Прочитайте онлайн Леди и пират | Глава 16

Читать книгу Леди и пират
3718+2603
  • Автор:

Глава 16

Прислонившись к стене трюма, и стараясь не шевелить скованными за спиной руками, Стив напряжённо размышлял о побеге, но пока это представлялось нереальным. По пути в порт возможности не появилось, его просто запихнули в закрытую повозку, связав предварительно руки, и посадив в качестве охранников двух вооружённых солдат городской стражи. Уэйкерс не сомневался, что до Рошаны он не доживёт, по пути его наверняка попытаются убить – Артур не дурак, чтобы оставлять в живых теперь уже единственного свидетеля злополучной сделки. Уэйкерс едва слышно скрипнул зубами, волна неконтролируемой ярости снова затопила сознание. «Убью. Доберусь и убью». Но сначала надо выжить, каким бы сложным это ни оказалось.

В вонючем, грязном трюме раздавались вздохи, иногда стоны, ругательства, бормотание – арестованные и осуждённые по разным причинам, пытались спать, и им снились отнюдь не спокойные сны. Уэйкерс бодрствовал, не рискуя закрыть глаза, да и от нервного напряжения спать совсем не хотелось. Он понятия не имел, ночь ещё или уже день, знал только конечный пункт, Рошана. Там находились железные и медные рудники, а в единственный порт на острове пускали только такие вот шхуны с других островов и торговцев, забиравших товар. Пиратам, естественно, вход туда был заказан, уж слишком много жителей Иньясы трудилось в шахтах. И крайне редко кому удавалось сбежать. Капитан прислонился затылком к деревянным доскам борта, и сделал глубокий вдох, стараясь не обращать внимания на тошнотворный запах. Слова Артура жгли раскалёнными углями, особенно то, что он каким-то образом ухитрился сообщить Кристине информацию о его прошлом. «Она же может всё не так понять, чёрт! Этот ублюдок извратит всё в свою пользу!.. А я ещё и уехал…»

Стивен с некоторым усилием заставил себя не сокрушаться о прошлом, которое уже не изменить. Успел ли Аято осуществить свой план, и увезти Кристину, это он узнает, только вернувшись на Шоалу. Для чего в первую очередь надо выбраться из нынешней переделки. Уэйкерс пошевелился и чуть поморщился, затёкшие руки ныли, да ещё и грубые кандалы натирали запястья. Интересно, как скоро придут по его душу?.. Словно в ответ на мысли капитана, люк в трюм открылся, и Стивен увидел, что день уже наступил. По лестнице спустились четверо охранников с мрачными лицами и ружьями, двое из них остались на месте, а двое начали обходить по периметру трюм, вглядываясь в лица осуждённых. Стивен следил за ними из-под полуопущенных век, и узнал в одном из них того самого офицера, который был в спальне Артура. Наконец они остановились рядом с капитаном.

- Вот этот, - уверенно заявил офицер. Уэйкерс услышал тихий шелест, будто достали нож из ножен.

Он напрягся, собираясь подороже продать жизнь. В том, что лезвие сейчас проделает в нём основательную дырку, капитан не сомневался. Но в следующую секунду сильные пальцы прижали его плечи к доскам, а ещё чья-то ладонь зажала рот.

- Убивать не буду, - прошипел офицер, и Стив распахнул глаза, с плохо скрываемой ненавистью уставившись на него. – Зачем лишаться денег и ещё одних рабочих рук, за которые тоже заплатят? Но вот подстраховаться не мешает, если у того типа наблюдатели в Рошане, - порт на острове назывался так же. – Выживешь – везучий, значит, так и скажу в случае чего. Сдохнешь – тоже не велика беда.

Офицер легко прижал его ногу к доскам пола коленом, и в полумраке трюма блеснуло лезвие с зазубренным краем. Уэйкерс судорожно вздохнул, его зрачки расширились, и мгновение спустя бедро обожгла острая боль. Невольный вскрик заглушила всё та же ладонь, зажимавшая ему рот. Офицер наклонился к самому лицу капитана.

- У тебя есть три дня, чтобы попытаться не подхватить заражение, умник, - он ухмыльнулся. – Поверь, больше недели не протянешь. Если повезёт. А это, чтобы не расслаблялся, - крепкий кулак со всей силы врезался Уэйкерсу в живот, вышибив дыхание. – Рёбра уж ломать не буду, а то точно скопытишься раньше времени.

Его отпустили, и через несколько минут в трюме снова остались только осуждённые. Стивен хватал воздух ртом, пытаясь дышать, ногу как углями посыпали, и вокруг рваного пореза на штанах расплывалось мокрое, тёмное пятно. В глазах всё плыло, в ушах стучало, но Уэйкерс, изо всех сил прикусив губу, не собирался терять сознание. Рану ему нанесли грамотно, кровью не истечёт, но заживать будет долго, если, конечно, промыть и забинтовать. В условиях грязного трюма проблема заживления вставала очень серьёзно. Совсем не двигаться с места не представлялось возможным, три дня просидеть неподвижно нереально, а двигаться так, чтобы не занести грязь – проблематично. Делая глубокие вдохи и стараясь не обращать внимания на головокружение, Стив кое-как устроил ногу поудобнее, скрипя зубами от вспышек боли, и снова прислонился затылком к доскам борта. Вопрос выживания ставился под сомнение в изменившихся условиях, ибо если ему крупно повезёт и до Рошаны Уэйкерс доедет живым, то по пути в рудники точно подхватит заразу и загнётся от воспаления, а потом и заражения. «Ну уж нет, я выживу, чего бы мне это ни стоило!» - разозлился он, и, превозмогая боль, попытался перевести скованные руки вперёд.

Длина цепи, шедшей к кольцу в стене, едва позволила сделать это, а в ране словно заворочался большой и колючий ёж. Капитан едва сдержал стон и чуть не потерял сознание, и пришлось беспомощно замереть, переводя дух. Оторвать от рубашки кусок ткани заняло ещё некоторое время, и Стивен искусал губы, стараясь производить как можно меньше шума. Как мог, он обтёр рану, и замотал импровизированным бинтом – рубашка ещё не успела испачкаться окончательно, и так оставался хоть какой-то шанс не занести заразу. Ну и кровь быстрее остановится. Закончив, Уэйкерс обессилено прислонился к борту, разом навалилась усталость, и он позволил себе соскользнуть в чуткий, прерываемый вспышками боли в ране, сон. Оставалось только ждать.

* * *

«Касатка» нагнала тюремную шхуну быстро, благо погода стояла хорошая и ясная. Дайк, глядя в трубу на судно, хмурился и вполголоса ругался, ибо все три дня, что они преследовали место заточения Уэйкерса, как назло не попадалось ни одного торговца. А Рошана уже показалась на горизонте. К вечеру шхуна должна зайти в порт, и на следующее утро узников отправят в шахты, откуда выцарапать капитана будет гораздо сложнее, чем с трюма. Пришлось на время отойти от острова, и надеяться на удачу. Она улыбнулась первому помощнику, когда солнце склонилось к закату. Небольшой барк послушно свернул паруса, позволив пиратам подойти вплотную. Судя по всему, он шёл пустой, а у ловцов удачи не принято бездумно убивать и топить суда. Но Дайку в данной ситуации и по его плану как раз и нужен был пустой торговец.

- Ты капитан этого корыта? – лениво поинтересовался он у полного, с небольшой плешью, мужчины, смотревшего на пиратов с опаской, но без откровенного ужаса.

- У меня ничего нет в трюме, - честно признался он.

- А нам и не нужен груз, - Дайк ухмыльнулся, уперев руки в бока. – Нам твоя лоханка нужна.

Торговец вздрогнул.

- Зачем?! – в его голосе звучало неподдельное удивление.

- Нам в Рошану надо, - доходчиво объяснил моряк. – От тебя не убудет, приятель, спокойно займёшься своим делом, а я и ещё несколько моих людей займутся своим. Ты просто проведёшь нас в порт.

Капитан нервно потеребил пуговицу на куртке. Спорить с пиратами не хотелось, а они вроде не собирались делать ничего плохого лично с ним или его судном.

- Значит так, - Дайк решил не дожидаться, пока капитан отомрёт и что-то ответит. – Трое из твоей команды будут ждать на «Касатке», чтобы по документам всё чисто осталось. Будешь вести себя тихо, денег отсыплю, - добавил первый помощник, и взгляд торговца немного прояснился. – Договорились?

Капитан барка протянул руку и кивнул.

- Договорились.

* * *

Пять дней, что длилась поездка, прошли для Кристины как в тумане. С памятью творилось что-то непонятное, последние несколько недель словно подёрнулись дымкой, и при каждой попытке вспомнить начиналась головная боль. И Кимори… Он всё время был рядом, Крис постоянно ощущала его присутствие, прикосновения, слышала негромкий, журчащий голос, и ещё её окутывал ненавязчивый цветочный запах, исходивший от айнорца. Аято не приставал, у неё даже была отдельная каюта, самое большее, что он себе позволял – когда никто их не видел, - это поцелуи. Бесконечно нежные, словно лепестки цветов, мягкие, но при этом уносившие куда-то совсем далеко, и Кристина теряла голову, забывая обо всём. Ей нравилось целоваться с Кимори, и чем дальше, тем сильнее. Рассказы об Айноре и его красотах увлекали, и графине не терпелось поскорее оказаться там. А ещё, Аято говорил, как он её любит. И как хочет сделать счастливой, и сделает. Кристина таяла от этих слов, сладкой музыкой отдававшихся в ушах, и верила, что так будет. Она смутно догадывалась, что в её прошлом случилось что-то неприятное, от чего душа болела, однако причины этой боли оставались неясными.

На четвёртый день путешествия, когда капитан сообщил, что ветер дует попутный, и они через день-два прибуд