Прочитайте онлайн Леди и пират | Глава 17

Читать книгу Леди и пират
3718+2417
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 17

Кимори стоял у окна и наблюдал за фигуркой невесты, неторопливо гулявшей по дорожкам сада. Немного позади шла личная горничная Кристины – Илиания при каждом удобном случае старалась избегать навязанной опеки над гостьей. Графиня то и дело останавливалась, чтобы нагнуться и понюхать цветы, и Аято видел восхищённую улыбку на любимом лице.

- Не боишься, что она вспомнит? – раздался рядом голос, точная копия его собственного, даже с теми же интонациями.

Рядом с Кимори остановился второй мужчина, как две капли воды, похожий на хозяина дома. Заложив руки за спину, он тоже посмотрел на Кристину.

- Нет, - Ким покачал головой. – Она кулон носит, с пыльцой фейруты, - он улыбнулся. – И постоянно слышит от меня о моих чувствах к ней. А в чай ей добавляют специальную настойку. Поверь, брат, я всё продумал. Ничего Кристина уже не вспомнит.

Брат-близнец Кимори нахмурился.

- Ты всю жизнь будешь поить её отварами, и заставлять нюхать пыльцу? Это может как-то… повлиять на неё.

- Думаю, нет, - Кимори задумчиво прищурился. – Где-то через полгодика Кристина окончательно забудет своё прошлое, а когда появится ребёнок, она уже никуда не денется.

Талори Аято улыбнулся, не отрывая взгляда от фигурки гостьи.

- Она очень похожа на Ямину, да? – его голос смягчился, а в глазах появилось выражение грусти.

Кимори покосился на брата.

- Тоже не можешь забыть? – улыбка хозяина дома была зеркальным отражением такой же на лице собеседника.

- Не могу, - Талори вздохнул. – Но ты прав, Кристина Рейнбек способна помочь…

- Не торопись, - прервал брата Кимори. – Она не сможет сразу принять, пусть сначала привыкнет к жизни на Айноре. А после свадьбы можно потихоньку попробовать привести её к нужной мысли.

Они помолчали, наблюдая, как гостья повернула к дому.

- Надо что-то с Илианией делать, - нарушил тишину Талори. – Она становится слишком неуправляемой. А с появлением Кристины возможны неприятности.

- Найдём ей мужа, - Кимори пожал плечами. – После свадьбы и займёмся этим вопросом.

- Когда ты познакомишь Кристину со мной? – Талори вернулся к волнующей теме.

Кимори улыбнулся.

- Перед церемонией можно устроить небольшой семейный обед. Ты, я, Кристина и Илиания. Заодно сообщим сестричке, чтобы готовилась к изменениям в своей жизни.

- Отлично, - брат улыбнулся в ответ. – Тогда подумаю, что подарить Кристине к свадьбе.

* * *

Неделя до назначенного срока пролетела незаметно, графиня много времени проводила с женихом, гуляя по столице Айнора и осматривая его красоты. Побывала она и на винодельне, где производились ликёры и травяные настойки. Ещё Кристина училась вышивать гладью – работы айнорских женщин ценились на соседних островах высоко, это были настоящие картины, и если не присматриваться, казалось, они нарисованы яркими красками. Она начинала с малых узоров, но пока иголка не хотела выполнять такие же ровные стежки, как у Илин, например. Попытки наладить с родственницей Кимори отношения натыкались на холодность брюнетки, и Крис решила не торопить события. Ей и так было хорошо. Илиания по крайней мере не пыталась мелко пакостить, видимо, помня о предупреждении Аято.

Накануне свадьбы, утром, портниха принесла готовое платье. Кристина, как заворожённая, коснулась мягкой тафты цвета морской волны, с отливом в серебро. Отделка из кружева, тоже серебристого, украшала край декольте и подол юбки. Невесомая вуаль из тончайшего газа с вышивкой в тон кружевам лежала рядом с платьем. Крис вздохнула, представляя, как будет выглядеть в наряде завтра. Как всегда, горничные помогли одеться, и к одиннадцати часам графиня уже шла по широким коридорам за служанкой, в гостиную, где она обычно завтракала с Кимори. Кристина пока не рисковала ходить по дому одна, несмотря на разрешение жениха – кстати, Илин, узнав, что гостье дарована такая привилегия, была раздражена до крайности. Но поделать ничего не могла.

- Кристина, я хочу сегодня вечером устроить ужин, - взгляд Кимори выражал задумчивость.

- Ну, мы же всегда ужинаем вместе, - она улыбнулась. – Или это ещё какой-то обычай?

- Не совсем, - он тоже улыбнулся. – Это будет семейный ужин. Я тебя познакомлю со своей семьёй.

Кристина знала, что родителей у Аято нет, они умерли давно, от какой-то болезни, свирепствовавшей в то время в Ойнире, а ему посчастливилось выжить.

- А у тебя кроме Илиании ещё кто-то есть, да? – в ней заговорило любопытство, присущее скорее прежней Кристине, которая крепко уснула где-то на самом дне сознания.

- Вечером узнаешь, - улыбка Кимори стала загадочной.

Время на удивление пролетело быстро, занятое приготовлениями к завтрашней свадьбе. Сама церемония отличалась простотой, по объяснениям мрачной Илиании, Кристине и Кимори предстояло дать брачные обеты перед священником, обменяться кольцами, и их объявят мужем и женой. Потом торжественный обед – гости самые богатые и уважаемые семьи города, - и перед торжественным приёмом в особняке губернатора Айнора прогулка по городу. Кристина удивилась, узнав, что вечер пройдёт не дома, а у самого губернатора. Илин фыркнула.

- Милочка, Ким достаточно знатен, чтобы его… свадьба, - это слово она выдавила сквозь зубы, - не осталась незамеченной. Это традиция, подобные торжества в самых уважаемых и знатных семьях Ойниры всегда проходят во дворце губернатора.

Кристина помолчала, сделала несколько стежков – они сидели за вышиванием, - и негромко спросила:

- Илин, тебя так злит свадьба, потому что ты перестанешь быть старшей, да?

Брюнетка в изумлении уставилась на собеседницу, чем озадачила Кристину.

- Это не твоё дело, почему меня раздражает сие событие, - наконец ответила она, и склонилась над картиной.

Графиня пожала плечами, и тоже углубилась в занятие. Не хочет говорить, как хочет, лезть в душу она не собиралась. Но, судя по всему, потеря власти не самое главное, что не нравилось Илиании.

- Ты в курсе, что будет между тобой и Кимори ночью? – сухо осведомилась вдруг брюнетка.

Кристина смешалась. Она знала, что не девственна, но каких-то чётких воспоминаний не осталось вообще. Время до прибытия на Айнор словно подёрнулось туманом, за который было чрезвычайно сложно проникнуть.

- Кажется, да, - пробормотала графиня, почувствовав на щеках румянец.

- Отлично, - Илин кивнула. – А Ким в курсе, что ты не девица? – продолжила она допрос.

Крис наклонила голову ещё ниже, покраснели не только щёки, но и шея, и даже уши.

- В курсе, - почти шёпотом ответила она, зная, что так оно и есть.

Послышалось фырканье.

- Ну ладно, вижу, он действительно настроен серьёзно, раз такие вещи его не остановили, - буркнула Илиания.

Эта фраза задела какие-то струнки в душе Кристины, мелькнула мысль, что Кимору знает о её прошлом гораздо больше, чем сама Крис. Графиня задумчиво прикусила губу, пальцы машинально коснулись кулона, который она не снимала даже ночью, как и просил жених. До ноздрей донёсся тонкий аромат, и мысль плавно растворилась. «Какая разница, он меня любит, и завтра я стану его женой!» Сердце пропустило удар, а губы заныли от желания поцеловать Кимори. Кристина улыбнулась. Теперь он – её настоящее, и будущее тоже. А что было в прошлом, что ж, если стёрлось из памяти, значит, не стоит пытаться воскресить.

К ужину за Кристиной и Илианией зашёл сам хозяин дома. Но Илин шла на полшага позади, в то время как Крис рядом с Кимори, положив ладонь ему на локоть. Они дошли до закрытой двери, и Аято нажал ручку, пропустив Кристину вперёд. Она переступила порог и замерла, во все глаза глядя на точную копию жениха, сидевшую за столом, и точно так же улыбавшуюся Кристине. Ладонь Кимори легла ей на талию и легонько подтолкнула к столу, накрытому на троих.

- Талори Аято, мой брат-близнец, - представил он мужчину.

Талори поднялся, и приблизился. Крис смотрела на него, пытаясь найти хоть одну чёрточку, отличавшую бы его от Кимори, и не находила, что почему-то пугало графиню.

- Леди Рейнбек, - таким же журчащим, обволакивающим голосом произнёс брат жениха, и взял её ладонь в свою. – Очень приятно наконец познакомиться с невестой брата.

Его губы коснулись тонких пальчиков Кристины, и она вздрогнула – ощущения в точности повторяли те, что вызывал Кимори. Гостья почувствовала смутную тревогу и неуверенность. Не то, чтобы Талори ей активно не нравился, но такое сходство нервировало Крис. Можно ведь и перепутать братьев, а судя по восхищению в глазах второго Аято, она ему тоже понравилась… Графиня поспешно отогнала непонятные мысли и подозрения. Ведь ещё ничего не случилось, и это будет просто семейный ужин. И завтра она выйдет замуж за Кимори.

Всё шло замечательно. Разговор вертелся вокруг завтрашнего дня и дальнейших планов Кимори и Кристины – Талори предлагал на несколько дней поехать в загородное поместье, - Илиания больше молчала, бросая хмурые взгляды на братьев и гостью, а графиня старалась не обращать внимания на червячок беспокойства, продолжавший шевелиться всякий раз, как Талори смотрел на неё. Идея с поместьем Крис понравилась, но выяснять, где в это время будет брат Кимори, она постеснялась, опасаясь услышать ответ.

- Да, кстати, Илин, мы тут подумали, что засиделась ты в девичестве, - неожиданно произнёс Талори, бросив на брюнетку взгляд. – Твоя свадьба следующая.

Вилка со звоном выпала из пальцев Илиании, и Кристина впервые за всё время знакомства увидела на её лице растерянность.

- Как?.. – вырвалось у неё.

- Просто, - Кимори улыбнулся. – Я займусь подбором подходящей для тебя партии, Илин. Не переживай, это будет достойный мужчина.

- Ким… нет, пожалуйста, - женщина прикусила губу, и Крис с удивлением заметила, как заблестели её глаза – она явно сдерживала слёзы.

- Почему, Илин? – хозяин дома искренне удивился. – Что плохого в нашем решении? Будешь полновластной хозяйкой в доме, разве не этого ты хотела?

Она опустила голову, и промолчала. Кристина нахмурилась, подумав, что поведение Илиании странное.

- Хорошо, - едва слышно ответила она.

…Ужин закончился, и Кимори проводил женщин на их половину дома. Поцеловав невесту, хозяин дома шепнул ей на ушко:

- Я оставил тебе подарок к завтрашней свадьбе, посмотришь в спальне. Тебе понравится, уверен.

Крис улыбнулась: она любила сюрпризы, особенно от Кимори.

- Спасибо, - ответила графиня, и поспешила выйти из гостиной – её спальня располагалась рядом.

Но прежде, чем дверь закрылась, Кристина отметила, что Илиания не торопится покинуть комнату. Не совсем понимая, что делает, она осталась у двери и приникл ухом к замочной скважине. И не ошиблась – послышался голос брюнетки, без привычных раздражённых или пренебрежительных ноток.

- Ким, пожалуйста, не надо меня замуж выдавать! – Илиания говорила быстро, но внятно, и не совсем шёпотом. – Я буду тихой и послушной, только не отсылай из дома!..

- Илин, да что с тобой? – Кимори говорил спокойно, с едва заметными нотками недоумения. - Кристина вполне освоилась, и не думаю, что ей будет удобно, если ты останешься тут после нашей свадьбы. Ей пора привыкать к самостоятельной жизни.

Графиня насторожилась: интересный получался разговор…

- Она чужая, Ким! – прервала его Илиания. – Она никогда не приживётся на Айноре, ну пойми же! Да, похожа на Ямину, но ведь нельзя всю жизнь жить воспоминаниями, Ким! – судя по голосу, брюнетка чуть не плакала. – Чем тебе я не подхожу?.. – Илин запнулась, а Кристина поднесла ладонь ко рту, сдерживая невольный возглас.

В гостиной повисло молчание.

- Илиания? – в вопросе Кимори слышалась некоторая растерянность. – Что ты говоришь, боже? Я правильно тебя понимаю…

- Да, я люблю тебя, а что, не замечаешь? – знакомые язвительные нотки, и тут же всхлип. – Я всю жизнь мечтала стать твоей женой, и эта… Ямина мне как нож в сердце была! Даже Талори бегал за ней, как юнец!

- Илин, - резко перебил её Кимори. – Мне не нравится, как ты отзываешься о ней.

Горький, невесёлый смех Илиании.

- Думаешь, я её отравила, да? Вот как ты думаешь обо мне, Ким… Я, может, и стерва, но не убийца! Я думала, что спустя какое-то время, когда твои чувства к Ямине станут спокойнее, смогу обратить твоё внимание на себя, но… бог рассудил иначе.

- Илин, твоё признание ничего не изменит, - с грустью ответил Ким. – Завтра Кристина станет моей женой. А тебе действительно лучше покинуть мой дом.

Раздались шаги, потом звук закрывшейся двери. И почти сразу – сдавленные рыдания. Кристина выпрямилась, прикусив губу. Разговор задел какие-то струнки в душе, что-то шевельнулось, не до конца понятное графине. Значит, она не отсюда, и Кимори откуда-то привёз её. Но это Кристина подозревала и так. А вот чувства Илиании к троюродному брату оказались для неё сюрпризом, и не очень приятным. Всё-таки Илин – родственница Кимори, пусть не слишком близкая. Ну и, конечно, известие о том, что у Аято до неё была невеста, прибавляло размышлений. Да ещё, по словам Илин, очень похожая на Кристину…

В задумчивости она снова потеребила кулон, и приблизилась к столику рядом с креслом и платьем. Там лежали два футляра, один квадратный и большой, другой плоский. Крис вспомнила об обещанном сюрпризе, и недавний разговор сразу отошёл на задний план. Открыв оба футляра, она восхищённо вздохнула: на чёрном бархате мягко переливались в полумраке спальни изящная диадема и колье с аквамаринами в оправе из серебра. Набор идеально подходил к свадебному платью. Пальчики Кристины коснулись камней, провели по переплетениям узора… Откуда-то украшения были ей знакомы, она их уже где-то видела…

Графиня даже не обратила внимания, что до ноздрей опять долетел едва уловимый запах из кулона, и опасные мысли исчезли из её головы. Кристина самостоятельно справилась с застёжкой платья, переоделась и легла. На лице появилась мечтательная улыбка, и Крис счастливо зажмурилась: завтра, завтра она станет женой Кимори! «Скорее бы ночь прошла», - пронеслась мысль, и Кристина на удивление быстро уснула.

…Вокруг сияла огнями парадная зала губернаторского дворца в Ойнире, а Крис всё пыталась осознать, что она теперь – жена Кимори Аято. День отложился в памяти кусочками, как в калейдоскопе: открытый экипаж, убранный цветами, в котором сидел жених и не сводил с неё восхищённых глаз. Маленькая церковь на этой же улице, и синяя дорожка, по обе стороны от которой стояли гости. Бледное лицо Илиании и её искусанные губы. Талори, с улыбкой протянувший коробочку с подарком – брошь в форме причудливого цветка, в тон платью. Священник, объявляющий их мужем и женой, и тяжесть широкого обручального кольца, усыпанного тёмно-синими маленькими сапфирами – как сказал Кимори, фамильная драгоценность. Дальше – обед, прогулка, и вечер у губернатора… Кристина не запомнила ни одного имени из тех, что ей называли, когда знакомили с гостями, однако не забывала вежливо улыбаться и кивать. Подумать о новом статусе времени совершенно не оставалось, как и о том, что будет дальше – в спальне. Поздравления, танцы, снова поздравления… Кристина очнулась только тогда, когда услышала тихий голос у самого уха:

- Пойдём, любовь моя, здесь и без нас весело.

Сердце Крис пропустило удар, а горло внезапно пересохло. Кроме волнения проснулось ещё какое-то странное чувство, будто она совершает что-то непоправимое, неправильное. «Глупости какие, он же твой муж, что значит неправильное?» - мелькнула сердитая мысль, и Кристина позволила взять себя за руку. Они уже почти вышли из зала, когда она спиной почувствовала чей-то пристальный взгляд: оглянувшись, теперь уже леди Аято встретилась с тёмно-синими глазами, такими же, как у мужа. Талори смотрел на неё со странной, задумчивой улыбкой, и таким же выражением во взгляде – словно обдумывал что-то, касавшееся Крис. Она поспешно отвернулась и постаралсь выкинуть из головы неприятный момент.

Тот же открытый экипаж довёз их до дома, и Кристина с каждой минутой чувствовала себя всё неуютнее. Всю дорогу Кимори молчал, но она ощущала, что он смотрит, и не знала, куда себя девать. Перед крыльцом он вышел первый, и подал Кристине руку.

- Волнуешься? – Аято заметил, как дрожат тонкие пальчики, и правильно понял причину.

- Немного, - Крис нервно улыбнулась.

- Всё будет хорошо, - в следующий момент Кимори взял её на руки и вошёл в дом.

У неё неожиданно закружилась голова, и Кристина ухватилась за шею мужа, на мгновение зажмурившись. Желудок сжался, к горлу подкатил ком. «Успокойся немедленно! – разозлилась она на себя. – Будто тебя ожидает что-то страшное!» Так же быстро, как появилось, странное недомогание исчезло. Кимори поднялся на второй этаж, и направился по коридору, мимо знакомых гостиных, в ту часть дома, которую Кристина не знала. Видимо, там располагались его личные покои. Она угадала – распахнув ногой дверь, Аято осторожно поставил жену на пол, и Крис упёрлась взглядом в широкую кровать, застеленную покрывалом. На маленьком столике стояла знакомая бутылка из тёмного стекла, и два бокала, и горели всего три толстые свечи. Ноги Кристины словно приросли к паркету, она не могла отвести глаз от кровати, а Кимори, обойдя её, остановился у столика и разлил ликёр по бокалам. Потом поднял голову и улыбнулся, глядя на жену.

- Иди ко мне, Кристина.

Она сделала маленький шаг. Потом ещё один, и ещё, пока не приблизилась к Киму. Происходящее всё больше казалось Крис сном, но вот плохим или хорошим, она ещё не успела понять.

- За тебя, жемчужина моя, - Кимори поднял бокал.

Леди Аято пригубила ликёр, отметив, что на сей раз, в напитке присутствовали необычные нотки, видимо, его настаивали на травах, а не на лепестках цветов. В голове слегка зашумело, и нервное волнение как-то незаметно улеглось, уступив место совсем другим чувствам. Кимори шагнул к ней, обнял, и Кристина послушно прильнула к его груди, подставив губы для поцелуя. А дальше – дальше всё запомнилось нежными прикосновениями, тихим шёпотом, и ласками, от которых Крис куда-то уносило, и все сомнения в правильности происходящего очень быстро исчезли. Ким любил её, она - его жена, остальное неважно. Страсть расцвела огненным цветком, скрутилась тугой пружиной, растеклась по жилам раскалённой лавой, и ночь взорвалась цветными искрами – Кристина позволила наслаждению и удовольствию накрыть с головой огромной волной, не сдерживая вздохов, а потом и стонов. Казалось, Кимори знает каждый сантиметр её тела, знает все чувствительные места…

Она уснула почти на рассвете, утомлённая и усталая, и на губах, немного опухших после поцелуев, оставалась лёгкая улыбка. А поздним утром Кристину разбудил приступ тошноты, да такой сильный, что она едва успела добежать до умывальной комнаты. Через несколько минут, когда спазмы прекратились, Крис дрожащей рукой вытерла рот, и испуганно уставилась на собственное отражение в зеркале.

- Что со мной?.. – прошептала она.

Неужели Илиания всё-таки решилась отравить соперницу? Кристина нахмурилась и прислушалась к себе: тошнота прошла, и ощущалась только некоторая слабость в теле, а в остальном всё в порядке, ничего не болело. Прополоскав рот, она сделала несколько глубоких вздохов и вернулась в спальню, почти успокоенная. Видимо, просто вчера что-то не то съела. Ким, конечно, проснулся, и встретил её внимательным взглядом.

- Ты в порядке? – в его голосе проскользнула тревога.

Кристина улыбнулась и села рядом.

- В полном, - кивнула она. – Наверное, на ужине что-то съела. Что мы будем делать сегодня? – Крис вытянулась рядом с мужем, облокотившись на подушку и глядя на него.

- Думаю, после обеда я съезжу на винодельню, а потом… - его ладонь легла на спину Кристине и она оказалась прижата к широкой груди. – Мне понравилась идея поехать за город на несколько дней, - тише добавил Кимори, и второй рукой провёл по щеке супруги. – Хочешь? Только мы вдвоём, и больше никого.

Кристина кивнула, утонув в тёмно-синей глубине его взгляда. Аято потянулся к её губам, и вскоре она уже таяла под его поцелуями, растворяясь в ласковом шёпоте:

- Кристина… Любовь моя…

Завтракали они уже скорее ближе к времени обеда, но Крис на такие мелочи не обращала внимания. Однако когда накрыли стол в соседней гостиной, её снова затошнило. Кимори не стал ничего спрашивать, сделав вид, что всё в порядке, а Кристина забеспокоилась не на шутку. В обед она вернулась к себе – как и говорил, муж отправился по делам, - и почти ничего не ела до самого вечера, опасаясь повторения непонятных приступов дурноты. Да ещё и голова кружилась, добавляя тревоги. До самого вечера Кристина не выходила из гостиной, занявшись чтением – на женской половине находилась богатая библиотека с множеством интересных книг. А к ужину за ней зашёл Кимори – как обычно. Вот только, скорее всего, теперь Кристина уже не будет возвращаться к себе, ночевать.

* * *

Талори следил за мерившим шагами кабинет братом, сохраняя непроницаемое выражение лица.

- Она точно ждёт ребёнка от этого… пирата, - нахмурившись, процедил Кимори, и остановился около стола. – Господи, ну как она могла быть такой безрассудной!..

- Ким, не думаешь, что твоя супруга просто любила его? – негромко поинтересовался Талори. – И хотела от него ребёнка?

- Теперь у неё другая жизнь, - Кимори поджал губы. – Где нет места её прошлому, в том числе всему, связанному с тем типом. Теперь она любит меня.

- Что ты задумал?

Ким, прищурившись, посмотрел на брата.

- А как ты думаешь? Не хочу, чтобы Кристина задавала всякие ненужные вопросы.

- Аккуратнее, - обронил Талори. – С такими вещами не шутят, ты и так поишь её чуть ли не каждый день всякими отварами. А это будет удар для организма, и серьёзный.

- Моя жена молодая, здоровая женщина, - оборвал его Ким. – Ничего плохого с ней не случится, я уверен. И детей она будет рожать только от меня!

Талори усмехнулся.

- Слышала бы тебя сейчас Кристина, Ким, не думаю, что ей бы понравились такие собственнические замашки.

Кимори пожал плечами.

- Я поступаю ей во благо. Крис не нужен этот ребёнок, отец которого рассекает по морям и грабит торговые суда.

- Ну смотри, я тебя предупредил, - Талори перевёл разговор на другую тему. – Что с поместьем, она согласилась?

- Да, думаю, как решим вопрос с ребёнком, поедем, - Ким кивнул. – Это займёт несколько дней, не больше.

- Всё-таки, посоветовался бы с доктором, пусть осмотрел бы Кристину, - Талори поднялся.

Кимори промолчал, но брат заметил упрямый огонёк в его глазах. «Сделает всё по-своему», - понял он и, попрощавшись, вышел из кабинета.

А муж Кристины отправился готовиться к ужину.