Прочитайте онлайн Легкомысленная соблазнительница | Глава 11

Читать книгу Легкомысленная соблазнительница
3916+1626
  • Автор:
  • Перевёл: А. А. Бузина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 11

«Мы должны покончить с этим раз и навсегда». Слова Картера эхом отразились в сознании Джины, и она запустила пальцы в его волосы, переплетя свой язык с его языком.

То, что бушевало между ними, ничуть не походило на забавное, будоражащее, кокетливое исследование друг друга во время их встречи в Нью-Йорке. Сейчас ими владела примитивная, природная потребность. Еще недавно Джина считала, что могла ей сопротивляться. Она ошибалась.

Дождь яростно колотил их, но, сжимая в пальцах короткие завитки на затылке Картера, Джина чувствовала, как ее снедает огонь. И в самом деле, почему они не могли заняться этим? Картер был прав. Они были взрослыми, оба наслаждались сексом, особенно друг с другом, и никто никогда не узнал бы об этом.

Широкие сильные ладони подхватили ее под бедра и приподняли прямо над толстой выпуклостью в его брюках. Картер вскинул голову – вода так и капала с его бровей – и, перекрывая голосом шум дождя, прокричал:

– Пойдем в дом, пока мы не утонули!

Схватив ее за руку, Картер бросился к дому у бассейна и рывком втащил Джину внутрь. Мокрая одежда прилипла к разгоряченной влажной коже, и им пришлось изрядно побороться, чтобы раздеться.

Он разорвал ее блузку, она резко дернула его рубашку, и после ожесточенной борьбы они наконец-то коснулись плоти. Джина задрожала, когда Картер притянул ее ближе, и они буквально впились друг в друга. Картер вскинул Джину, чтобы она смогла принять его в себя, и ее спина налетела на закрытую дверь. Но тут Картер вдруг дернулся назад, отпуская Джину, и ругнулся себе под нос:

– Тьфу, пропасть! – Он схватил небрежно брошенные брюки, выхватил из кармана пакетик из фольги и раскатал по члену презерватив.

– Хорошая мысль. – Взяв его лицо в свои дрожащие ладони, Джина прижалась к его губам. – А теперь поторопись!

– Да, мэм. – Картер снова вскинул Джину над собой, заставив вжаться спиной в дверь, и взял ее одним резким выпадом.

Ошеломляющее ощущение наполненности обернулось острой, приятной болью и наслаждением. Твердая плоть подалась назад и пронзила Джину снова – Картер двигался грубо, резко, без своего обычного утонченного мастерства, но это было так прекрасно, так правильно… Джину подхватила восхитительная волна кульминации, и слезы обожгли ее глаза.

Картер задрожал и спустя несколько секунд, захрипев, провалился следом за ней в блаженное забытье…

Они стояли, крепко прижимаясь друг к другу, его пальцы впились в ее бедра, ее ноги обхватывали его талию, его вздыбленный ствол все еще пульсировал внутри ее тела. Их прерывистое тяжелое дыхание перекрывалось лишь звуком стучащего в дверь дождя. Прижавшись лбом ко лбу Джины, Картер прошептал:

– Мне кажется, я только что умер и отправился на небеса.

Он спрятал лицо в ее мокрых волосах, и Джина крепче обвила руками его шею, ощутив желание навсегда остаться в этом полузабытьи всепоглощающего чувственного послевкусия. Она не хотела волноваться о последствиях. О том, что правильно, а что неправильно. Что благоразумно, а что безумно. Она хотела лишь чувствовать его внутри себя.

Выскользнув из нее, Картер мягко опустил Джину. Единственная слезинка выкатилась из-под ее прикрытого века – восхитительный момент единения развеялся. Джина отмахнулась от сентиментальной мысли и поспешила смахнуть слезу кулаком.

Сжав голову Картера в ладонях, она запрокинула ее и, глядя ему в глаза, усмехнулась:

– Разве это не кощунственно?

– Что? – спросил он, явно еще не придя в себя.

– Упоминать о небесах после того, чем мы только что занимались?

– Уместнее было сказать про ад? – усмехнулся в ответ Картер. – Вот почему ты меня любишь.

Джина вымучила из себя улыбку, потрясенная таким небрежным использованием этого сокровенного слова на букву «л».

– Так могло бы сказать только твое самомнение, – сухо произнесла она и, выскользнув из его объятий, повернулась. Но мускулистая рука крепко обвила ее за талию, не давая уйти.

– Эй, мы еще не закончили.

Картер провел носом по ее шее, и томительное ощущение мурашками пробежало вдоль спины Джины. Толстая выпуклость вернувшегося возбуждения устроилась между ее ягодицами.

– Мое самомнение желает опробовать на прочность кровать.

– О, оно что, уже способно на это? – Джина повернулась, вцепилась в плечи Картера, чувствуя слабость в коленях, и многозначительно посмотрела вниз. – А твое самомнение обладает удивительной способностью к восстановлению сил.

Картер пальцем приподнял ее подбородок:

– Только когда речь идет о тебе.

Взяв Джину за руку, Картер подвел ее к постели, рывком притянул в свои объятия, а потом кинул на середину матраса. Смех забулькал в ее груди, вытесняя уязвимость. Ни для нее, ни для него это никогда не станет чем-то большим, чем просто восхитительный секс. Так к чему создавать лишнее напряжение?

Опустившись на кровать рядом с ней, Картер расчесал пальцами ее волосы и провел большим пальцем по ее скуле:

– Черт, Джина, ты неотразима!

Его синие глаза заблестели восхищением, и сердце сжалось у Джины в груди. Сжав запястье Картера, она отвела его руку от своего лица:

– Ты тоже. Поэтому, несмотря на все мои благие намерения, это происходит снова и снова.

Картер повертел в пальцах мокрый завиток ее волос, играя дразняще близко к ее груди, и его губы растянулись в улыбке.

– Надеюсь, ты не имеешь в виду, что это еще один единичный случай. – Он поднес завиток к губам и поцеловал. От нежности этого жеста кровь зашумела в ушах Джины. – И ты все-таки сбежишь от меня завтра.

– По-моему, мы в который раз доказали, что ни один из нас не может противиться этому.

Картер отпустил завиток.

– Так это связь или уже роман?

– Роман. Но только и всего. Через неделю с небольшим я улечу домой, и на этом все закончится.

Широкая улыбка Картера даже не дрогнула.

– Поработай на меня. – Его рука скользнула вниз по ее шее и собственнически схватила грудь, поглаживая затвердевший сосок большим пальцем. – Но больше никакой чепухи о сайте. То, чем мы занимаемся вместе в постели, не имеет никакого отношения к твоему заданию. Тебе это понятно?

– Да, босс.

Картер вскинул брови, и она засмеялась. Схватив ее за запястья, он завел руки ей за голову и, удерживая, будто пленницу, прильнул к ее рту в грубом поцелуе.

– Черт возьми, маленькая проказница, я снова тебя хочу!

– И что же тебя останавливает, Ретт? – Джина потерлась ногой о его ногу, наслаждаясь прикосновением мягких волос, выпуклостью мускулов и видом его расширяющихся от возбуждения зрачков.

– Боже, дай мне сил! – вдруг встрепенулся Картер. – Боюсь, нам придется ненадолго это отложить. – Он взглянул в окно на стихающую грозу. – В буквальном смысле. Мне нужно больше презервативов. Гораздо больше. – Картер скользнул взглядом по фигуре Джины. – Думаю, лишняя коробка не помешала бы.

– Нет проблем, мой сладкий. Подобно всем умным, ответственным женщинам двадцать первого века, я держу в своей косметичке «аварийный запас». – Джина приподнялась и поцеловала Картера в нос, чувствуя себя дерзкой и легкомысленной. – Пойду принесу.

– Нет уж. – Картер удержал ее за талию, не давая соскочить с кровати. – Несмотря на то что я вдруг стал фанатом женской эмансипации, все же я по-прежнему парень. Я принесу.

– Мой герой, – промурлыкала Джина, и прилив эндорфинов сокрушил остатки ее осмотрительности. Откинувшись на подушки, она наблюдала, как Картер, восхитительно обнаженный, шествует в ванную.

Джина восхищалась крепкими половинками его ягодиц, пока те не скрылись из виду, а потом вознесла про себя свою собственную благодарственную молитву. В их распоряжении было больше недели, чтобы наконец-то поставить точку в этой истории. Удовлетворить сексуальный голод, это сокрушительное желание, так настойчиво полыхавшее между ними.

– Черт, что за…

Услышав ошарашенное ругательство Картера, Джина села на кровати – и самодовольное удовлетворение расплылось внутри, стоило вспомнить, что еще она держала в своей косметичке.

Картер появился из ванной с пригоршней презервативов в одной руке и длинным стволом из пластика в другой. Он осторожно сжимал устройство между большим и указательным пальцами, словно это была неразорвавшаяся бомба. Картер театрально откашлялся и приподнял предмет, внимательно осматривая:

– Так-так… Что это у вас такое, мисс Джина?

Она плюхнулась обратно на подушки и уставилась в потолок, пытаясь подавить краску стыда.

– Ты нашел Джастина.

– Ты дала этому имя? – возмущенно выдохнул Картер.

Джина приподнялась на локтях, ее румянец спал, а губы ехидно дернулись.

– Ну разумеется, дала! Я не хочу заниматься сексом с незнакомцем.

В самом деле, что смущаться? Если умная, ответственная женщина двадцать первого века была одинока и собиралась оставаться таковой, вибратор становился просто спасением.

Картер поперхнулся:

– По-моему, я только что умер и отправился в ад! Повтори-ка, как ты его назвала?

Она закрыла ладонью рот, чтобы подавить неподобающий леди фыркающий смешок.

– Джастин.

– Черт, меня это не удивляет. Не только то, что ты назвала его, но и то, что выбрала это женоподобное имечко.

– Джастин – совсем не женоподобное имя! Когда-то я была без ума от Джастина Тимберлейка. Так что имя было очень подходящим.

– Моя сладкая, я не знаю, с какими парнями ты встречалась, но в этом инструменте нет ничего подходящего. Он даже с анатомической точки зрения неправильный! Ни у одного парня нет такого хозяйства, как у слона!

Джина захихикала и проползла по кровати, чтобы усесться на самом краю и сжать в ладони толстый ствол Картера. Она погладила его и низко, соблазнительно промурлыкала, опустив взгляд и оценивая размеры раздувавшейся и напрягавшейся твердой плоти. Подняв взор, Джина взглянула на Картера сквозь ресницы, трепещущие с наигранной скромностью:

– Ну, не знаю… Похоже, ты мог бы дать Джастину неплохую фору.

– Все, хватит! – выбросив вибратор через плечо, Картер повалил Джину на постель и, словно заключив ее в плен своих рук, навис над Джиной, уперев ладони по обе стороны от ее тела.

– Эй, поосторожнее с Джастином! – в шутку возмутилась Джина. – Он недешево мне обошелся!

– Дорогуша, если ты еще этого не поняла… – Картер потер ладонью ее чувственный холмик, а зловещее предостережение в его голосе уже обещало все виды восхитительного наказания. – С этого самого момента ты бросаешь Джастина ради настоящего мужчины.

Джина расхохоталась, но, когда Картер облизнул один из вздернутых сосков и втянул его ртом, прерывисто вздохнула. Ареола сжалась и запульсировала.

– Да, но у тебя есть семь различных режимов работы? – уже еле слышно выдохнула Джина.

Картер мягко подул на ее ноющий сосок и, услышав стон, поднял голову. Сквозившая в его взгляде самоуверенность возбуждала не меньше, чем умелые движения кончиков пальцев, которые поглаживали гладкую влажную плоть между ее бедер.

– Моя сладкая, с таким мастером, как я, тебе хватит и одного.