Прочитайте онлайн Легкомысленная соблазнительница | Глава 6

Читать книгу Легкомысленная соблазнительница
3916+1628
  • Автор:
  • Перевёл: А. А. Бузина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

Джина вздрогнула, уловив сетчаткой глаза движение света, и лишь потом осознание того, что ее обволакивает мощное тело, выдернуло ее из мира грез. Размеренное дыхание шевелило волосы на ее затылке, тяжелое предплечье устроилось на ее животе, а что-то длинное и твердое прижималось к ее ягодицам.

«Боже мой, я лежу в постели с Картером Прайсом, и он тверд как скала, – мелькнуло в ее голове. – Снова!»

Этот мужчина обладал стойкостью и выносливостью призового жеребца – и немало узнал за прошедшие десять лет. Джина отмахнулась от досадной мысли о том, что, хоть она и была у Картера первой, явно не стала для него последней.

Неудивительно, что она чувствовала себя обмякшей, пресыщенной, – Джина потянулась на матрасе, проверяя чувствительное место между бедер, которое немного саднило.

И тут огромная ладонь по-хозяйски схватила ее за грудь.

– Доброе утро, моя сладкая.

Джина оглянулась на хриплый полусонный шепот:

– Проснулся?

Одно веко приподнялось, и кобальтовая синь замерцала в отсвете залива. Губы растянулись в улыбке.

– А разве ты не понимаешь?

Его вздыбленная плоть упиралась в ее попку. Джина нервно засмеялась:

– Забудь об этом, Ретт. После этой ночи я выведена из строя как минимум на неделю.

Теплая ладонь оторвалась от ее груди, чтобы, поглаживая, обвиться вокруг бедра.

– Ты в этом уверена?

Джина не была уверена, но в пререкания вступать не собиралась. Потому что рядом с Картером ее сила воли уступала первенство ее либидо. И, к несчастью, он прекрасно знал это, судя по лукавой усмешке и скользнувшей к ее ягодицам руке.

Смахнув его ладонь, Джина отбросила одеяло и выскочила из кровати:

– Мне нужно пошевеливаться. – Она взглянула на стоявшие на тумбочке часы. – Я встречаюсь со своими клевыми чувихами в свадебном салоне в Бруклине в одиннадцать. Мы примеряем наряды подружек невесты, и мне нельзя опаздывать.

– И кто из нас теперь зануда? – Картер приподнялся, подоткнув под спину подушки.

Джина подняла с пола безнадежно измятое платье, неловко прикрывшись им, и принялась искать остальные предметы своего гардероба. Картер явно наслаждался этим шоу, подложив руку под голову.

– Ты не против, если я воспользуюсь твоим душем? – спросила она, стараясь игнорировать его излишне чувственный взгляд.

– Конечно нет. Составить тебе компанию?

– Лучше не надо, – поспешила ответить Джина, схватив лифчик, свисавший с угла огромного плазменного телевизора. – Тогда я точно опоздаю.

И тут на корпусе спутниковой антенны она заметила то, что осталось от ее кружевных трусиков.

– Черт возьми…

Как же она объяснит отсутствие нижнего белья подружкам в примерочной? Часы показывали уже 9:50 – она не успевала заскочить домой. Может быть, получится забежать в какой-нибудь магазин по дороге? Или уже в салоне переговорить с глазу на глаз с подругой Риз? Интересно, в свадебных салонах продается нижнее белье?

– Там будет моя сестра?

Джина молча уставилась на Картера, сбитая с толку его вопросом, а он добавил:

– Ты не могла бы ей передать, чтобы она мне позвонила? Нам нужно договориться о встрече.

И тут вся глупость того, что она наделала, предстала перед Джиной с пугающей ясностью. Оставшиеся от трусиков лохмотья выпали из онемевших пальцев.

После шести месяцев воздержания – и редких встреч с Джастином, ее верным вибратором – Джину угораздило «развязать» с единственным мужчиной, который гарантированно испортит ее дружбу с чувихами.

– В чем дело? Это из-за трусиков? – спросил Картер, потянувшись к гостиничному телефону. – Не бери в голову. Я закажу тебе новые.

– Нет, не нужно, дело не в этом… – Джина вскинула руку, мешая Картеру набрать номер консьержа. – Там, в салоне, будет Марии.

– Ага, я так и понял. – Картер невозмутимо положил трубку. – Ты ведь сказала про клевых чувих. Так ведь называли вас парни, верно? Ты, Марии, Риз и та чокнутая серая мышка.

– Кэсси не чокнутая, она просто гениальная, и, учитывая то, что она вот-вот выйдет замуж за Сэма «Така» Такера, футболиста, я бы сказала, что мышки нынче пошли сексуальные.

Они называли себя Четверкой клевых чувих, потому что их дружба была по-настоящему клевой. По крайней мере, для Джины. Ее мать умерла давным-давно, Джина ее совсем не помнила, а девочек в школе всегда считала соперницами. Но за год обучения в Хиллбруке Джина поняла, как важна бывает женская дружба. И она разрушила ее своими же руками…

– Нападающий из Национальной футбольной лиги? – тихо присвистнул Картер, явно впечатленный. – Тот самый, да?

– Точно. – Джина снова прижала одежду к голым грудям, заметив его откровенный взгляд.

– Черт, ты уверена, что должна бежать? Давай я напишу эсэмэску Марии, предупрежу ее, что ты опоздаешь?

– Нет! – взвизгнула Джина, словно вся кровь, отхлынув от мозга, взорвалась в ее сердце. – Ты этого не сделаешь!

Картер недоуменно нахмурился:

– А почему бы и нет? Мне все равно нужно договориться с ней о встрече. – Расплывшись в фирменной сексуальной улыбке, он потянулся к подолу платья Джины и игриво потянул его на себя. – И это дало бы мне время заказать новые трусики. А тебе – принять душ.

Она выдернула платье из его пальцев. Он что, совсем спятил?

– Ты не расскажешь об этом Марии! О нас. О прошлой ночи. Ты не можешь так поступить.

– Почему это не могу?

– Потому что я не хочу, чтобы она знала.

– Что за чушь? Не думаешь же ты, будто ей вообще неизвестно, что я занимаюсь сексом?

– Конечно, не думаю, но она ведь не знает, что ты занимался сексом со мной!

– Пока не знает. – Картер схватил ее за руку и потянул обратно к кровати. – Но я не собираюсь держать это в тайне. С какой стати?

Джина вырвала у него руку:

– Потому что Марии не должна об этом узнать.

– Ты не ответила на мой вопрос.

– Пожалуйста, Картер, сделай мне одолжение, – поумильнее надула губки Джина, – не говори Марии о нас. Когда это произошло в первый раз, я наговорила ей столько чудовищного! И мне очень не хочется заново переживать все это.

Картер пожал плечами:

– Ладно, с меня не убудет…

– Поклянись на мизинце, – взмолилась Джина. И продемонстрировала смешную технику клятвы, приложив к сердцу мизинчик, а потом поцеловав его кончик.

– Отвали, Каррингтон. Я не даю клятв на мизинцах.

– Почему нет?

– Потому что это девчоночьи забавы, а я парень. – Его губы вздернулись в озорной усмешке. – Хочешь, я это докажу?

– Ни в коем случае. – Она предусмотрительно отошла подальше. – Я должна принять душ. Одна.

Джине следовало быстрее унести ноги, независимо от того, как сильно ей хотелось остаться. Секс с Картером был ошибкой – хотя бы потому, что Джина не могла запросто обвести его вокруг пальца, как всех остальных мужчин. Продолжения все равно не будет. В конце недели Картер благополучно вернется в свою Саванну, а до этого момента стоит держаться от него подальше.

– А ты ничего не забыла, моя сладкая? Моя младшая сестренка уже не столь невежественна в вопросе плотских отношений, как когда-то. – Его взгляд многозначительно скользнул по ее голой попке. – Что-то мне подсказывает, что она может обо всем догадаться, когда обнаружит тебя без трусиков.

И он засмеялся, явно наслаждаясь ее бедственным положением.

– Ой, да пошел ты… – рассердилась Джина и поспешила в ванную.

– Когда ты сходишь с ума, твоя попка выглядит очень мило.

Показав Картеру средний палец, Джина хлопнула дверью ванной.

– И о чем ты только думала? – резко бросила она себе, когда в лицо ударила струя горячей воды.

Ситуация грозила обернуться катастрофой – и, подобно всем остальным катастрофам в жизни Джины, нынешняя произошла бы исключительно по ее собственной вине.

Картер снял трубку гостиничного телефона:

– Соедините меня с консьержем.

Черт, Джина сводила его с ума! Она волновалась о таких странных вещах… Сейчас Марии явно было не до них. Сестра уже не казалась прежней витающей в облаках романтичной натурой, да и он сам больше не был тем почитаемым и обожаемым старшим братом.

Марии жила в Нью-Йорке пять лет – сама пробивалась в большом городе и упорно не разрешала ему быть хоть какой-то опорой. Картер гордился сестрой и тем, чего она достигла, хотя никогда не говорил ей об этом, боясь обвинений в излишней опеке. Сестра строила свою жизнь вдали от Саванны и уже не интересовалась его личной жизнью. Так почему Джина так боялась того, что Марии о них узнает?

Картера соединили с консьержем, и он дал тому поручение, посулив солидно вознаградить, если просьба будет выполнена в течение ближайших двадцати минут. Картер решил, что Джина, как истинная женщина, вряд ли выйдет из ванной раньше.

Вслушавшись в шум воды, он представил, как мыльная пена скользит по ее роскошному телу. В паху тут же заныло, и чувственное видение обернулось утренней эрекцией.

Сегодня Картеру предстояло отправиться в отель «Вальдорф», на встречу с китайскими инвесторами. Откопав в чемодане спортивные штаны и футболку, он заказал по телефону завтрак.

В ожидании он остановился у стеклянной стены, наслаждаясь великолепным видом и ощущая себя пресыщенным, отдохнувшим и возбужденным. Джина была для него просто идеальной сексуальной партнершей, такой же неистовой и ненасытной в постели, как и он сам. А вот к вопросу следовавших за сексом обязательств относилась даже осторожнее его.

Увы, Джина явно считала, что ее дружба с Марии – достаточно веская причина, чтобы положить конец их отношениям. Картер не мог этого допустить. Пять мучительных лет он подавлял сексуальные потребности, чтобы лишний раз не заставлять жену психовать, а потом еще пять лет пытался найти кого-то, кто был бы счастлив эти потребности удовлетворить, не требуя взамен чего-то большего. И теперь понимал, какой редкостью была Джина.

Картер не собирался упускать ее во второй раз. Не раньше, чем они досыта насладятся друг другом за время его пребывания в Нью-Йорке. Да, она была вспыльчивой, но укрощение Джины и ее взрывного темперамента было одним из факторов ее притягательности. Раньше она могла ловко обводить его вокруг своего идеально наманикюренного пальчика, но сейчас Картер был достаточно смелым, чтобы приручить ее.

Спустя почти час Джина влетела в спальню люкса, обнаружив заканчивающего завтрак Картера с «Уолл-стрит джорнэл» в руках.

Уйма времени ушло на то, чтобы принять душ, вымыть и высушить волосы, сделать приличный макияж с помощью имевшегося в сумочке скудного «аварийного запаса» и отпарить складки на измятом платье. Ну а кроме того, Джине требовалось точно сформулировать то, что она собиралась сказать, чтобы закончить эту безумную связь как можно быстрее и без лишнего шума. Ей требовалось дать отставку Картеру прямо сейчас, причем так, чтобы он не счел это своего рода вызовом. Джина уже успела понять, что этот мужчина просто не умел проигрывать.

Джина пробыла в ванной дольше, чем рассчитывала, и теперь на все остальные дела у нее оставалось не больше десяти минут – если, конечно, она не хотела всерьез опоздать в салон, вызвав множество неудобных вопросов у подруг.

– А, вот и ты! – Картер сложил газету и бросил ее на стол. – Я заказал тебе завтрак, но он наверняка уже остыл.

Картер приподнял выпуклую серебряную крышку над стоявшей напротив тарелкой, явив взору роскошный набор из свеженарезанных фруктов, вафель и сиропа. От этого великолепия у Джины потекли слюнки.

– Мне очень жаль, но у меня нет времени, чтобы по достоинству оценить эти яства. Может быть, я быстро выпью чашечку кофе?

– Не вопрос. – Картер опустил крышку обратно и, взяв серебряный кофейник, налил чашку кофе. В воздухе разнесся пьянящий аромат. – Сливки и сахар, моя сладкая? – поддразнил Картер.

– Чистый черный. – Джина схватила чашку и залпом проглотила горьковатую жидкость, чувствуя себя немного уязвленной его невозмутимостью. И, собираясь с духом, влезла в свои босоножки на шпильках. – Что ж, полагаю, пора прощаться? Ночь была классной.

– Еще какой классной. – Картер скользнул по ее фигуре чувственным взглядом.

– Верно, просто… – Джина подняла кверху большой палец. – Ну все, пока.

Она направилась к двери, так и не проронив ни единого слова из речи, которую так тщательно готовила. Все и так было ясно: она стала одним из многочисленных трофеев этого плейбоя.

– Возьми, Джина.

Сердце подпрыгнуло в груди, и Джина обернулась:

– А?

– У меня есть для тебя кое-что. – Картер взял с кровати бледно-голубую бумажную сумочку с логотипом дорогущего дизайнерского бутика и протянул ей.

Безмерно удивленная, Джина взяла пакетик. Почему он купил ей подарок? И почему так оглушительно бьется ее сердце?

Открыв сумочку, она вытащила изысканные красные кружевные трусики и засмеялась:

– О… – Она не знала, что сказать. Ее тронуло то, что Картер подумал об этом. – Спасибо. Очень заботливо с твоей стороны.

– Не совсем, – лукаво усмехнулся он. – Это не проявление заботы – скорее необходимость. У тебя невероятно короткое платье. И я не хочу, чтобы кто-то, кроме меня, заметил твою голую попку.

Краска залила ее лицо, а томительное пламя уже вовсю раздувалось в ее лоне. Джина сбросила туфли и натянула красные кружева, торопясь прикрыть голые ягодицы.

Схватив свою сумочку, она коснулась ладонью щеки Картера, потерла жесткую щетину и поцеловала его в губы – стремительно, но сладостно. Потом, отступив, похлопала ресницами:

– О, большое спасибо, Ретт! Теперь моя голая попка защищена от нежелательного внимания.

Но стоило ей отдернуть руку от лица Картера, как он живо схватил ее за запястье. Синие глаза потемнели.

– Как насчет того, чтобы я уделил тебе немного внимания? Ты придешь сюда сегодня вечером? Я буду тебя ждать.

Джина была готова к подобному повороту, но, когда Картер погладил большим пальцем запястье, ее решимость стала слабеть.

– Мы не можем, Картер. Продолжения не будет.

– Как жаль! Мы ведь получаем несказанное удовольствие… У тебя есть какая-то причина или мне придется самому догадаться, в чем дело?

Она высвободила запястье и сжала пальцами ремешок сумочки:

– Я просто не хочу, чтобы это превращалось в… в… – Она никак не могла найти верное выражение. – В любовную связь.

– В связь, да? – Картер опустил голову, пытаясь скрыть усмешку. – Тогда тебе придется объяснить мне, почему «любовная связь» обернется проблемами. Потому что я собирался сказать тебе, что, похоже, между нами уже установилась некая связь. Прошлой ночью у нас была чертовски горячая связь.

Джина подавила в себе готовую выплеснуться ярость и терпеливо пояснила:

– Связь станет проблемой, потому что может легко превратиться в роман.

– Понятно, – кивнул Картер. – А роман – это плохо, потому что…

Он жестом попросил ее продолжить, нарочно выводя из состояния равновесия. Терпению Джины пришел конец.

– Ты не воспринимаешь это серьезно!

– Ты так думаешь? – Он взял ее за руку и переплел их пальцы, все еще раздражающе усмехаясь. – А все потому, что ты воспринимаешь это слишком серьезно, Джина. Мы ведь говорим просто о великолепном сексе.

От его прикосновения Джину вновь охватило знойное томление. А потом Картер притянул ее к себе и поцеловал. Несмотря на его обычный пыл, поцелуй получился на удивление нежным.

– Незачем мять твои новые трусики. Да, моя сладкая?

– Картер! Ты… – С уст Джины слетел нервный смешок. Дерзкое замечание и обольстительный поцелуй заставили ее яростную решимость растечься в нечто влажное и теплое.

О боже, этот мужчина действительно был опасен! Если бы только она могла долго сердиться на него…

Джина хлопнула рукой по его груди, уворачиваясь от этого красивого лица, соблазнительных губ и порочного блеска в глазах.

– Мне нужно бежать. Спасибо за трусики.

Картер отпустил ее и хранил молчание все то время, что Джина мчалась к двери. Чувствуя, как мягкое кружево обтягивает ее увлажнившееся лоно, она в полной мере осознала: ей не удалось завершить их связь так быстро и аккуратно, как планировалось.

И это внушало определенное беспокойство.