспротивиться, посадил на фургон.

— Можем привязать твою лошадь позади фургона… — начал он.

— Как ты догадался, что моя лошадь где-то поблизости? — устало спросила она.

— Не забрела же ты пешком в такую даль, — невинным тоном ответил он, отводя глаза в сторону.

— Нет, конечно, — согласилась Касси, вспоминая о стаде, весело шествовавшем за ней.

Шэйн стегнул лошадей, прибавляя ходу. Он бросил на нее взгляд, наполненный одновременно пониманием и удивлением.

— Я так и подумал.

Касси молчала, понимая, что он всего лишь элементарно добр к ней. Он предложил подвезти ее совсем не потому, что нуждался в попутчице, или, что гораздо важнее, не из желания унизить. Он избавил ее от мучительной ходьбы, причинявшей настоящие страдания, и, главное, от еще более мучительной неловкости.

Глядя в лицо Шэйну, Касси заметила в нем нечто большее, нежели просто привлекательную внешность и фамильную гордость Лэнсера. Она разглядела доброту, которая свидетельствовала о чутком сердце, и внезапно осознала, что это качество влечет ее столь же сильно, как и желание, которое его присутствие пробуждало в ней.

Когда фургон, подпрыгивая на кочках, заскользил вниз по склону, Касси предалась наслаждению тишиной, прислушиваясь, как Шэйн свистал лошадям. Холмы отступили назад. Фургон спускался к показавшемуся внизу дому. Касси буквально раскрыла рот от удивления, когда увидела его изящные очертания. Эта элегантность хорошо согласовывалась с названием усадьбы — Бикон Хилл. И хотя по той же причине дом производил впечатление поставленного не на своем месте, он придавал утонченное изящество окружавшему его пейзажу. Лицо Касси просияло от радости, когда из высоких двустворчатых дверей выплыла Сара. Она приветливо помахала Саре рукой, с облегчением встречая дружелюбное лицо.

Однако вместо того, чтобы остановиться рядом с гостьей и поговорить хоть минуту, Сара бросилась к фургону.

— Ты привез мою материю? — Она начала копаться в фургоне и провозилась там до тех пор, пока не добралась до сокровища, которое искала. Достав кусок материи, Сара воскликнула в полном восторге:

— Только посмотри, Касси, это на платье, которое я сошью специально для ежегодного обеда на свежем воздухе. Что скажешь?

Приложив ткань к себе, она слегка поворачивалась из стороны в сторону, дожидаясь ответа.

— Уверена, будет очень хорошо, — тихо ответила Касси, думая о том, что ее не пригласили на праздник. По правде говоря, она никогда и не слышала о нем.

— А ты что собираешься надеть? — поинтересовалась Сара, продолжая любоваться тканью.

Подбородок Касси слегка вздернулся вверх.

— А меня не приглашали. — Голос прозвучал ровно, тихо, с едва уловимым оттенком обиды.

— Боже мой, ну, разумеется, ты приглашена. Приглашены все.

Сара повернулась к брату.

— Ты уже рассказывал Касси о ежегодных обедах на открытом воздухе, которые устраиваются в усадьбе Лэнсеров 4 июля, не так ли?

Шэйн поднял глаза к небу.

— Нет еще.

— Как тебе не стыдно! Так что, Касси, конечно же, ты приглашена. И ты, и Милисент, и Эндрю. Не знаю, куда подевались приличные манеры брата.

Эти слова сопровождал испепеляющий взгляд, брошенный на Шэйна.

— Может быть, у меня просто не было подходящего момента пригласить ее, Сара.

— Что это за момент, который ты считаешь подходящим?

— Когда тебя нет поблизости, во-первых. Я собирался сделать это на обратном пути домой, когда мы с Касси останемся одни, — вот какой момент мне кажется наиболее подходящим, мисс Сующая-Нос-Не-В-Свое-Дело.

Касси изумленно посмотрела на Шэйна. Возмущение, горевшее на его лице, казалось абсолютно неподдельным.

— Сара, полагаю, не будет счастлива, пока я не встану на колени, — пробурчал Шэйн. — Я собирался пригласить тебя позже…

Он скосил взгляд на сестру, которая тут же показала ему язык.

— Хотела бы ты посетить обед на открытом воздухе, который мы устраиваем каждый год — разумеется, ты, Милисент и Эндрю?

— Я никогда еще не была на званом обеде на Западе, — ответила Касси, колеблясь, так как помнила об откровенно враждебном отношении соседей. Она не была уверена, что хотела бы вновь оказаться в осином гнезде.

— В таком случае тебя ожидают неслыханные угощения… — Сара подхватила Касси под руку и повела к дому. — Сейчас пообедаем, и я тебе все расскажу.

— Мне не хотелось бы причинять неудобства, — попыталась протестовать Касси.

— О чем ты говоришь. Кроме того, Шэйн должен задержаться тут на некоторое время. Позволь показать тебе рисунок в журнале мод, как раз того платья, что я собираюсь сшить из этого материала. У меня есть новейший «Журнал для дам», который прислала моя тетя. Разумеется, это не совсем то, чем сейчас торгует фирма «Годи», однако фасон гораздо современнее всего, что есть в моем гардеробе. Знаешь, я подумываю заказать кое-что через систему поставок «Годи». Что ты на это скажешь? Спорю, мы могли бы…

Голос Сары затихал, по мере того как она углублялась в дом. Шэйн покачал головой, испытывая одновременно удивление и раздражение. Он чувствовал себя так, будто сестра вырвала у него из рук то, что принадлежало ему, но и сама этим не воспользовалась.

Тяжело вздохнув, он поднялся по ступеням в дом, пытаясь улыбаться, слушая то, что, как он знал, выльется в многочасовой разговор о моде. Сейчас у него было еще меньше шансов завладеть вниманием Касси, чем посреди какого-нибудь городского бала. А Касси подумала, что оказалась вдруг на оторванной от остального мира территории.