Прочитайте онлайн Леди и пират | Глава 9

Читать книгу Леди и пират
3718+2396
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 9

…Чьи-то пальцы осторожно пытались распутать узел на запястьях. Кристина проснулась от боли, стрельнувшей аж до локтей, и у неё вырвался короткий стон.

- Шш, девочка, потерпи немножко, - тихий, такой знакомый и родной голос…

Графиня подумала, что спит, и видит чудесный сон. Потому что Уэйкерс просто не мог сейчас находиться рядом!.. Она дёрнулась, распахнув глаза, и попыталась повернуться, но ладонь капитана прижала её обратно к кровати.

- Не шевелись, Тина, больно будет. Сейчас развяжу.

Непривычно серьёзный, без обычной иронии и издёвки, голос словно спустил невидимую пружину, и Кристина крепко зажмурилась, пытаясь справиться с подступающей истерикой. От облегчения её снова начала колотить дрожь, а уж подумав, что на месте Уэйкерса очень легко мог оказаться Териан, Кристина едва позорно не разрыдалась. Накопившееся напряжение требовало выхода, но предстать перед Стивеном с зарёванным лицом как-то не очень хотелось. Между тем, он осторожно распутал узлы и снял наконец верёвку. Крис села, избегая смотреть на Уэйкерса, и начала разминать затёкшие пальцы и запястья, шипя, как змея: действительно, было больно.

- Дай, я, - капитан сел за её спиной, и притянул к себе, занявшись израненными руками Кристины. – Знал бы, захватил мазь. Потерпишь немного?

Нежные, осторожные поглаживания постепенно убирали неприятные ощущения, а она уже не могла сдерживаться. Слёзы снова потекли по щекам, графиня всхлипнула, зажмурившись, и попыталась сжаться в комочек, подтянув колени к груди. Стивен тут же развернул её, обнял, и начал легонько покачивать, как ребёнка. Уткнувшись лицом в его плечо, Кристина расплакалась по-настоящему. Всё напряжение, весь ужас последних дней выходили со слезами, рыдания временами переходили в тихое, тоскливое подвывание, и она смутно чувствовала, как объятия Стивена становятся крепче.

- Всё уже закончилось, Тина, девочка моя, всё, скоро будешь в безопасности, - от его успокаивающего шёпота становилось легче, и всхлипывания постепенно затихали.

Она не знала, сколько проплакала вот так, прижавшись к Уэйкерсу, но определённо, ей полегчало. А ещё, очень захотелось есть. И переодеться. И причесаться тоже. Капитан отстранил её и обхватил лицо ладонями, внимательно вглядевшись в зелёные глаза.

- Ты в порядке? – он большими пальцами вытер мокрые щёки Крис.

- Д-да, - запнувшись, ответила графиня. – В относительном…

Рысьи глаза Уэйкерса прищурились.

- В каком смысле? – от угрожающего тона его голоса захотелось поёжиться, но Кристина понимала, что это относится не к ней.

- Погано на душе, знаешь ли, - с кривой улыбкой ответила наследница Рейнбек. – Но если ты о том, не изнасиловали ли меня, то нет. Своей платы за спасение ты не лишился.

- Вот глупая, - пробормотал Уэйкерс, досадливо поморщившись, и снова прижал её лицо к груди. – Да забудь ты про все эти договоры, а, хоть ненадолго. Что с тобой сделал этот ублюдок?

Кристина молчала. Отвечать на вопрос не хотелось, слишком стыдно.

- Так, - капитан вздохнул, сделав правильные выводы. – Он прикасался к тебе?

Она вздрогнула, неприятные воспоминания заставили сжаться, и цепь на ноге неприятно звякнула. Уэйкерс тихо выругался, совершенно не заботясь, что Кристина услышит.

- Жалко, что Кроссели снова сбежал, - обронил он и встал, а теперь уже бывшая пленница подавила досадливый вздох. – Я бы и его наказал, так, чтоб запомнил на всю жизнь… - приблизившись к двери, Уэйкерс выглянул и крикнул. – Дайк, веди сюда эту селёдку тухлую!

Потом опять повернулся к Крис, и она заметила, что на поясе пират носит её подарок – нож с топазом. Почему-то стало приятно, и захотелось улыбнуться.

- Все разговоры позже, ладно? – голос Стивена звучал непривычно мягко, и Кристина всё никак не могла понять, почему же так резко изменилось отношение к ней капитана. – Как на «Касатку» переберёмся, - она кивнула, обхватив себя руками, и зябко поёжилась. – И ещё. Тина, ты как к виду крови относишься?

Она уставилась на Уэйкерса с плохо скрываемой тревогой.

- Я собираюсь наказать Териана, - в янтарных глазах мелькнул нехороший огонёк. – Присутствовать хочешь?

- Убьёшь его? – храбро поинтересовалась Кристина.

- Нет, - улыбка Стивена вышла жёсткой. – Это было бы слишком легко. За то, что посмел поднять руку на то, что ему не принадлежит.

Казалось бы, ей стоило обидеться, она ведь не собственность, да и кто сказал, что вообще кому-то принадлежит, кроме себя. Но вместо возмущённых воплей она только снова кивнула. Уж лучше Уэйкерс, чем кто-то другой. К сожалению, Кристина уже пришла к пониманию, что одной женщине в этом мире очень сложно, без покровительства мужчины. Неважно, родственника или нет.

В коридоре послышались шаги, и в спальню вошла занятная процессия: сначала бледный, с порезом на лице, Дениэл, а за ним – лысый Дайк с ленивой улыбочкой, державший у спины хозяина дома абордажную саблю.

- Ключ, - кратко сказал Уэйкерс, протянув руку.

Териан сглотнул, и не стал врать, что оставил его где-то в другом месте. Молча достал из кармана штанов и положил в ладонь пирата. Кристина с досадой подумала, что если бы знала, давно уже освободилась хотя бы от цепи. Стивен подошёл к графине и расстегнул ненавистный браслет, отбросив его, и некоторое время разглядывал царапины и ссадины на нежной коже. Потом вдруг наклонился и осторожно коснулся губами лодыжки, отчего Кристина вздрогнула и чуть не отдёрнула ногу – это оказалось приятно, несмотря на лёгкое жжение. Уэйкерс выпрямился, бросил на неё задумчивый взгляд, и развернулся к Териану.

- Так, приятель, - капитан прошёлся перед Дениэлом, следившим за ним обеспокоенным взглядом. – С твоей стороны было слишком опрометчиво протягивать свои загребущие конечности к графине Рейнбек. Хотя бы потому, что ты не имеешь на неё никаких прав. Посему, иди-ка сюда, - Уэйкерс поставил перед ним стул, а Дайк, надавив на плечи, заставил опуститься на колени. – Руку положи, - отрывисто приказал Стивен.

Кристина начала смутно догадываться, что он задумал, а когда пират достал нож, догадка превратилась в уверенность. Но останавливать его бывшая пленница почему-то не стала, хотя в животе образовалась пугающая пустота. Дениэл медлил, и лысый резко заломил тому другую руку за спину. Вскрикнув, Териан поспешно выполнил приказание.

- Хороший мальчик, - Дайк осклабился, похлопав его по плечу. – С капитаном спорить не надо, себе дороже будет.

Без лишних разговоров Уэйкерс прижал коленом запястье Дениэла к стулу, и резко взмахнул ножом, отрезав две верхних фаланги указательного и среднего пальцев. Спальню прорезал истошный крик, хозяин дома дёрнулся, а Кристина зажала рот ладонью, сдерживая рвотные позывы.

- Свободен, - небрежно бросил Уэйкерс и отпустил Териана. – И забудь, что Кристина Рейнбек существует на свете. Узнаю, что снова замышляешь что-то подобное, пальцами не отделаешься, - он вытер лезвие об халат Дениэла, и кивнул Дайку.

Тот отпустил жертву, тихо поскуливавшую от боли и трясшую пострадавшей конечностью, разбрызгивая капли крови. Кристина не выдержала и зажмурилась, отвернувшись. Раздался шорох, и подвывания Териана постепенно стали удаляться – видимо, он вышел из комнаты. Через несколько мгновений на плечи легли широкие ладони и чуть сжали.

- Пойдём отсюда?

Не дожидаясь ответа, Стивен завернул Крис в покрывало, взял на руки, и вынес из спальни. Графиня снова удивилась непривычной заботливости, но думать, с чего бы это, было лень – сказывались нервные переживания и эмоциональные перепады последних часов, организм впал в какое-то оцепенение. Склонив голову на плечо Уэйкерса, Кристина погрузилась в полудрёму, пока её несли коридорами и комнатами. Свежий, морозный воздух, обжёгший ноздри, заставил поёжиться – они вышли на улицу. Чуть приоткрыв глаза, наследница Рейнбек увидела, что дом Териана стоял на небольшом утёсе, а внизу располагалась удобная бухта, где и покачивалась на волнах «Касатка». Солнце почти село, небо приобрело глубокий фиолетовый оттенок, а на земле уже лежал снег. Сколько её продержали тут? И что всё-таки случилось с Генрихом? Кристине почему-то казалось, к его исчезновению приложил руки Стивен. Но он сказал, все разговоры на шхуне, а до неё они ещё не добрались. Тихонько вздохнув, Крис снова нырнула в дрёму, сильнее закутавшись в покрывало. На шхуне, так на шхуне. Только сначала ужин, и если возможно, ванна. А потом и поговорить можно…

В каюте капитан усадил её на кровать, опустился рядом и наполовину размотал покрывало, освободив руки Кристины. Распухшие и покрасневшие запястья заставили его нахмуриться.

- Помыться сможешь сама? – спросил Уэйкерс, положив израненные кисти на свои широкие ладони.

Она кивнула, избегая поднимать взгляд на собеседника. Снова между ними происходило что-то странное, сродни ощущению, охватившему Кристину на той, вечерней прогулке на Шоале.

- Хорошо, - пират встал и направился к выходу. У самой двери он неожиданно добавил, повернув голову. – Потом намажу твои ручки, и щиколотку тоже. Да, я там одежду кое-какую захватил, из твоего дома. Переоденешься.

Графиня с удивлением воззрилась на него, непривычная забота Стивена вызвала смутную тревогу и волнение. Неужели это он настоящий?.. Пока капитан готовил ей ванну и наливал воду, Кристина снова закуталась в покрывало – всё же в каюте было прохладно. Закончив с приготовлениями, Уэйкерс достал из знакомого сундука аккуратно сложенное платье и положил на кровать рядом со спасённой, потом добавил тёплые чулки и бельё. Крис покраснела, но возмущаться не стала. Ханжеством она отнюдь не страдала, а уж за то, что Стивен позаботился и об одежде, вообще следовало сказать отдельное спасибо. Щеголяла бы сейчас в этом халатике да с голыми ногами, точно подхватила бы простуду, а то и что посерьёзнее. Организм же ослаблен после всех переделок.

- С-спасибо, - пробормотала она, и всё-таки не удержалась от вопроса. – Стив… зачем ты всё это делаешь?

На ответ Кристина не надеялась, но Уэйкерс, приблизившись к ней и присев на корточки, осторожно взял тонкие пальчики и легонько сжал.

- Я тебе кое-что должен, Тина, - от его слов у графини открылся рот, она уставилась на серьёзное лицо капитана, не понимая, как относиться к его словам. – И, как и ты, я не люблю таких раскладов, предпочитая рассчитываться с долгами. Мойся, я за дверью подожду.

Крис не знала, что сказать. Уставший мозг даже не пытался понять, почему выходит, что и Уэйкерс ей что-то должен, не только она ему. Он встал и направился к двери, и следующие слова графини настигли его у самого выхода.

- Но ведь необязательно так… заботиться. Можно просто отвезти меня домой…

Стивен обернулся, и посмотрел на неё долгим взглядом. Раскосые глаза чуть прищурились, но он ничего не ответил, и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Кристина вздохнула, выбралась из покрывала, и сняла наконец ненавистный халат, слишком живо напоминавший о последних днях в заключении. Кстати, надо бы узнать, сколько времени она провела в заточении. Она погрузилась в горячую воду, с удовольствием отметив, как расслабляются мышцы, и даже пощипывание в раненых руках и ноге особо не беспокоило. Впервые за последние дни графиня находилась в безопасности, и, похоже, происходящее всё-таки ей не снится. Прикрыв глаза, она слабо улыбнулась, и прислонилась затылком к краю ванной. Какими бы ни были мотивы Уэйкерса, он пришёл на помощь. Зачем, почему – уже не столь важно. Кристина поймала себя на том, что её тянет к этому невозможному человеку, несмотря на все разногласия между ними. И мысль не пугала, даже учитывая нервные переживания плена. То, что там было, хотелось забыть, стереть из воспоминаний. И почему-то Кристине казалось, с Уэйкерсом это получится… Осознав, куда свернули мысли, графиня тихонько ойкнула и вернулась в реальность. Следовало помыться, пока вода не остыла, и наконец одеться в нормальную одежду. Чем она, собственно и занялась.

…Стивен сел на пол, прислонившись спиной к двери, и прикрыл глаза. Последние слова Кристины попали в точку: он сам не понял, как так получилось, что для него стала важна забота о сироте-графине. Просто, когда узнал, что она пропала, а уж тем более, кто виноват в этом, осознал – найдёт дядю, убьёт, не задумываясь. Артур успел удрать, едва завидел паруса незнакомого корабля, а у Стивена просто не было времени устраивать погоню. Териана тоже хотелось на кусочки разрезать, но нервы Кристины подобного зрелища не выдержали бы. Задерживаться на Османе больше, чем надо, Уэйкерс не собирался, посему пришлось ограничиться пальцами. Вообще, убедившись, что с Кристиной всё в порядке, капитан испытал огромное облегчение, которое удивило его самого. Как и то, что связанные руки и цепь на ноге привели пирата в состояние холодного бешенства.

Неожиданно раздались шаги, и перед капитаном появился Дайк.

- Мы готовы, кэп, можно отплывать.

- Хорошо, - Стивен кивнул, созерцая сапоги первого помощника.

Тот потоптался, потом осторожно произнёс:

- Можно вопрос, капитан?

- Попробуй, - Уэйкерс пожал плечами.

- Она вам нравится, да?

Стивен поднял голову и посмотрел на собеседника прищуренным взглядом.

- Я пират, Дайк, а она – наследница приличного состояния. Какая разница, нравится она мне или нет?

- Я рад, что вы это понимаете, - ответил Дайк. – Так мы уходим, да?

- Да.

Он ушёл, и Стивен снова остался наедине со своими мыслями. Кристина ему действительно нравилась, как ни хотелось отрицать данный факт. Как, когда это случилось, непонятно. Но девчонка оказалась не обычной пустоголовой блондинкой, как можно было подумать, и обладала на редкость упрямым характером. А ещё, у неё хватило смелости выступить против Артура Кроссели, не имея ни друзей, ни влиятельных знакомых. И продолжать дело семьи, невзирая ни на что. Более того, она не побоялась попросить в безвыходной ситуации о помощи его, пирата, зная, что просто так не отделается. Уэйкерс усмехнулся, прислонившись затылком к двери. Маленькая, храбрая сирота, которая решила пойти против обстоятельств. Чем она его зацепила, ведь не красавица, в самом деле, которой вслед мужики оборачиваются. Так, симпатичная, фигурка тоже ничего, хотя грудь могла бы и побольше быть. И интересы не как у нормальных девятнадцатилетних барышень, её практичный склад ума порой вызывал у Стивена глухое раздражение. Чёрт его знает, почему он вдруг решил попытаться показать ей другую сторону жизни, и повёл на ту прогулку к морю. Может, именно тогда что-то изменилось, теперь сказать сложно. Но больше Уэйкерс не оставит Кристину без присмотра, это он знал точно. По крайней мере, пока ей не исполнится двадцать один.

…Графиня чувствовала себя гораздо лучше, после ванной, даже воспоминания отступили вглубь памяти. Она вылезла из воды, вытерлась, оделась – несмотря на болевшие запястья, Кристина всё же справилась сама, постеснявшись позвать Стивена на помощь, - и взяла расчёску, лежавшую около умывальника. Поколебавшись, подошла к двери и негромко постучала, дав понять, что можно заходить. Потом вернулась к кровати и забралась с ногами – к сожалению, обувью Кристину не обеспечили. Уэйкерс вошёл, узрел картину расчёсывавшейся гостьи, и замер, не в силах отвести взгляд от золотистого водопада, мягко переливавшегося в свете масляной лампы. Крис, сосредоточенная на занятии, не сразу обратила внимание на тишину. Потом всё-таки подняла на капитана вопросительный взгляд.

- Что?.. – и запнулась, опустив руку с расчёской.

В раскосых, янтарных глазах плясали золотые звёздочки, а от лёгкой, небрежной улыбки у Кристины неожиданно перехватило дыхание. Мелькнул вопрос, а не собирается ли капитан прямо сейчас потребовать оплаты, и наследница Рейнбек слегка растерялась, поняв, что препятствовать не будет. Мысль о его прикосновениях не пугала и не приводила в ужас и отвращение, как то же самое о Териане.

- Ты как, сначала ужинать, а потом лечиться? – непринуждённо осведомился Стивен, отойдя от двери, и остановился на середине каюты.

Кристина сглотнула, прогоняя наваждение. Золотистые огоньки не пропали, став ярче. А её собственное волнение и не думало утихать, и взгляд было ох как нелегко отвести… Она откашлялась, прочистив горло, и всё-таки вернулась к расчёсыванию, скосив глаза на пшеничные пряди.

- Кушать, наверное, - пробормотала Крис.

Запястья ныли, пальцы дрожали, и расчёска всё-таки выпала из рук. Шевелить кистями было больно и неудобно. Стивен хмыкнул, приблизился и опустился рядом на кровать.

- Мда, похоже, придётся побыть твоей горничной, - весело заметил он, взял расчёску и развернул Кристину спиной. – И знаешь, - капитан начал медленными, неторопливыми движениями приводить в порядок её волосы, - пожалуй, мне это нравится. У тебя красивая шевелюра.

От последних слов гостье стало отчего-то жарко. Слышать комплименты от Уэйкерса было ещё непривычнее, чем видеть заботу. Некоторое время в каюте царила тишина, Кристина пыталась справиться с разгулявшимися нервами и мыслями, свернувшими куда-то совсем в непонятную сторону. И чтобы отвлечься, поинтересовалась:

- Стивен, это ты помог Генриху спрятаться от Артура?

- Умная девочка, я не сомневался, что догадаешься, - спокойно ответил Уэйкерс, но от его голоса отчего-то по коже прокатилась волна мурашек.

- А… - Кристина снова сглотнула, вдруг захотелось пить. – А как ты понял, что… меня украли?

- Да легко, - несмотря на то, что графиня сидела спиной к Уэйкерсу, она очень остро чувствовала его присутствие, и от свежего, горьковатого аромата, исходившего от капитана, слегка кружилась голова. – Просто пришёл как обычно к тебе, а дом на ушах стоит, несмотря на поздний час, прислуга в истерике, и твой Шеер нарезает круги по гостиной. Никто не знает, где ты, и меня даже не спросили, как я попал в дом, - Кристина услышала смешок. – Генрих предположил, что это Артур виноват в твоём исчезновении, а я не стал спорить.

- Я знаю, он был в моём доме, - перебила гостья. – Сам признался. А потом в конторе.

- К тому моменту Генрих уже находился в надёжном месте, - отозвался Стивен, продолжая размеренными движениями расчёсывать уже почти сухие локоны. – Когда рассерженный Артур снова отправился в порт, я за ним проследил, а потом просто вышел за его бригом в море.

- Он мог тебя заметить, - Кристина нахмурилась. Если Кроссели узнает, что она знается с пиратом… Могут быть неприятности.

- Я не всё время наблюдал за ним, - успокоил капитан. – В том направлении, в котором шёл твой дядя, лежит только один остров, Осман. Управляющий просветил, что там живут твои конкуренты Терианы. Дальше дело оставалось за малым, узнать, где их дом. Очень удачно, что этот ублюдок выбрал место не в городе, да ещё с такой удобной бухтой. Дальше знаешь.

- Сколько меня там держали? – графиня прикрыла глаза, наслаждаясь действиями Стивена. По телу разливалось приятное тепло, а от прикосновений расчёски к голове вдоль позвоночника то и дело пробегала дрожь.

- Неделю.

- А когда на Шоале будем?

- Завтра ближе к вечеру, если не попадём в шторм. Сейчас уже небезопасно выходить в море.

Кристина неожиданно подумала, что после этой переделки не увидит Стивена до весны. Он вряд ли захочет провести зимние месяцы в Свельте, да ещё не имея возможности покинуть порт официально, и вернётся на Иньясу, находившуюся гораздо южнее и с более тёплым климатом. Стало грустно, но Крис не показала виду. Пока он здесь, и никуда не собирается исчезать.

- Всё, - ладони Уэйкерса легко провели по голове гостьи. – Теперь ужин.

Через некоторое время ванну убрали, а еда ждала на столе. Лёгкое покачивание сказало Кристине, что шхуна отплыла, чему она только обрадовалась.

- Так, иди сюда, - графиня только тихонько ойкнула от неожиданности, когда Уэйкерс взял её на руки и донёс до стола. После чего сел и усадил к себе на колени. – Извини, про обувь как-то не подумал, - бровь капитана изогнулась, и он усмехнулся. – Собирались в спешке, боялись опоздать.

Кристина смутилась и отвернулась. Его губы, находились так близко, притягивали взгляд, и в памяти сразу всплыли те два поцелуя, на маскараде и после спасения от Патрика. Остро захотелось повторить, собственные губы аж начало покалывать от желания. Поспешно ухватив вилку, она попыталась наколоть кусочек жареной курицы, но в распухших запястьях стрельнула боль, Крис зашипела и выронила столовый прибор. Тихо рассмеявшись ей в ухо, Стивен взял вторую вилку.

- Тиночка, ты заметила, что тарелка всего одна? – весело отозвался он. – Ты не в том состоянии, чтобы делать что-то самостоятельно. По крайней мере, пока. Открывай ротик.

Кристина покраснела и сердито нахмурилась, но ничего не ответила. Боялась, голос изменит. Осторожно придержав её кисти одной рукой, другой капитан начал кормить гостью, не забывая и про себя. Графиня на время отвлеклась от волнующей близости Стивена, уделив внимание еде – кушать хотелось ужасно, - поэтому, пока на тарелке ничего не осталось, ни о каких разговорах речи не шло. Иногда бросая на капитана косые взгляды, Крис замечала лёгкую, довольную улыбку, и тут же отводила глаза. Чем дальше, тем всё непонятнее становились их отношения, и графиня уже перестала понимать происходящее. Как и собственную реакцию на Уэйкерса.

- Наелась? – поинтересовался Стивен и аккуратно промокнул салфеткой рот Кристины.

Она кивнула.

- Отлично, тогда теперь лечиться, - снова взяв её на руки, пират перенёс наследницу Рейнбек обратно на кровать. – Сначала твои ручки.

Из того же сундука появилась коробка, источавшая слабый специфический запах – аптечка, поняла Кристина. Стивен достал баночку с полупрозрачной голубой мазью, открыл, и зачерпнул.

- К утру опухоль спадёт, - Уэйкерс начал медленными, осторожными движениями втирать мазь в запястья Кристины, и поначалу она тихонько шипела и вздрагивала – всё-таки было больно.

Но постепенно прохладная мазь с приятным травяным запахом делала своё дело, принося облегчение. Закончив, Стивен неожиданно поднёс ладошки Кристины к губам и поцеловал каждую с внутренней стороны. Очень нежно поцеловал. Зрачки графини расширились, она резко втянула воздух от нахлынувших ощущений. «Что он творит?..» - пронеслась паническая мысль. Неужели решил соблазнить её прямо сейчас? «А почему нет, Крис? – нахально отозвался внутренний голос. – Ты же хочешь забыть то, что было на Османе? Ведь по возвращении на Шоалу всё будет по-прежнему, он – пират, ты – наследница ювелирных шахт. Что тебе терять, Крис?» Ведь действительно, нечего, кроме этой пресловутой девственности. После всего случившегося вряд ли она замуж вообще выйдет, а ребёнка можно завести и без мужа. Он всё равно будет считаться наследником Рейнбеков, прямым наследником, что гораздо важнее, чем родился он в браке или нет. И Кристина расслабилась. Будь, что будет, хуже того, что проделал с ней Териан, уже не случится. Уэйкерс ей не противен, если не сказать больше, и ни к чему не принуждает. Так что…

Из мыслей её выдернули действия Стивена: положив её ножку к себе на колено, ту самую, на которой находился браслет от цепи, он задумчиво провёл пальцами по лодыжке.

- Тина, чулок снять придётся.

Негромкий голос заставил сердце пуститься вскачь, отбивая рёбра. Ей как-то в голову не пришло, когда она одевалась после ванной, а ведь следовало подумать о лечении.

- Х-хорошо, - с запинкой пробормотала графиня, не смея поднять глаз от подола юбки.

- Сама или… мне позволишь? – в его голосе проскользнули нотки, подозрительно похожие на озорные. Вскинув голову, она встретилась взглядом с раскосыми глазами, в которых блестели всё те же огоньки.

Он её дразнил самым натуральным образом, о чём говорил и намёк на улыбку в уголках губ. И Кристина решилась. Она никогда не умела флиртовать, считая это пустым делом, да и вообще опыта общения с представителями противоположного пола имела очень и очень мало. Но… сейчас в ней что-то проснулось, до конца не понятное самой графине, но желавшее сыграть в опасную игру, предложенную Стивеном. Она медленно улыбнулась, откинулась назад и опёрлась спиной на стенку каюты. И, положив ладони на юбку, начала неторопливо, сантиметр за сантиметром, поднимать. Собственные действия смущали несказанно, и Кристина чувствовала, как щекам становится жарко от румянца, но не остановилась. Уэйкерс прищурился, его усмешка стала шире, и пальцы заскользили вдоль ножки, вслед за подолом.

- Лапа моя, ты меня удивляешь, - протянул он, не сводя с Кристины пристального взгляда. – Сама хоть понимаешь, что творишь, а?

Она склонила голову на бок, продолжая поднимать юбку – уже почти до колена, - и кротко поинтересовалась:

- А ты, Стив?

Низкий смех, и ответ:

- Я просто собираюсь намазать твои царапины, Тина.

- А я просто помогаю тебе в этом, - проворковала графиня, мимолётно удивившись собственному голосу.

Уэйкерс чуть наклонился вперёд, и наконец добрался до подвязки – Крис невольно вздрогнула от прикосновения, пытаясь справиться с особо глубоким приступом смущения – платье скрывало её ножку всего лишь до половины бедра. А дальше… дальше Кристина оказалась совершенно не готова к тому, что в процессе снимания пресловутого чулка Стивен начнёт покрывать нежную кожу легчайшими, почти неощутимыми поцелуями, от которых волосы на затылке, да и по всему телу Крис, встали дыбом. Сильно прикусив губу, она подавила невольный судорожный вздох и стиснула юбку: нахлынувшие ощущения, пожалуй, были слишком сильными, сбивающими с толку. Но приятными, уж это Кристина понимала отлично. Она и не знала, что местечко под коленкой такое… чувствительное. Чулок в конце концов был снят, и к тому моменту её дыхание стало неровным, тяжёлым.

Не глядя на обескураженную и немного испуганную Крис, Уэйкерс поставил маленькую ступню себе на колено, и Кристина нервным жестом прижала юбку к бёдрам. Потом капитан снова взял мазь, и начал втирать в поцарапанную лодыжку, аккуратно, неторопливо, и очень нежно. Графиня чуть не замурлыкала, как кошка, расплывшись в довольной улыбке, колотящееся сердце постепенно возвращалось к нормальному ритму, как и дыхание. Теперь действия Стивена расслабляли и успокаивали, в отличие от недавних поцелуев. Закончив с мазью, капитан вытащил из аптечки чистый бинт и замотал щиколотку.

- Чтобы меньше раздражения было, - спокойно пояснил он и завязал аккуратный бантик. – Царапины через пару дней заживут совсем.

После чего, обхватив изящную ножку ладонями, поднёс к губам и начал медленно целовать каждый пальчик. Кристина от неожиданности тихо охнула, едва не выдернув ступню, и вцепилась в платье, задравшееся уже до совсем уж неприличной высоты. Впрочем, через очень короткое время данное обстоятельство перестало её тревожить. Волнующие ощущения вытеснили смущение, и Крис не стала им сопротивляться. Прикусив губу, она чуть откинула голову и прикрыла глаза, вздрагивая каждый раз, как Стивен прикасался к ставшим очень чувствительными пальчикам. В теле нарастало странное напряжение, и платье вдруг стало раздражать, захотелось избавиться от ненужной одежды. К тому же Кристине стало жарко.

Уэйкерс оставил в покое её ножку и положил обратно к себе на колени, и графиня едва сдержала стон разочарования, открыв глаза и встретившись с внимательным взглядом капитана. Сердце сначала замерло, а потом провалилось куда-то гораздо ниже живота, затрепыхавшись, как пойманная в сачок бабочка. Опять возникли проблемы с дыханием и пересохшим горлом.

- Тина, да? – негромким, низким голосом спросил пират, опёршись ладонями на кровать и чуть подавшись вперёд.

Янтарные глаза потемнели до орехового оттенка, и не отрывались от лица Кристины. И она позволила себе утонуть в этой глубине, тихо выдохнув:

- Да…

Наследница ювелирных шахт довольно смутно представляла, что же будет дальше, и где-то в глубине души занервничала, очень уж не хотелось выглядеть… робкой и застенчивой. Стивен чуть улыбнулся, и медленно наклонился к Кристине, облокотившись одной рукой на кровать рядом, а пальцами другой коснулся подбородка гостьи.

- Ты забудешь Осман, Тиночка, - прошептал он непривычно ласковым голосом, и на мгновение прижался губами к полуоткрытому ротику. – И никогда не будешь больше вспоминать, - снова едва ощутимый, как прикосновение лепестка, поцелуй, и пальцы Уэйкерса неторопливо расстегнули пуговку на платье – застёжка находилась спереди, для удобства Кристины, но она всё равно едва справилась, когда одевалась, из-за больных запястий. – Всё происходит совершенно по-другому… - за первой последовала вторая пуговка, а следующий поцелуй стал длиннее, томительнее и глубже, графиня едва не задохнулась, порадовавшись, что почти лежит, ибо по телу горячей волной растеклась приятная расслабленность.

- Я знаю… - в ответ тоже прошептала она прямо в губы Уэйкерса, когда он на мгновение отстранился.

- Вот и умница, - на лице капитана мелькнула довольная улыбка, а ладони скользнули по плечам Кристины, решительно освобождая от шерстяной ткани, и открывая новые пространства для исследования. Но прежде, чем продолжить, он наклонился к её уху и произнёс, обжигая дыханием шею. – Подожди, я лампы погашу…

Она не стала возражать, пытаясь восстановить дыхание и справиться с очередным приступом стеснительности: кроме тонкой батистовой сорочки её грудь больше ничего не прикрывало. Кристину приятно удивило подобное понимание, вряд ли при свете она смогла бы расслабиться. Прежде, чем каюта погрузилась в густой полумрак, Стивен снял тёплую, толстую куртку, и небрежно повесил её на стул, оставшись в штанах и чёрной шерстяной рубахе. Потом обернулся к Кристине, ласково усмехнулся и подмигнул. Фитиль второй лампы погас, а через мгновение графиня уже таяла под жадными, и одновременно нежными губами и руками, которые осторожно освобождали её от одежды. Последние остатки стеснительности утонули в омуте удовольствия, охватившем каждый сантиметр обнажённой кожи.

Стивен изучал тело Кристины неторопливо, растягивая сладкую пытку, и как она ни пыталась сдерживаться, вскоре каюту огласили вздохи, переходящие в тихие, протяжные стоны. И ей уже стало всё равно, услышит кто-то или нет, желание скрутилось огненной спиралью в самом низу живота, требуя большего, чем поцелуи и прикосновения. Ладонь Стивена скользнула по гладкому бедру, и мягко отвела ногу Кристины в сторону, его пальцы добрались наконец до самого чувствительного местечка. Графиня судорожно вздохнула, вцепившись в простыню, и подавила невольный порыв сдвинуть колени. Не от смущения, а скорее от неожиданности.

- Шш, - губы Стивена прогулялись по нежной шейке, и Кристина услышала негромкий, довольный смешок. – Нежная моя, расслабься…

Воспоминания о чём-то подобном, но оставившем только чувство гадливости и случившемся на Османе, мелькнули и сгинули, Крис тихо выдохнула и выгнулась навстречу смелым ласкам. Потерявшись в ярких, сильных ощущениях, она больше не думала ни о чём, кроме растекавшейся по жилам огненными ручейками страсти. В какой-то момент тело Уэйкерса прижало её к кровати, и хрипловатый голос шепнул:

- Будет немножко больно…

Кристина не поняла, о чём он, но переспросить не успела: Стивен сделал резкое движение, и она невольно вскрикнула, на несколько секунд вынырнув из наслаждения и уставившись на едва различимое в темноте лицо капитана немного испуганными глазами. Уэйкерс тоже замер, а потом улыбнулся.

- Уже всё… - снова последовал долгий поцелуй, и одновременно Стивен начал двигаться.

Очень скоро саднящее ощущение пропало, сменившись другими, более сильными и приятными. Кристина вцепилась в плечи Уэйкерса, не обращая внимания на ноющие запястья, выгнулась, прижимая его к себе как можно крепче. Внутри словно натягивалась невидимая струна, Крис зажмурилась, ожидая… Чего? Она не знала, но чувства обострились до предела, пока наконец не взорвались разноцветными брызгами, унося куда-то за грань реальности, и собственный низкий, длинный стон отозвался волной дрожи по телу. Буквально через несколько мгновений Стивен со всхлипом выдохнул, уткнувшись лицом в шею Кристины. Она не сдержала слабой улыбки, чувствуя, как быстро бьётся его сердце, и прислушиваясь к учащённому дыханию. Шевелиться не хотелось, блаженная истома разливалась в каждой клеточке, а в голове ещё проносились отголоски непривычных, но таких упоительно… вкусных ощущений. Крис тихонько хмыкнула собственным мыслям, рассеянно перебирая густые завитки волос на затылке Стивена. О да, он тысячу раз прав, жалкие попытки Териана не идут ни в какое сравнение…

Ладони Уэйкерса медленно провели вдоль тела графини, отчего она ойкнула и хихикнула – кожа всё ещё оставалась крайне чувствительной.

- Завтра зайди к травнице, или в аптеку, - раздался негромкий голос Стивена, и он поднял голову. – Возьми там отвар специальный, - он улыбнулся, в полумраке раскосые глаза весело блеснули. – Скажи, от нежелательных последствий, - и уже серьёзно добавил, облокотившись на руку, второй убрав с лица Кристины несколько влажных локонов. – Рано тебе детей ещё, сама почти ребёнок.

Странно, она не почувствовала смущения, неожиданно тронутая такой заботой. Подняв небрежно скомканное одеяло с пола, Стивен вытянулся рядом с графиней, притянул её к себе и укрыл.

- А теперь спать, - мягким, но решительным тоном произнёс капитан, коснувшись губами светловолосой макушки. – Хватит с тебя переживаний на сегодня, Тиночка.

Глаза и вправду закрывались, вдруг навалилась сонливость, сопротивляться которой Кристина и не думала. Прижавшись к Стивену, она расслабилась, уплывая в страну грёз, и впервые за последнее время чувствовала себя в безопасности.