Прочитайте онлайн Летняя роза | ГЛАВА 42

Читать книгу Летняя роза
2418+4440
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Ручкина

ГЛАВА 42

Дождь лил мощными потоками. Касси стояла у окна и через запотевшее стекло смотрела наружу. От каждого шквала ветра, от тяжелых потоков воды земля, казалось, вздрагивала и стонала. Касси свернула последнее письмо, вложила его обратно в конверт, подошла к комоду и убрала в ящик.

Она забыла о письмах, которые отыскала Милисент в первые дни приезда сюда, и вспомнила только теперь, после поразительных откровений вчерашнего вечера, желая отыскать ключ к своим тревогам. Она решила перечитать их и узнать, не содержат ли эти письма, столь бережно хранимые дядей, ответа на мучившие ее вопросы. Да, в них был ответ.

Мягкий и нежный человек, каким она знала и помнила дядю, ожесточился из-за любви к матери Шэйна. Из-за неразделенной любви, из-за отвергнутой любви. Окончательное, страшное отречение, когда он пообещал забыть собственного сына, ожесточило его и подтолкнуло к тому, чтобы воспользоваться зависимым положением соседей с одной-единственной целью — наказать отца Шэйна.

Вернувшись обратно к окну, Касси вздрогнула, заметив неясный силуэт приближавшегося всадника. Словно загипнотизированная, смотрела она, как он пробивается сквозь потоки низвергавшейся с небес воды. Когда он торопливо застучал в дверь, Касси невольно вздрогнула.

Милисент еще до грозы уехала в город и, видимо, застряла там. Касси знала — пришло время сведения счетов. Понимая, что она совершенно одна в доме, Касси на мгновение закрыла глаза, мечтая оказаться за мошной оградой, желая, чтобы непрошеный гость так и остался стоять там, на крыльце.

Стук в дверь возобновился, на этот раз сильнее и настойчивее. Преодолевая давление ветра, Касси осторожно приоткрыла дверь. Без всякого приглашения внутрь ввалился Джекоб Робертсон и принялся, дико озираясь, оглядывать ее аккуратно прибранную комнату. Касси попыталась сдержать стук своего сердца.

— Мой парень здесь, у тебя? — без всякой преамбулы спросил Робертсон.

— Сами видите, его нет. — Касси не знала, успокоиться ли ей или, наоборот, волноваться. Но ее ответ был вежлив. Почти.

— Он все еще с твоим братом? Я встретил Фредерикса, который пытался добраться домой. Он сказал, что часа два назад видел их обоих вместе.

Касси пристально вгляделась в лицо Робертсона. На нем явно читался не гнев, а страх.

— К чему эти вопросы?

— У тебя на башке два глаза, посмотри! — Он указал на окно.

— Имеете в виду дождь?

— И наводнение.

— Какое наводнение?

— Бурное затопление, и не дай Бог оказаться в это время в неподходящем месте, когда оно случается. Теперь ты скажешь мне, где мой парень, или ты хочешь дать ему утонуть?

— Майкл взял Зака и Эндрю на каньон…

Джекоб замер, его багровое лицо побелело, в глазах отразился страх, голос пропал почти до шепота.

— На каньон?

Касси почувствовала, как страх вспыхнул внутри, когда она буквально физически ощутила ужас, поразивший Джекоба.

— Что? — Когда он не ответил, она схватила его и встряхнула. — Что насчет каньона?

— Надвигается бурное наводнение. Потоки, стекающие в каньон, переполнив его, в мгновение ока превратятся в подобие бурной реки. А эта твоя плотина сделает наводнение в два раза более быстрым. Теперь она — смертельная ловушка.

— Но ведь плотина пропускает воду, — возразила она.

— Мало. При таком дожде, как сейчас, от этой чертовой дырочки никакого проку.

От охватившего ее ужаса сердце Касси почти остановилось.

— Что мы можем сделать?

— «Мы»? Тут нет никакого «мы», дамочка. Там мой ребенок, и я должен спасти его.

— Я и гроша ломаного не дала бы за твою жизнь после того, как ты убил моего дядю, но твой сын тут ни при чем. И ради него я сделаю все возможное.

Глаза Робертсона, казалось, вбирали ее в себя, тем временем мозг Касси судорожно работал, пытаясь найти выход.

— А если мы взорвем плотину? — высказала Касси пришедшую в голову мысль.

— Ты хочешь взорвать плотину? — удивление Джекоба повисло в воздухе.

— Не собираюсь жертвовать жизнями невинных детей ради какой-то плотины, — воскликнула она, не в силах понять бесчувственности этого человека.

Взгляд Робертсона медленно скользнул по ней, затем, кивнув, он произнес:

— Нужно достать динамит.

Касси вопросительно посмотрела на него.

— Ближайший и самый быстрый путь — это Лэнсер. У него найдется все, что тебе нужно. А я посмотрю, смогу ли добраться к ребятам до того, как прибудет вода.

Робертсон коснулся полей шляпы и направился к двери, готовясь продолжить схватку с бурей. На мгновение он остановился, затем обернулся.

— Я здорово ненавидел твоего дядю. Так сильно, что вполне мог бы его убить, но я к нему и пальцем не прикоснулся.

Касси внезапно замерла, сердце ее опустилось в пятки.

— Но я знаю, кто сделал это. — Робертсон вглядывался в лицо Касси, словно ожидая, что она начнет молить назвать ей имя убийцы. Однако она молчала, и эта сдержанность говорила гораздо красноречивее слов. — Фредерикс.

Касси вспомнила свои смутные предчувствия в отношении Фредерикса и тут же почувствовала озноб от холодного ночного воздуха. Сколько раз она пыталась представить, как поведет себя, когда узнает правду о дядюшкиной смерти. Но теперь, когда этот момент настал, она испытывала странное спокойствие.

— Почему?

Робертсон окинул взглядом сени, заметил свернутую кольцами веревку, лежавшую около кладовки. Быстро подошел, забрал ее и ответил:

— Деньги. Он не предполагал, что у Люка может оказаться наследник. Он пытался запугать старика, чтобы тот продал землю, когда тот сорвался с обрыва. Не думаю, что даже Фредерикс собирался убить его, просто случай — обломился край обрыва. — Робертсон торопливо пожал плечами. — Фредерикс собирался обложить всех королевской данью за пользование водой. Тогда у него появилась бы собственная империя.

— Откуда ты это знаешь?

— Фредерикс с чего-то решил, что я самый что ни на есть подходящий человек для такой работы. Думал, мне ничего не стоит убить Люка, чтобы расплатиться с ним за все, что он причинил моей семье.

Робертсон бросил на кухонный стол тяжелую золотую застежку, Она со стуком упала, тускло блеснув в свете керосиновой лампы.

— Вот что ты видела в тот день там, на краю обрыва, на том месте, где умер твой дядя. Это застежка Фредерикса, на ней его инициалы.

— Почему же никто до этого никогда не был там раньше?

— Потому что никого не волновало то, что случилось с Люком Дэлтоном. Большинство были рады, что он умер.

— Как же ты узнал, что Фредерикс убийца дяди? Только по его застежке?

— Думаешь, каждый наряжается в костюм с такими застежками, когда лезет в горы и заросли с колючками? А такие застежки никто не носит с обычными брюками и рабочей рубахой.

Касси смотрела на прямоугольную застежку и молчала.

— Ты когда-нибудь видела его грязным? — спросил Робертсон, наматывая веревку кольцами вокруг согнутой в локте руки.

— Нет.

Робертсон продолжил:

— А еще потому, что это единственная работа, на которую нельзя нанять кого-то другого и сохранить дело в тайне.

— Но если он пытался нанять тебя…

— У меня также не было повода мешать ему.

Касси медленно взяла в руки вещественное доказательство, повернула его к свету и увидела выгравированные инициалы. Голос ее звучал глухо, когда она подняла глаза.

— Но почему же ты по крайней мере не сказал ничего шерифу? Особенно, если Фредерикс предлагал тебе…

— Я уже сказал, от меня мало пользы твоему дяде. Я не смог его убить, но я был рад, что он умер.

Касси печально покачала головой — как много ненависти и лжи. И чего каждый из них добился?

Джекоб открыл дверь и посмотрел на ливень, секший воздух плотными косыми струями и колотивший по крыше крыльца.

— Шевелись побыстрее, леди. Через час в лучшем случае от этого каньона не останется и следа.

Или от ребят.

— Я могла бы послать Фоулера… — начала было она.

— Кто, черт тебя подери, по-твоему, делал всю грязную работу на Фредерикса? — Робертсон уставился на нее так, словно она сошла с ума.

Касси передернуло. Значит, Шэйн был прав и в отношении Фоулера также. Как только дверь за Джекобом захлопнулась, она бросилась переодеваться в брюки. Натянув пончо и шляпу, она подумала: что хуже — встретиться лицом к лицу с бурей или взглянуть в глаза Шэйну, зная, что напрасно обвиняла его?

* * *

Она нашла Шэйна на конюшне в Лейзи X., где он торопливо седлал коня. Дождь стекал с ее пончо и с полей шляпы, пока она стояла в тени сарая. Услышав ее, Шэйн резко повернулся, на лице отразилось одновременно облегчение и разочарование.

— Я подумал, это Майкл. — Он повернулся к коню и продолжил закреплять седло.

— Хотела бы, чтоб было так, — она произнесла это тихо, но в голосе звучало страдание, которое она безуспешно пыталась скрыть.

Он медленно повернулся.

— Что ты имеешь в виду?

— Что Майкл взял Эндрю и Зака в каньон на стремнину.

Шэйн хотел что-то сказать, но не проронил ни слова.

— Мы должны взорвать плотину, Шэйн…

Голова его вскинулась, а глаза сузились.

— И мне понадобится твоя помощь, — договорила она.

— Да, сейчас самое дьявольски подходящее время, чтобы дозреть до такого признания.

— Я бы сказала, что сейчас действительно страшное время, вне зависимости от того, что я признаю.

Сверкнувшие глаза Шэйна явно оспаривали ее высказывание, но он быстро закончил седлать своего коня. Не говоря ни слова, взял взрывчатку и рассовал по седельным сумкам.

— Оставайся в доме и обсохни. Вернусь, когда найду ребят.

— Я сказала «мы», Шэйн…

— Ты что, собираешься спорить сейчас? Может ли тебя хоть что-нибудь угомонить?

— Не знаю, если ты всегда будешь заводить меня. Ты собираешься терять время на споры, или же мы едем взрывать плотину?

Шэйн едва мог поверить в то, что все еще стоял здесь и спорил с нею, когда вокруг бесновалась буря.

— Ну ладно, раз идешь, пошли, — наконец бросил он, подводя коня к большим двойным дверям.

Ливень больно резанул по лицам. Опустив поля шляпы пониже, Касси крепко держалась в седле, когда они быстро скакали по направлению к плотине. Огромные валы воды перекатывались через низкие берега русла речушки, создавая страшную картину земли и наступающего на нее моря. Просто не верилось, что это море еще совсем недавно было твердой землей. Зрелище так поразило обоих, что они, не сговариваясь, повернулись друг к другу. Совсем новое чувство крайней необходимости заставило их стремительно броситься вперед.

Приближаясь к плотине, Шэйн схватил поводья ее лошади. Стараясь перекричать ветер, он замедлил бег коня.

— Нужно найти место, где можно переправиться, иначе придется объезжать вокруг.

Касси молча кивнула, сомневаясь, что он смог бы расслышать ее слова среди оглушающего рева бури. Они осторожно выискивали тропу среди размытых берегов ручья. Шэйн, не выпуская ее поводьев, начал переправляться через реку. Внезапно он резко повернул назад, увлекая за собой Касси. Он показал на бурлящую воду, и Касси взглянула в направлении его руки. Вниз по реке по направлению к ним среди мутных потоков неслась шляпа — черный цилиндр, — знакомая шляпа, в которой постоянно ходил Фредерикс.

Они взглянули на противоположный берег. Конь Фредерикса отчаянно старался выбраться на берег. В ужасе они смотрели, как бока животного бешено вздымались от неимоверных усилий и как он все-таки одолел быстро исчезающий берег.

От того, что предстало их взору, Касси почувствовала дурноту. Рука Шэйна с силой сомкнулась на ее запястье, когда они увидели, как на поверхность всплыл экипаж Фредерикса, влекомый мощным предательским потоком. Шэйн передал ей поводья обоих коней, быстро соскочил в воду, схватил веревку, сделал петлю и метнул лассо в реку.

Касси с ужасом заметила, как Шэйн поскользнулся в воде. Но он быстро вскочил на ноги и побежал вдоль берега, сматывая веревку для повторного броска. Вновь веревка бесполезно упала в реку. Касси прижала руку ко рту, она видела, как шевелились губы Шэйна, и догадалась, что он кричал Фредериксу хвататься за веревку. Но, поскольку ливень глушил все звуки, она сомневалась, что Фредерикс слышал голос Шэйна.

Фредерикс скрылся под водой. Касси, затаив дыхание, следила, как он отчаянно борется, пытаясь остаться на поверхности. Фредерикс еще держался, но Касси видела, как он слабел с каждым мгновением, и, наконец, силы оставили его. Как раз в этот момент Шэйн бросил лассо в третий раз, и оно достигло цели, но Фредерикс остался неподвижным. Шэйн попытался вытянуть веревку, но она зацепилась за корни вырванного дерева. Шэйн крепко вцепился в веревку. Касси считала минуты, тянувшиеся неимоверно долго, и видела, как напрягся Шэйн, почти чувствовала, как веревка врезается в его руки. Древесный ствол наконец всплыл под напором мощной волны и понесся прочь. Преодолевая сопротивление бешено мчащегося потока, Шэйн подтянул неподвижное тело Фредерикса к берегу.

Касси спустилась с седла, ведя лошадей за собой следом. Когда она подошла к Шэйну, ему не пришлось ничего говорить. Его расстроенное лицо говорило само за себя. Слишком поздно — Фредерикс был уже мертв. Она не чувствовала вкуса победы от мысли, что убийца ее дяди мертв. «Еще одна бесполезная смерть», — подумала она, качая головой. Страх за безопасность ребят, однако, пересилил все остальные чувства. Жуткое видение, как три тела вытягивают из воды, заставило ее действовать.

Проворно они вскочили в седла и двинулись вперед, отбросив в сторону всякую осторожность, потому что теперь знали, что им придется ехать длинным окружным путем. Если пытаться пересечь бушующую реку, то ребят не спасти; если Шэйн и Касси не смогут пересечь реку, ребята лишатся единственной надежды на спасение.

Они отчаянно боролись с ливнем, грозившим лишить их храбрости или смыть с исчезающих берегов в бурлящий поток. Касси чувствовала, с каким трудом продвигалась ее лошадь: белые хлопья пены появлялись у нее на губах и тут же исчезали в потоках воды, окатывавшей их со всех сторон. Крепко держась в седле, Касси горячо молилась, чтобы лошади не оступились.

Когда впереди показалась плотина, Касси готова была вскрикнуть от облегчения. Вместо этого она посмотрела на Шэйна: лицо его выражало решимость, а когда он повернулся к ней — надежду.

Как только Шэйн спешился, она стразу взяла поводья лошадей, пока он распаковывал взрывчатку. Дождь прилепил пончо к ее телу, пока она выискивала место, куда бы привязать лошадей. Отыскав дерево, она обмотала вокруг ствола поводья и бегом вернулась к Шэйну. Крикнув так, чтобы он расслышал ее, она схватила его за руку.

— Я хочу тебе помочь!

Он покачал головой, но она продолжала держать его руку. С ее помощью они быстрее взорвали бы плотину.

— Ладно, — прокричал он в ответ. — Только не делай заряды слишком большими.

Он показал ей, как вставлять взрыватели, и она кивнула, осторожно принимая динамит и провод от взрывного устройства. Они разделились и принялись устанавливать заряды. Каждое прошедшее мгновение напоминало им о Майкле и Эндрю.

Каждое мгновение казалось мучительно долгим, но в то же время летело прочь удивительно быстро. Они добрались до середины плотины и там встретились. Борясь со страхом, сдавившим горло, Касси отступила назад, когда Шэйн установил последний заряд. Отбегая назад в укрытие, Касси поскользнулась и с облегчением вздохнула, когда сильные руки Шэйна уверенно поддержали ее, пока они не добежали до конца.

Шэйн взял подрывную машинку и приготовился нажать ручку. С испугом Касси посмотрела на него, он ободряюще взглянул в ответ, она кивнула и закрыла глаза.

Взрыв прозвучал невероятно, оглушающе громко, и так близко, что Касси показалось, будто ее приподняло и понесло по воздуху. Но когда она плюхнулась в ледяную воду, то поняла, что ничего не показалось. Взрыв швырнул ее в речной водоворот, куда тут же устремились рухнувшие остатки плотины.

Борясь с потоком, грозившим утопить, увлечь в свою смертельную глубину, Касси схватилась за проплывавшую мимо ветку. Отчаянно барахтаясь, стараясь добраться до берега, она вдруг осознала, что ее несет течением. Стараясь справиться со страхом, который, как она знала, способен парализовать, Касси крепко вцепилась в свой сук, стараясь держать голову на поверхности.

Поток несся с огромной убийственной силой. Касси судорожно глотнула воздух и выплюнула полный рот воды, когда вновь очутилась на поверхности. Тяжелое пончо камнем тянуло ко дну, волокло по течению. Каждый вдох, казалось, обжигал легкие, а мышцы на руках и ногах гудели от неистового напряжения. Пронизывающая ее холодная вода сковывала движения, кожа посинела, тело охватывала ледяная дрожь. Берег мелькал, и ей казалось, что она мчится быстрее обломков, грозивших накрыть ее с головой.

Касси подумала, что если закрыть глаза, то придет облегчение и прекратится ужасный холод и страх. Она вздрогнула, когда что-то, и отнюдь не мягко, ударило ее по голове. Пока она пыталась понять, что бы это могло быть, удар повторился. Глядя сквозь ливень, застилавший глаза, Касси увидела, что это веревка. Борясь с верной смертью в реке, Касси запаниковала, когда потянулась за ней, но веревка исчезла.

Запас ее хрупких сил был почти на исходе, когда она вновь увидела веревку. На этот раз, собрав все силы, она ухватилась за нее, но большие пальцы отказывались сгибаться. Чувствуя, как горячие слезы смешиваются с водой, грозившей поглотить ее, Касси боролась с рыданиями, вызванными страхом и лишившими ее сил не меньше, чем потоки воды. Когда веревка появилась вновь, она вся устремилась к ней, вытянула руки, вытянула пальцы. Она ее схватила!

Вцепившись изо всех сил, она повисла на веревке. Быстрые рывки с другого конца начали подтягивать ее к берегу. Когда сильные руки Шэйна подняли Касси, привлекая к себе, она прильнула к нему, теряя последние остатки сил. Ей нужна была его сила, его помощь. Призрак смерти был еще слишком свеж в памяти, чтобы его забыть. Продолжая всхлипывать, она почувствовала, как он обернул свое пончо вокруг них обоих.

Нежно его рука провела по контуру ее лица. С каждым движением Шэйн чувствовал любовь, которую никак не мог выразить, но ливень мешал говорить. Вместо этого он подхватил ее на руки и понес туда, где были привязаны лошади.

Помня, что нужно срочно отыскать Майкла и ребят, Шэйн поборол свои чувства, не в силах удержаться, чтобы не задержать ее на мгновение дольше, чем нужно. То, что он чуть не потерял ее, разрушило оковы прошлого, сдерживавшие его. Шэйн больше не мог таить своей любви к ней, как не мог удержать поток, проносившийся мимо, — поток воды, дающей жизнь, а теперь чуть не ставшей причиной гибели. Губы его слегка прикоснулись к ее губам, почти мимолетно.

— Теперь ты в безопасности, Касси, девочка, и я никогда не позволю несчастьям коснуться тебя. Ты моя, и ничто и никогда не разлучит нас. Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня? — прошептал он ей на ухо. Он почувствовал, как она устало провела пальцами по его залитой дождем шее.

Дождь бил в их лицо, стекая ручьями по глазам, по щекам, по губам. Лицо Касси сказало ему все, что он хотел бы услышать. Он видел, как усталость одолевает ее, в то время как она зарылась щекой ему в шею, а ее нежные мягкие губы коснулись его щетины. Когда она подняла на него свои полные печали и надежды глаза, он почувствовал, как ему на сердце поставили вечное клеймо.

Шэйн быстро достал из-под седла намокшее одеяло и обернул его вокруг нее, глубоко обеспокоенный синевой, проступившей на коже рук и ног Касси. Ее веки закрылись, и он понял, что она потеряла сознание. Он крепко прижал к себе ее хрупкое тело, стараясь теплом своего тела согреть ее замерзшие конечности.

Душа его разрывалась на части, он понимал, что должен отвезти ее домой, убедиться, что она в безопасности и в тепле, но судьба их братьев все еще оставалась неизвестной. Он покачал головой, надеясь прояснить мысли. Посмотрев на другой берег реки, он увидел три лошади — и одна из них была Майкла! Шэйн с жаром и быстро прошептал слова благодарности Господу.

Судя по тому, как они махали руками и кричали, он понял, что оба парня и Майкл были целы и здоровы и находились в безопасности, по ту сторону реки. Эндрю и Зак показали в направлении имения Дэлтонов. Очевидно, они собирались направиться в дом Касси переждать там бурю. Довольный, что видит их живыми, Шэйн помахал в ответ, показывая, что все понял. Взглянув на все еще неподвижную Касси, он с облегчением вздохнул: его выбор сделан.