Прочитайте онлайн Леди и пират | Глава 10

Читать книгу Леди и пират
3718+2394
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 10

Утро для неё наступило поздно. Зевнув, Кристина сонно пошевелилась, чуть приоткрыв глаза, и обнаружила, что удобно расположилась на груди Стивена, до самого носа укутанная одеялом – в каюте было прохладно.

- Проснулась? – негромкий, спокойный голос Уэйкерса, в котором к тайному облегчению Крис не слышалось равнодушия.

Не то, чтобы она ожидала после одной ночи страстных признаний в каких-то чувствах, графиня всё же трезво смотрела на жизнь. Но хотелось верить, что она хоть немножко ему нравится.

- Да… - чуть хрипло ответила Кристина, и потянулась.

Неосторожное движение едва не заставило её охнуть, мышцы ныли в самых неожиданных местах. Ладонь Уэйкерса пропутешествовала с плеча гостьи на талию, и слегка прижала к себе.

- Понравилось? – мягко поинтересовался капитан.

- Да, - Крис немного смутилась от откровенного вопроса, и отвела глаза, но врать не стала. Ей действительно было хорошо ночью.

- Вот и отлично, - подняв голову, она обнаружила, что Стивен улыбается. – Есть, наверное, хочешь?

Графиня кивнула. Осторожно отстранив Кристину, он сел и укрыл её обратно.

- Не вылезай, тут холодно, простудишься ещё. И так натерпелась. Я всё принесу.

- Хорошо, - кротко согласилась Крис, искоса поглядывая на Стивена.

Теперь, при свете дня, появилась возможность рассмотреть его, чем графиня с удовольствием занялась, пока он надевал штаны. Подтянутое, мускулистое тело производило очень даже приятное впечатление, а вот татуировка в виде браслета, охватывавшего плечо на правой руке, несказанно удивила Кристину. Прихотливая вязь растительного орнамента притягивала взгляд, и она поняла, что необычное украшение ей нравится. Застегнув пояс и надев сапоги, Стивен бросил на Кристину весёлый взгляд, и подобрал с пола рубашку.

- Удовлетворяешь любопытство, Тиночка? – непринуждённо осведомился он.

- Когда ещё доведётся увидеть обнажённого мужчину, - пробормотала снова смутившаяся графиня.

Негромко рассмеявшись, капитан надел рубашку и подошёл к кровати, присев на корточки.

- Про травницу не забудешь? – Крис помотала головой. – Умница. Жди, сейчас завтрак принесу.

Он вышел. Леди Рейнбек предпочла не копаться в причинах так резко изменившегося поведения Уэйкерса. Она помнила его слова, что он что-то там ей должен, но прекрасно понимала: пока Стивен не сочтёт нужным сказать, Крис ничего толком не узнает. И всё-таки, несмотря ни на что, утро началось хорошо. Никакой напряжённости или неловкости, как можно было бы ожидать. Всего лишь некоторое смущение графини, легко объясняемое. Кристина тихонько вздохнула и покосилась на небрежно лежавшее на полу платье и остальную одежду. Стоило, наверное, одеться, пока не вернулся Стивен. При нём она бы постеснялась… Выскользнув из-под тёплого одеяла, графиня невольно поёжилась, торопливо натянула сорочку и подняла чулок. По закону подлости, дверь открылась, впустив хозяина шхуны, и Кристина растерянно замерла, прижимая к груди руки с зажатым чулком. Уэйкерс ногой закрыл дверь, окинул её неторопливым взглядом. Графиня, отчаянно покраснев, отвернулась. Послышалось звяканье – видимо, капитан поставил поднос на стол, - и на плечи Крис легли тёплые ладони.

- Можно, я посмотрю? – тихие слова у самого уха вызвали волну дрожи, и чулок выпал из рук. – Пожалуйста, Тина…

Несмотря на крайнее смущение, она всё-таки повернулась. В каюте воцарилось молчание, пока рысьи глаза Стивена внимательно изучали плавные изгибы изящного тела, едва прикрытые нижней рубашкой.

- Знаешь, пожалуй, я всё-таки ошибался, - задумчиво протянул он, и пригладил лежавшие в художественном беспорядке золотистые локоны Кристины. – Ты очень даже симпатичная маленькая… женщина.

Красноречивая пауза перед последним словом заставила её тихо ахнуть, по ощущениям, краска залила даже шею. Издав негромкий, довольный смешок, Уэйкерс поднял с пола платье и протянул Крис.

- Оденься, стеснительная моя. Как запястья, кстати?

- Х-хорошо, - пробормотала она, прижав одежду к груди. – Почти не болят…

Опухоли действительно почти исчезли, осталась только краснота и пара царапин. Стивен отвернулся и начал расставлять на столе тарелки, дав Кристине возможность одеться и не мёрзнуть.

…Шоала показалась во второй половине дня. Ввиду пасмурной погоды и очень даже прохладного воздуха, Кристина не выходила до тех пор, пока они не бросили якорь в Свельте. Тем более, у неё всё равно не было обуви. После завтрака, оставив графиню закутанной в одеяло, Уэйкерс ушёл на палубу, и она почти всё время до прибытия провела в полудрёме, чувствуя странное умиротворение, и ещё немножко сожаление. О том, что подобная ночь если и повторится, то нескоро, ведь со дня на день на море начнутся осенне-зимние шторма. Но Крис ничем не выдала собственное состояние. Вот ещё, Стивен ничего ей не обещал, и кто она такая, чтобы считать себя его женщиной и чего-то ожидать. Он пришёл, когда шхуна замерла у пристани, а Кристина задалась вопросом, как же она покинет «Касатку» без ботинок.

- Генрих тебя встречать будет, мы договорились, - капитан сел рядом с ней на кровать. – Я схожу, обувь добуду. Подождёшь ещё? – он заглянул в зелёные глаза, хранившие непроницаемое выражение.

Гостья улыбнулась и кивнула. Очень хотелось прикоснуться ладонью к его щеке, взлохматить и без того растрёпанные ветром мягкие, тёмные волосы, но она сдержалась. Стивен вольная птица, зачем показывать, что он для неё что-то значит? А её собственные чувства… Да что уж там, Кристина не имела привычки врать себе, пират ей определённо нравился. Вряд ли она значит для Уэйкерса больше, чем просто интересная возможность разнообразить жизнь, пусть даже он и проявляет несвойственную таким людям, как он, заботу. Кристине показалось, капитан что-то хотел сказать, но Стивен только улыбнулся в ответ, выпрямился и вышел из каюты. Через некоторое время пират вернулся, с плащом и ботинками, и сам надел обувь на изящные ножки. Графиня заметила, что Стивен делал это слишком уж неторопливо, словно оттягивал момент, когда гостья покинет шхуну. Но… Так ведь не могло быть. Зачем ему? Подавив вздох, Кристина встала, почти физически чувствуя, как истекают минуты, проведённые рядом со Стивеном.

У двери капитан придержал Кристину за руку, и она обернулась, вопросительно глянув на Уэйкерса.

- Я, наверное, не буду провожать, - негромко произнёс он, не отводя взгляда от её лица. – Незачем лишний раз светить наше знакомство, оно не прибавит тебе хорошего мнения окружающих.

- Хорошо, - спокойно ответила Кристина и храбро не опустила глаза.

- Я до весны не смогу приехать, - продолжил Стивен, и снова замолчал.

- Я знаю, - тем же голосом сказала Крис.

- Не думаю, что Артур что-то замыслит, пока опасно в море выходить, скорее, будет выжидать и придумывать очередной гениальный план, - Уэйкерс чуть улыбнулся. – Но ты всё же будь осторожна, Тина, ладно?

- Ладно, - Кристина кивнула. – Удачной дороги домой, Стивен. И… спасибо.

Она вышла из каюты – слишком поспешно, потому что глаза неожиданно защипало. И всё время, пока графиня шла по пристани, у неё не проходило ощущение какой-то недосказанности между ними. Но оглядываться Крис не стала. Откуда-то она знала, что Уэйкерс наблюдает за ней из окна каюты…

Генрих был очень рад, что леди Рейнбек вернулась живая и здоровая, и прямо рассыпался в благодарностях капитану «Касатки», за то, что он спас их обоих. Всё время, пока Артур рыскал по Свельте, управляющий Шеер отсиживался в одной из таверн порта, хозяин которой приходился приятелем Уэйкерсу.

- Вот ваша печатка, - он торопливо достал из кармана тёплой куртки цепочку с кольцом. – Лучше пусть будет у вас.

Крис немного грустно улыбнулась и взяла фамильную печать её семьи.

- Как показывает печальный опыт, Генрих, иногда всё же лучше наоборот, когда это находится не со мной, - со вздохом ответила она. - Ладно, проводите меня домой, пожалуйста. Я завтра заеду в контору, посвятите в дела, которые я пропустила.

По пути Кристина исполнила просьбу Стивена и заехала в аптеку, взяла той самой настойки «от нежелательных последствий». Хозяйка невозмутимо продала, не выразив ни удивления, ни осуждения, за что графиня была только благодарна. Капитан прав, ей бы сначала с дядей разобраться и совершеннолетней стать, а потом уже о детях думать. Дома, пережив причитания и радостные возгласы прислуги, перепуганной донельзя неожиданным и бурным визитом Артура Кроссели, после которого по особняку словно ураган промчался, Кристина попросила обед наверх и поднялась в спальню, отдохнуть от всего случившегося.

Дальше дни потекли неторопливо и плавно, графиня занималась распределением камней по заказам, так, чтобы хватило до весны, учитывая также и Праздник Зимы. На море начались шторма, и навигация почти прекратилась, только самые смелые отваживались плавать на ближайшие острова. Время от времени Кристину охватывала смутная тоска, всплывали воспоминания о ночи, проведённой с Уэйкерсом, и очень хотелось повторить. Кошмары, после опасного приключения на Османе, не мучили, чему графиня Рейнбек только радовалась.

Рисуя эскизы для очередного заказа, или перебирая бумаги, Крис иногда ловила себя на мысли, а мог бы Стивен ради неё расстаться с вольной жизнью. И сама себе отвечала, что вряд ли. Он пират, многие торговцы пострадали от него, и не только на Свельте, и в города ему путь заказан. Всегда будет оставаться опасность, что его кто-то узнает на улицах. Кристина одёргивала себя, говоря, что никто ничего ей не обещал, и сам Уэйкерс честно признался, что ему было бы интересно научить графиню науке страсти, не более. О чувствах вообще речи не шло. И она возвращалась с небес на землю.

Наступила Середина Зимы, дома украсились хвойными ветками, а на площадях разжигали костры, вокруг которых водили хороводы с песнями. Крис погрузилась в дела, все дарили друг другу подарки, и заказов было достаточно. В один из дней, наведавшись к Генриху, она получила от него коробку, как пояснил управляющий – его попросили передать подарок в Праздник Зимы. На вопрос кто, Шеер только загадочно улыбнулся. Порозовевшая Кристина едва дотерпела до дома, смутно догадываясь, от кого сюрприз.

Она развязала бантик на коробке, достала небольшую шкатулку, открыла и уставилась на изящный браслет из серебра, украшенный маленькими изумрудами. Тонкие нити прихотливо переплетались, образуя воздушную паутинку, по которой были разбросаны небольшие камушки насыщенного зелёного цвета, и Кристина залюбовалась украшением. На губах появилась улыбка, подозрительно похожая на счастливую. На дне коробки, под шкатулкой, лежал маленький, сложенный вдвое, листок. Застегнув браслет на запястье, графиня развернула записку. «К твоим глазам». И всё. Три слова, от которых в груди разлилось приятное тепло, и захотелось рассмеяться, закружиться по комнате. Он запомнил, какого цвета её глаза. Кристина вздохнула и упала на кровать, раскинув руки. Интересно, когда успел достать подарок и оставить его у Генриха? Судя по всему, когда она находилась на Османе. Крис решила браслет не снимать, тем более, он совсем не мешал, свободно обхватывая тонкое запястье.

* * *

Зима потихоньку отступала, сонное оцепенение постепенно спадало со Свельты. Сезон штормов закончился, и суда снова стали часто появляться в порту. Кристина ловила себя на том, что отправляясь в контору, то и дело косится в сторону причала, и по вечерам становится труднее уснуть – грудь сжимало смутное ожидание, рождавшее волнение, от которого и начались приступы бессонницы. Близилась Середина Весны, и Генрих собирался в первое в этом году посещение Ллиата, за камнями с шахт. Крис предполагала, он будет отсутствовать около недели, а она за это время наберёт заказов. Тем более, приходили не только из Свельты, но и с других островов – семью Рейнбек знали хорошо, и знали, что продукция качественная. По вечерам графиня вдохновенно рисовала эскизы, расцветающая и просыпающаяся природа отлично помогала, снабжая идеями украшений. За навалившимися делами думать об Уэйкерсе слишком часто не получалось, чему Кристина только радовалась. Превращаться в нервную девицу, торчащую у окна и высматривающую предмет страсти, ей как-то не хотелось.

За неделю до праздника вернулся Генрих, привёз много шкатулок, за что пришлось заплатить сопровождавшему капитану в полтора раза больше – по его выражению, дабы не было слишком сильного соблазна. Рассчитавшись, Кристина подавила порыв поинтересоваться про Уэйкерса, хотя очень хотелось. Вдруг они знакомы. Однако, обратив внимание на задумчивое лицо управляющего, наследница Рейнбек выкинула пирата из головы.

- Что-то случилось, Генрих? – поинтересовалась она, пока они направлялись к конторе в сопровождении двух молчаливых охранников – выделили из отделения в Аллифире, учитывая количество сундучков, целых пять штук, включая и редкие звёздчатые сапфиры разных цветов.

- Я бы так не сказал, но кое-какие новости меня обеспокоили, - признался Шеер. – Господина Кроссели нет на Ллиате. Сказали, он уехал несколько дней назад, и не предупредил, когда вернётся.

Кристина вздрогнула и поёжилась, вроде давно уснувшие страхи снова подняли голову. Вспомнился Осман, и стало совсем неуютно.

- Куда он направился? – напряжённым голосом спросила графиня. – Кто-нибудь знает?

- Не сюда, - твёрдо ответил Генрих. – Но куда точно, никто не знает. Я справлялся у начальника порта, в тот день ни одно судно не отправлялось на Шоалу.

Это ещё ни о чём не говорило. С дяди станется окольными путями пробраться в Свельту, и портить наследнице Рейнбек жизнь непосредственно в месте проживания, а не издалека. Она не сдержала тоскливый вздох: теперь придётся постоянно быть настороже…

- Не ходите по городу одна вечером, - словно угадав её мысли, продолжил Шеер. – Или заведите телохранителя, леди Рейнбек. Ваш дядя решительный человек, как показали события осени.

Кристина грустно улыбнулась.

- В любом случае, я собиралась продлить вашу доверенность, Генрих. Пока не стану совершеннолетней, вы – моя гарантия, что дела не перейдут к дяде, даже если я снова попаду к нему в руки, да ещё и с печатью. Бумагу сделаем в двух экземплярах, и один оставим у губернатора Шоалы. У него сохраннее будет, и он не станет задавать вопросов. Составим так, что даже если кольцо окажется у дяди, отменить он ничего не сможет. Некоторые документы всё же требуют только моей подписи в подкрепление к печати.

Управляющий придержаk перед ней дверь конторы и улыбнулся в ответ.

- Держитесь, леди Рейнбек. Осталось всего полтора года, и Артур ничего не сможет вам сделать.

- Дожить бы, - пробормотала Кристина. Забота Генриха её неожиданно тронула.

Домой она вернулась только под вечер, усталая, но довольная – камни оказались выше всяких похвал. Они весь день сортировали продукцию шахт по заказам, срочным и не очень, для каких-то уже даже имелась оправа у ювелиров. Шеер, настроенный решительно, проводил графиню, даже не слушая её возражений, что ещё не совсем темно – солнце действительно опустилось за горизонт только наполовину. Дома Анита накрыла ужин, и Крис по достоинству оценила усилия повара. Перед тем, как подняться к себе, она лично проверила, закрыта ли входная дверь, и щеколды на окнах первого этажа. И подумала, что надо бы заказать у кузнеца цепочку в дополнение к замку. Оставался ещё чёрный вход, однако комнатка повара находилась аккурат в коридоре за кухней, который вёл в жилые помещения.

Наконец, немного успокоенная, Кристина поднялась в спальню. В камине весело потрескивал огонь, ночную рубашку Анита разложила на кровати, угол одеяла приглашающе откинут. Дотянувшись до пуговиц на спине, Крис сама разделась, расплела простую косу, уложенную на затылке, расчесалась, и снова заплелась на ночь. Несмотря на тревожные новости, спать хотелось, и Крис сладко зевнула и натянула рубашку. Решётки на окнах собственной спальни внушали хоть какую-то уверенность в безопасности. Погасив ночник, графиня юркнула под одеяло, свернулась клубочком, и плавно скользнула в сон.

…Разбудило её неожиданное, но очень сильное и чёткое ощущение, что в комнате она не одна. Кристина судорожно вздохнула, распахнула глаза и резко села. Сон как рукой сняло, сердце колотилось, как бешеное, а густой полумрак, который едва разгоняли тлеющие угли в камине, не позволял толком ничего разглядеть.

- Ну ты чего, лапа моя? Испугалась, что ли? – раздался ужасно знакомый весёлый голос, и от двери отделилась тёмная фигура. – Не переживай, Артура на Шоале точно нет, а твой повар спит чутко, если что.

Крис сначала замерла, не понимая, а не снится ли ей происходящее. Потом, наплевав на приличия и робкий голос рассудка, шепнувший о сдержанности, тихонько взвизгнула, откинула одеяло, и бросилась к неожиданному, но такому приятному, долгожданному гостю. Уэйкерс обнял Кристину с тихим смехом, и прижал к груди, легонько чмокнув в ушко.

- Неужели соскучилась, Тина? – с наигранным удивлением поинтересовался он, поставив графиню на пол.

Крис чуть отстранилась и посмотрела в смутно видневшееся в полумраке спальни лицо капитана.

- Как ни странно, да, - просто ответила она, не собираясь врать ни себе, ни ему.

- Как ни странно, я тоже, - понизив голос, произнёс Стивен, и наклонился к ней. – Тиночка…

Она и не думала, что будет с такой жадностью целовать Уэйкерса, да ещё и попутно стаскивать с него одежду. То, что страсть полыхнёт пожаром, сметая все здравые мысли и стеснительность заодно, тоже явилось для Кристины сюрпризом. Когда куртка и рубашка Стивена оказались на полу, а они сами – на полпути к кровати, капитан на несколько секунд оторвался от губ графини, и со смешком поинтересовался:

- А где же та серьёзная и рассудительная девушка, которую я встретил несколько месяцев назад, мм? – его ладони, тем временем, скользнули по бёдрам Крис, поднимая подол ночной сорочки.

- Понятия не имею, - пробормотала хозяйка спальни, послушно подняла руки и позволила Уэйкерсу снять единственный предмет одежды, находившийся на ней. – Наверное, там же, где язвительный, равнодушный и жёсткий пират, с которым как-то познакомилась я… И хочу напомнить, что твоими стараниями я уже давно не девушка, - Кристина притянула его за шею к себе, снова поцеловав – на сей раз неторопливо, словно дразня, и с удовольствием почувствовала, как напряглись под пальцами мышцы на шее и плечах капитана.

В следующий момент её опрокинули на удачно оказавшуюся рядом кровать, и ладони Стивена крепко прижали запястья графини Рейнбек к одеялу.

- А ты изменилась за зиму, - негромко протянул капитан, разглядывая личико Крис, на котором появилась довольная улыбка.

- Это плохо? – игриво осведомилась Кристина, изогнув бровь, и провела изящной ножкой вдоль его ноги.

- Это… непривычно, - признался Уэйкерс, и усмехнулся в ответ. – Но приятно.

Она сама удивлялась собственному поведению, тому, что так откровенно заигрывала со Стивеном. Да, они не виделись несколько месяцев, но ведь, по сути, между ними кроме той ночи ничего толком и не было. Кристина махнула рукой на размышления и перестала задумываться о причинах происходящего.

- Покажешь, как сильно соскучился? – прошептала она, медленно облизнув слегка опухшие после сумасшедших поцелуев губы.

- Провокаторша, - от его голоса в теле Кристины завибрировал каждый нерв, а дыхание на миг перехватило.

Больше они не тратили время на разговоры, и графиня погрузилась в восхитительный мир подзабытых ощущений, отдавшись во власть умелых рук Стивена. Он прекрасно помнил все чувствительные места, и вскоре Кристина уже металась по смятым простыням, не сдерживая стонов, судорожно всхлипывая и выгибаясь навстречу бесконечно нежным, и вместе с тем обжигающим ласкам. Кожа горела, став невероятно чувствительной, а Кристине было мало прикосновений и поцелуев, всё её существо жаждало большего. Стивен не стал долго мучить Крис, сам не меньше желая того же. Почти не осознавая, что делает, графиня зажмурилась, впившись ноготками в плечи капитана, за что тут же получила – он слегка прикусил мочку ушка, прекрасно зная, как это действует на неё.

- Сколько страсти, однако, - немного охрипшим голосом прошептал Стив, и Кристина расслышала нотки веселья.

Она не стала спорить, просто крепче обняв его ногами и сильнее изогнувшись. Приглашение было принято немедленно, чему Крис только обрадовалась. Следующие несколько часов она получала наглядные доказательства, насколько сильно соскучился Уэйкерс, и осталась более чем довольна.

После, обессилено раскинувшись на груди капитана, Кристина лениво размышляла, крепко ли спят её слуги. Собственная несдержанность почему-то больше не смущала, как и нагота. Говорить не хотелось, шевелиться тоже, приятная усталость разливалась по телу мягкой волной. Уэйкерс медленно перебирал растрепавшиеся пряди, и Крис чуть не мурлыкала от такой простой ласки.

- До рассвета мне надо уйти, - негромко произнёс Стивен.

- Знаю, - она сладко зевнула, прислушиваясь к всё ещё немного учащённому дыханию капитана.

- И тебя это не огорчает? – последовал вопрос.

- А должно? – Крис приподняла голову и подпёрла подбородок кулачком, с лёгкой улыбкой глядя на любовника. – Стив, ну что ты, в самом деле. Мне не шестнадцать лет, я умная девочка.

Он заложил руки за голову, и с ответной усмешкой посмотрел на неё.

- Скажем так, на девочку ты уже вряд ли тянешь, лапочка моя. Но я всё время забываю, что ты отличаешься от обычных девятнадцатилетних девиц, Тина.

Издав смешок, Кристина села, отбросив растрёпанную косу на спину.

- Я прекрасно помню, как городские власти относятся к пиратам, рискнувшим выйти за границу порта, это раз, - она загнула палец, не сводя с него взгляда. – Второе, ты вряд ли поменял за эти несколько месяцев род занятий, так что продолжаешь считаться капитаном пиратской шхуны «Касатка», - улыбка графини стала шире. – И третье, я не из тех романтических дурочек, воображающих, что после страстной ночи надо обязательно просыпаться на плече… - она чуть не сказала «любимого», но вовремя поправилась, - мужчины. Не спорю, мне понравилось тогда, в первый раз, - Крис опёрлась на руки и чуть наклонилась вперёд. – Твоё плечо действительно удобное. Но Анита утром может ужасно засмущаться, застав в моей постели незнакомого небритого мужчину, - голос Крис стал ниже, в нём появились чувственные нотки.

Уэйкерс хмыкнул, его глаза задумчиво прогулялись по фигурке графини.

- В твоём возрасте просто возмутительно быть такой рассудительной, Тина, - обронил он.

- Да что ты? – она изогнула бровь, и наклонилась ещё ниже, зелёные глаза загорелись каким-то внутренним светом. – А что, ты бы больше обрадовался, начни я задавать неудобные вопросы, Стив? Например, какого чёрта ты упорно присутствуешь в моей жизни, хотя я вроде оплатила своё спасение, мм? – её голос опустился до вкрадчивого шёпота, а палец медленно провёл вдоль плеча и груди, едва касаясь кожи. – Или о каком таком долге ты заикался на шхуне, когда спас меня с Османа? – на месте пальца оказались губы Кристины, и Уэйкерс невольно вздрогнул, немного выбитый из колеи неожиданным поведением наследницы Рейнбек. Но препятствовать не стал. Она спрятала довольную усмешку, и языком провела влажную дорожку до самого живота, а потом легонько подула.

Судорожный вздох Стивена подтвердил, что действует Крис правильно. Она подняла голову и царапнула ноготком кожу на груди.

- Будешь дальше дразнить меня? – проворковала Кристина, положила ладонь на крепкие мышцы живота Уэйкерса и немного сместила её вниз, всего на полсантиметра. Только намекая на дальнейшие действия. Пока намекая. – Или займёмся чем поинтереснее игры в вопрос-ответ?

- И чем же, госпожа графиня? – снова эти хрипловатые нотки, от которых у Крис поджимались пальцы на ногах.

Одним гибким движением Кристина оказалась сидящей верхом на капитане.

- Знаешь, - ноготки снова, словно в задумчивости, прогулялись по кубикам пресса Стивена, и он, резко выдохнув, перехватил шаловливые ручки графини. – Кажется, я снова тебя хочу, несносный пират… Что ты со мной сотворил, чудовище, а?

Ладони Уэйкерса легли на талию Кристины и легко приподняли её.

- Между прочим, это я должен говорить, - он не сводил с этой чертовки с лукавым взглядом потемневших глаз, и, придерживая, начал медленно опускать Крис, с удовольствием наблюдая, как насмешливое выражение мордашки сменяется на отрешённо-мечтательное. – Насчёт того, что хочу тебя.

- Агаааа… - протянула она, зажмурившись.

Она точно изменилась за прошедшие месяцы, раз ведёт себя, как женщина – пусть и не очень опытная, но всё-таки женщина. И ещё, Кристина поймала себя на мысли, что ей понравилась реакция Стивена на её не слишком умелые ласки. Стоило повторить, позже, и заняться изучением теперь уже его слабых мест.

Потом Кристина вспоминала эту сумасшедшую весну, как одну из самых лучших в жизни. Дни заполнялись делами, а восхитительные ночи проходили в жарких объятиях Стивена Уэйкерса, и она даже не вспоминала о дяде и его предполагаемых кознях. Капитан приходил к ней раза два или три в неделю, если дела приводили его на Шоалу, а мог и пропасть на целых семь дней. Крис не считала часы, проведённые без него, но ловила себя на мысли, что если Стивена долго нет, то она начинает скучать. Графиня Рейнбек больше не задавала вопросов, волновавших в начале их знакомства, потому как ответы на них её уже практически не интересовали.

Когда погода изменилась, и по ночам стало всего лишь немного прохладнее, чем днём – приближалось лето, - Уэйкерс стал устраивать Кристине вылазки за город, на природу. А иногда он даже брал её на «Касатку» - по вечерам, в сопровождении Генриха, Крис выезжала за Свельту, и направлялась к одной из бесчисленных укромных бухточек, где ждала шхуна Уэйкерса. Неторопливые прогулки вдоль берега, потрясающие закаты над морем, солёный, терпкий запах – у Кристины кружилась голова, и от чего больше, от ощущения свободы или от близости Стивена, она бы не смогла точно сказать. Крис наслаждалась каждым днём, каждым часом, сознательно не задумываясь, а что же будет дальше, к чему они оба идут. На эту тему у них как-то состоялся весьма примечательный разговор.

- Тебя не смущает, что я пират, Тина? – спросил Уэйкерс, стоя на палубе позади Кристины и опираясь руками на фальшборт по обеим сторонам от неё.

- А должно? – вместо ответа поинтересовалась она, прислонившись к его груди, на лице Крис появилась лёгкая улыбка. – Я не собираюсь появляться с тобой в обществе, Стив, так что не понимаю, почему твой род занятий должен меня смущать.

Услышав неопределённое хмыканье, она повернулась лицом к капитану.

- Тебе что-то не нравится? – Крис склонила голову к плечу, изогнув бровь. – Лично меня вполне устраивают наши ночные встречи, - улыбка стала шире, - и замуж за тебя я точно не собираюсь.

Уэйкерс тоже усмехнулся.

- Я почему-то всё время забываю, что твои мысли совершенно не соответствуют возрасту.

Кристина негромко рассмеялась, потом снова стала серьёзной.

- Я ничего не смогу предложить тебе взамен свободы, Стивен, - тихо произнесла она, глядя прямо в золотисто-янтарные, раскосые глаза. – И прекрасно это понимаю. Да и не собираюсь требовать с тебя чего-то большего, чем есть между нами сейчас. А если твою отсутствующую совесть тревожит вопрос приличия, - в голосе Кристины проскользнули ехидные нотки, - так меня он ни капельки не волнует. Это моя жизнь, и мне решать, с кем и как я провожу время.

Уэйкерс прищурился и покачал головой, его лицо приобрело задумчивое выражение.

- Маленькая, мудрая женщина, - его ладонь коснулась щеки графини. – Кто бы мог представить в нашу первую встречу, что ты именно такая, Тина…

Она помолчала, не опустив взгляда.

- Тебе хорошо со мной, Стив?

- Да, - ни секунды не задумавшись, ответил он, также глядя в зелёные, цвета весенней травы, глаза.

- Мне тоже. И я не собираюсь ничего менять в нашем… общении, - по губам Крис скользнула мимолётная улыбка. – Думаю, как только кому-то из нас станет в тягость происходящее, встречи можно будет легко прекратить без всяких слезливых выяснений отношений. Ты просто перестанешь приходить, или я просто сменю замок на двери чёрного входа.

Если бы Кристина знала, что по поводу её слов думает Стивен… А думал он, с каким-то непонятным замиранием сердца, что с каждой встречей ему всё труднее уходить от его Золотинки, как капитан про себя называл Кристину. И скрывать нежность, которую вызывало в ней всё, от улыбки до маленьких, чувствительных пальчиков на ногах. Несмотря на то, что они встречались уже несколько месяцев, Уэйкерс до сих пор не мог толком понять, как же она к нему относится. То, что ей нравилось быть рядом с ним, Стивен понимал, но иногда ему казалось, Тина тянется к нему только потому, что одинока, и никому не доверяет. И ещё, она носила его браслет. Почти не снимая, что вызывало у капитана в душе странное чувство, подозрительно похожее на удовольствие – от того, что Кристина вроде как признала его право находиться с ней рядом. Пусть даже и только по ночам.

Графиня Рейнбек, заметив в глубине рысьих глаз что-то, подозрительно похожее на грусть, постаралась подавить всколыхнувшуюся радость: правда о том, что капитан вызывает у неё чувства, гораздо более сильные, чем простая симпатия, скрывалась очень тщательно, даже от самой себя. Кристина с одной стороны не врала Стивену – она действительно трезво оценивала реальность, и понимала, что пират ни за что не променяет море на женщину, какой бы замечательной она ни была. Но с другой, иногда позволяла себе помечтать о несбыточном. Что наступает её двадцать первый день рождения, она получает право распоряжаться своей жизнью сама, и… в один прекрасный день Стивен никуда не уходит.

Тряхнув головой, Кристина улыбнулась и закинула руки на шею Уэйкерса, притянув к себе.

- Может, вернёмся ко мне? – тихо спросила она. – Завтра надо пораньше встать, Генриху на Ллиат предстоит ехать, и я должна список по заказам составить.

- Деловая моя, - Стив издал смешок, его ладони легли на тонкую талию, прижав графиню ближе, и вдруг неожиданно предложил. – Хочешь, провожу его? Мы недавно хороший куш сорвали, так что могу даже бесплатно.

Крис подняла бровь.

- Главное правило ведения дел, господин пират, не смешивать с ними личное, - проворковала она. – Так что денег я заплачу, твоей команде. Не бедствую, слава богу, - с нотками ехидства добавила Кристина.

- А какой будет моя плата? – Уэйкерс наклонился почти к самому лицу наследницы Рейнбек, так, что смог разглядеть золотистые огоньки в зелёной глубине.

- Вернёмся ко мне, покажу, - выдохнула она ему в губы, и прижалась к ним в кратком, но многообещающем поцелуе.

За несколько месяцев Кристина научилась это делать почти в совершенстве, и Уэйкерс не стал спорить.

Приближался Праздник Середины Лета, их тайные встречи продолжались, и Кристина чувствовала себя самой счастливой. Пока в Свельте не появился Кимори Аято.