Прочитайте онлайн Лазутчик | Глава четвертая

Читать книгу Лазутчик
4612+1946
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Юношева
  • Язык: ru

Глава четвертая

Питер Брасси еще раз сошел с лодки и направился берегом вниз по реке. Дойдя до конца острова, он повернул назад, уже по другой стороне, внимательно осматривая все встречавшееся на пути, а также и противоположный берег реки. Он почти уже достиг противоположной оконечности маленького островка, не заметив ничего особенного, как вдруг ему бросилось в глаза старое, дуплистое дерево, плывшее по течению прямо на остров, так что в скором времени оно должно было или пристать к кустам, росшим на берегу, или же проплыть на очень небольшом от них расстоянии.

Нет сомнения, что старое, сломанное дерево, плывущее по течению само по себе, не может возбудить никакого подозрения, потому что обыкновенно в дождливое время множество таких стволов несется по реке; но разведчик был человек, уже много лет боровшийся с дикими и привыкший к их различным хитростям. У него вошло в привычку относиться недоверчиво ко всему окружающему и тем самым предотвращать опасность, а потому и плывшее мимо него дерево показалось ему подозрительно, и он не оставил его без внимания, хотя и не мог объяснить себе, какого рода опасность могла угрожать ему.

— Кто знает, — ворчал он про себя, спрятавшись за густой куст и устремив пытливый взор на дерево, — кто знает, не скрывается ли под этим старым стволом индеец, который плывет сюда с целью разведать о наших силах, чтобы донести потом обо всем подробно своим раскрашенным чертям? А может быть, вместо одного в густых ветвях дерева скрывается полдюжины их? Я слишком хорошо знаю проделки этих негодяев, и если они думают надуть старого Питера, то жестоко ошибаются. Должно быть, мне придется пустить пулю в это дерево!

Тут разведчик притаился и спокойно выжидал в продолжение нескольких минут.

Между тем дерево, подплыв, остановилось в нескольких футах от острова. Питер не заметил ничего особенного, кроме пучка сухих ветвей, которые, казалось, сами собой застряли между крепкими сучьями дерева. Он уже решил было, что потерял напрасно время, как вдруг сухие прутья зашевелились, и из них вылезла голова индейца, осторожно озиравшегося по сторонам.

«Погоди, старый приятель, я пошлю тебе кое-что на память», — подумал Питер со злой улыбкой, тщательно прицелился и выстрелил.

«Пф!..» Вспыхнул порох на полке, но выстрела не последовало, а громкий удар курка открыл индейцу близкого врага. Он мгновенно нырнул в воду, схватился за один из нижних сучьев, стараясь из всех сил придать дереву другое направление, чтобы оттолкнуть его от берега и таким образом избежать угрожавшей ему опасности. Но дерево оказалось чересчур тяжелое; силы одного человека не могли заставить его так быстро изменить направление, и потому, несмотря на все усилия индейца, один конец ствола уперся в берег, и все дерево стало поворачиваться к нему, так как и течением его сильно прибивало к берегу. Индеец, Видя, что все его старания напрасны и что опасность неизбежна, выпустил из рук сук, поплыл под водой к восточному берегу и вынырнул между нависшими густыми кустами, чтобы перевести дыхание.

Здесь он был на минуту в безопасности, не рискуя быть замеченным Питером, который в это время, подбежав к дереву, ожидал появления врага на поверхности воды.

Заняв этот пост, он насыпал свежего пороха на полку, не переставая зорко следить за деревом; но так как индеец не показывался слишком долго, то разведчик, начиная отгадывать истину и боясь, чтобы враг не ушел от него, принялся слишком неосторожно и торопливо осматривать все кусты.

Скрывшись в кустах, как было уже раньше сказано, дикарь мог видеть каждое движение Питера, который мало-помалу приближался к нему. Глаза хитрого индейца сверкнули огнем мести при виде одного бледнолицего и при мысли о возможности выскочить из своего убежища и тотчас же покончить с ним. «Ах! Если он выйдет победителем из этой битвы, если ему удастся добыть скальп белого, какую зависть возбудит он в своих товарищах!» Одну секунду он, казалось, совсем поддался этой мысли и уже готовился сделать прыжок, но успел вовремя остановиться, заметив, что ненавистный белый был вооружен винтовкой и ножом, тогда как у него был только нож и томагавк. Превосходство вооруженного врага заставило осторожного дикаря снова спрятаться и ждать более удобной минуты.

Разведчик, неутомимо отыскивая индейца, шел прямо на него. Дикарь без шума нырнул в воду и оставался там до тех пор, пока белый, осмотрев кусты, пошел дальше. Мысль, что ненавистный враг ускользнул, убежал от него, до того разозлила Брасси, что он безрассудно предался своему гневу. Он неосторожно раздвигал и осматривал все кусты на берегу и при этом бранился такими непозволительными словами, которые не были бы особенно приятны для слуха образованного человека; но брань не производила никакого впечатления на того, кому предназначалась, так как индеец ни слова не знал по-английски. По тону разведчика он тотчас смекнул, что этот последний страшно рассержен, что сильно обрадовало его и подало надежду легко справиться с противником.

— Только высунься, только покажись, красное чудовище! — вскричал Питер. — Ты и все твое отродье можете только ползать и пресмыкаться, как ехидны, при приближении человека. Но если я увижу хотя только на секунду твое размалеванное лицо и если это проклятое ружье не изменит мне, то ты будешь помнить Питера-Дьявола. Проклятое пресмыкающееся чудовище!

Дав волю своим чувствам, Питер прошел таким образом шагов тридцать по берегу, но все-таки не находил и следа своего врага. Тогда он бросился налево, в кустарник, чтобы пройти на ту сторону острова, где находились его друзья; но едва сделал он несколько шагов в этом направлении, как услышал позади себя шорох. Мигом прыгнул он в сторону и укрылся за стволом дерева, чем только и спас себе жизнь, так как в ту минуту, как он отпрыгнул, дикий, следовавший за ним, твердой рукой пустил томагавк в его голову.

Разведчик, снова увидев неожиданно своего врага, с быстротой молнии схватил ружье и, почти не целясь, выстрелил в него в то время, когда тот перепрыгивал от одного куста к другому. Снова произошла осечка… Питер с проклятьем бросил ружье на землю, схватил нож и кинулся за диким, который уже собирался соскочить в воду. Одного взгляда было достаточно, чтобы убедить индейца, что теперь его противник вооружен не лучше его самого; с криком ярости он обернулся к нему, и через мгновение началась кровавая борьба. Эта непродолжительная борьба должна была кончиться смертью одного из них. Хотя белый был выше ростом и обладал большей силой, но дикарь был ловчее и увертливее. Пользуясь тем, что Питер в ярости забыл всякую осторожность, дикарь нанес ему значительную рану в грудь и тем еще более взбесил его; разведчик повел свою атаку еще неосторожнее, давая тем самым перевес индейцу, который нанес ему еще три раны — две в правую руку и одно в бедро. К счастью Питера, ни одна из этих ран не была опасна.

Разведчик спохватился и начал действовать осмотрительнее против своего врага и стал больше защищаться, чем нападать: он понял, что иначе битва будет иметь для него дурной исход.

Тихо, шаг за шагом, отступал он, чем возбудил ярость индейца, который, не подозревая в этом маневре военной хитрости бледнолицего, все смелее и смелее нападал на него; вдруг Питер совершенно— неожиданно увернулся от дикаря и так сильно ударил его в грудь, что тот, почти бездыханный, повалился на землю.

С криком торжества вонзил разведчик нож прямо в сердце своей жертвы и по привычке собирался уже скальпировать убитого, но вспомнил недавний выговор своих друзей и, ворча, оставил свое, намерение, довольствуясь лишь поясом и ножом индейца. После этого он взял себе томагавк, торчавший в дереве, поднял брошенное ружье и тогда только обратил внимание на свои раны, из которых текла кровь. Он зажал их рукой, чтобы хотя бы немного остановить кровь, потом взошел на ближайшее возвышение и начал осматривать противоположный лесистый берег. На этот раз он не заметил ничего подозрительного.

День был жаркий, солнце стояло довольно высоко, и река, на гладкой поверхности которой не видно было ничего, спокойно извивалась серебристой лентой. Торжественная тишина царила в девственном лесу; ничто не обнаруживало, что под его зеленой листвой живут тысячи диких зверей и что там таятся человеческие существа, помышляющие лишь о разбое и кровью утоляющие свою адскую кровожадность.

— Если не ошибаюсь, красные черти выдумывают еще какую-нибудь дьявольскую проделку, — проворчал разведчик. — Я знаю эту тишину: они, очевидно, дожидаются возвращения этого молодца, чтобы прежде узнать результаты его рекогносцировки, но я выманю лисиц из норы.

С этими словами, как бы пораженный неожиданной мыслью, он поспешил назад, в кусты, и встал на стволе дерева, на котором прибыл несчастный индеец.

— Я здесь, презренная сволочь! — вскричал он и огласил лес воинственным криком на целую милю вокруг, махая над головой томагавком.

Но едва этот дикий крик замер вдали, как мимо его головы просвистела пуля и сорвала у него с левого виска прядь волос. Питер бросил быстрый взгляд на восточный берег, откуда до него донесся звук спущенного курка, и увидел небольшое облако дыма, поднявшееся над густым кустарником.

— Да, это похоже на вас! Теперь я знаю, куда вы спрятались, раскрашенные обезьяны! — прошептал хладнокровно Брасси и, испустив насмешливый крик, сошел со своего опасного места — он не хотел больше служить целью для стрелка, который промахнулся только на дюйм. Спрятавшись за кустарником, он еще раз насыпал свежего пороха на полку и выстрелил по тому направлению, откуда поднялся дым; но по-прежнему порох только вспыхнул, а выстрела не последовало. Проклиная того, кто заряжал ружье, Питер небрежно перекинул его через плечо и пошел к лодке, чтобы рассказать беглецам о случившемся и посоветовать им немедленно отправиться в путь.

Едва он сделал несколько шагов, как услышал что-то вроде ружейного залпа. Опасаясь, что его друзья подверглись нападению, он ускорил шаги и через некоторое время достиг маленькой бухты, но лодки там уже не было. Он побежал опять к нижней оконечности острова и тут заметил судно, стоявшее футах в тридцати от берега. Все находившиеся на нем были в крайне возбужденном состоянии.

Но возвратимся к нашим друзьям.

Вскоре после ухода лазутчика они решили выйти из своего убежища, что и привели в исполнение, когда Мабель принесла с берега готовую пищу и потом по просьбе Эдуарда вместе с другими женщинами разместилась в каюте.

Сначала Эдуард и его дядя имели намерение направить судно по течению, держаться у входа в маленькую бухту; но страшные крики, раздававшиеся на острове, виновниками которых, как мы знаем, были Питер и его противник, заставили их тотчас же отплыть дальше. Удалившись на такое расстояние, чтобы можно было достигнуть лодки вплавь, они бросили якорь и стали дожидаться возвращения лазутчика.

В напряженном ожидании путники не сводили глаз с острова, но вдруг воздух огласился воинственным криком, который они приняли за крик дикаря; вслед за этим раздался отдаленный выстрел, а за ним последовал новый крик. Все это привело путников к заключению, что Питер или убит, или захвачен в плен, почему решили тотчас же сняться с якоря. Но беспокойство их еще более усилилось, когда с восточного берега раздался залп, так верно направленный, что некоторые пули ударились в борт лодки, хотя, к счастью, никто не был ранен. Этот же самый залп заставил Питера поспешить с возвращением.

Теперь лазутчик, завидев друзей, известил их о своем прибытии громким одобрительным криком. Держа ружье в левой руке высоко над водой и действуя одной правой, он вплавь достиг лодки, в которую и влез с помощью Эдуарда.

— Вы, кажется, ранены, Питер? — был первый вопрос молодого человека после того, как он молча приветствовал лазутчика пожатием ржа , крЃрае ви ыговобит, что Ћи выДержили жестовую схваѺту о враком.

—’ны делжетІ изсухи слжн, кр с е возпутамыеспокойстнием, твЀчал раненй , крОодин из индейѵ в проплыЂ сюди под стволом дерева, но я в следил плжнв, и если бы ни это проклятое ружь, екоторое кажрый рав, каке хотетумотрбвить ега в длно, аовало осечму, Ѿл вси эѰь исѲобЏ покончиласьвы скорие, ся возвратилсявы сюда уже давло.и тут прЈалось схвататься рукпрашвуа…что пбледий, бв этомговобин меи приуетстине здеса.

— Только одни слооу, — пѵорваь ега Эдуар,о слшчавшийто сех по с еитеѿщение, крОодни слооы, Пите,; но Ѻолько сюд,о сюды! —я с этими словам, он влк чего пое защ ту маленькоги укТеЂлени, крСокрйитесь ет вракв:и иззаща кусѾ в делон был залпв нЈду лодду.ни ѾкажЂре поскорие,ость индейты на остров?.

— Только оион жертво, кр спокойно, твЀчал Питер. —несмотря нв эт,м повоемумненЎа, чемскорик мы достигиемузера, Ѹем лучш. Я думат, чтогиемцам будет безопасЉее лбыть, потому что индейты Ёе со гт, поаисть з наа с берегл, а в воду не по жЎет угнуттся пдк нашй выстреры.

— ДовйЂреле тотчасбыѰыскивить якорь, так как кажамя минука, котоѻую бы потерѸем здесьдуеаньѰдетцам возможноссь Ѿпарени, кр тороЂил Эдуарц.

— отЃже дума, тау, —, твЀчал Питеу, —поное кажется, чтовольномустаѸлку, — пшибавил он м с чувститем,оказывся на Ђнца Эдуард,? — быно бм лучш,и если бы он пошел в кающу и немного Ђ дЋхнуе. Мо справемся и безего помоии.

—œсилый итІ, крапрЈгиваЏ с жетькойрежнастью Эдуар,, — вый и, пижаЃойсѰ,л в кающу и Ђ дЋхки.Мо слишкомслбе, чтобы еставЃттся здес с вами.

—го оствльѵоноераше ружь,, кр казал Питеу, — потому что мем уже несколько раз аовало осечму, а о слуѰне появлениякакогю-нибудь краснгдо негядтя бзе ружсим буту, как бзе рѺи.

—§что сделалось ераѸем ржтье?, кр сбросил Эдуар,ЁбыѰыскивбя ш Ёпол из ружс , крЃбыговобиие, чти оно отказывдетсѵ служит?.

— три рзѰ,л молодйл человек,я стренял и три рзѰх только вспыхнул порох на полки.

—еот ничегобурленгоу, —, твЀчал Эдуар,Ёспу кбя ш Ёполе дыло ружсу, — здесТолько одла пулярез порохс. зелга, это опятѵ твое длн?.

—§чтокто значи?, кр итрогЌ сбросил дядяом с дпожЉчего зелгху, —пуляе дыеярез порохл ичто в такое врем?.

—¯аяа… думааяи забылположита… пороку, —налинаось,, твЀчал зелга дпожо всестеоем пооораьным взглякомсвоего оЁекуда.

—ку, ‌ казао тот, вз в купо, кн ату, ‌Я думат, что лучшЏ сделатю тебе раз н всогда хорошее н ушание.

<«О БтЃжевой,тЃжевох! — прошептал зелгападЏа о жертельнмо стрЅже наболнки. Он знат, чтодядя беспищждеь, когда рассеѵдитсѰ.

—ž!  ТолькоНа этот разеярйьѵоеаЏ,ю милыйдяде, сяникогда не Ѓодуделатюитого, никогди, вл вую вою жизн!.

— БрЂяом ,о протри рдли мнлярдсного далтчику, — просил вольнй  Дови ѨстафборѾ рассержечного враѰы.

— Доир,, , тверд казалом ,, —еа вмЈгивймся и предоствлоноЏ сделатютвое длни. Ондолжез н конеѽ поныть, что пь ега ринк наѰю жизнА может подвергнуттся опасности.

—гонк нтказывйь егаНа этот ра,лом !а может быть, это последдтялилотсь, котоѻуся прому ю теия, потому чт,а не зную почем,; но чувстѻуя, что вскорз с еднмц из пас случются несчастье. ПодумйТольку, — пшибавил вольнй с аесквмыЃ прикоЂ, , что он еще молом, р вкя и не привыо к борьЀз с индейцами. Он первѵя стреняа о человек,к немурлен,и еслиа минутссеѵнечнйеревгм, он сделал ошиЇму, зарѴтив ружье н, таѲ, какследовала.

—км хорошу, —, твЀчалемурѵгко врау, — изюивща ю тебея прищуого, ноОндолжез помнитя, что е днть ѰесѵэѰся ни заЃодюитога.

—ых, вра! p>День ѰесѵэѰѸ преусѾст овсем ва, кр торжественоа проианес вольнйу, — , прирашмлположеник он мждетцтстуиать оченѲ скоре. Ма должты быть остѿадательн ли лилотриве, чтобы иметь надежду на телеЃрелакогобудии.

—žевой итІ!а мйярдслый итІи убиь! — вскричал Эдуар,Ё подбежав к зелгку и вз в ЂнцЁ себе на ржау, —дядяом !. Посмотрито сюд.,тЃжевоя. Дтрогей,силый итІы! —,й закивбисьборѺтими сезаию, он казал на маленькуюкруелую рануда бку ойци.

Н возможноОиасЂн осѵануел вкного ЂтчЏения,котоѰья зЂшмлпследовад.,женщины, забѲ, бзопасности,лыержили из вЎеыь и сѾалЀились о жертельнмо стрЅже вокрудубирающого, который хотя ещеи дшнатьно уже совсем потеряе сз нание.

<.ни стаѸлн был бе мовнен.меѰить Ѽчертиержиауда инце этогоюииамога Ђнцаеруд.,через несколька минув сердц Доирцастафборна перестЋно виться,и даѰюего е реѻна тс е иоимкуюаранйцу, котоная оѴренѴетцтыот ѽого биры.

—žетЃжевой, он Ѽчеы! — пр сѾнчал Эдуар,Ёхлася бержрно н удно лодки дрѿа Ђнц,у и Ђвернулсь, чтобы и сезех зелютютвоекорт.

Между теЌ цевыйарда пуЂь посыпат