Прочитайте онлайн Летняя роза | ГЛАВА 45

Читать книгу Летняя роза
2418+4213
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Ручкина
  • Язык: ru

ГЛАВА 45

Кружевная сетчатая накидка цвета слоновой кости, лежавшая на длинных черных локонах, ниспадала Касси на плечи и дальше вниз, скрывая часть атласного платья. Такая же по тону вуаль, прикрывавшая лицо и закрепленная на волосах букетиками цветов, скрывала побледневшее лицо. Но даже вуаль не могла скрыть ее сияющих глаз.

Прижимая к себе букет цветов влажными от пота руками, она пыталась вслушаться в музыку. Большие свободные рукава платья заканчивались плотно прилегающими манжетами. Хорошо, что ее шелковые перчатки скрывали свидетельство того, что она нервничала. «Влажные ладони делают мало чести невесте», — подумала она.

Крохотная рука дернула ее за шлейф, тянувшийся за широкой атласной юбкой. Касси посмотрела вниз и улыбнулась.

Наклонившись почти к самому уху маленькой девочки, она спросила:

— Сэди, разве тебе не полагается сидеть рядом со своей мамой?

— Да, миз Дэлтон. Но сначала мне нужно узнать кое-что.

— Что же, Сэди?

— Вы правда будете моей учительницей? По-настоящему?

— По-настоящему, Сэди.

— В настоящей школе, миз Дэлтон, днем, и у нас будет перемена целый час?

— Сразу же, как построят новую школу, Сэди. А до этого времени у нас будет настоящая школа, только собираться мы будем в церковном здании.

Девочка посмотрела на нее с подозрением.

— Вы не вернетесь обратно на свою овечью ферму?

— Не вернусь, Сэди. Когда Эндрю подрастет, ранчо станет его. А сейчас оно будет частью пастбищных земель мистера Лэнсера.

Девочка посветлела и одарила Касси белозубой улыбкой.

— Я ужасно рада, миз Дэлтон.

— И я ужасно рада, Сэди.

Касси посмотрела на Милисент, надевшую красивое шелковое платье собственного фасона, отделанное белым газом. Голову ее украшала прическа с вплетенными атласными лентами и белыми кружевами. Милисент казалась серьезной и ничуть не волнующейся.

Когда органист заиграл знакомую мелодию свадебного марша, Касси повернулась к Милисент и, к своему удивлению, почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Наступил конец целой эры. Они с Милисент делили так много общего, и вот теперь отправятся каждая своей дорогой, каждая со своим любимым мужчиной.

Словно чувствуя печаль, охватившую Касси, Милисент подмигнула ей и взяла подругу под руку.

— Не надо, Касс. Не расстраивай меня. Ты же знаешь: когда я плачу, то выгляжу просто ужасно. Нос становится красным, а веснушки…

Сама того не желая, Касси рассмеялась. Она покачала головой, глядя на подругу. Милисент вся светилась нежным внутренним светом, подчеркивавшим ее природную красоту, которую она так долго скрывала. Ринго очень счастливый человек. Глядя, как он, нервничая, дернул галстук, который, казалось, душил его, Касси подумала, что он себя счастливым в этот момент не ощущал. В следующее мгновение он поднял голову, посмотрел на Милисент, и любовь озарила его лицо, словно солнце, вышедшее из-за туч после дождя. Касси мягко улыбнулась. Они будут счастливы вместе. Так же счастливы, как, надеялась, и они будут с Шэйном.

Пока невесты вдвоем двигались вдоль рядов, Касси отыскала взглядом каштановую шевелюру Шэйна. Безупречный наряд подчеркивал его бросающуюся в глаза мужскую красоту, и Касси хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что все это не сон. Мужчина, красавец, при виде которого замирало сердце, с нежным и любящим сердцем стоял сейчас возле алтаря, готовый дать клятву вечной супружеской верности.

По мере того как они приближались, глаза Касси отыскали глаза Шэйна. Любовь, светившаяся в его взгляде, влекла ее к себе.

Слова священника падали на нее, как шелк на зерно, мягко, ненавязчиво, но в тоже время восхитительно реально. Когда же Касси наконец произнесла: «Я согласна» — она поняла, что теперь сердце ее слилось воедино с сердцем Шэйна, жизнь стала полной. Глаза Касси заблестели от слез, когда она услышала, как ее лучшая подруга произнесла те же слова, обращаясь к своему будущему мужу. Сжав руку Шэйну, Касси смотрела, как Милисент и Ринго обменялись клятвами с преображенными любовью лицами.

Остальные слова священника — за исключением «объявляю вас мужем и женой» — пронеслись мимо. Спокойствие, о котором она мечтала, воцарилось в душе. Церемония прошла отлично, люди относились по-доброму и приветливо, особенно с тех пор, как она решила оставить ранчо и согласилась работать учительницей. Видимо, она завоевала их уважение тем, что взорвала собственную плотину ради спасения жизни ребят. Но все это не имело сейчас никакого значения, потому что она буквально купалась в нескончаемом счастье.

Когда к ней подошел Майкл, Касси на мгновение разволновалась. Шэйн сказал, что он открыл Майклу всю правду и вместо отчаяния и гнева, которые, как опасался Шэйн, охватят Майкла, тот понял, почему брат действовал именно таким образом. Тем не менее Майкл держался на расстоянии на протяжении всех приготовлений к брачной церемонии, и Касси опасалась, что его снедают горькие чувства. Ей хотелось иметь семью, единую семью.

— Майкл, — голос ее прозвучал мягко, с оттенком беспокойства.

— Ты самая красивая невеста, Касси.

Она улыбнулась.

— Спасибо. А ты самый симпатичный молодой человек.

Он ответил ей улыбкой, а затем, как полагается, легонько поцеловал ее в щеку.

— Раз ты не можешь быть моей девушкой, рад, что ты моя кузина и сестра. — Он помолчал мгновение и добавил: — Все в порядке, Касси. Все забыто. Все мы начали новую жизнь.

Касси постаралась справиться с волнением, ощутив предательское пощипывание в уголках глаз.

— Не волнуйся за меня, — проговорил он. — Я надеюсь, что ты сохранишь спокойствие.

Вспомнив о нескольких прошедших неделях, Касси громко рассмеялась.

— Спокойствие, видимо, не так-то легко дается.

— Если кто на это и способен, так только ты.

Она вновь улыбнулась, когда Майкл подмигнул ей и отошел в сторону. Теперь ей верилось, что союз, заключенный между Лэнсерами и Дэлтонами, навеки сотрет пятно с имени ее дяди. Касси чувствовала, как счастье переполняет ее. Она не знала, как благодарить судьбу. Если несколько месяцев назад она считала, что не заслуживала такого плохого к ней отношения, то теперь чувствовала, что не заслуживает такого счастья. В отличие от нее Шэйн так не думал. Поколение ненависти отошло в прошлое, и он считал, что вполне заслужил свою порцию счастья.

Когда Касси наконец бросила свой букет в ждущие, поднятые вверх руки, она с облегчением рассмеялась. Ее ждал собственный дом и мужчина, которого она любила. Пока Шэйн брался за вожжи двуколки, она еще раз обернулась назад и помахала Эндрю и Майклу. Это уже не мечта; реальность оказалась более невероятной, чем любая мечта.

* * *

Мягкий свет масляной лампы заливал углы огромной спальни. Кровать из красного дерева с четырьмя колоннами была покрыта свежими простынями. Отделанные тесьмой наволочки, извлеченные из сундука надежд Касси, теперь покрывали пухлые подушки, лежавшие в голове кровати у массивной спинки.

Отблески пламени в камине создавали в комнате уютный полумрак. Касси остановилась перед зеркалом, разглядывая в нем собственное счастье. Сзади подошел Шэйн, положил руки ей на плечи. Он тоже смотрел на отражение в зеркале.

— Это действительно мы, — мягко проговорила она.

— Надеюсь.

Повернувшись к нему и прижавшись лицом к его груди, она тихо рассмеялась.

— Хоть мне и нравится Милисент, я рад, что приехал домой с той невестой, которая мне нужна.

— Мне кажется, Ринго тоже рад, что ты поступил именно так.

— Ну, моя девочка. Я начал было думать, что, выйдя замуж, ты потеряла свою прелестную язвительность.

Но вместо того, чтобы рассмеяться, Касси просто зарылась в его плечо.

— В чем дело? Касси…

— Я просто счастлива, — наконец проговорила она. — Боюсь, что все это не настоящее.

Шэйн приподнял ей подбородок.

— Все это самое настоящее, Касси, девочка. И не сомневайся, я всегда буду чувствовать то, что чувствую сегодня. Не говорю, что у нас не будет трудностей, но я всегда буду любить тебя.

Одинокая слеза покатилась по щеке Касси, Шэйн нежно вытер ее своим огрубевшим пальцем. Она закрыла глаза, пряча слезы за длинными темными ресницами. Когда же она снова взглянула не него, глаза ее сияли.

— Моя любовь к тебе, Шэйн, никогда не изменится. Я буду любить тебя сегодня, завтра, всегда.

Со стоном Шэйн привлек ее к себе, и Касси почувствовала, как дрожь пронзила все его тело. Внезапно по жилам потекло пламя, пламя, которое мог погасить только он.

Шэйн снял с нее сначала вуаль, потом фата и платье упали на толстый ковер, покрывавший пол.

Нетерпеливо Шэйн избавился от своей одежды и присоединился к Касси на огромной старинной кровати, где начинало свою семейную жизнь не одно поколение Лэнсеров. Голубые завязки шелковой рубашки уступили сильным рукам Шэйна. У него перехватило дыхание, когда он узнал чулки и подвязки, которые подарил ей много месяцев назад на городских танцах. Благоговейно Шэйн спустил их с ноги, целуя колени и нежную кожу на внутренней части бедер. Волна пленительной дрожи прошла по телу Касси, когда он нежными медленными движениями снимал чулки с вышитыми розами.

Ощущения накладывались на воспоминания. Когда чулки и рубашка полетели на пол, Шэйн приподнял ее ноги и поцеловал чувствительную кожу щиколоток. Затем его руки скользнули по икрам, вверх по бедрам и замерли, лаская черные завитки волос, росших между ног.

Касси подумала, не умрет ли она от блаженства. Внезапно ею овладело безудержное нетерпение — она хотела его, всего целиком. Ее руки коснулись его груди, шелковистых волос, росших на груди, гладили мускулы, вздувшиеся на спине, его жесткие ягодицы. Почувствовав отзыв на свои ласки, Касси стала откровеннее и взяла в руки его возбужденный член. Услышав стон удовольствия, она продолжила свои ласки. У нее перехватило дыхание, когда руки его начали искать и обнаруживать ее секреты.

Касси металась от наслаждения на тонких простынях и жаждала его все больше и больше. В этот миг Шэйн накрыл ее своим телом, и она ощутила тяжесть драгоценной ноши. Рука его нежно гладила ее волосы, а губы приникли к ее губам. Чувства, которые возбуждал в ней его язык, уступали разве лишь огню, который зажигало в ней его тело, когда он проникал в нее. Каждый толчок приближал ее все ближе к краю пропасти, до которого она дошла вместе с ним в самый первый, памятный день.

В тот самый миг, когда она ждала, что удовольствие вот-вот переполнит ее, Касси услышала, как Шэйн прохрипел ей в ухо:

— Я люблю тебя, Касси, девочка.

Внезапно мир взорвался еще раз. Тусклый огонь камина высвечивал вздымавшуюся грудь Шэйна, поблескивал в капельках испарины, покрывавшей их тела. Когда сильные руки Шэйна заключили ее в свои объятия, сердце Касси сладостно защемило.

Она повернулась к нему, запечатлевая в памяти каждую черточку его лица, каждую линию, каждую морщинку вокруг глаз, говорившую о множестве улыбок, живших в нем. На мгновение она опустила ресницы, вспомнив об одинокой жизни, которую вела до встречи с ним, о достойном сожалении прошлом, а затем вновь широко раскрыла глаза. Союз между Лэнсерами и Дэлтонами навсегда уничтожил прошлые обиды. Свет, засиявший впереди, сулил новые горизонты, новую жизнь, новое наследие.

— Да, Касси, девочка, я привел домой именно ту невесту, которая мне нужна.

— Сегодня, завтра…

— И всегда.