Прочитайте онлайн Лазурный рассвет

Читать книгу Лазурный рассвет
4718+586
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Лазурный рассвет

Когда Даша еще только начинала карьеру фотографа, у нее и в мыслях не было, что она займется фэшн-съемками. Но, как говорится, человек предполагает, а судьба располагает. После первой же ее выставки, конечно, не персональной, а коллективной, которая состоялась в Доме журналистов, ей сделали предложение, от которого она не смогла отказаться. И вот теперь, извольте любить и жаловать: Дарья Ильина, штатный фотограф журнала «Стиль». Она старалась не задумываться над тем, хорошо это или плохо, а просто приняла как данность то, что ей поднесли на блюдечке с голубой каемочкой, чем очень порадовала свою сестру Женю, которая работала стилистом в том же самом журнале. Собственно говоря, Даша не могла не понимать, что сестра за нее замолвила словечко. Ну и что? А как иначе выжить в этом мире, где царит конкуренция куда более жестокая, чем иная гражданская война. Сестры жили в большой квартире, оставшейся им после трагической смерти обоих родителей, погибших в авиакатастрофе. И эта самая квартира на Сретенке, и дача, где они бывали не так уж часто, требовали немалых расходов. Да и сама жизнь в Москве дорожала с каждым днем. Так что Даше пришлось отбросить честолюбивые мечты о том, что она станет настоящим художником и будет снимать только то, что сама пожелает. Конечно, настоящим художником ей никто стать не мешал, тем более что одну из комнат Даша переоборудовала в удобную, оснащенную всем необходимым студию.

Лицензионный «Стиль» платил очень неплохо, но самое главное — у Даши оставалось время на то, чтобы заниматься собственным творчеством. Так что деньги у сестер водились. Не такие, конечно, как при родителях, но все-таки. В прошлом году Даша без проблем отдохнула на горно-лыжном курорте Вербье, в Швейцарских Альпах. Ее уговорила опять же Женя, считавшая, что сестре следует развеяться. Ну она и «развеялась»… Лучше бы этого Вербье совсем не было в ее жизни! Результатом того рокового отдыха сейчас был сон, который Даша пыталась отогнать от себя, хотя, если честно признаться, отгонять его вовсе не хотелось. Она села в постели и потянулась. Странно, ей приснился именно этот человек, а не чертов Степка, из-за которого она теперь совсем выбита из колеи. Даша была высокой и худенькой девушкой, скорее, даже просто тонкой как тростиночка, а не такой мосластой и костистой вешалкой, как многие модели, которых она снимала. И, подумать только, Степан все-таки предпочел ей эту груду костей, ее так называемую подругу Светку! Женя не раз говорила сестре, что та очень хороша собой, но Даша ей не верила. Хотя порой внимательно вглядывалась в черты своего лица, на котором буквально сияли огромные темно-голубые глаза, того василькового оттенка, который встречается крайне редко. У нее были высокие скулы, прямой тонкий нос, мягкий овал подбородка и маленький нежный рот. Будь он побольше, ей бы светила прямая дорога в модели, но… Все равно, для такой карьеры Даша не годилась, искренне считая себя самой обыкновенной, если уж вовсе не дурнушкой. Ей вообще очень не хватало уверенности в себе, и без старшей Жени она так бы и не нашла себя. Девушке требовался жесткий руководитель. И пусть лучше таковым является сестра! Даша с радостью переложила все заботы, в том числе и об их общей недвижимости, на Женю, а та и не возражала.

Правда, порой младшая сестренка выкидывала такие номера, от которых спокойная и уравновешенная Евгения Ильина теряла дар речи. Взять бы хоть этот ее роман со Степаном Свириным — новоявленной звездой модельного бизнеса! Сестра сразу же сказала, что ничего путного из их отношений не получится, но Дарья стояла на своем с не свойственным ей упрямством. А потом Жене пришлось ее утешать. Вот и утешает до сих пор.

— Даша! — раздался из кухни голос сестры. Оттуда изумительно пахло поджаренным хлебом с сыром и ароматным кофе. — Вставай, не разлеживайся, сегодня у тебя съемка в галерее «Актер». Новая коллекция для лета. Девчонки прибудут в двенадцать, а нам нужно быть пораньше, чтобы подготовиться!

— Уже иду, — пробурчала себе под нос Даша и спустила с кровати длинные ноги с тонкими щиколотками. Она посидела пару минут, все еще находясь во власти дивного сна, в котором ее и ее спутника несли по заснеженным тропам белые долгогривые лошади. Звенела сбруя и колокольчики под дугой, на ноги накинута медвежья полость. Было совсем не холодно, но ветер все равно трепал ее пушистые длинные волосы, выбившиеся из-под меховой шапочки. А он, смеясь, отодвигал их в сторону, чтобы поцеловать в который раз ее раскрасневшиеся щеки. И его рука скользила вниз вместе с застежкой от куртки, забиралась под толстый теплый свитер. И ей было приятно, что его рука такая прохладная и что сосок на ее груди сморщился и стал как изюминка. А потом все закружилось, как снежинки на ветру, мелькали образы и ощущения, смутные и в то же время такие отчетливые, что она даже застонала. Он продолжал ласкать ее разгоряченное тело, и вот уже расстегнута молния на джинсах, ладонь пробирается под плотно натянутую грубую ткань, пальцы находят чувственный влажный бутончик, ласкают его все сильнее и сильнее, и она вот-вот окунется в безбрежный океан наслаждения, острого, как лезвие. А его рука погружается в ее раскаленную страстью плоть. Она торопится доставить ему удовольствие, но он не спешит. Он знает, что их ждет ночь. Ночь упоительная, сладостная, невозможная. Это было наяву. Там. В Вербье. И это приснилось ей сегодня. Но зачем снова вспоминать? И неужели ее так мало на самом деле волнуют отношения со Степаном? Потом. Все потом. Сейчас нужно отбросить головокружительное воспоминание и привести себя в порядок.

— Иду, иду! — крикнула она, услышав, что сестра подошла к двери ее комнаты.

— Проснулась? — Женя открыла дверь и появилась на пороге, как всегда элегантная, хотя и одета была в простые черные джинсы и узкий твидовый пиджачок от «Barberry». Это была ее любимая одежда. Женя предпочитала стиль «casual» всем остальным. Он стал ее неотъемлемой частью, такой же, как модно подстриженные темно-каштановые волосы и минимальное количество косметики на простоватом, но милом лице. Сестры отличались друг от друга, как день от ночи. Русоволосая Даша и темненькая Женя. Более того, они были словно слеплены из разного теста. Женя была среднего роста, почти коренастой, с широкой костью, и во всем ее облике чувствовалась какая-то удивительная основательность, такая же явная, как и эфемерность ее сестры.

Даша накинула на голое тело махровый белый халат и сунула ноги в такие же пушистые тапочки. Она всегда спала голой, даже зимой. Ей казалось, что только так отдыхает от прикосновений одежды ее чувствительное тело, прячущееся под невесомым пуховым шелковым одеялом.

— Пойдем завтракать, а то все остынет, пока ты будешь под душем нежиться!

— Нет, Жека, уж извини. Я сначала приведу себя в порядок.

— А горячие бутерброды?

— Ты бы мне еще предложила позавтракать в постели! Терпеть не могу эту идиотскую французскую привычку.

— А тебе пришлось с ней столкнуться в Вербье? Таинственный незнакомец тебе заказывал завтрак в постель? — Женя иногда могла быть на удивление бестактной и резкой.

— Он не успел. Насколько ты знаешь, я сбежала, не дождавшись продолжения банкета. Пока он спал.

— И все-таки ты дура, Дашка! — вздохнула Женя. — Сбежала от мачо, чтобы здесь прилепиться к бесполому Степке! Разве можно вообще связываться с модельерами? Они же все почти поголовно извращенцы. Вот хотя бы Степка. Тоже извращенец!

— Почему это? — спросила Даша, обернувшись на сестру уже в дверях ванной. — Какой же он извращенец, если поменял меня не на мужчину, а на женщину.

— Нашего Светика женщиной ни у одного нормального человека язык назвать не повернется! — отрезала Женя. — Давай быстрее, а то опоздаем, — она посмотрела на свои маленькие золотые часики, украшенные мелкими бриллиантами, — ты же знаешь, точность — мой пунктик!

— Еще бы не знать! — крикнула уже из-под душа сестра. — Каждый раз прибываешь вовремя, как курьерский поезд, и ждешь, как идиотка.

Через несколько минут Даша, свежая и умытая, сидела за столом, а Женя наливала ей капучино. Кухня казалась вызолоченной весенним солнцем, которое играло на гранях стеклянных дверей, на светлом янтарном дереве шкафов, проникало во все уголки сквозь клетчатые сине-белые шведские занавески. Родители любили «нордический стиль», и сестры к нему тоже привыкли. В их доме все было просто, выдержано в синих, белых и светло-желтых тонах. Ничего лишнего. Немного пустовато, но зато нет никаких дурацких безделушек, вечно собирающих пыль. Только вот книги. Полки по всему дому были открытые, не застекленные, так что приходилось раз в неделю таскаться вдоль этих высоких стеллажей со специальным пылесосом. Даша и Женя каждый раз спорили, кто из них займется ненавистной работой, но избавиться от книг они считали невозможным, разве что подумывали заменить полки, но пока так и не могли собраться. Здесь все было продумано и с любовью обставлено их родителями, и менять что-либо у сестер рука не поднималась.

— Слушай, Жека, — проговорила с набитым ртом Даша, — а сегодня Светка на съемках задействована? Ты не знаешь?

— Почему не знаю? — удивилась Женя. — Конечно, она будет. Куда ж без нее! Понимаю, тебе неприятно ее видеть. Но что делать? Скажи-ка, а есть соблазн ее на фотографиях изуродовать?

— Есть. Соблазн. Но смысла нет. Это моя работа, и если я ее сделаю плохо, меня пошлют куда подальше. А к тому же есть фотошоп. Там из нее все равно красотку сделают. Только я получу нагоняй и от нашего дизайнера Сереги, и от начальства. Оно того стоит?

— Слава богу, ты стала рассудительной девочкой.

— Жизнь научила, — горько усмехнулась Даша, — ну я пойду снаряжаться.

Долго раздумывать над тем, что сегодня наденет, она не стала, тем более что выбор был весьма ограниченный. Даша носила джинсы, свитера или майки, очень редко блузки мужского покроя, и обожала типично репортерские жилетки со множеством карманов. Так ей было удобнее всего, и, надо признать, этот лихой мальчишеский стиль ей очень шел, несмотря на женственную внешность. Сегодня она, недолго думая, надела черные кожаные брючки, схватила с вешалки белую рубашку и присовокупила к своему наряду вельветовую жилетку темно-синего цвета в тон к удобным замшевым ботинкам. Куда больше времени она отдала сбору своего кофра, двадцать раз проверив и перепроверив объективы. К работе Даша относилась трепетно и, обычно рассеянная, вмиг становилась собранной и деловой, когда занималась фотосъемкой, ничего, кроме снимаемого объекта, вокруг не замечая. Пока она возилась с оборудованием, сестра собрала собственный чемоданчик с декоративной косметикой. Через полчаса обе вышли из подъезда и сели в голубой «Фольксваген».

— Припарковаться у галереи не удастся. Придется тащиться в обход, — с досадой бросила Женя.

— Ну это ничего. Мне не привыкать таскать тяжести, — откликнулась Даша, закуривая. Женя посмотрела на нее с упреком, но ничего не сказала. Бороться с этой вредной привычкой она устала.

В галерее их уже ждали. Снималась новая летняя коллекция, состоящая из набора самых разных фирм. Эти вещи еще вчера целый день подбирала Женя, и теперь ей предстояло одеть трех девиц и поработать гримером, потому что макияжем обычно она тоже занималась сама. Среди моделей Даша заметила свою бывшую подругу. Одетая в умопомрачительный наряд, явно от Степана Свирина, а именно в отделанный кудлатым мехом какой-то свирепо-лиловый жакет и крошечную кружевную желтую юбку, из-под которой вылезали обтянутые зелеными колготками тоненькие, с острыми коленками ножки в лиловых высоких сапожках на каблуке, Света как ни в чем не бывало кинулась к «подруге», щебеча как птичка. В голову Даши закралась весьма здравая мысль, что Степка не случайно избрал эту девицу. Она служила ему ходячей рекламой. И все-таки, просто удивительно, как можно быть такой наглой! Женя бросила на нее злобный взгляд, а Даша сделала безразличный вид.

— Дашка! Как я рада тебя видеть!

— Не скажу, что я тоже безумно счастлива, — бросила Даша, усаживаясь за столик в маленьком кафе. Здесь придется подождать, пока все подготовят к съемкам. Предполагалось снимать девушек у витрин и на эскалаторе. Особенно руководство галереи не порадовало, что придется задействовать этот самый эскалатор, включать, останавливать. В общем, привлекать внимание публики и создавать этой самой публике неудобства. Но у «Актера» была договоренность с журналом о рекламе, а это дело святое, и деваться некуда.

— Ну перестань! — надула губки Света. — Ты все еще злишься из-за Степана? Ну пойми, подружка, это же чувства! — И она закатила глаза к потолку.

— И почему же это вы о моих чувствах не удосужились подумать? Впрочем, меня это вовсе не удивляет. Знаешь, Свет, как-то теперь мне трудно воспринимать тебя как подругу.

— Ну почему? Ох, дорогая! Мужики приходят и уходят, а друзья остаются. Ты же сама всегда это говорила.

— Я имела в виду совсем другое: что для меня, к примеру, чужой мужчина — табу. Он для меня вообще не существует.

— А мне все равно, чей он. В конце концов, вы же просто встречались, он тебе что, предложение руки и сердца делал? Или обещал любовь до гробовой доски?

— Нет. И ты это прекрасно знаешь. И не в нем дело.

— А что, во мне?! Я с ним даже не заигрывала. Получилось как-то само собой. Кстати, он мне на тебя даже жаловался! — Света поднесла к губам стакан с томатным соком, который обожала и пила в неограниченных количествах, приправляя его изрядными порциями соли и перца. Женя не раз ей говорила, что это нехорошо для цвета лица, но Светлане было плевать. «Все равно грим наложат!» — отбрыкивалась она.

— Жаловался? — не поверила своим ушам Даша. — На что? Мне казалось, у нас никогда не возникало сколько-нибудь серьезных проблем.

— Он говорил… — Света вдруг замолчала и даже покраснела, видимо осознав, что сболтнула лишнее. — Ладно. Забудь. Это неважно.

— Ну-ка, ну-ка! — не отставала Даша. Ее кофе уже остыл, и она про него забыла. Сердце замерло в предчувствии какой-то неприятной информации, которой поспешила поделиться с ней бывшая, теперь-то она уже была абсолютно уверена, что бывшая, подруга.

— Ладно, — бросила Света небрежно, — он говорил, что ты в постели холодная как рыба.

— Именно так и говорил?! — поразилась Даша.

— Ага, — кивнула Света коротко стриженной и покрашенной в платиново-белый оттенок маленькой головкой. И как это она прежде не замечала, что у этой длинной жердины с прямыми плечами и полным отсутствием вторичных половых признаков совершенно убийственные пропорции? При таком росте слишком маленькая голова, и, видимо, ужасно глупая. Как можно было это не замечать и даже вроде бы с ней дружить? Наверное, так получилось, потому что с детства Даша была довольно застенчивой и с трудом сходилась с людьми. Обычно инициативу проявлял кто-то другой, но не она. Вот и Светка активно принялась за нее, часто использовала, когда ей это было нужно, и, надо признать, весьма ловко. Женя предупреждала сестру, что из Светланы подруга, как она говорила, как из собачьего хвоста сито, но Даша пропускала эти замечания мимо ушей. Вот и дождалась, пока у нее из-под носа парня увели. Бред просто какой-то!

— Рыба, — снова закивала Света с выражением великого удовольствия на лице. — Мороженая.

— А ты — огонь в юбке? Так надо понимать? — Даша разозлилась уже по-настоящему. — Все. Хватит мне на сегодня, да и вообще, общения с тобой, милочка моя.

Света хотела еще что-то сказать, но вовремя подоспела Женя и увела счастливую соперницу своей сестры одеваться и гримироваться. Даша вздохнула и занялась оборудованием для съемки. Она отбросила все лишние мысли и неприятные переживания, ей предстояло несколько часов напряженной работы. А потом они с Женькой отправятся домой, и там она наконец сможет расслабиться. Это ей просто необходимо! Может, они что-нибудь вкусное приготовят и даже выпьют коньячку. Или лучше виски? В холодильнике давно ждет своего часа отличная свинина. Надо будет запечь ее в духовке с чесночком, с приправами. Даша сглотнула слюну. Порой она на нервной почве не могла есть вообще, но иногда на нее нападал, как она говорила, жор.

* * *

Вернулись домой они совершенно вымотанные, выжатые как лимон. Так бывало всегда, когда съемки затягивались. На сей раз они затянулись дольше обычного. И все благодаря капризам Светы. Остальные девушки, Зоя и Рита, еще не избалованные вниманием глянцевых журналов, счастливые оттого, что им выпала такая удача, готовы были на все и из кожи вон лезли, лишь бы выполнить как можно лучше все указания фотографа и стилиста. Они принимали на движущемся эскалаторе самые опасные позы, какие их просила принять Даша. Она понимала, что рискует, но остановиться не могла. В душе ее все равно кипела злость. И она выплеснула ее на моделек. Хотя злиться на наивную глупенькую Зою, да и на Риту, обладавшую внешностью, напоминающей незабвенную Пеппи Длинный Чулок, рыженькую, с очаровательными веснушками на курносом носике, просто нелепо. Света категорически отказывалась подчиняться. «Не хочу себе тут ради твоих дурацких идей шею свернуть!» — так она и сказала. А потом ворчала, что в этих туфлях на слишком остром каблуке ей неудобно, что платье от «Prada» жмет ей под мышками, что плетенная из соломки шляпа от «Lanvin» какая-то дурацкая и закрывает все лицо. На Женю она кинулась как разъяренная кошка, обвинив ту в применении некачественной косметики, сказав, что у нее начинается аллергия. В общем, дурила как хотела. Хотя, по идее, дурить-то полагалось Даше.

В результате мечты о вкусном ужине Даша отбросила, но Женя с ней не согласилась. Она быстро переоделась и отправилась на кухню. Нашпиговала мясо, почистила картошку, выложила все это на противень и уселась на кухне ждать результата. Потом вспомнила про салат. Решила приготовить и его. Ужин так ужин! Через полтора часа все было готово. Женя накрыла на стол, как всегда подстелив под синие тарелки голубые в клеточку салфетки в тон, достала из холодильника запотевшую бутылку «Смирновки» и пакет апельсинового сока. Перелила сок в кувшин прозрачного стекла. Даша бы так никогда не сделала. Она вообще чаще всего оставалась равнодушной к обеденным изыскам, перехватывала что-нибудь на ходу и, уж во всяком случае, не морочила себе голову, занимаясь сервировкой. Но Женя была устроена по-другому. За что ей и спасибо. Даша умела ценить такие вещи.

— Сестренка! Все готово! Ты там еще не уснула? — крикнула Женя.

— И все-таки, как здорово, что ты у меня такая хозяйственная! — искренне сказала Даша, подошла, обняла и поцеловала сестру.

— Пить будем?

— Ой будем! Сегодня был просто кошмарный день. Я с ног валюсь. А ты все-таки нашла силы для этого роскошного ужина. Ой какие ароматы! — Она села на стул с жесткой спинкой, но с мягкой подушкой, положила себе на тарелку салат, благоухающий свежей зеленью и сдобренный оливковым маслом с капелькой винного уксуса. Женя отрезала ей огромный кусок истекающего пряным соком мяса.

— Я столько не осилю.

— Еще как осилишь! Ну, наливай. Сегодня это мне требуется, как никогда.

— А вдруг надеремся? — засмеялась Даша.

— Ну и что? — возразила сестра. — Кто нам запретит?

Они выпили по маленькой рюмочке, запили обжигающую жидкость соком, и обе почувствовали, как напряжение трудного дня уходит. Девушки уже принялись за мясо, когда их ужин был прерван неожиданным звонком в дверь. Даша пошла открывать, бросив на ходу, что это, наверное, их соседка Лида, которой вечно что-нибудь нужно, если не соль, так сахар или хлеб забыла купить. На самом деле Лида была одинокой женщиной, немолодой и некрасивой, без всяких шансов на личную жизнь, и ей катастрофически не хватало общения, так что она использовала самые разные предлоги, лишь бы заглянуть к сестрам на огонек. Она не работала, с деньгами у нее после развода с очень богатым человеком, оставившим ей просторную квартиру и взявшим на себя труд выплачивать ей ежемесячное пособие, проблем не было. Даша и Женя жалели соседку. Она прожила со своим банкиром четверть века, и вот он променял надоевшую жену, так и не родившую ему детей, на молоденькую стерву, обработавшую мужика легко и непринужденно.

Однако Даша ошиблась. На пороге стоял Степан Свирин собственной персоной в своем любимом байкерском наряде, хотя никогда в жизни не нашел бы в себе смелости приобрести мотоцикл и уж тем более гонять на нем. Степан, надо отдать ему должное, был на самом деле очень красивым, с правильными и жесткими чертами лица, твердым подбородком с ямочкой и высоким чистым лбом. Его раскосые светло-карие глаза смотрели прямо и обезоруживающе, каштановые, с легким оттенком меди волосы падали на широкие прямые плечи блестящей волной, брови почти смыкались над переносицей, что придавало его лицу немного строгий вид человека, полностью сосредоточенного над решением глобальных мировых проблем. Хотя на самом деле проблемы у него были самые мелкие. Степану, если можно так сказать, катастрофически везло. Он никогда в жизни не знал провалов и жесткой конкурентной борьбы. Свирин родился в семье ученого-экономиста, его отец много лет заседал в ООН, а потом стал одним из «новых русских», хотя и не имел к бандитскому бизнесу никакого отношения. А зачем ему криминал? Он просто и непринужденно вошел в банковскую бизнес-элиту, его ценили как знающего человека, обладавшего огромным опытом в сфере международной торговли, и он этим пользовался. Для единственного сына Свирин-старший не жалел ничего. И вот так возник на пустом месте модный дом Степана. Попросту — папа все купил: помещение, и материалы, и отменный пиар. Все у них в семье схвачено и за все заплачено. Даша не раз бывала в их доме на Рублевке, и родители Степана производили на нее какое-то странное впечатление. Они, совершенно очевидно, относились к людям интеллигентным. Мама, Галина Юрьевна, окончившая с отличием МГИМО, никогда не работала. В ее обязанности входила лишь неусыпная забота о муже и сыне. Она жила их жизнью, занималась только их проблемами. Так вот, Даша удивлялась, как в них во всех сочетается эта самая пресловутая интеллигентность с абсолютно торгашескими замашками. Их с Женей родители когда-то тоже работали в постпредстве, но характером обладали совсем иным. Более открытым и жизнерадостным, что ли, да и были они не такими корыстными, так что золотых гор своим дочкам не оставили. Тратили при жизни все, что зарабатывали, а это совсем немало. Свирины же были расчетливы, как ломбардские процентщики. Дашу это иногда ужасно смущало. Но она чувствовала себя со Степаном комфортно. И вот, к большому изумлению Даши, его умудрилась увести у нее из-под носа глупышка Светка. Может быть, Даша и в самом деле воспринимала своего бойфренда слишком уж спокойно? Есть он, и пусть будет. Но никакой любви, никакой страсти она в отношении него не испытывала. И он это, судя по всему, почувствовал. Что же теперь ему надо?

— Позволишь войти? — Степан поиграл соболиными бровями.

— Заходи, если уж пришел.

— Женя дома?

— Дома. Мы как раз ужинаем. Не присоединишься?

— Почему нет? С удовольствием.

Даша решила, что Степан пришел, чтобы с ней помириться, и, если уж быть совсем честной, она готова пойти ему навстречу. В конце концов, что от добра добра искать? В прихожей он снял уникальную куртку из тонкой кожи с аппликацией волчьей морды на спине, выполненной по его собственному эскизу. У волка были глаза Степана, чем он безумно гордился. Свирин остался в своих любимых черных джинсах и ярко-красном, обтягивающем идеальный торс джемпере. Подкованные латунью узконосые «казаки» он и не подумал снять, хотя тщательно вытер ноги об резиновый ярко-зеленый коврик у двери. Степан прошествовал на кухню, где его глаза встретились с недоуменным взором Жени.

— Ну что, голуба моя, не ожидала? Привет, Жека!

— И тебе привет. Что это тебя к нам занесло? — Женя улыбалась, будто бы никогда и не думала ругать Степана и в ее глазах он был самым что ни на есть желанным гостем.

— Соскучился, — бросил Степан небрежно, усаживаясь на стул. — Здесь наливают? Может, еще и кормят?

— Смотря кого, — засомневалась Женя, не зная, как себя вести, и взглянула на сестру. Улыбка на ее лице при этом продолжала держаться, как приклеенная.

— Да ладно. Кормят и наливают. По старой памяти, — буркнула Даша и поставила перед своим бывшим тарелку, положила вилку с ножом, подала рюмку и стакан для сока.

— Премного благодарен, — шутовски поклонился Степан. Ну почему он ведет себя так, словно это она, Даша, виновата в том, что они расстались?! Какие к ней могут быть претензии? Никаких! Это же очевидно! Однако Степан был иного мнения. Он с удовольствием опрокинул в себя «Смирновку» и закусил долькой помидора, которую выудил из салата, а потом увлеченно принялся за мясо. Хотя аппетит сестрам приход нежданного гостя немного подпортил, но не пропадать же кулинарному шедевру. Так что они последовали примеру Степана. Сначала все молча поглощали ужин, а потом Даша не выдержала:

— Ты что, поужинать сюда пришел?!

— Ага. Жека отлично готовит!

— Ну ты и наглец!

— Да ничего подобного! — Степан, отложив в сторону вилку и нож, налил себе еще водки и повернулся к Даше. Женя все это время сдержанно молчала. Но в ее взгляде на Степана было что-то такое, чему Даша не могла дать точного определения.

— Дарья, послушай меня. Это тебе никто, кроме меня, не скажет. Молчи! — гаркнул он, увидев, что Даша открыла рот, чтобы ему возразить, заставить его замолчать. — Помолчи, дорогая! Жень, можно мне в твоем присутствии быть откровенным?

Женя кивнула. Ей уже стало интересно, чем, собственно говоря, закончится его монолог.

— Я вот что хотел сказать. Дашка думает, что я просто монстр какой-то. И я ее переубеждать не хочу. Но твое мнение, Жека, меня волнует. Не хочу выглядеть гадом в твоих глазах. Так вот, поверь мне. Твоя сестрица вовсе не ангел небесный, которого жестоко обидел противный парень, такой вот чудовищный эгоист, как я. — Степан, не спрашивая разрешения, налил себе еще водки и выпил одним глотком. — Извините, я волнуюсь, — сказал он, вытирая рот салфеткой.

— Степа, что тебя к нам принесло? — тихо спросила Женя. — Все ведь уже решено. У тебя новая жизнь, новая девушка. Что тебе нужно от Даши?

— Да я просто люблю эту идиотку! — проорал Степан.

— Что?! — Даша не поверила своим ушам. — Это ты? Меня? Любишь?!

— Да! И что тут такого? Но, знаешь, Дашка, это ведь для тебя не имеет никакого значения. Ты — такая вещь в себе, что и представить трудно.

— Но ты говорил Светке, что я холодна, как замороженная рыба! — Даша задохнулась от возмущения.

— Говорил, — не стал отрицать Степан, — потому что это правда! Все! Не пытайся меня перебивать. Я всегда знал, что я для тебя всего-навсего игрушка. Так, халиф на час. Ты запала мне в душу еще до твоей поездки в Швейцарию… И что тебя туда понесло? Когда ты вернулась, я тебя не узнавал. Что уж там случилось, понятия не имею. Наверное, ты, радость моя, встретила в заснеженных горах счастье всей своей жизни. Но почему тогда ты вернулась раньше срока? Почему не продолжила упиваться обретенным счастьем? Нет! Ты вернулась. Ты приняла мою любовь как должное. Ты стала встречаться со мной. А почему бы и нет? Степан Свирин, наверное, вполне достойная для тебя замена… Но кому? Я этого не знаю до сих пор! Жека, а ты знаешь? Или от тебя она тоже все скрыла?

— Хватит, Степан! Хватит! — закричала Даша. — Ты перешел все границы. В конце концов, Женя права. Все уже в прошлом. И это ты так решил, а не я.

Он промолчал. Женя медленно встала из-за стола и вышла из кухни. Даша поняла, что сестра куда-то собралась, потому что та уже открыла дверь. Даша пулей вылетела из кухни и остановила Женю:

— Ты куда это собралась на ночь глядя?

— Я просто забыла тебе сказать, что меня сегодня Саша ждет. Как-то из головы вылетело! — У Жени было какое-то смущенное лицо, словно она хотела что-то сказать, но не решалась и просто махнула рукой.

— Да врешь ты все!

— А зачем? — подняла брови Женя.

— Ну, не знаю…

— Вообще-то, я не слишком люблю присутствовать при разборе полетов. Это не мое дело. А судя по всему, Степка и не собирается уходить, пока не решит все ваши проблемы. И что я тут буду торчать? Третий лишний. Да и Сашка меня давно звал. Посмотреть его новые работы.

Саша Голованов, отличный график, чьи рисунки украшали многие эксклюзивные детские книги, был другом Жени с давних пор. Они учились в одном классе и никогда не теряли связи. Даша подозревала, что он влюблен в сестру, но отвечала ли та ему взаимностью, никак не могла понять. И вот теперь Женя собралась к нему.

— Ты что же, на всю ночь? — округлила она глаза.

— А что тут такого? Может быть, это мой шанс? — Губы Жени растянулись в печальной улыбке.

Нет. На влюбленную женщину, спешащую на свидание, она была совсем не похожа. Просто решила дать возможность Даше разобраться с ее любовником. Тем более что этот самый любовник имел наглость вести себя тут как дома. Не силой же его выпроваживать. Характер у Степана совсем не покладистый, и если он что-то вбивал себе в голову, то никогда не отступался.

Продолжать бессмысленно препираться в коридоре они не стали. Даша молча пошла на кухню, а Степан выскочил попрощаться с Женей. Вид у него был довольный, когда он вернулся. Дверь хлопнула, и они застыли друг перед другом, и только теперь между ними словно тихий ангел пролетел. Оба чувствовали неловкость.

— И чего ты добился? — спросила Даша, закуривая ментоловый «Вог».

— Я никаких особых целей перед собой не ставил.

— Зачем тогда это представление?

— Не знаю. Сам не знаю! Дашка! Вся моя история со Светой — полная чушь, просто от отчаяния. Я не вру, когда говорю, что люблю тебя. Может быть, это слишком громко сказано. Может быть! Ну пусть будет так, что я к тебе вроде как привязан… И… Я тебя хочу.

— К ледышке? К рыбе замороженной привязан? Хочешь меня? Очень удивительно! Перестань! Я тебе не верю!

Вместо ответа Степан подошел к ней. Удивительно, но она совершенно не находила в себе сил больше возмущаться и тем более сопротивляться, когда он поднял ее на руки и понес в комнату.

Даша закрыла глаза и, пожалуй, в первый раз с ним позволила себе отдаться вожделению. Она прекрасно осознавала, что вот уже целую неделю ее томят воспоминания о другом человеке, и теперь решила хоть этим способом перебить горький привкус сожаления о безвозвратно потерянном блаженстве, что снилось ей снова и снова. Жадный поцелуй Степана смешал все мысли. И каждая частичка ее тела отозвалась на чувственную потребность, которую он умело в ней пробуждал. И почему он так внимателен? Именно сейчас, когда они расстались?! Нет, лучше ни о чем не думать. Это так легко… Губы ее раскрылись навстречу губам Степана. Он целовал ее лицо, шею, расстегивая дрожащими руками пуговки на блузке. Она ощутила вдруг свою полную беспомощность и обрадовалась ей. Его руки освобождали ее от одежды, которую он сбрасывал на ковер. Степан глубоко вздохнул и быстрым ловким движением раздвинул диван, а потом, не позаботившись о постельном белье, которое хотела достать Даша, уложил ее прямо на бархатистую поверхность. Она сквозь полуприкрытые ресницы наблюдала, как он раздевается, и не могла, как это бывало с ними обычно, спрятаться под простыней или одеялом. Он не дал ей такой возможности. Теперь на пол полетела его одежда, и он лег с ней рядом, прижимаясь к ее прохладному бедру своей восставшей разгоряченной плотью. Ладонь Степана огладила ее всю, скользнула под тонкую кружевную ткань трусиков, лаская округлые упругие ягодицы, проникая в увлажнившуюся раковину, размыкая ее тугие створки. Она была так возбуждена, что даже простое дыхание давалось ей с трудом. Даша, почти теряя сознание, тихо прошептала имя. Но, увы, не Степана. Однако он, погруженный в свои собственные ощущения, к счастью, этого не услышал. Его руки стиснули грудь Даши, губы снова отыскали ее. Сладострастное тепло и дрожь волнами пробегали по ее телу. Один раз, только лишь один раз в прошлом, она предавалась любви с таким неистовством, инстинктивно отвечая ему, двигаясь с ним в одном ритме. Она застонала и, едва осознавая, что делает, вцепилась ногтями в плечи Степана. Даша обвила руками его шею, притягивая к себе, помогая ему войти в нее, так, как никогда раньше. Она занималась любовью самозабвенно, пылко, словно в последний раз. И, увы, когда все закончилось, она вырвалась из объятий любовника и, едва не упав, помчалась в ванную, где дала волю слезам. Это было глупо, нелепо, настоящая истерика, и Даша не могла этого не понимать, но ничего не хотела с собой поделать, да даже если бы захотела, то не смогла бы.

— Даша! Дашенька! Отопри, слышишь? Ты что, плачешь? — Степан колотил кулаком в дверь запертой ванной. Его не на шутку встревожило ее внезапное бегство. И теперь он явно слышал, как она плачет. Этого еще не хватало!

— Отстань! — крикнула Даша из ванной. — Прошу тебя, уходи!

— Но почему? — недоумевал он. — Ведь все отлично! Ты сегодня была такой, как никогда раньше! Даша! Давай начнем все сначала. Я же чувствую, ты меня любишь!

— Уходи. Прошу тебя, — всхлипнула она, заворачиваясь в махровый халат, внезапно ощутив холод. Ее била самая настоящая дрожь. И ей безумно хотелось, чтобы он ушел.

Степан еще долго стоял перед закрытой дверью в ванную комнату, что-то выкрикивал, просил, умолял, даже угрожал, но сломать дверь, естественно, не решился.

— Ну ладно. Я ухожу. Если тебе это так уж необходимо. Но я хочу, чтобы ты знала. Я хочу быть с тобой. И если ты передумаешь валять дурака, то знаешь, как меня найти. Пока.

Она услышала, как он оделся и вышел, громко хлопнув входной дверью. Английский замок щелкнул, и в квартире воцарилась глухая тишина. Даша умыла разгоряченное и опухшее лицо, взглянула на себя в зеркало и ужаснулась. Глаза покраснели, нос распух. Вот уж красавица, ничего не скажешь! Куда там ее моделям. Она вышла и направилась на кухню. Налила себе полную рюмку водки и залпом выпила. По желудку разлилось успокаивающее тепло. Теперь надо вымыть посуду, и она принялась за ненавистную работу почти с таким же неистовством, с каким всего полчаса назад занималась любовью. И с кем! Со своим бывшим. И этот бывший совсем не желает таковым быть. И что с этим делать? До сих пор все казалось ясным и четким. Пусть обидно, пусть горько, как любой женщине, если бы ее променяли на другую. Ведь все собственницы. Даже если нет любви, не хочется отпускать от себя мужчину. Самолюбие не позволяет. Значит, причиной его «ухода» была она сама? Конечно же! И он не нашел ничего лучшего, как использовать Светлану, для того чтобы вызвать хоть какие-нибудь эмоции у своей снежной королевы, как он ее порой называл. Ну что ж, ему удалось на какое-то время выбить ее из колеи, а сегодня вечером даже растопить лед. Даша рассмеялась. Оказывается, Степан сделал этот шаг просто потому, что устал ждать, когда же наконец она соизволит ответить ему взаимностью. И сегодня ему показалось, что все хорошо. Знал бы он, чему обязан такой, с ее стороны, вспышке страсти. Даша яростно намыливала тарелки, одну умудрилась разбить. По всему полу, покрытому терракотовой плиткой, разлетелись мелкие синие осколки. Пришлось доставать пылесос, долго с ним возиться, пока не исчезли все острые крошки. На плиточном полу любая посуда разбивалась вдрызг. Даша подумала, что она сейчас тоже разбила вдрызг не только тарелку, но и все надежды Степана. Они расцвели и завяли в один момент, за одну ночь, как редкий экзотический цветок. Очищая пылесос, она поранила палец, чертыхнулась, не только от этого, но и оттого, что умудрилась покрыться пылью с головы до ног. Пыль осела и на ее длинном белом халате, теперь превратившемся в серый, и на волосах. Даша выбросила пакет с осколками в мусоропровод, вернулась в квартиру и направилась смывать с себя и грязь, и полное разочарование.

Лежа в ванне, она долго и тщательно мыла голову, наслаждаясь тонким ароматом шампуня и масла, которое капнула в воду. Ей всегда удавалось успокаиваться вот так, используя богатый арсенал ароматерапии. Заколов мокрые волосы на затылке, она не спешила вылезать из уютного эмалевого чрева. Просто добавила горячей воды и вытянулась, отдавшись расслабляющим запахам и мерному шуму струи, льющейся из крана. И на нее напала столь сильная, совершенно одуряющая истома, что она еле-еле заставила себя вылезти и только тут вспомнила, что забыла взять другой халат, хотя умудрилась машинально бросить испачканный в корзину. Покачав головой, она взяла с вешалки Женин. Ничего, сестрица не обидится. Сушить волосы феном совершенно не было сил, хотя Даша и понимала, что завтра ей придется очень долго распутывать свою гриву. Кое-как вытершись, она доползла до своей комнаты и рухнула в постель, тут же провалившись в темный омут без сновидений.

* * *

Утром появилась Женя. И вид у сестры был довольный. Чего нельзя было сказать о самой Даше. Хотя и спала она крепко, все равно чувствовала себя совершенно разбитой. Она выползла из своей комнаты и, вопреки устоявшейся привычке никогда не садиться за завтрак, не умывшись и не причесавшись, ринулась срочно заправлять кофеварку. Есть не хотелось. А из ванной слышалось веселое насвистывание Жени. Она так всегда делала, когда у нее случалось хорошее настроение. Свежая и румяная, сестра уселась за стол и налила себе полную кружку кофе, а потом выудила из холодильника кусок холодного мяса, оставшегося после их вчерашней пирушки, и, отрезав изрядный ломоть, положила его на хлеб, намазав сверху горчицей.

— А ты что, не будешь? — спросила она Дашу.

— Не хочется, — пробубнила сестра и отвернулась.

— Ты сегодня нарушила свое правило и села за стол не при параде. Это говорит мне о том, что ты чем-то ужасно расстроена, и я даже предполагаю чем. Что Степка сделал не так? Этот негодяй, этот извращенец, любитель кожи и костей тебя обидел?

— Скорее уж я его.

— Да неужели? Хотя, насколько я понимаю, он приходил мириться. И что же? Вы помирились? Опять любовь-морковь?

— Нет, Жень, этого больше не повторится.

— И почему?

— А потому что… Знаешь, даже странно. Мне было очень хорошо. Но я чувствовала себя так, будто это не он со мной в постели.

— А кто же? Прекрасный принц? Конечно же, без лат и без коня. В постели-то. Голый, как Адам, но прекрасный принц. Тем более прекрасный, что голый. Но не Степан Свирин!

— Ну перестань издеваться. Скажи лучше, ты что, наконец-то решила ответить на любовь старого друга?

— Ага. — Женя откусила изрядный кусок мяса. — Ммм… Вкуснятина! Да. Я решилась. И не жалею. И что я раньше этого не сделала? Столько времени потеряли! Но, спасибо вчерашнему визиту твоего, уж не знаю, бывшего или нет, любовника, но он подтолкнул меня. Сашка просто прелесть! И, знаешь, зря говорят, что если с мужчиной долгое время были только дружеские отношения, то вряд ли что-то из этого получится. Просто иногда мы не видим того, что лежит у нас под носом. Как сказал поэт, «большое видится на расстоянии»!

— Большое? Даже так? — усмехнулась Даша.

— Ну… Это не тема для обсуждения. Дашка, не будь такой циничной.

— А вот некоторые считают, что между мужчиной и женщиной дружбы вообще не бывает.

— Почему? Бывает.

— Со стороны женщины может быть. А вот со стороны мужчины — нет. Никогда мужик не будет дружить с какой-нибудь крокодилицей. А вот женщине плевать, даже если ее приятель выглядит как Фредди Крюгер. Ей важнее другое. У нее может не быть по отношению к другу детства, например, сексуальных желаний, а для мужчины обязательно должно примешиваться что-то чувственное. Это факт. Вот взять хотя бы тебя и Сашу твоего. Ты когда-нибудь смотрела на него как на сексуальный объект? Ну я хочу сказать до сегодняшней ночи?

— Если честно, то нет. Он все-таки такой смешной! Худой, сутулый, глаза эти его близорукие. Но, оказывается, в близоруких глазах, когда он снимает очки, столько прелести! Такие умоляющие, такие беспомощные, ты не представляешь! В этом есть что-то необычайно привлекательное.

— Ну вот, а он-то на тебя всегда глядел такими вот трогательными глазами. Я это прекрасно знаю. Даже в школе ни для кого не было секретом, что Голованов в тебя по уши влюблен.

— Да уж. И вот его час настал! И, знаешь, сестренка, я этому безумно рада. Но хватит обо мне. Давай лучше все-таки расскажи, что тебя так мучает.

— Да не стоит. — Даша вдруг снова замкнулась, как бывало всегда, когда Женя пыталась расспросить ее об «альпийском приключении».

— А вот и стоит! — Голос сестры вдруг обрел не свойственную ей жесткость. — Хватит прятать голову в песок. Ты не страус!

— Ну ладно. Я думаю, что на самом деле пора. Только ты не перебивай. Я просто думала, все осталось в прошлом, но это прошлое меня до сих пор не отпускает. Может быть, и в самом деле стоит только о нем рассказать, и оно развеется как дым?

— Может быть. В любом случае, я тебя слушаю. Кстати, хорошо, что у нас сегодня свободный день. Можем расслабиться. — Женя налила себе еще кофе, чтобы не заснуть. Все-таки ночь она, в отличие от сестры, провела бессонную.

И Даша, вздохнув, рассказала ей все, что смогла вспомнить. А помнила она все самые мельчайшие подробности своего так и не состоявшегося романа. Она, отбросив все сомнения, вдруг увлеченно стала делиться с Женей всем, что испытала в Вербье. И Женя, не перебивая, внимательно слушала. Это был обстоятельный, хотя и взволнованный рассказ о том, как, приехав, Даша, бросив в номере сумку, сразу же отправилась осмотреться, полюбоваться горами и ярким солнцем, совсем не таким, как в Москве, где оно было мутным и холодным. Здесь же казалось, что даже зимнее светило одаривает все вокруг живительной силой. Сияющий диск царил над ослепительно-белыми вершинами гор в прозрачном лазурном небе, на котором проплывали с невероятной быстротой легкие как лебединый пух облака. Трасса пестрела людьми в разноцветных комбинезонах, которые приехали сюда не столько кататься, хотя и такие были, отчаянные горнолыжники, сколько похвастаться спортивными нарядами от ведущих модельеров, стоящими целые состояния. Про лыжи и говорить не приходилось. Даша не была спортивной девушкой и на лыжах стояла с трудом, хотя и надеялась хоть сколько-нибудь осилить эту область жизни с помощью опытного инструктора. Куртку, комбинезон, ботинки — все ей одолжила одна из ее знакомых моделей, большая любительница зимних видов спорта. У них оказались совершенно одинаковые размеры. И хорошо! Потому что Даша не собиралась тратить слишком много денег на это развлечение. Если говорить совсем по-честному, то она, конечно, предпочла бы куда более теплые края, поближе к морю. Но путевку купила Женя и настояла на этой поездке, а Даша не хотела расстраивать старшую сестру. И вот теперь, оглядываясь по сторонам, стоя на открытой галерее небольшого шале, в которое ее поселили, она почувствовала, как свежий воздух очищает легкие, забитые московским смогом, наполняет какой-то небывалой эйфорией душу. «Жизнь прекрасна!» — прошептала она сама себе. Но фраза была услышана.

— Жизнь прекрасна! Вы совершенно правы!

Даша повернулась в сторону говорившего и увидела очень высокого, широкоплечего и длинноногого викинга. Он, улыбаясь, показал безупречные зубы, в уголках его светлых серых глаз собрались лучики морщинок, отлично видимые, потому что все остальное покрывал ровный загар, и только эти морщинки оставались бледными. Темные очки он сдвинул на лоб, они придерживали слегка вьющиеся белокурые волосы. В довершение этого нордического образа неизвестный викинг носил аккуратную бородку и усы, такие же блондинистые, как и его волосы. Даша не очень любила небритых мужчин, но этот выглядел бы без этого дополнения гораздо проще. И, видимо, это прекрасно осознавал. Даша все-таки была фотографом, художником, и она могла видеть куда больше, чем человек, к ее профессии отношения не имеющий. Позже она будет мысленно сравнивать почти безупречное лицо Степана с этим лицом, не отмеченным красотой, но бесконечно привлекательным. Тогда она, смутившись, все-таки успела рассмотреть и крупноватый нос, и чуть нависающие над глазами надбровные дуги, и слишком широкий подбородок. Она вспоминала, что он показался ей в первый момент просто громадным, даже немного жутковатым. Хотя потом это впечатление прошло. Вернее, ушел какой-то странный, древний страх женщины перед таким мужчиной, способным силой взять все, что ему потребуется. Но, выяснилось, никакой особой силой, чтобы овладеть ею, ему не понадобилось. Странно, но теперь Даше казалось, что она влюбилась в него с первого взгляда, и, наверное, именно это заставило ее так скоропалительно лечь с ним в постель и, испугавшись содеянного, рано утром, пока он мирно спал, сбежать. Хотя можно ли сбежать от себя? Нет. Это невозможно. И принцип «с глаз долой — из сердца вон» не сработал. Даша продолжала рассказывать, а Женя лишь молча качала головой. Она словно видела, как пара влюбленных людей сидит за столиком в ресторане, как играет тихая музыка, как горят красные ароматические свечи. Она со вздохом представила себе, как скрипит снег у них под ногами, как они гуляют под эмалевым черным небом, усыпанным мириадами алмазных звезд, как только для них двоих светит громадный, почти белый шар Луны, как мчатся лошади, оставляют широкий след сани, как пахнет сосновыми ветками и ванилью и обжигает горло горячий пьянящий грог…

— А как его зовут? — успела вставить лишь одну реплику в монолог сестры Женя.

— Да какая теперь разница? — грустно пожала плечами Даша, — Мне теперь кажется, будто это происходило не со мной. И будто бы он — просто плод моей безумной фантазии.

— Но он — не фантазия. Он реальный, живой человек, которого, к слову сказать, ты своим поведением оскорбила.

— Как это? И откуда ты знаешь, оскорбила я его или нет? — Захлопала повлажневшими от не пролившихся слез ресницами Даша. — Я его оскорбила? Ты сама понимаешь, что говоришь?

— Очень даже хорошо понимаю. Именно поэтому и говорю.

— Объясни! — Даша готова была возмутиться, а сестра спокойно продолжила:

— Представь, вы встречаетесь пару дней, или, сколько уж там, не знаю. Гуляете, катаетесь на лыжах, даже тройку лошадей он тебе заказал, как истинный аристократ! Вы ходите в рестораны, вы развлекаетесь. Потом, как и следовало ожидать, оказываетесь в постели. Все, насколько я поняла из твоего рассказа, было просто идеально, великолепно, прекрасно! И что ты делаешь утром? Пока он спит, как счастливый младенец, этот твой викинг, имени которого ты так и не удосужилась мне назвать. Ни тогда, ни сейчас. Ты убегаешь, не оставив ему ничего, ни телефона, ни адреса, ни записки. Ничего! И что он должен был думать, когда ты исчезла?

— Ну я не знаю…

— А я тебе скажу. Он подумал, что как мужчина он тебя не удовлетворил, и это самое реальное объяснение, которое пришло бы в голову любому парню. Что ты ночью усердно делала вид, что тебе с ним хорошо, а потом решила от него скрыться. Наверняка сбежала с кем-нибудь либо побогаче, либо у кого…

— Ну ты совсем меня негодяйкой какой-то выставила! А я ничего такого и не думала.

— А ты просто повела себя как дура. И вовсе не имеет значения, как ваши отношения развивались бы потом. Может быть, они бы продолжались, может быть, вы закрутили бы роман всего на время отдыха, типичный курортный роман. Но кто сказал, что это так уж плохо? Даже просто курортная интрижка? Иногда они имеют самые далеко идущие последствия. И не всегда плохие. Уж поверь мне. Вот, к примеру, одна моя знакомая, да ты ее тоже знаешь, Люда Ганич, познакомилась со своим будущим мужем именно так. Но у нее хватило ума не только остаться утром и хотя бы полюбопытствовать, что дальше будет, но и удержать при себе этого самого Ганича, очень даже богатого архитектора, фамилию которого она теперь носит. А ты что сделала? Дашка, ты мне сестра. Я тебя ужасно люблю. Но тут могу сказать одно: раз уж ты наделала глупостей и потеряла парня, то забудь о нем. Слишком много времени прошло. Не век же себя казнить? И вспоминать? Я тебе вот что скажу: если судьбе или, уж не знаю, господу богу будет угодно, чтобы вы снова встретились, так оно и произойдет. И тогда, когда ты этого вовсе не будешь ждать. Но пока просто живи и радуйся жизни. И, пожалуй, не гони ты от себя Степку. Я вчера, несмотря на то что вел он себя, как самый настоящий наглец, посмотрела на него и подумала: а ведь он действительно к тебе неравнодушен. А пошел на этот дурацкий выверт со Светкой только потому, что ты никак его принять не могла, а он это чувствовал. Это мужчины вообще прекрасно чувствуют. Не такие уж они крутые и самоуверенные, как порой хотят казаться. В каждом из них живет маленький мальчик, которому требуется признание и любовь близкой женщины, мальчик, готовый в любой момент обидеться и стать плохишом, ну или заплакать, что ли. Вообще, знаешь, тебе достаются отличные мужики. Даже и не знаю почему. Мне не так везет.

— Значит, мне лучше выбросить Игоря из головы?

— Так его Игорь зовут? Отлично. Да, наверное, выброси его из головы, — сказала Женя и потерла рукой лоб так, словно у нее внезапно разболелась голова. — Можно, конечно, и Степку выбросить. И найти кого-нибудь другого… — она говорила каким-то отстраненным тоном, и Даша никак не могла понять, что сейчас на уме у сестры. Она почувствовала немного двойственное ощущение, но в чем, собственно говоря, эта двойственность, разбираться сейчас не стала. А потом и вовсе забыла.

— Ты советуешь мне то одно, то другое, — сказала Даша, — почему?

— Не знаю. Вообще-то у тебя есть и своя голова на плечах. Так вот ты ей и думай, — в тоне сестры была еле уловимая враждебность, — я уже тебе все, что думаю, сказала. А теперь, извини, мне ужасно хочется спать, пойду прилягу на пару часиков. А то завтра у нас с тобой будет тяжелый день, учитывая, что на сей раз ты прогнала Степку.

— А при чем тут он?

— Ну скажи, душа моя, что у тебя в голове? Опилки? Завтра мы снимаем коллекцию Свирина. И делаем это на ВВЦ. На фоне всех этих кошмарных советских фонтанов и павильонов типа «Свиноводство» или «Овощеводство». Так что будь готова морально. Вы там встретитесь. И я тебя поддерживать не стану. В общем, Дашка, разберись-ка ты со своими мужиками без посторонней помощи. Иногда я тебе просто удивляюсь. Ты такой отличный, зрелый профессионал! А в остальном, хоть в быту, хоть в личных отношениях, словно вчера родилась. Маленькая и наивная.

С этими словами Женя, зевая, удалилась. Даша решила, что ей стоит одеться, привести себя в порядок и немного прогуляться. Обычно она всегда так делала, когда ей требовалось время на размышление. Иногда брала с собой камеру, иногда нет. Сейчас хотелось просто выйти на улицу, потому что погода стояла отличная, распускались почки на деревьях, галдели радостные птицы, люди на улицах одевались в более яркие одежки и чаще улыбались.

Даша натянула узкие черные вельветовые джинсы, надела первую попавшуюся майку с длинными рукавами и простым круглым вырезом и встала перед зеркалом, раздумывая, краситься или нет? Настроения у нее что-то делать со своим лицом не было, и она просто провела кисточкой с блеском по губам. Достаточно.

На улице Даша поняла, что ее светло-бежевая куртка из мягкой кожи все еще на подстежке, и ей стало жарко. Она, расстегнув «молнию», немного постояла у машины, а потом повернулась и пошла куда глаза глядят. На бульваре бурлила жизнь. Здесь собрались москвичи всех возрастов — от самого маленького до самого старого. Переговаривались мамаши, запихнувшие своих отпрысков в песочницы, о чем-то увлеченно спорили «политически активные» пенсионеры, подростки пили давно уже ставшее их излюбленным напитком пиво.

Даша подошла к первому попавшемуся ларьку и купила банку «Хольстена». Правда, неприлично гулять вот так, с банкой пива в одной руке и сигаретой в другой, мама пришла бы в священный ужас от такого безобразия, но сейчас Даше было на все наплевать. И она не собиралась задумываться, как она выглядит. Тем более что такая она, судя по очереди у киоска, не одна. Даша шла медленно, потягивала горьковатую жидкость и размышляла. Что ей теперь делать? Действительно, как советовала сестра, выбросить из головы своего викинга? Довериться судьбе? Начать заново отношения со Степаном? Или окончательно с ним расстаться? Но ради чего? А просто так! Даша пыталась анализировать свои чувства и поступки, и, по мере того, как она задавала себе самые трудные вопросы, на которые никак не находила ответов, ее охватывало черное отчаяние. И в то же время где-то в глубине души, в самом потаенном ее уголке теплилась какая-то безумная надежда. А вдруг эта самая Судьба над ней сжалится? Так думать, конечно, глупо, но она уцепилась за спасительную мысль и никак не хотела ее отпускать. В конце бульвара Даша пристроилась на чудесным образом опустевшей скамейке и стала наблюдать, впрочем, без всяких эмоций, за тем, что происходило на соседней. Там собрались странные, хотя уже вполне привычные молодые люди в нелепых индийских тряпках, увешанные амулетами и оберегами. Они что-то с жаром обсуждали. Кришнаиты, что ли? А может, еще кто. Даша в этом не разбиралась. Для нее любые люди в такой одежке и с такими дикими прическами — кришнаиты. Но эти почему-то не спешили петь свое «Хари Рама». Один из молодых людей все время косился в ее сторону. Она уже хотела уйти, потому что чужое внимание ей сейчас было вовсе ни к чему, но срываться с удобной, уже насиженной скамейки ей не хотелось вовсе. Лень было подниматься. Пиво ее расслабило, заставило сидеть на месте. Наверное, нужно было все-таки что-нибудь съесть, запоздало подумала она.

— Простите, девушка, я вам конечно же мешаю размышлять? — Парень, подошедший к Даше, был, в отличие от своих друзей, в обычной одежде: джинсах, майке и куртке, лишь на шее у него болталось множество бус из полудрагоценных камней, а в ухе переливалась всеми оттенками перламутра серьга. Простое лицо, жидкие волосы, забранные в куцый хвостик на затылке.

— Ой! Вот только не надо мне пытаться всучить вашу «Бхават Гиту»! Все равно не куплю и читать не стану! — резко отозвалась Даша.

— А у меня, как видите, ничего такого с собой нет, — улыбнулся парень неожиданно очаровательной светлой улыбкой.

— Ну а тогда что вам от меня нужно?

— Мне от вас ничего не нужно. А вот вам от меня — вполне возможно.

— И что же? — Она не хотела продолжать беседу, но как-то так получилось, что не сдвинулась с места и даже пригласила кивком головы этого человека сесть рядом. Он не замедлил этим воспользоваться.

— У вас, судя по вашему взгляду, неразрешимые проблемы, — сказал он.

— И какой же у меня взгляд?

— Грустный. Слишком грустный для такого чудесного солнечного дня.

— И вы это давно заметили?

— Как только вы сели на эту скамейку. Вам не показалось странным, что ее никто не занял?

— Показалось. Ну и что? Вы ее придерживали специально для меня?

— Вполне возможно. — Он вытащил из кармана пачку «Кэпитан Блэк», закурил, и в воздухе отчетливо запахло черносливом. Даша потянулась к своей пачке «Вог». Он щелкнул зажигалкой, давая ей прикурить.

— Не стоит мне, наверное, тут с вами болтать, — задумчиво сказала она и взглянула ему прямо в глаза. И ничего, кроме удивительного покоя, в них не заметила. Натренированный парнишка! Наверное, медитирует с утра до ночи, вот и выработал в себе глубокое спокойствие и, наверное, равнодушие ко всему на свете.

— Почему не стоит? Думаете, мы — опасные сектанты? Что-то вроде приверженцев Аум Сенрике? Или еще чего похуже? Хотя куда уж хуже, — усмехнулся парень.

— Ничего такого я не думала, — соврала Даша, хотя подобная мысль у нее мелькнула.

— Ну и правильно. Хотя, я вижу, что вы говорите неправду.

— И как же это вы все умудряетесь видеть? Решили, что у меня проблемы, потом, что я вас опасаюсь.

— А что тут особенного? — Он пожал плечами. — Для этого не надо быть колдуном или сектантом. Люди просто невнимательны к своему окружению, а уж тем более к случайным встречным. Хотя я считаю, что ничего случайного в жизни не бывает. Так вот, любой человек, если к нему внимательно присмотреться, читается как открытая книга. Книга с картинками, что-то вроде детского букваря. Удивить вас? Кое-какими наблюдениями в стиле Шерлока Холмса. Элементарно, Ватсон, — он очень похоже спародировал голос Василия Ливанова. Даша рассмеялась.

— Ну удивлять меня не обязательно. Я совсем неглупая девчонка, но не имеющая никакого понятия о человеческой психологии.

— Это так. Но почему-то большинство совсем неглупых девчонок, даже хорошо знакомых с такой темной областью, как психология, не умеют ее применить к себе.

— Правильно. Сапожник без сапог.

— А психологи — одни из самых несчастных людей в мире, — согласился Дашин собеседник.

— И все-таки. Вы мне что-то хотели сказать?

— Нет. Это вы хотели что-то услышать. И я удовлетворю ваше любопытство, а потом, с вашего позволения, вас покину и присоединюсь к своим друзьям. Они уже собираются уходить. А мне сегодня с ними по пути. Так вот, вы размышляли о том, пустить ли вашу ситуацию на самотек, ничего не предпринимая, или принять в событиях активное участие. И еще вы наверняка себя спрашивали, правильно ли будет довериться судьбе? Так?

— Да… — Он настолько попал в точку, что Даше стало не по себе.

— Доверьтесь судьбе. Следуйте ее течению. В глубине души вы уже знаете, что вас ждут серьезные перемены. Так будьте к ним готовы! И не бойтесь сжигать мосты. Иногда это единственная возможность, единственный выход. Прощайте. Удачи вам! — Он поднялся и легкой походкой направился к уходящей по бульвару компании.

Даша посидела еще немного и уже собралась уходить, когда зазвонил мобильник. Она посмотрела на него, как на живое существо, и чуть не отбросила в сторону: звонил Степан. Но Даша не собиралась отвечать на его звонки. Все равно, как говорила Женя, завтра им придется встретиться. Снимается новая коллекция Свирина. А после позвонила Женя и поинтересовалась, что сестра хочет на обед, который она собирается готовить. «Мне все равно», — бросила та, и Женя конечно же обиделась. А у Даши внезапно посветлело на душе. Странный молодой человек подвернулся на редкость вовремя. В его появлении было что-то мистическое. И хотя девушка ни во что такое не верила, во всяком случае официально, потому что родители были абсолютными атеистами, пресекающими любой интерес дочерей к «мистике», тем не менее, как любой художник, она таила надежду, что чудеса все-таки порой случаются. Домой она вернулась уже совсем в другом, приподнятом настроении, словно сменила одежду. И Женя подивилась широкой улыбке, играющей на лице сестры, а также ее внезапно вспыхнувшему аппетиту, с которым Даша накинулась на суп из шампиньонов и котлеты по-киевски.

* * *

На следующий день, к великому счастью всех заинтересованных, погода не испортилась, и съемки на ВВЦ должны были пройти замечательно, если, конечно, никто из моделей дурить не примется. Но и этого не случилось. Руководство журнала арендовало маленький павильон, где девушки переодевались для съемок, а потом гурьбой направлялись к фонтану «Дружба народов». В соседстве с «золотыми бабами», ширококостными и мускулистыми, тоненькие модели выглядели как эльфы на фоне гоблинов. Такой контраст и решила в полной мере использовать Даша. Приехал Степан. Он делал вид, что все в порядке и что между ним и Дашей снова все наладилось, к вящему огорчению бедной Светы, которая тоже принимала участие в съемках. Она умудрилась накричать на Женю, порвать юбку из органзы, сломать каблук на шпильках золоченой кожи и в конце концов расплакалась. Пришлось ее увести и к дальнейшей работе признать негодной. Надо сказать, съемка от этого ничего не потеряла. Даша была «в ударе», заразив остальных девушек своим энтузиазмом. Конечно же они немного поворчали, что для летних платьев холодновато, но работа есть работа. После каждого эпизода Женя ждала очередную модель с теплым пледом в руках и термосом, наполненным кофе с коньяком. Было весело, смешно, забавно. Праздные гуляки застывали перед съемочной площадкой с открытыми ртами, и их изгонял из поля зрения вечный ассистент для таких случаев, работавший вместе с Дашей, которого она гордо именовала «мой ученик», Олег Меньшов, совсем мальчишка, но подающий большие надежды в области фэшн-фотографии.

Одежда от-Свирина представляла собой немыслимую смесь всех возможных стилей — от знаменитого хиппового семидесятых и диско-блеска восьмидесятых до минимализма девяностых. Он мог, и, надо признать, весьма талантливо, соединить какой-нибудь парчовый пиджак с намеренно рваными джинсами. Он позволял себе в одном наряде использовать и мех, и кружево, и лен, и такие, с точки зрения человека со вкусом» не совместимые цвета, как красный и розовый, оранжевый и лиловый, зеленый и алый. В общем, Степан резвился как хотел и ни в чем себе не отказывал. В этой коллекции были рубашки с огромными подложенными плечами, расшитые золотом и черными глянцевыми пайетками. Использовалась даже забытая и обнаруженная им где-то на подмосковном складе марлевка, о которой нынешнее поколение и знать не знало, причем марлевка цвета фуксии. Степан купил целые километры этой натуральной и, надо признать, совсем неплохо окрашенной ткани, учитывая ее ядовитые оттенки, и умело использовал ее в своей идее соединить несоединимое. В ход пошли и павлиньи, и лебяжьи, и страусиные перья «эспри», и тончайшая кожа наппа, и потертая замша с лоснящейся поверхностью, и, конечно, нелепая обувь на пробковой платформе. Летние сапожки из перфорированной кожи, сандалии в греческом и римском стиле, деревянные колодки, на которых не то что ходить, даже стоять казалось рискованным предприятием. Он предложил для съемок на фоне «золотых баб» фонтана венецианские маски и маски греческой трагедии, котурны, туники, бархат и шелк. Даша смотрела и снимала это великолепие с искренним восторгом. Конечно же, если бы не его родитель, Степка был бы не известным модельером, а просто никем, но на сей раз капризная Фортуна, которая поворачивается ко многим талантливым людям своей филейной частью, обратилась лицом к достойному. А лицо самого Степана сияло. Он с головой ушел в работу, и Даша поддалась на этот ажиотаж. Да и не только она. Женя участвовала в съемках с жаром, чего от нее сестра никак не ожидала. Грим, сделанный Женей, не требовал почти никакой коррекции в фотошопе. Она тоже прониклась идеей этого межвекового безумия стилей и раскрашивала моделей, особенно когда лица моделей не были закрыты привезенными однажды Степаном из Венеции масками. Но даже в этом случае она отдавала должное губам и бровям. И губы становились сочными, как спелые плоды или только что срезанные цветы, а брови выгибались такими дугами, под такими углами, что это казалось почти невозможным. Для съемок привезли первые пионы, и Женя сделала несколько гирлянд из розовых и белых, с небольшим вкраплением пурпурных цветов. Даша, когда девушек отпустили, умудрилась поснимать макросъемкой лепестки пионов, предопределяя выбор дизайнера, который наверняка захочет использовать эти цветы для подложки. Их дизайнер из «Стиля», Иво Вайнерс, человек неопределенной национальности и не менее неопределенной наружности, странная смесь, как говорила Женя, бульдога с носорогом, всегда бывал весьма благодарен Даше, которая не забывала, снимая моделей, и о том, что может понадобиться для его полос. Она часто снимала «фактуры» и щедро делилась ими с Иво. У них даже была забавная игра — отгадай, что это такое. И Даша, торжествуя в душе, просто лопалась от гордости, когда он не мог определить, что именно она сфотографировала. Так он не узнал в золотистых, переходящих в рыжину на черном фоне разводах простую ржавчину на старой трубе, не узнал и комок старой паутины с пылью, обнаруженный Дашей в мастерской знакомого художника, не отличающегося, как все художники, излишним аккуратизмом. Но зато признал нефтяные разводы в весенней луже, прожилки осеннего листа, тронутого увяданием, упавшую на асфальт почерневшую банановую кожуру. Взгляд Иво, как и взгляд самой Даши, был особый. И, надо признать, порой в их игре выигрывал Степан, который мог угадать самую немыслимую фактуру на фотографии. Втроем они усвоили одну и ту же истину — красота в глазах смотрящего. Ни больше и не меньше. Это их и объединяло, и разобщало. Потому что предметы могли быть одни и те же, а вот взгляд оказывался разным.

Степану во всей этой суете ни разу не удалось перекинуться с Дашей хотя бы словечком. Все время кто-то оказывался поблизости, хотя Света, отстраненная от съемок, давно умчалась с возмущенным и оскорбленным видом, пообещав на прощание, что «никогда больше с их дилетантской конторой» не свяжется, и даже бросила фразу, из которой становилось ясно, что Свирин больше на бесплатный промоушен может не рассчитывать. Его дурацкие шмотки она, Света, носить не станет, и уж тем более рекламировать. Когда все закончилось, шумная компания, погрузив вещи в микроавтобус, принадлежащий «Стилю», двинулась в ближайшее кафе, чтобы выпить кофе или еще чего покрепче, тем более что девчонки все-таки успели, несмотря на то что работенка у них была жаркая, изрядно промерзнуть. Женя с Дашей хотели уехать, но это им не удалось. Все вместе они заняли два столика, которые пришлось составить, и все равно было тесновато. Немногочисленные в этот будний день посетители откровенно рассматривали девушек, напоминающих ярких бабочек в своих феерических нарядах. Модели любили носить вещи Степана, так что его вовсе не расстроило, что Света дала ему отставку. В глазах его, когда он смотрел на Дашу, теплился огонек надежды, но, встретив ее ледяной взгляд, он вздыхал и отворачивался. Женя, пытаясь сгладить неловкость, возникшую между сестрой и ее любовником, чаще, чем ко всем остальным, обращалась именно к нему, за что тот был ей благодарен.

— А знаете, что нам светит? — спросила, сияя от того, что сейчас сообщит всей компании нечто очень хорошее, спросила одна из моделей, Вера. Это была высокая, как и требуется в ее профессии, очень худенькая девушка с иссиня-черными прямыми волосами и черными, словно лишенными зрачков, глазами. Ко всему прочему, ее лицо делали необыкновенным полные губы и почти негритянский нос с широкими ноздрями. Даша любила ее фотографировать больше всех, уж очень необычная у Веры была фактура.

— И что же? — повернулась к ней Даша.

— Не могу сказать, конечно, что это информация стопроцентно верная, но я кое-что подслушала, когда начальство совещалось.

— Подслушивать нельзя! — погрозил ей пальцем Степан.

— Да ну! — Вера закатила ярко накрашенные лиловыми тенями с блестками глаза. — Вот еще! К тому же я случайно. Забегала в редакцию свои снимки посмотреть. Дашки не оказалось. А дверь они плотно не закрыли.

— Ну так что же ты услышала, не томи, — взмолилась Женя.

— А вот что. Мы с вами, вот в этом самом составе, а еще наша редактриса, разумеется, и ее бойфренд едем на Гоа! — продолжала Вера.

— Куда? — вытаращилась рыженькая, с невообразимо густыми прямыми волосами, затянутыми в конский хвост, Рита, та самая Пеппи, как ее называла Даша.

— На Гоа! — торжественно произнесла Вера.

— А где это? — спросила Зоя. Она была очень красивой девушкой, пожалуй, самой красивой из моделей, но красота ее могла соперничать разве что с ее первобытной необразованностью и глупостью.

— Ну ты даешь, Зойка! — Рита расхохоталась. — Это ж такое модное местечко!

— Ну где? Что вы меня морочите. Скажите по-простому. На юге это или на севере. В смысле, там тепло или не очень? — Зоя сделала озабоченное лицо.

— Очень тепло, даже слишком, я бы сказал, — Степан, несмотря на настроение, которое ему изрядно подпортила Даша, улыбнулся, — это в Индии.

— Ужас какой! — всплеснула руками Зоя. — Это ж такая даль! И там ужасная грязь повсюду. Еще что-нибудь подцепим. Нет. Я не хочу туда. Там всякие скорпионы и пауки величиной со слона!

— Не хочешь, так никто настаивать не станет. Но учти, коллекция будет сниматься не только Степана, но и еще одного модельера, пока мало известного, но подающего большие надежды итальянца, Франческо Доминико, — сообщила Вера. Видимо, она не упустила ни одного слова из совещания, которое вовсе не предназначалось для ее ушей. Но, с другой стороны, ничего секретного в нем не было.

— Но коллекцию Свирина мы же только что сняли! — Рита вопросительно посмотрела на Степана. — А ты что, не в курсе?

— Вы будете очень удивлены, но я совершенно ничего об этой поездке не слышал. А ты, Даша? — Он все-таки обратился к ней, хотя и дал себе слово постараться не замечать эту, так откровенно пренебрегающую им, женщину.

— Я первый раз слышу. Но Рита права. Мы только что отсняли… — сказала Даша.

— Ну теперь я понимаю, почему вещи для сегодняшней съемки отбирала лично Инесса. И понимаю, почему она отложила многое в сторону. Теперь ясно. А то я удивился: самые эффектные вещи не взяла. Ну какая же скрытная, стерва! Не могла мне сказать сразу, — задумчиво произнес Степан.

— Может быть, еще ничего окончательно не решено? — предположила Женя.

— И Инесса сочла, что лучше пока мне ничего не говорить. А то я, понимаете ли, если меня на Гоа не возьмут, ужасно расстроюсь! Ну не такая уж она чуткая.

— Ага! Чуткая! Да она настоящая суперстерва! — заключила Зоя. Высказывалась она обычно предельно просто, без всяких оговорок и предисловий. Что думала, то и брякала.

— Зойка! Ты все-таки придерживай язык иногда. Мало ли. Могут твои слова и до начальства дойти, — сказала Вера.

— Здесь ябедников нет, — твердо заявила Зоя и свысока оглядела присутствующих.

— Откуда тебе знать, — пробурчала Женя. Она прекрасно знала, что Рита частенько «отчитывается» обо всем, что происходит на съемочных площадках, в мастерских, на богемных тусовках и корпоративных вечеринках, начальнице. Инесса любила быть в курсе всех, пусть даже самых ненужных ей на первый взгляд сплетен. Она копила информацию и умело ей пользовалась. И, надо признать, в этом была ее сила.

— Значит, Гоа? — задумчиво переспросила Даша.

— Да. И жить мы будем в отеле у самого синего моря. Красотища! Только под ноги нужно смотреть все время.

— Это зачем? — полюбопытствовала Зоя.

— Чтобы в дерьмо не вляпаться, — объяснила с серьезным лицом Вера, прикусив губу, за что тут же получила легкий подзатыльник от Жени. Она часто так делала, что совсем не служило ее пышному рту на пользу.

— А там что, даже туалетов нет в номере? И все бегают на улицу? — На прекрасном, как у Царевны Лебедь, лице Зои отразился настоящий ужас.

— Нет. Это коровьи лепешки, — сказала Вера, и все расхохотались, глядя, как усиленно пытается что-то понять и морщит лобик Зоя.

— А почему коровы там? Они что, так и гуляют повсюду? И их не пасут в специальных местах?

— Корова, Зоенька, в Индии священное животное. Оно может бродить где ему вздумается, и, кстати, там не едят говядины. Так что про сочные стейки из коровьего мясца, а также из телятины, можешь забыть. Будешь питаться свининой. Или курятиной. Или вообще одними овощами. Кстати, ты что-то последнее время поправилась. Тебе стоит на диете посидеть, — покачал головой Степан.

— Я? Правда? Я толстая?! Ну вас… — Едва не заплакала Зоя.

— Степан, — одернула его Женя, — тут еще нервной анорексии не хватало. Если Зойка заболеет, счета за лечение я тебе пошлю.

— А что такое анорексия? — спросила Зоя. — Это вроде СПИДа?

— Ты у нас совсем дремучая, крошечка. — Степан с нежностью, смешанной с жалостью, как на умственно отсталого ребенка посмотрел на нее и погладил по голове. — Забудь все, что только что слышала.

Зоя послушно кивнула, вытащила пудреницу и помаду, подправила грим и осталась вполне довольна своей внешностью.

Они еще долго болтали, пили кофе и коктейли, смеялись и обсуждали предполагаемую поездку. Это известие, с одной стороны, Дашу порадовало, но с другой — огорчило. Плохо, что Степан едет с ними. Это вовсе ни к чему. Тем более что он наверняка захочет воспользоваться экзотической обстановкой, чтобы снова вовлечь ее в изжившие себя отношения. А то, что они себя изжили, Даша отлично понимала, когда глядела на этого красивого и обаятельного мужчину без всяких чувств, будто он был просто знакомый.

Когда они с Женей ехали домой, она вдруг вспомнила молодого человека, подсевшего к ней на бульваре. Интересно. Сначала этот кришнаит или буддист, кто его разберет, а потом Гоа. Индия. Как он сказал? Случайностей не бывает? А вдруг и впрямь судьба ей готовит какое-то особенное, удивительное блюдо, ароматное и жгучее.

* * *

Гоа оказалось вовсе не сказкой и не выдумкой захотевшей выдать желаемое за действительное фантазеркой Верой. Вся их команда, состоявшая из начальницы Инессы с ее новым, совсем юным любовником Егором, неизменных Веры, Зои, Риты, а также Степана и, разумеется, сестер Ильиных, прилетела в Панаджи поздним вечером. Потом они ехали на автобусе, арендованном у туристической фирмы, на запад в заказанный отель, где свалились в постели, не чуя ног от усталости. И это спасло их от внезапного погружения в раскаленную печь, которой на следующий показалось им Гоа. Их отель, как и большинство здешних зданий, явно тяготел к колониальному португальскому стилю.

— Что и не удивительно, — сказал Степан, когда они утром собрались на завтрак на веранде, лишь слегка обдуваемой горячим ветром, — потому что в этой стране четыреста пятьдесят лет хозяйничали португальцы и успели за этот срок немало всего понастроить.

— Нам обязательно нужно будет съездить посмотреть архитектурный комплекс Ларго да Игрежа. Это нечто потрясающее! Кстати, там и проведем фотосессию, — закатила умело подведенные глазки Инесса. — Я уже не раз на Гоа бывала. Даже подумываю купить здесь недвижимость. Невероятно дешево! И будем мы с Егоркой сюда приезжать на пару недель, отдыхать от вас, мои голубушки, да и от тебя, Степан.

— И чем же это я так тебе надоел?

— Ничем. Просто я вас всех чуть не каждый день вижу. И вы у меня ассоциируетесь с работой. И не то чтобы я свою работу не любила, но порой я от нее устаю ужасно! Просто ужасно! И хочется сменить обстановку. Гоа для этого подходит. Как думаешь, Егор?

— Как скажешь, милая… — Егор еще не отучился краснеть, когда к нему обращалась его покровительница. Он был невероятно красивым, этот юный Адонис, сложенным, как античный бог, с тонкими и правильными чертами лица, с золотистыми вьющимися волосами до плеч. Егор пришел к ним наниматься верстальщиком, его увидела сама главная редактриса, и вопрос с его трудоустройством, а также с другим, более интимного свойства, устройством был решен. Характер у парня был такой же золотой, как его волосы. Он словно вовсе и не осознавал собственной неотразимости и повсюду следовал за своей Инессой, заглядывая ей в глаза, как щенок. И читались в этих сине-зеленых глазах искренняя любовь и безграничное восхищение. Хотя, с точки зрения Даши, восхищаться тут было особенно нечем. Конечно, Инесса женщина умная, деловая и привлекательная, очень внимательно относящаяся к своей внешности, не бог весть какой изначально, но приобретенный лоск скрывал все возможные неприятные нюансы. Но все равно трудно было себе представить, что она покорила сердце молодого героя. И тем не менее это так и было. Вел он себя со всеми в коллективе неизменно доброжелательно, ни с кем не ссорился, никак себя не превозносил. Удивительно, но при таких внешних данных он оказался умным и тактичным. В общем, Инесса выиграла, как когда-то говорили, сто рублей по трамвайному билету. Все ломали голову над тем, почему этого мальчишку внешность не сделала плейбоем и отъявленным стервецом. И ответ нашелся: Егор был круглым сиротой, родители которого погибли при странных обстоятельствах в их собственном доме. Кто-то вломился и расстрелял всю семью. Даже стареньких дедушку с бабушкой не пощадили. Мальчик тоже получил ранение, но выжил. Ему было в то время лет десять. Никого больше у него из родных не было, и его поместили в детский дом. К счастью, за ним сохранилось право собственности на московскую квартиру, которую не смогли, благодаря сердобольному следователю, расследовавшему это дело, отобрать алчные чиновники. Загородный дом ушел за долги. Оказалось, что у отца Егора этих долгов было больше чем достаточно. Подозревали, что именно за это им отомстили. Но дело так и заглохло. В общем, парень нахлебался достаточно и стал относиться к жизни философски. А могло бы быть и наоборот. Но он не озлобился. Даша не раз использовала Егора для съемок. Он обладал еще и неплохими артистическими данными, что для модели обязательное условие. Но он не очень любил сниматься. Ко всем своим прочим достоинствам, Егор оказался не тщеславен. Как тут Инессе не позавидовать? Многие и завидовали. Хотя ее это совершенно не пугало и не волновало. Она была женщиной самоуверенной. Другая бы на ее месте, отхватив такого парня, держала бы его подальше от хорошеньких моделек, но ей было на их пылкие взоры в сторону Егора совершенно наплевать.

— А вы знаете, что символом этого города является аббат Фариа? Это вполне реальный персонаж, ученый, алхимик и философ. Я вот не знал. Но когда мы сюда собирались, постарался почитать про Гоа. В Интернете полно информации, довольно любопытной, — сказал Егор, разрезая сочную папайю.

— А это еще что за птица? — спросила дурочка Зоя. Она сидела, развалившись в кресле, едва прикрытая тонким саронгом, обмотанным вокруг ее тщедушного тела, а с шеи у нее свисало штук десять серебряных цепочек.

— Это прототип персонажа, который описал Дюма в «Графе Монте-Кристо», — серьезно пояснил Егор.

— Не знаю. — Зоя выщипывала своими длинными тонкими пальцами кусочки из слоеной лепешки, которая здесь называлась парата, и лепила шарики. — Я не читала. Но фильм смотрела. Это про то, как они в тюрьме сидели, а потом главный граф всем мстил? Да?

— Именно так, Зоенька, — кивнул Степан, пряча усмешку. С этой девушкой при беседе трудно было соблюдать невозмутимое выражение лица. Одно преимущество было у Зои. Она никогда не могла понять, уже надо обижаться или все-таки не стоит. Из ее головы все вылетало столь же стремительно, как и влетало, не оставляя и тени неприятных воспоминаний.

— Мы сегодня будем работать? — спросила Даша.

— Нет. Сегодня все свободны. Акклиматизируйтесь! И обязательно сходите на море. Только смотрите, красавицы мои, не вздумайте обгореть! Следите за солнцем. Оно здесь жестокое. — Инесса погрозила пальчиком моделям, а потом повернулась к Даше: — Дашенька, у меня тут к тебе есть особая просьба. Надеюсь, ты не откажешься от эксклюзивной фотосессии? Все будет оплачено по двойному тарифу.

— Это что? Подводные съемки? — улыбнулась Даша. — Тогда я — пас. Я дайвингом не увлекаюсь.

— Зато Егорка с удовольствием поплавает и поныряет. Давно мечтал. Так вот. Ты не угадала. Это будут съемки одного в прошлом очень известного политика. Он давно отошел от дел, купил дом на Гоа и взялся за кисть.

— За что взялся? — удивилась Женя, включаясь в разговор.

— Стал художником. У него уже прошло немало выставок в Европе, недавно его сын привозил выставку в Питер. В Москве почему-то выставляться он не захотел. Очень любопытные работы. В стиле Гогена, его таитянского периода. Но все, конечно, совсем не так. Очень яркая индивидуальность. Мы решили сделать с ним интервью для «Стиля». Все оговорено. Я сама с ним побеседую. А ты его поснимаешь. Идет?

— Конечно. Не проблема. Только кто ж это такой?

— Алексей Данилович Измайлов. Он работал в МИДе еще при советских временах.

— Как не знать! — Женя всплеснула руками. — Мы же с Дашкой дипломатические дети. Как и Степка. Слышали о таком, хотя никогда политикой не интересовались. Но куда деваться, если только о ней в доме и говорят!

— Это точно, — ухмыльнулся Степан, — мы все и сбежали из этого тесного и занудного дипломатического мирка, чтобы наконец вздохнуть полной грудью. Меня отец долго уговаривал, чтобы я пошел по его стопам, но так и не уговорил.

— А нас никто не принуждал. Сами все решили и стали тем, кем стали.

— И очень правильно сделали, — кивнула Инесса, — талант нужно развивать, а родители это далеко не всегда понимают. Я вот совсем не настаиваю, чтобы мой сын занимался журналистикой. Он уже взрослый парень, увлекается программированием. Разве это не лучше нашего ремесла? Ну пусть не лучше, но перспективней. Может быть, его даже возьмут на работу в Силиконовую долину. Во всяком случае, его резюме заинтересовались.

— Это просто здорово! — сказал Егор, который умудрился подружиться даже с сыном своей любовницы, которому был почти ровесником. — Артем очень талантливый программист, очень!

— Ну, давайте за его успехи… — сказал Степан, поднимая бокал с мартини, в котором колыхалась одинокая оливка.

Все чокнулись и сделали по глотку. Только Зоя сидела с задумчивым видом человека, погруженного в тяжкие думы. Все еще переваривала аббата Фариа, священных коров или неведомого ей Измайлова? Оказалось, ее заклинило на художнике. Больше одной мысли она удерживать не могла. Остальная информация растворилась, как соль в воде.

— А я вот не знаю такого! Кто это? Я должна знать? — вдруг ни с того ни с сего заявила Зоя.

Вся компания расхохоталась, и только теперь девушка надулась. Ей на помощь пришел Егор и с улыбкой произнес:

— Малыш! От того, что ты не знаешь политиков, ты становишься еще красивее. Если это вообще возможно!

Зоя тут же оттаяла.

Через полчаса все уже лежали на пляже под палящим солнцем. У ног плескалась лазурная вода Аравийского моря. Прибой наплывал на желтый песок пенным кружевом, мерно перекатывая обточенные морем камешки. Вдалеке терялись в туманной сиреневой дымке вершины западных Гат. Женя периодически гоняла Риту, Зою и Веру, дорвавшихся до солнца, под тенты. Даша заняла место в тени, под полосатым огромным зонтиком, но даже сквозь его плотную парусину чувствовала на коже пламенеющие поцелуи полуденного светила Гоа.

Она прикрыла глаза и погрузилась в сладкую и нежную истому. Даша не спала, она грезила. И в ее фантазиях то и дело, как проявившаяся переводная картинка, возникал образ Игоря. Она помнила его до мельчайших деталей. От родинки над бровью до шрама на бедре. Ее пальцы гладили этот самый шрам, ощущая его неровную поверхность. Игорь тогда сказал, что получил «боевое ранение», катаясь на мотоцикле, и было это где-то в провинции, потому и зашил его местный эскулап как попало, будучи в серьезном подпитии. Крупное тело Игоря, восхитительно-упругое, с рельефными мышцами… Он утверждал, что никогда специально не занимался никаким спортом, просто иногда позволял себе покататься на горных лыжах да еще любил свой антикварный байк, разумеется «Харлей», что же еще? Но фанатом ни того ни другого не стал. Его тело было сильным и мужественным от природы, а вовсе не благодаря усиленным физическим упражнениям. Странно, но Даша так и не смогла до конца понять, чем именно он занимается. Знала только, что он окончил факультет искусствоведения в Суриковском институте. И это совсем не вязалось с его обликом. Скорее, она бы поняла, если б он был актером или еще кем-нибудь таким, в общем, использовал бы данную ему от бога яркую фактуру. Она мечтала сделать с ним фотосессию и даже заикнулась об этом, но он отказался наотрез. Пока они не провели вместе ночь, настолько ошеломившую и оглушившую ее, Даша еще подумывала, что уговорит Игоря на съемки, но потом все понеслось с такой скоростью, что она потеряла голову. И испугалась так, что не нашла ничего лучшего, как сбежать с тонущего корабля, которым в тот момент показалась ее собственная жизнь. Она никогда не рассказывала даже сестре, самому близкому человеку, до какой степени ее потряс этот мужчина. И бывает же такое! Если бы он был с ней груб, если бы проявились самые худшие его качества, если бы он вел себя как-то не так, если бы… Тогда стало бы понятно, что от такого самца стоит держаться подальше. Но все было с точностью до наоборот. Он пробудил в ней такую чувственность, о существовании которой она даже не могла предположить. Его руки и его тело излучали какой-то удивительный магнетизм, а его взгляд… Она тяжело вздохнула, вспомнив, как он смотрел на ее обнаженное, распростертое на смятых простынях тело. Она была уже удовлетворенной, насытившейся и долгой любовной игрой, и самим слиянием с ним, но эти глаза заставляли ее желать Игоря снова и снова. В них будто пылал колдовской огонь и создавал полную иллюзию прикосновения.

Из забытья ее вывело совсем иное ощущение. Что-то прохладное и легкое упало ей на грудь. Даша открыла глаза и увидела улыбающееся лицо Степана. А на ее уже слегка тронутой загаром коже сиял какой-то алый цветок, названия которого она, естественно, не знала.

— Я подумал, что тебе не хватает только этой детали, чтобы представлять собой незабываемое зрелище. Картина, да и только. Волосы распущены, рука под головой, чуть согнутые в коленях ноги. Дивно! И очень сексуально.

— Ты меня разбудил, — недовольно проворчала Даша.

— Время неумолимо движется к обеду.

— Я не хочу есть.

— А вот я ужасно проголодался. Может быть, перед уходом искупаемся? — предложил он, протягивая ей руку.

— Ну ладно, почему нет? А где девчонки?

— Они уже отчалили. Но зря надеются, что им перепадет что-нибудь калорийнее овощей. Но это не та преснятина, к которой они привыкли. Здесь даже овощные блюда — пожар во рту. Тебе понравится. Ты же любишь острое?

— Люблю. Но в меру. Будто ты не знаешь.

— Тут о мере придется забыть! Хотя в нашем отеле живут европейцы, на них делают скидку. Все-таки не все такие огнееды, как сами местные.

Они пошли к воде и одновременно погрузились в объятия теплого, как парное молоко здешних священных коров, море. Даша немного отплыла от берега, а потом легла на воду, глядя в чистейшее небо без единого облачка. Сверху на нее взирал огненный зрачок почти алого, как цветок, что ей принес Степан, солнца. Он лег рядом с ней, и так они довольно долго оставались, качаясь на легких волнах, пока Степан не протянул руку и не коснулся ее руки. Даша очнулась и выдернула пальцы. Он подхватил ее и прижал к себе.

— Остановись! Мы тут сейчас же утонем, если ты не прекратишь! Я не так уж хорошо плаваю.

— Я тебя спасу!

— Не трогай меня! — взвизгнула она. И действительно чуть не ушла под воду, потому что ее ноги коснулась проплывающая мимо медуза. — Ой!

Он засмеялся и помог ей выровняться. Даша задела рукой его бедро с внутренней стороны, а он посадил ее к себе на ногу. Она совершенно ясно почувствовала его возбуждение. И ее тело чуть было не откликнулось.

— И как мне теперь вылезти? — засмеялся он. — Ты меня возбудила!

Даша посмотрела на Степана с раздражением, и оно так отчетливо читалось на ее лице, что он отпустил ее. Она поплыла к берегу, злясь на себя невесть за что. Все ее проблемы были не в Игоре, не в Степане, который все еще плавал, видимо пытаясь справиться с непокорной плотью, а в ней самой. Права Женька, ох как права!

На берегу Даша вытащила из плетеной пляжной сумки свой изрядно помятый сарафан, сшитый, к слову сказать, Степаном. Одна из его самых скромных вещей, сделанная из азиатского шелка ручной работы. Он очень ей шел, отбрасывая изумрудные отблески на ее светло-русые волосы и придавая особое сияние ее глазам. Ткань была зеленой, редкого оттенка, а рисунок на ней, тоже нанесенный вручную, играл червонным золотом. Красивая вещь. И просто незаменимая в такую жару. Даша вздрогнула, когда невесомая ткань легла ей на плечи и скользнула по животу, по ногам, спускаясь легкими складками. Сейчас, она признавалась себе, любое прикосновение было для нее слишком чувственным. Ну что, подумала она, совсем с ума сошла?

В номере Женя развешивала в стенном узком шкафу, украшенном латунными накладками, их одежду. Даша об этом, естественно, не позаботилась. Так ей не терпелось пойти к морю. Женя ушла с пляжа раньше, вместе с девушками, оставив сестру предаваться мечтам.

— Ну как, искупалась? — спросила она.

— Отлично! Вот только Степан опять…

— И что? Он тебя решил изнасиловать прямо на пляже? На глазах пораженной публики? — раздраженно бросила Женя.

— Скажешь тоже! Нет, конечно. Он вел себя прилично. На пляже. А вот потом мы пошли купаться. Тут он решил наверстать упущенное.

— И наверстал?! — Женя вскинула брови. — И как же ему это удалось? Расскажи! Мне всегда хотелось знать, как это люди умудряются совокупляться в море, так сказать, на плаву. Это, по-моему, чистая фантазия. Не получится. Ну никак. Около берега еще можно, а вот дальше как? Получается?

— Жень, ну ты что? Неужели серьезно все это говоришь?

— Да шучу! Но все-таки этот вопрос меня интересует.

— Возьми и сама попробуй.

— Не с кем, — вздохнула Женя.

— Да тут мужчин полно! Я видела сегодня во время завтрака, как на тебя тут один француз глазел. Просто рот открыл от восторга!

— Это он наверняка глядел на наших девчонок, а не на меня.

— Нет, — настаивала Даша, — именно на тебя!

— В любом случае, я сюда не за мужиками приехала, а работать. Или у тебя на этот счет иное мнение?

— Я тоже работать собираюсь, насколько ты могла бы уж меня знать, — обиделась Даша.

Женя рассмеялась и подошла к сестре, обняла ее, потерлась щекой о теплую макушку.

— Я просто хочу тебя немножко расшевелить. А то ты какая-то вялая все время. Подумай сама! Мы здесь, в этом замечательном, экзотическом, теплом, даже слишком теплом, раю. Разве тут место предаваться унынию? Даша! Почему ты отталкиваешь Степку? Скажи, ты всерьез решила больше с ним не встречаться?

— Не знаю, — пожала плечами сестра, — вроде бы он даже меня возбуждает, но потом что-то такое со мной происходит, что становится ужасно стыдно. Будто бы я предала…

— Кого? Этого неведомого Игоря?

— Не знаю, — повторила Даша. — Наверное, саму себя.

— Не выдумывай, — отрезала Женя. — Пошли. Нас уже ждут. Кстати, ты не собираешься переодеться к обеду, дорогая моя? А то у тебя сарафан мятый. Ну почему ты так относишься к хорошим вещам? А? Самая настоящая неряха!

— А что надеть? — рассеянно огляделась по сторонам Даша.

— Я тебе приготовила, так и знала, что, как только придешь в номер, начнешь шарить по сторонам глазами и в растерянности застынешь посреди комнаты, не зная, что бы на себя накинуть. Горе ты мое!

На кровати лежал отглаженный костюм, состоящий из белого льняного топика, отделанного кружевами «ришелье», и такой же белой расклешенной юбки со сложными асимметричными складками.

— Годится?

— Ага. Отлично! А где босоножки к нему?

— У тебя под ногами, потрудись наклониться.

Даша быстро приняла душ, переоделась, провела щеткой по распущенным волосам, подумала и собрала их в пучок, заколов костяным гребнем. Слегка подкрасила ресницы, не забыла про блеск для губ. Женя ее не подгоняла. Знала, что бесполезно. И к обеду они действительно немного опоздали.

А в слегка затемненном зале ресторана их ждал сюрприз. Приехал тот самый модельер, Франческо Доминико, и уже сидел в окружении красавиц, наслаждаясь их обществом и великолепным карри с куриными грудками. Девушки ели сабджи, тушеные овощи, а Степан с видом гурмана прихлебывал какой-то местный таинственный алкогольный напиток из орехов кешью. На тарелке перед ним дымилось мясо, благоухая острыми пряностями, но он лишь лениво ковырял его вилкой. Настроение ему уже испортила Даша, а теперь еще этот итальянец перетянул одеяло на себя. Франческо был молод и жизнерадостен, часто и с удовольствием смеялся, с аппетитом ел, общался и с моделями, и с редактором «Стиля» непринужденно, совершенно не обращая внимания на то, что речь его была удивительной сборной солянкой из итальянских, русских и английских слов. Небольшого роста, коренастый, с грубоватой простой внешностью, он, отчаянно жестикулируя и демонстрируя отменные белые зубы, так и сверкавшие на его смуглом лице, ужасно напоминал кавказца. Его, судя по всему, совсем не смущало, что все дамы выше его на голову. Наверняка давно к этому привык. Своего фотографа он не привез, да и вообще рассматривал сотрудничество со «Стилем» просто как веселое развлечение. В его присутствии Даша вдруг почувствовала себя очень хорошо и быстро включилась в бурное общение, которое диктовал за их столом сеньор Доминико.

— Я, хотя и объездил полмира, ни разу не был на Гоа. Вот спасибо вашему журналу! Мою коллекцию подвезет завтра помощник. Очень интересно твое мнение, Степан!

— Я уже кое-что видел на снимках, но… — неуверенно начал Степан.

— Да! — энергично закачал головой его собеседник. — Конечно! Вот поэтому я и не взял нашего фотографа. Он слишком много внимания уделяет не одежде и даже не моделям, а своему собственному взгляду на съемку. Получается, конечно, красиво, стильно. Но при чем тут, спрашивается, я и мои произведения? Даша, вы не страдаете, как я это называю… комплексом художника?

— Насколько мне известно, нет, — улыбнулась Даша, — я прекрасно осознаю, что для журнала важна не просто картинка, но и показ определенного направления, и чтобы наши читатели могли как следует разглядеть предлагаемые вещи, а не ломали себе голову над тем, что это такое — юбка или брюки? Блузка или пончо?

— Да-да! Я уже видел ваши работы! То, что нужно. Но вдруг вас тоже одолело желание… как это? Себя показать?

— Не одолело, можете не волноваться.

— Ну вот и хорошо!

— Франческо, завтра у нас очень напряженный день, — сказала Инесса, — так что сегодня я всем вам предлагаю как следует выспаться и не злоупотреблять горячительными напитками, даже такими вкусными, как твой рени, Степан, на который ты активно налегаешь.

— Еще не вечер, — буркнул Степан. Он терпеть не мог, когда Инесса начинала вести себя как наседка и делать своему коллективу совершенно излишние замечания. Но вот Даша была другого мнения. И полностью соглашалась с главным редактором. Она-то прекрасно знала, каким злым и невыносимым мог быть Степан утром, если накануне позволял себе лишнее. Про девушек и говорить не приходится. Они сидели на строжайшей диете и крепкие напитки на все время съемок им были категорически запрещены. Что же, это правильно. Женя тоже так считала, потому что ей, конечно, не стоило особого труда превратить опухшее личико в весьма привлекательное благодаря гриму. Но это была, как считали сестры, лишняя головная боль. И Инесса такой подход к работе совершенно очевидно не приветствовала: «Вы продаете вашу внешность, — не уставала повторять она, — значит, это ваш товар. И почему его должны покупать подпорченным?»

— Даша, ты помнишь, что у тебя назначена съемка послезавтра в доме Измайлова? — напомнила Инесса. — Это для тебя не слишком утомительно?

— Нет, я от работы редко устаю.

— Даша — трудоголик? — вскинул густые брови Франческо. — Ну, тогда мы точно найдем много общего!

— А я предлагаю съездить посмотреть этот их знаменитый Шри Мангеш, — предложила Рита.

— Уже поздно… — заныли Зоя и Вера, — мы устанем!

— Да еще только два часа! Жара, конечно, несусветная. Но когда у нас еще время найдется? — поддержал порыв Риты Егор.

— А что, действительно, у нас же микроавтобус. И расстояния тут совсем не наши, родимые! — Идея понравилась и Степану. Он отставил в сторону свой напиток и посмотрел на Дашу.

— Я не против, — пожала она плечами, — Жень, ты как?

— Я тоже «за». Вот завтра начнем пахать так, что мало не покажется, а потом и не вспомним ничего. Просто потому, что даже и не посмотрим!

— Только не забудьте прихватить с собой носки, в которых нужно войти в храм, а потом благополучно выбросить, — сказал Степан.

— А это зачем? — поинтересовалась Зоя.

— Такая традиция. В храм входят без обуви. Это мне наш гид и водитель рассказал. Он тут как у себя дома, третий год сидит на Гоа безвылазно. И, кстати, наверняка знает Измайлова. Здесь, правда, многие из наших соотечественников недвижимость приобрели, но кое-кто от своих не прячется.

Через несколько минут все собрались у автобуса и двинулись в сторону северного Гоа. Женя хотела сесть рядом с сестрой, но не тут-то было. Даша со вздохом заметила, что на соседнее кресло плюхнулся Степан. Она сочла за лучшее помолчать и, отвернувшись, стала смотреть в окно. Мимо проплывали изумительные картины, и она не выдержала, взяла камеру. Где-то вдалеке сверкали горы, по пыльным, усеянным лепестками каких-то экзотических цветов тропинкам лениво брели белоснежные коровы, мелькали женщины в ярких сари, бегали без присмотра смуглые до черноты местные ребятишки. Машины ездили как попало, и поэтому их водителю, работавшему на Гоа в одной из русских фирм, приходилось очень внимательно следить за дорогой. И вот они наконец добрались. Степан взял на себя труд опекать легкомысленных моделей. Они тут же, купив гирлянды из ярких, как полыхающий огонь, оранжевых цветов, чуть было не напялили их себе на шею.

— Девочки! Отставить! — заявил он, смеясь. — Мало того что вы собрались осквернить Шиву, используя подношение ему как рядовое украшение. А еще в этих цветочках водятся всяческие неприятные насекомые!

— Ой! — воскликнула Рита и отбросила свою гирлянду на руки Егору.

Продавец индус посмотрел на нее неодобрительно, но быстро отвернулся.

— Пока донесем до алтаря, никто на нас не перескочит. Там просто жучки. Они же медлительные, не как блохи, — пояснил Егор.

Женя рассмеялась:

— Да ты большой знаток блох!

— Я любитель собак, и у меня их две.

— Да, — подтвердила Инесса, — потрясающие лабрадоры, красавцы и умники. Папа и сынок. Рыжий и черный.

— Точно. Но эти самые красавцы и умники периодически подхватывают земляных блох, когда мы выезжаем на природу. И никакие ошейники не помогают.

— А мы тем более без ошейников, — фыркнула Рита, — а могли бы об этом позаботиться! Такие себе хорошенькие заказать, со стразами.

— От Сваровски, — задумчиво пробурчала Вера и добавила:

— Конечно, экзотика хорошо, но как-то мне здесь не по себе.

Они прошли по мощеной тропинке к резервуару с водой. Это была самая старая часть храма. Водитель, которого звали Григорий и который с ними не пошел, видимо, уже досыта наелся всей этой экзотикой и красотой, рассказал, пока они ехали, что сам храм не раз перестраивался и даже переносился с места на место. Во дворе компания залюбовалась семиэтажной башенкой, в нишах которой прятались светильники. Сам же белоснежный храм из камня был приподнят на платформе. Они вошли, сняв обувь, и отнесли свои подношения к серебряному, богато украшенному разными фигурками алтарю. В храме было гулко и прохладно, так, что оттуда совсем не хотелось выбираться на густой, пропитанный резкими ароматами воздух. Даша почувствовала, как ощущение невероятного покоя разливается по всему телу, и все окружающее показалось таким прекрасным, таким совершенным. И не хотелось никуда больше двигаться, просто взять и прилечь вот здесь, на этом отполированном тысячами ног полу.

— Даша! — окликнул ее Степан. — Мы уходим. А ты решила здесь навеки поселиться? Ты в порядке? У тебя вид какой-то отрешенный.

— А какой еще вид должен быть у человека в храме?

— Именно такой! — кивнул он серьезно. — Послушай, мы решили немножко расслабиться, Инесса возражать не будет. Тут так много всяких клубов! Настоящий рай для ценителей легкого транса! Ты, наверное, знаешь, что здесь самая настоящая Мекка для хиппи.

— Ага, когда они были молодые, и розы для них красные цвели, и фонтаны были голубые. Теперь, я думаю, все уже давно не так, как было когда-то. Хиппи… Это уже история.

— А мне бы хотелось почувствовать себя кем-то сродни этим «детям цветов».

— Знаешь, я тоже не против. — Даша вдруг поняла, что очень хочет не возвращаться в душный номер, а окунуться в ночную жизнь северного Гоа. В конце концов, не обязательно шляться по клубам всю ночь. Но хотя бы половину — можно.

Подошла Инесса. Вид у нее был нахмуренный, а на лице читалась целая гамма эмоций. Ей тоже хотелось провести ночь, предаваясь звукам тантрической музыки и покуривая легкие сигаретки, но она боролась с собственной ответственностью. В конце концов Егор так умоляюще на нее уставился, что отказать ему, да и остальным, она не нашла в себе ни сил, ни желания.

Вечеринка выдалась куда более бурной, чем они рассчитывали. Но разве здесь, в этом удивительном, ярком, сверкающем и дышащем ароматами специй, трав и цветов месте, могло быть иначе?

Дашу вдруг покинуло напряжение, возникавшее в присутствии Степана, он это почувствовал и радовался как ребенок. Женя наблюдала за ними с улыбкой. В конце концов, почему сестренке не поразвлечься?

Они сидели на шелковых подушках резного диванчика черного дерева, что-то пили, что-то ели, что-то курили, и с каждой минутой решимость Даши больше никогда не возвращаться к бывшему любовнику куда-то улетала, как дымок от масляных светильников. Степан настойчиво положил руку ей на колено, слегка задрав полотняную тонкую юбку, и у нее не хватило сил его отстранить. Даша лишь рассеянным взором обвела присутствующих, отметив, что никто на них не обращает внимания. Все были заняты сами собой. Франческо полулежал, положив голову на колени к Рите, она медленно гладила его по жестким вьющимся волосам. Егор все внимание переключил на «свою королеву» и увлеченно, самозабвенно облизывал пальчики Инессы, измазанные в густом соусе, который подали к бириани, традиционному индийскому плову. Зоя и Вера играли друг с другом в странную игру, делая вид, что целуются, а потом отскакивали друг от друга с громким хохотом. Женя увлеченно что-то доказывала Грише, который наконец оставил свое авто и присоединился к компании. «Кстати, никакой он не шофер, а старший менеджер одной туристической фирмы, хороший знакомый Инессы, вот и согласился с нами немного помотаться по окрестностям», — доверительным шепотом сообщила сестре перед поездкой Женя, выдала информацию, которую все давно знали.

В общем, никому не было дела до Даши и Степана. Он повернул ее к себе и провел пальцем по ее губам.

— Ты испачкалась в сахарной пудре и, кажется, в корице, — заключил он, нагнувшись и слизнув следы десерта с ее рта.

Она ничего не ответила, лишь посмотрела на него широко открытыми глазами с расширенными зрачками. Образ Степана расплывался, ей хотелось погрузиться в легкую, нежную дрему, и чтобы весь мир вокруг перестал существовать. Играла тихая, протяжная музыка, которая тоже навевала сон, волшебный и сладкий, как засахаренные фрукты, которые им подали на десерт. Даша повернулась к Степану спиной и расслабилась, а он стал целовать ее обнаженную шею, отводя в сторону завитки мягких, ставших влажными от жары волос. Его поцелуи не были ни настойчивыми, ни грубыми, в них сейчас чувствовалась одна глубокая, бездонная нежность, которой Даше так давно не хватало. И почему это на него нашло тогда, когда ей их отношения представлялись уже пройденными и совершенно лишними. Там, на пляже, под полуденными лучами раскаленного солнца она оттолкнула его, и в море, во время купания, он тоже ей ничуть не был нужен. Но почему же теперь она таяла как льдинка? Ее лоб покрылся испариной, юбка прилипла к коже, и единственное, чего ей хотелось, так это оказаться где-нибудь в гостиничном номере, обнажиться полностью и подставить разгоряченное тело под прохладные потоки кондиционированного воздуха.

— Ну что, господа! — услышала она голос Инессы, как всегда бодрый и звонкий. — Я считаю, что мы уже достаточно времени отдали на наши развлечения. Все отдохнули, оттянулись. Пора и честь знать!

— Ну еще немножечко! — заныла Вера тоном маленькой девочки, которую позвали домой раньше времени, когда еще все друзья гуляют во дворе.

— Нет, — отрезала Инесса, — если я сказала хватит, значит, и в самом деле хватит. Нужно отоспаться. Поехали? — она обратилась к Григорию, со спокойным достоинством исполнявшему роль гида и шофера.

Он оторвался от увлекательной беседы с Женей и кивнул:

— И в самом деле пора. Уже почти ночь. Здесь темнеет внезапно.

Все вышли на улицу. Кругом горели фонари, спорящие с полной луной, висевшей в кобальтовом небе бледным опаловым диском в окружении нестерпимо ярких созвездий.

…Съемки следующего дня проходили весело и бурно. Команда, по настоянию Инессы, отправилась в Ларго да Игрежа. Сопровождал их неизменный и очень подружившийся с Женей Гриша. Он с увлечением рассказывал историю создания этого знаменитого комплекса в Панаджи, где узкие улочки и небольшие площади напоминали о португальском владычестве и Средневековье, о том, что церковь Непорочного Зачатия служила своеобразным маяком для приплывающих из Старого Света судов, водил к часовне Святого Себастьяна. Рассказал Григорий и о том, что через день, в субботу, здесь состоится знаменитый карнавал Сабадо Гордо, во время которого проходит процессия с макетами самых красивых в истории кораблей, а само празднество открывает Король Момо, призывающий всех веселиться от души четыре дня и три ночи. На вопрос, как именно тут народ веселится, Гриша только закатил кверху глаза и промычал нечто невразумительное, но весьма красноречиво свидетельствующее о том, что это нечто фантастическое. Даша порадовалась, что им удастся закончить все съемки до карнавала, хотя твердо решила отснять и этот праздник. Иногда в «Стиле» публиковались статьи на туристические темы, мало ли что взбредет в голову Инессе? А она тут как тут — вот вам готовый иллюстративный материал!

Все удалось завершить до обеда, Даша настояла на том, чтобы провести фотосессию как можно раньше и из-за жары, и из-за утреннего света, который здесь был какой-то особенный. Она использовала и португальский стиль старого Гоа, и индийские детали, умело их совмещая. Это было не так уж и трудно, потому что их, восточный и европейский, слило воедино само время, создав уникальную атмосферу. Коллекция Франческо, даже с некоторой обидой за Степана признала Даша, выглядела здесь более эффектной. Может быть, просто потому, что итальянцу была присуща легкость и непринужденность, данная от рождения, и этой самой непринужденности и легкости всегда, с точки зрения Жени как стилиста, не хватало соотечественникам. Даша обратила внимание на то, что Свирин расстроен и попыталась его утешить несколькими ободряющими фразами, но они его, как и внимание подруги, не воодушевили.

— Знаешь, Даша, мне, когда я смотрю на вещи Доминико, кажется, что стоит все мои потуги бросить к чертовой матери, — сказал он.

— Даже не думай! — возмущенно откликнулась она.

— Ты просто меня утешаешь… Это делать вовсе не обязательно, я все вижу собственными глазами. Я слишком, наверное, претенциозен и слишком хочу выглядеть в своих работах европейцем. А этого нет и быть не может. Мы ведь родились не на берегах Средиземного моря, где все другое — даже краски. И ничем это не восполнить. Пожалуй, перейду я лучше на пастельные тона. Пусть у следующей коллекции будет сдержанная северная гамма.

— Почему бы нет? — Даша пожала плечами. — А насчет итальянцев ты прав. Они совсем иначе видят мир. И что тут удивительного? Я как-то даже слышала, что древние греки вообще видели другие краски. Взять хотя бы гомеровское «фиалковое море». Это как? А мы вечно смотрим на унылые, грустные, монотонные пейзажи. Даже летом у нас нет тех оттенков, которые дарит их солнце. Но и оно ничто по сравнению со здешним, если ты это заметил. Так вот, в нашем родном городе вообще мрачно, кругом все оттенки серого и черного. Брр… Поздняя осень просто меня угнетает, когда облетает даже та убогая, сохранившаяся листва. Откуда взяться у русских художников такому взгляду, как у итальянцев или испанцев? Исключено!

— Это точно. Знаешь, когда я был в Армении, то просто поразился цвету Арарата. Он оказался и в самом деле сиренево-лиловым, в розоватой дымке, как на полотнах Сарьяна, которые я считал чистой выдумкой.

— Ну вот! Видишь, сам все понимаешь! Так используй действительно северную сдержанность и…

— А! — махнул рукой Степан. — Характер у меня другой. И темперамент. — Он покосился на Дашу, ожидая, что та продолжит тему, но она его надежд не оправдала.

— Интересно, — вдруг сказала она, — а этот Измайлов, художник, поселившийся на Гоа, с которым Инесса решила сделать интервью, он поменял свой взгляд?

— Тоже мне Гоген на Таити! — пожал плечами Степан. Он всегда ревниво относился к чужому творчеству и, если и признавал за человеком талант, как, например, в случае с Доминико, все равно находил в нем какие-нибудь изъяны.

— А мне интересно. Кстати, придется картины снимать, а это трудно. Не моя область. Может быть, у него найдутся готовые слайды?

— Может, и найдутся, но Инесса наверняка захочет эксклюзив, то, что еще нигде не публиковалось. Так что приготовься морально. Когда собираешься приступить?

— Завтра. Прямо с утра договорились. Вы будете на пляже греться, а я потеть на съемке.

— Хочешь, я с тобой поеду?

— Нет. Ты будешь меня отвлекать.

— Но мне самому интересно посмотреть его работы.

— Нет, — еще раз твердо повторила Даша, и Степан повернулся и ушел с оскорбленным видом.

Ну сколько еще он будет дуться? И сколько станет надеяться ее вернуть? И почему мужчины так устроены, что для них либо все, либо ничего? Вот этот самый Гриша, он явно подружился с Женей, не отходит от нее, они все время о чем-то весело болтают, смеются, делятся впечатлениями. Но при этом Даша не находила в поведении их гида ничего чувственного. Просто нравится девушка, и все. Хотя, с другой стороны, с Женей это не в первый раз. Она всегда имела удивительную особенность дружить с мужчинами, которые хоть чуточку были в нее влюблены, а иногда, как Саша, ее новоявленный бойфренд, и вовсе даже не чуточку. Женя проверяла мужчин долго, и никогда не позволила бы себе, как она, Даша, очертя голову ринуться в приключение с неизвестным и опасным «викингом» где-нибудь на курорте. Нет! Она бы сделала его своим приятелем, долго общалась бы с ним, не ложась в постель, а уж потом, может быть, и присмотрелась бы. Даша вдруг подумала, что во многом она пытается жить так, как считает правильным ее старшая сестра. Возможно, и ее испуг от начинавшегося романа, и стыд за свое «легкомысленное» поведение, и бегство — все это она сделала просто потому, что боялась мнения Жени? Но сестра никогда не бывала с ней строга. И никогда не навязывала своего мнения, иногда лишь деликатно могла намекнуть или поговорить по душам, но уж точно не стала бы осуждать! Наверное, это какое-то супертребование ее собственного супер-эго. Не иначе. Поступать не как хочется, а как должно и нужно. Получается, это самое «должно и нужно» ей невольно навязала правильная Женя? «Брось! — сказала себе Даша. — Никто тебе ничего не навязывал! Лучше на себя саму посмотри». Она вынула из плетеной сумки косметичку, достала пудреницу и посмотрела. Из зеркала на нее глядела эдакая пугливая лань, и образ такой Даше вовсе не понравился. Что это она сделала из себя типичную жертву, когда никто ее таковой быть не заставлял? Нет. Надо все-таки пересмотреть свои взгляды. А уж потом… Что именно потом она сделает, Даша решить не успела. Команда собралась и уже садилась в автобус, когда ее окликнул Франческо:

— Даша! Ты можешь меня сфотографировать с девочками? Вот тут, на фоне Святого Себастьяна? Не для журнала, для меня лично?

— Конечно могу, не проблема.

— Синьорины! Подождите! — кинулся к моделям Доминико, сопровождаемый презрительным взглядом Степана.

— Ну просто туристо итальяно… Облико аморале, — пробурчал он и скрылся в автобусе.

— Почему аморале? — захохотал Франческо. — Ничего подобного! У меня, во-первых, нормальная ориентация, что в нашей среде не часто встречается, а во-вторых, я примерный семьянин! И жена у меня красавица.

Даша не стала вдаваться в подробности семейной жизни синьора Доминико и в тонкости сексуальной ориентации большинства его коллег. Она потратила еще не менее получаса, пока он удовлетворил свое желание запечатлеться у достопримечательности с тремя красотками, которые хотя и не возражали, но были явно утомлены и совсем не жаждали продолжения работы. Но куда деваться? К тому же веселый и щедрый Франческо подарил каждой по паре выбранных ими платьев, а это дорогого стоило!

* * *

На следующий день Даша поднялась рано, и едва успела позавтракать, как за ней заехал Григорий. На сей раз он был не на своем комфортабельном автобусе, а на новеньком сверкающем красном «джипе». Видимо, туристический бизнес приносил ему неплохой доход, или, может быть, «джипы» тут не так уж дорого стоили? Впрочем, Даша в машинах не разбиралась и о последнем судить не могла. Она оделась так, чтобы было удобно: светло-голубые, дающие свободу движениям джинсы с множеством кармашков, тонкий белый трикотажный топик, больше напоминающий мужскую майку, простоту которого скрадывало купленное в перерывах между работой в Панаджи довольно громоздкое коралловое ожерелье с латунными, традиционными здесь, коваными бусинами. На ногах у нее были сандалии, плетенные из ремешков, купить которые ее просто заставил однажды Степан, считающий, что для нее это идеальная обувь. Она ворчала, что эта обувь мало что непрактичная, но еще и неоправданно дорогая, а он просто взял и заплатил. Он тогда еще сказал: «Ты будешь как настоящая жрица». Она же в ответ фыркнула и ответила, что будет не как жрица, а как гетера. Степан возразил: «Не вижу особенной разницы. А тебе немного взять от гетеры не помешало бы. А то ты вечно ведешь себя, как загнанная домохозяйка с больной головой!» И для кого она теперь надела эти сандалии? Да еще ногти на ногах покрасила в коралловый цвет. Под бусы. Женя наряд одобрила. Ну и ладно!

Они подъехали к небольшой вилле, скрывавшейся за буйной растительностью. Колыхались на ветру пальмы, вились цветущие алыми и ярко-розовыми соцветиями лианы, вдоль подъездной дорожки благоухали низкорослые травы, как сказал Даше Григорий, это были традиционные специи, из которых Даша смогла признать лишь одну — гигантскую монстеру, потому что ее «родственница» жила у них с Женей в доме, в огромном глиняном необожженном горшке. Но местная монстера оказалась усеяна плодами. Вот, оказывается, почему в книжке ее называли «деликатесная». Глянцевая темная зелень и воздушные корни обвивали ствол эвкалипта, потрясающе гармонируя с его белой плотью. В этом было что-то необыкновенно чувственное, даже сладострастное. Дашу до такой степени поразило зрелище подобного симбиоза и полнейшего слияния, что она даже зажмурилась и не заметила, как навстречу ей идет молодой мужчина.

— Даша? — В его голосе послышалось крайнее удивление, и когда он подошел поближе, она не могла вымолвить ни слова, хотя эту мощную, дышащую первозданной силой загорелую фигуру узнала сразу.

— Да… Игорь!

— Вот уже тридцать лет как Игорь.

— Как ты здесь оказался?!

— А как ты оказалась? — ответил он вопросом на вопрос.

— Меня просили снять Алексея Даниловича Измайлова. При чем тут ты?

— При том, что это мой отец, вот так все просто.

— Но у тебя другая фамилия! — не нашла ничего лучшего, как не поверить ему Даша. — Этого просто не может быть, чтобы вот такое совпадение.

— Совпадений и случайностей не бывает, — улыбнулся он, и она тут же вспомнила незнакомца, подошедшего к ней на московском бульваре. Как он сказал? Да так же! Случайностей не бывает! Надо просто довериться судьбе. Она и доверилась. И судьба привела ее снова к «викингу». И все-таки, почему у него другая фамилия?

— Я ношу фамилию матери. Просто мне никогда не хотелось пребывать под сенью славы своего отца. Хотя мы с ним большие друзья и я часто живу тут по два-три месяца. Особенно когда работаю.

— Значит, он — Измайлов, а ты — Успенский.

— Ага, — кивнул Игорь, — моя мама из поповского рода-племени. Я же тебе говорил.

— А вот про отца ничего не сказал. Просто обмолвился, что он художник.

— Ну и что? Мне не хотелось, чтобы ты думала, будто я типичный папенькин сынок и сам из себя ничего бы не представлял, если бы не знаменитый Измайлов. Это предосудительно? Я думаю, нет. И потом, наверное, я бы тебе куда больше рассказал о себе и своей семье, если бы ты не сбежала. Но хватит тут стоять и болтать. Думаю, мы еще наговоримся. — Он вдруг нахмурился. — Тем более что мне, знаешь ли, есть что тебе сказать. И кое о чем допросить с пристрастием. Пойдем! Отец ждет.

Дом, как и многие здешние сооружения, был в том же характерном португальском стиле, ничем, впрочем, от других домов на Гоа не отличающийся. Но когда они вошли внутрь, Дашу поразило, что дом, кажущийся снаружи весьма скромным, внутри производил впечатление просторного. Бывшие внутренние перегородки были максимально упразднены, и пространство отдано во власть классического интерьера. Конечно, не обошлось без лепнины и бронзы, покрытой благородной патиной, а также без наборного паркета и плитки с характерным узором, но во всем чувствовалась мера. Открытая терраса была обнесена по периметру каменной балюстрадой, а стены гостиной украшали фрески.

— Как тут красиво! — не удержавшись, воскликнула Даша.

— И все моими трудами! — отозвался вышедший в холл пожилой стройный мужчина в простой хлопчатобумажной ковбойке, до белизны потертых джинсах и парусиновых туфлях на плетеной подошве, казавшийся совсем субтильным рядом со своим гигантом сыном. — Правда, мне тут Игорь помогал. Но фрески с кораблями — моя работа.

— Потрясающе!

— Признаюсь, что немного позаимствовал у португальцев их особенной техники и попытался сохранить старый стиль. Но, по-моему, получилось не так уж плохо. В общем, не совсем китч!

— Это уж точно, — только и могла сказать Даша.

— Меня зовут Алексей Данилович, а вы — Даша? — Он протянул ей сухую и узкую руку.

— Даша. Дарья Ильина. Фотограф «Стиля». Вам Инесса Геннадиевна звонила? Или, может быть, я не вовремя с этими съемками?

— Вовремя, вовремя! А вот завтра было бы уже поздно. Я собираюсь отправиться на Сабадо Гордо! И веселиться, как и положено, предаваясь всяким излишествам, не меньше, чем положенные четыре дня. Чего и вам советую! — Он улыбнулся, и Даша поразилась, насколько улыбка отца напоминала улыбку сына. Но Алексей Данилович был привлекателен совсем по-другому. Во всем его облике сквозило нечто неуловимо аристократичное, лишенное всего грубого и нарочитого, как в Игоре. И все же в обоих чувствовалась недюжинная мужская сила.

— Вы так похожи и в то же время совершенно разные, — не удержалась Даша.

— О! Вы еще не видели маму нашего викинга. — Видимо, это сравнение не ей первой и не ей последней пришло в голову. — Она-то у нас настоящая Брунгильда, хоть и поповская дочка. Хотите, покажу ее портрет? Вам, как художнику, будет интересен этот удивительный типаж. Помесь славянской языческой древности со скандинавской. Все-таки кровь чудеса иной раз творит! Пойдемте в мастерскую. Там уж вы сможете сделать свои выводы относительно моего творчества, которое, как мне кажется, вполне дилетантское. Уж не могу понять, отчего все решили, что я настоящий мастер? Мне до мастера — как до небес. Хотя в моем возрасте до небес не так уж далеко!

— Кстати, папа, — вклинился в разговор Игорь, — мне кажется, тебе не стоит на сей раз принимать участие в карнавале. Зачем? Это развлечение скорее для туристов и для местной молодежи. Ты не забыл, что у тебя проблемы с сердцем?

— Не забыл. А коли и хотел бы забыть, так ты не дашь. И все равно. Я обязательно пойду! Знаешь, кто на сей раз у нас Король Момо? Мой старый приятель Игнасио!

— Это тот, у кого магазинчик антиквариата в галерее Кидад де Гоа?

— Он самый! Ох, Дашенька, девочка, вам просто необходимо посетить его магазинчик! Игорь вас проводит, если останетесь после праздника, получите большое удовольствие, даже если ничего не купите. Как художник художнику вам говорю!

Даша отметила, что он в который раз обращался к ней как к художнику, и из-за этого прониклась к Измайлову еще большей симпатией.

Они, весело и непринужденно болтая, прошли через анфиладу комнат, в которых наблюдался все тот же простор, что и во всем доме. Мебели оказалось совсем мало. Но если уж она и присутствовала, то каждый предмет тут был подобран с большой любовью и вкусом. Алексей Данилович умело сочетал в интерьере, без всякой помощи, насколько она поняла, пришлого дизайнера, вещи и португальской старины, и поделки местных ремесленников. И ей это все больше и больше нравилось. Единственным досадным моментом ее пребывания в этом удивительном доме было холодное молчание Игоря. Он хотя и сопровождал гостью повсюду, следуя за отцом, который явно был в ударе, но своим видом демонстрировал либо мрачность, либо презрение, либо отрешенность. Что именно превалировало — Даша сказать бы не рискнула.

Наконец они пришли в мастерскую Измайлова, где ей предстояло сделать целую серию снимков. И, к вящей радости Даши, тут оказалось истинное вместилище необходимого света. Так что ей вряд ли понадобилось бы для съемок картин дополнительное оборудование, которое, тем не менее, она прихватила, нагрузив джип Гриши по полной программе. Надо сказать, что его тоже пригласили в дом, но он предпочел изучать сад. «Это моя слабость, — признался Григорий. — Я потом к вам присоединюсь, а пока займусь изучением этого шедевра. Знаешь, Даша, тут удивительный сад. Конечно, для тех, кто понимает!» Даша не понимала. Для нее все сады были по-своему удивительными. Она рассматривала и их целостность, и их раздробленность как артефакт. А в тонкости ландшафтного дизайна и садоводства вникать у нее не было никакого желания. Какая, в конце концов, разница — это бугенвиллея или монстера? Фикус или бегония? Эвкалипт или пальма? Главное — они прекрасны, и их красота не зависит от наименования, которое им дают люди. Иногда ей казалось, что растения куда более мудры, чем люди. И это вечная, непреходящая мудрость природы, саму суть которой человеческие существа исказили, дав им имена, упорствуя в удивительном заблуждении, что знать имя — значит владеть самой сутью явления. Вот и ураганам давались имена. Преимущественно женские. Даша даже усмехнулась, вспомнив об этом.

Но вот перед ней открылась целая галерея картин. Это были удивительно искренние и пронзительные творения, которых, как она прежде думала и о чем не раз говорила со Степаном, невозможно было ожидать от человека, выросшего в суровом и бесцветном климате. Женские «ню», которых тут оказалось изрядное количество, что свидетельствовало о неувядающем темпераменте Алексея Даниловича, и в самом деле немного напоминали таитянский период Гогена. За исключением почти парадного портрета его «Брунгильды», мамы Игоря, изображенной в серебристом платье, напоминающем латы, на фоне холодного зимнего залива и скал, все остальные модели тяготели к теплу и свету. Алое солнце, отражающееся в лазурной воде Аравийского моря. Девушки на полотнах возлежали, именно возлежали, как царицы, на ярких шелковых тканях, одетые лишь в серебряные и латунные украшения, увитые жемчугом и кораллами, сияя опаловым блеском. Их подведенные глаза перекликались с бирюзой, оправленной в старое золото, их нагота не нуждалась в украшении, но тем не менее украшалась сказочными цветами и листьями. Хищными, сочными, как сама женская сущность, требующая жертвоприношения. Они жили на полотнах в соседстве с невообразимыми фруктами и ярко раскрашенными, словно неоновыми, змеями, изумрудными ящерицами и лиловыми, восхитительными в своем безобразии жабами. У Даши захватило дух. Она замерла перед этими удивительными полотнами. Как можно все это перенести на камеру? И при этом не утратить той мистической атмосферы, которую создавали картины Измайлова? Надо очень, очень постараться! И, самое странное, теперь она понимала, откуда у Игоря его поразительная способность сделать из секса колдовской ритуал. Очень просто. От отца.

Алексей Данилович как ребенок радовался эффекту, который произвели на гостью его картины.

— Это потрясающе! — искренне, после получасового молчания, сказала Даша. — Нет! У меня нет слов! Все, что я скажу, никак не выразит того, что я чувствую, глядя на ваши картины!

— Весьма польщен, — усмехнулся Измайлов, — вы, моя дорогая, конечно, тоже поддались на их обаяние. Но, признаюсь вам, во многом эти полотна продиктовали мне местные смуглокожие красавицы. А знаете, вы тоже красавица. Правда, совсем другого плана. И не такая, как моя Ольга, мама Игоря, и не такая, как они, — он кивнул на картины.

— Простите мой вопрос, Алексей Данилович, — решилась Даша, польщенная похвалой Измайлова ее, как ей всегда казалось, заурядной внешности, — а Ольга… не знаю отчества, мама Игоря, она не хочет жить на Гоа?

— Совсем не хочет, — буркнул Игорь, о присутствии которого они словно забыли, — что тут делать валькирии?

— О да! — Измайлов засмеялся, видимо, отсутствие жены ничуть не огорчало художника. «Еще бы, — подумала Даша, — здесь такой цветник…»

— Мама, кстати, ее зовут Ольга Игоревна, меня назвали в честь деда, не слишком-то подходящее имя для священника, так вот, мама живет в Осло. Она переводчица со шведского, профессор-лингвист. Работает там в университете. Изредка, правда, удостаивает отца посещениями. Хотя не могу сказать, что редкость свиданий его очень расстраивает. На Гоа у папы много приятельниц. — Он хмыкнул.

— Ты мне об этом не говорил, — сказала Даша и тут же прикусила язык, но было поздно.

— А вы, как я понимаю, давно знакомы? — с хитрым выражением лица повернулся к ним Измайлов. По его виду нельзя было сказать, что для него это новость. Скорее, он констатировал факт.

— Мы… — начала Даша, но осеклась.

— Мы знакомы. Помнишь, па, я тебе рассказывал об одной легкомысленной девушке, с которой познакомился в Вербье?

— Ну конечно, помню. Я еще был категорически против, чтобы ты туда ехал, волновался, как бы ты шею себе не сломал. Не понимаю я твоих экстремальных порывов. Вот мама, как ни странно, понимает. А я — нет. Ты, друг мой, искусствовед. И неплохо разбираешься в искусстве. Зачем тебе вся эта ерунда с адреналином? Ой! — Он прикрыл рот ладонью. — Простите, Дашенька, я не то хотел сказать. Не то, что эта поездка, и вообще… — Измайлов смутился и замолчал, посмотрев на сына.

— Да ладно, пап. Как бы то ни было, мы познакомились в Альпах. Она, кстати, тоже не большая любительница бороздить снега и покорять горные заснеженные вершины. Но вот лошадок любит.

Даша покраснела. Она не знала, куда деваться, потому что это воспоминание об их поездке на санях в течение последнего времени жгло ее сильнее всего. Однако больше Игорь к этой теме не возвращался. Он покинул отцовскую студию, сказав, что пойдет позаботиться об обеде, который обещала сегодня приготовить как-то по-особенному их прислуга из местных с совершенно киношным именем Зита. Измайлов не держал постоянной домработницы, иногда, по случаю, нанимал девушку, жившую недалеко от его дома, разумеется, не в таких шикарных апартаментах. Здесь соседствовали и роскошные виллы, и жалкие домишки. Зита приходила и убираться, и готовить, для нее это была существенная материальная помощь. Алексей Данилович сказал, что кулинарка она отменная, если дело касается местной кухни. Единственное, на что она делала скидку, так это на то, чтобы использовать поменьше перца. Измайлов не раз ее писал, но в одежде, ни на что другое юная красавица не соглашалась, а он и не настаивал. Даша, взглянув на полотно, изображающее Зиту с корзиной причудливых даров моря, почувствовала укол ревности. Может быть, Игорь ей увлечен? Они ведь часто видятся. Но она себя одернула. В конце концов, надо это прекратить. Какое ей вообще дело до него?

Время летело быстро, и работа кипела. Даша отсняла почти все полотна, а потом принялась за автора. Измайлов в мастерской, Измайлов в своем саду, Измайлов в гостиной и в холле. Он был очень раскрепощен и фотогеничен, и Даше доставляло удовольствие работать с такой благодарной натурой. По всему было видно, что вниманием художник не обделен.

За обедом, который и в самом деле оказался выше всяких похвал, особенно виндапо, карри со свининой, говорили о местных обычаях, об искусстве и, с подачи Григория, о цветах. К большому удивлению Даши, Измайлов разбирался в этом предмете не хуже их гида. Они нашли общий язык и без умолку обсуждали способы выращивания пряностей, к которым оба имели слабость.

— Здесь, конечно, не место, но все равно хочу тебя спросить, — наклонился Игорь к сидевшей рядом с ним Даше, — почему ты так внезапно от меня сбежала тогда в Вербье? Я что, обидел тебя? Или сделал что-то не так? По-моему, нам было очень хорошо. И могло бы быть еще лучше, но ты не захотела продолжать наше знакомство.

— Знакомство? — фыркнула Даша. — Ты это так называешь?

— А как мне это называть? Роман? Ну, до полноценного романа ты дотянуть не пожелала.

— Теперь это не имеет значения.

— У тебя кто-то есть? — нахмурился он. Впрочем, что я спрашиваю, конечно же есть, ты не из тех девушек, которые долго остаются в одиночестве. С легкостью сходишься с мужчинами и с легкостью расстаешься. Этому можно просто позавидовать!

— Почему ты пытаешься меня оскорбить, Игорь? — тихо спросила Даша. Его тон ей действительно не понравился, как и не понравилось то, что он, судя по всему, считал ее просто маленькой охотницей за удовольствиями, не слишком чистоплотной.

— Я не хочу тебя оскорбить, я просто хочу понять — кто ты, Даша Ильина?

— А кто ты? — резко спросила она.

— У тебя есть ко мне какие-то претензии?

— Нет. Но я тоже тебя почти не знаю.

— Так в чем же проблема? Кстати, ты не ответила на вопрос, очень простой вопрос. Так я повторю. Ты не одна?

— Да, я не одна. И мой друг здесь, на Гоа. Мы вместе приехали. Он модельер, и могу даже сказать, как его зовут, чтобы ты не думал, что это мои выдумки. Степан Свирин. Очень талантливый человек. И… очень меня любит.

— А ты его? — Игорь заглянул ей прямо в глаза.

Она промолчала, совершенно не понимая, зачем врет. Они разговаривали шепотом, но вдруг почувствовали, что за столом повисла гнетущая тишина. Положение спас Гриша:

— Даша, нам, наверное, уже пора. Мы и так потратили слишком много времени нашего любезного хозяина.

— Но вы еще не пробовали десерт! Это нечто феерическое! — запротестовал Измайлов. Игорь отвернулся и больше с Дашей не заговаривал.

Они остались, хотя ей было не до десерта. Между тем отец Игоря настаивал на том, чтобы вся их команда отправилась на субботний карнавал, обещая, что познакомит их с Королем Момо, который будет это празднество открывать. Когда они с Григорием уходили, их догнал Игорь. Гид деликатно отошел в сторону. Он давно понял, что фотографа с сыном этого художника, в чьем доме было так приятно погостить, связывают давние отношения.

— Мы не договорили, — сказал Игорь.

— А о чем еще можно говорить?

— И все-таки, Даша, я верю в судьбу. И в то, что она не просто так тебя снова поставила на моем пути, или меня на твоем, считай как хочешь. Я вижу, я чувствую, что ты меня обманываешь. Это еще ничего. Хуже то, что ты обманываешь себя.

— В чем же? — Она пожала плечами и скорчила презрительную гримаску, проклиная себя за это. Получилось как-то неубедительно, но лучше такая защита, чем никакой. Даша словно пребывала во сне. Ее тело, все ее существо жаждало этого мужчину, и сердце толкало к нему, но при этом она ничего не могла поделать со своим проклятым языком, который выдавал ее страх. Страх! Вот что являлось основным препятствием. Со Степаном она никогда не чувствовала себя такой бесконечно беззащитной, как рядом с Игорем. Маленькой, сжавшейся в комочек жертвой, ожидающей… Чего? Сладкой пытки, которую дарили его ласки? Да, он владел ею полностью, владел, однако, не как варвар, ворвавшийся в покои римской патрицианки, а совсем иначе. Он подчинял ее плоть обольстительной, безумной, магической силе, исходившей от него. И ей было совершенно непонятно, дана ему эта особенность от природы или же он этому научился, используя и бросая одну женщину за другой. Так вот чего она теперь боялась! Да и не только теперь. И тогда тоже, когда проснулась в его объятиях и выскользнула из них испуганной змейкой. Того, что окажется среди этих самых гипотетических брошенных женщин. Так что лучше сделать? Бежать! И сейчас она сбежит. Подальше от него. Обрубив все нити, которые, она не могла себе в этом не признаться, все еще связывают ее с ним. Видимо, вся непередаваемая в словах гамма чувств отразилась на лице Даши, потому что он улыбнулся и, наклонившись, легко поцеловал самый краешек ее губ, но и этого было достаточно, чтобы она затрепетала и жаркая волна пробежала по ее позвоночнику. Этот человек умел сводить с ума одним взглядом, одним мимолетным прикосновением. Тем более он опасен! И надо немедленно возвращаться в отель и встретиться со Степаном. Игорь не будет ее преследовать, если поймет, что у нее и в самом деле есть другой мужчина. Беда только в том, что он ни на минуту не поверил в ее «друга», это она успела прочитать по его насмешливому взгляду.

— Я загляну к тебе вечером? Да? И, на правах твоего старого друга, познакомлюсь с твоим бойфрендом. Ты ведь живешь с ним в одном номере?

— Я живу с сестрой, — сказала она растерянно. Такого напора Даша совсем не ожидала.

— Ее, кажется, Женя зовут? Это ей я обязан встрече с тобой? Или не-встрече. — Он задумчиво посмотрел в сторону, словно сказал последнюю фразу сам себе. — Но что ж это вы так решили? Тут такая экзотика, настоящий рай для влюбленных. Эти ночи, когда луна встает над гладким Аравийским морем… Так романтично. И вдруг — сестра. Что-то ты темнишь, душа моя.

— Тебя это совершенно не касается.

— Так я приду? Все вместе и поужинаем. Недалеко от вашего отеля есть отменный португальский ресторанчик. Думаю, индийской кухней ты уже сыта по горло. Я приглашаю. Извини, но я тут подумал, что не буду приглашать на ужин твоего модельера. Только тебя и твою сестру. Согласна? — Игорь сжал ее руку в своей большой ладони, осторожно сомкнув пальцы, словно держал в руках хрупкую бабочку, готовую вспорхнуть и улететь. И Даша, сама от себя этого не ожидавшая, кивнула. Он опять сумел подчинить ее своей воле.

…В отель они с Григорием приехали с большим опозданием, и там все уже начали волноваться, учитывая то, как большинство из местных водят машины. На обед, конечно, Даша уже не пошла. Она уединилась в номере и долго в задумчивости сидела на кровати, покрытой цветастым покрывалом. Кондиционер работал на полную мощность, и она даже немного замерзла, но вставать, чтобы выключить его или что-нибудь на себя накинуть, не было сил. Она стянула покрывало и, завернувшись в него, прилегла. С обеда вернулась Женя и застала сестру, лежащую на кровати и неподвижно уставившуюся в потолок.

— Что это с тобой такое? — с тревогой спросила она. — Не отравилась? Тут с едой нужно быть очень осторожной! Или перегрелась? Дашенька!

— Все в порядке, — буркнула сестра, — я себя прекрасно чувствую.

— А почему тогда лежишь так, словно заболела? Устала? Да?

— Нет, я не устала.

— Дашка, что случилось? Я же вижу по твоему лицу! Ты никогда не умела скрывать свои чувства, у тебя все всегда было на мордочке написано. Помнишь, как в детстве? Мама тебе велела показать язык, если ты врала, и делала вид, что твое вранье написано на нем. И ты верила, дурочка! — Женя улыбнулась: — А ну-ка, покажи язык?

— Ну, Женька! Перестань!

— Тогда колись, сестренка. Ты что, там у Измайлова привидение увидела? Или старый ловелас к тебе приставал?

— Да ничего подобного.

— А было бы неудивительно. Он, говорят, большой знаток и любитель женщин. Живет один в своем бунгало, красоток пишет, они к нему табунами ходят. Ну так это нормально, художник он и на Гоа художник.

— Ты скажешь! Он очаровательный пожилой джентльмен, и вел себя весьма достойно. Мы прекрасно пообщались, я сняла его работы, к слову, необыкновенно талантливые. Я даже не ожидала. Он пригласил нас с Гришей пообедать, и мы согласились. И еще позвал завтра на карнавал. Все было замечательно.

— Но тогда я не понимаю твоего настроения.

— Его сын.

— Что его сын? Я знаю, он искусствовед, проводит, как сказала Инесса, с отцом на Гоа пару месяцев, а остальное время — либо в Москве, либо по миру болтается, работает с разными музеями. Что тут такого?

— Его сын — Игорь.

— И дальше что? Игорь… Подожди, ты хочешь сказать, что это именно тот мужчина, о котором ты мне говорила, твое, так сказать, альпийское приключение?

— Вот именно!

— Вот это да! — Женя даже присвистнула, хотя в ее удивлении Даше послышалось что-то искусственное, но она тут же это ощущение отогнала. С чего бы сестре фальшивить?

— И как вы встретились?

— Обыкновенно. Во всяком случае, я к нему в объятия не бросилась.

— Может быть, зря? — засмеялась сестра. И снова в смехе Жени послышалась надтреснутая нотка. Что это с ней? Но спросить Даша не решилась. Она вообще всегда старалась не задавать сестре вопросов, которые могли бы ту обидеть или поставить в неловкое положение. Поэтому она вернулась к теме Игоря:

— Ну у меня еще будет такая возможность… если ты мне поможешь. Он пригласил нас с тобой сегодня на ужин в соседний португальский ресторанчик, как он там называется?

— А! «Васко да Гама». Знаю. Здорово! Он, говорят, хотя и маленький, но цены там запредельные. Я лично с удовольствием принимаю приглашение. Надеюсь, ты не отказалась?

— Нет, хотя стоило, наверное.

— А вот и не стоило, правильно сделала. Во сколько он за нами приедет?

— Не знаю, — растерянно пожала плечами Даша, — это мы не обговорили. — Она вдруг поймала себя на том, что боится: вдруг встреча не состоится? И в этот момент в номере зазвонил телефон. Трубку подняла Женя. Это оказался Игорь. Он поговорил с сестрой, даже не позвав к телефону саму Дашу. Представился и сообщил, что приедет за ними к девяти вечера. Спросил, устроит ли их это время? Женя сказала, что устроит. Почему нет? И положила трубку.

Потом сестры стали судорожно искать, что лучше надеть по такому случаю. У Даши было с собой платье работы Свирина, вполне подходившее для вечера в ресторане, эффектное, сшитое из шелковой жатой ткани, темно-синее, отделанное по глубокому вырезу черным бисером. Женя предлагала сестре надеть именно его, но Даша отказалась. Ей почему-то не захотелось встречаться с Игорем, будучи облаченной в платье, сделанное руками Степана. Она предпочла другое, с точки зрения Жени, вызывающе красное. Это платье Даша умудрилась купить за «смешные» деньги в бутике «Ferre» с большой скидкой, когда делала там рекламную съемку. Женя сказала, что это вовсе не «смешные деньги», а бешеные. Но почему-то сестра, обычно весьма скромно компонующая свой гардероб, уперлась. И при этом она его так ни разу и не надела. Изящное маленькое платьице из льна, украшенное лишь небольшой вышивкой в тон, облегающее фигуру действительно идеально, оставляющее открытыми плечи и закрытой — зону декольте, с высоким воротом-стойкой, оно ждало своего часа. И вот дождалось. К нему прилагались классические туфли-лодочки на головокружительном каблуке, точно такого же оттенка. Зачем она этот наряд взяла с собой, Даша не знала. Но теперь ей очень хотелось поразить воображение «викинга». Хотя, если вдуматься, его воображение она поразила, наверное, совсем другим. Но женщина есть женщина. И в удовольствии прогуляться в элегантном и дорогостоящем туалете никогда себе не откажет. Женя выбрала для себя простые белые брюки и к ним расписанную вручную тунику из хлопка, такого тонкого, что сквозь него даже слегка проглядывало белье, поэтому обычно она надевала под тунику гарнитур телесного цвета. К девяти обе были готовы. Над прическами и макияжем потрудилась Женя, а Даша с облегчением отдала себя в умелые руки сестры. Волосы у нее были подняты кверху и уложены костяными шпильками в замысловатую прическу. От этого Даша стала казаться выше, еще, конечно, и благодаря каблукам, и тоньше. Она напоминала какой-то причудливый, драгоценный цветок на тонком стебле алого цвета.

Игорь приехал ровно к назначенному сроку, ни раньше ни позже. Даша еще в Вербье заметила, что у него редкостное чувство времени. Он вполне мог бы обходиться без часов, потому что всегда точно знал, вплоть до минуты, который час. Это качество Женя оценила высоко. Она сама была необыкновенно пунктуальной, в отличие от рассеянной Даши. Одет Игорь был в прекрасно сидящий на нем костюм тончайшей шерсти, оттенок топленого молока удивительно шел к его светлым волосам и загорелому лицу. Даша никогда прежде не видела Игоря в классическом костюме и сейчас призналась себе, что этот вариант одежды ему подходит ничуть не меньше, чем простые джинсы, кожаные брюки и куртка или горнолыжный комбинезон. Он, видимо, во всем чувствовал себя уверенно и непринужденно.

— Классный парень! — шепнула Женя на ухо сестре. — Как я тебя понимаю!

— Даже слишком классный, — ответила Даша. — Это-то и ужасно.

— Какая же ты глупая, — вздохнула сестра.

Хотя до ресторана было рукой подать, Игорь все-таки подвез их на своем «Ауди». Это была скромная, но комфортная и надежная машина, совсем не такая, как ожидала Даша. Ей почему-то представлялось, что у него какой-нибудь гоночный монстр, в котором не только ездить, но и сидеть страшно. Но ничего подобного!

С Женей Игорь быстро нашел общий язык. Они переговаривались, как старые знакомые, а Даша все время молчала, словно скованная льдом. Она чувствовала себя неловко, и никак этой неловкости не могла преодолеть.

Когда они сели за столик, заранее заказанный Игорем, сомелье принес им карту вин, и конечно же в большинстве своем это оказались всевозможные знаменитые портвейны. Этот напиток сестры категорически отвергли, к вящему разочарованию сомелье, хотя себе Игорь все-таки заказал именно его.

— Тогда выбирайте белое вино. Здесь отличные «Вимьес» и «Вердес». И они подойдут к рыбе. Португальская кухня почти вся рыбная. Я рекомендую жареного на решетке тунца с тмином. Очень вкусно!

— На твое усмотрение. Мне все равно, — отстраненно сказала Даша.

— Я тоже не разбираюсь в португальской кухне, — сообщила Женя, — а потому положусь на ваш вкус, Игорь.

Принесли вино и целое блюдо самых разнообразных сыров и зелень. Он предложил Жене выпить на брудершафт, что они и сделали. А когда целовались, Даша вздрогнула и тут же залпом выпила свой бокал вина. Это ее судорожное движение не ускользнуло от Игоря. Ей на миг показалось, что сестра уж слишком нежно обвила рукой его шею и не отрывала своих губ дольше, чем диктовали правила приличия. Этим вечером Даша отмечала некие детали, совсем незаметные, но подспудно ее тревожащие. Но стоило ли теперь придавать значение тому, чему она не придавала значения прежде? Потом они с наслаждением поглощали дивно ароматного тунца, снова пили вино, и обстановка за столиком стала непринужденной. Вскоре они заметили, что метрдотель ведет в зал не кого-нибудь, а всю их команду во главе с Инессой.

— Ну вот, придется тебя с нашими друзьями познакомить, — сказала Женя, — раз уж они тоже сюда пришли.

— Прекрасно! Тем более что мне очень хотелось бы увидеть возлюбленного Даши.

— Какого возлюбленного? — сделала удивленные глаза Женя.

— Степана, кажется. Очень мужественное имя. Особенно для модельера. — Игорь был уже слегка навеселе и совершенно расслабился. — Вот что удивительно, Женечка. Считается в народе, что все создатели женской одежды придерживаются нетрадиционной ориентации. Это уже некая, я бы сказал, общая тема, модная традиция. Я так понимаю, что к господину Свирину это не относится?

— Перестань, пожалуйста, Игорь, тебя могут услышать.

— Ну и что? — Он пожал плечами. — Ты боишься дуэли? Не бойся, моя маленькая, ее не будет.

— Давайте лучше уйдем. — Даша почувствовала легкое беспокойство.

— Как скажешь. — Игорь подозвал официанта.

Между тем компания не спешила к ним присоединяться, все лишь обменялись приветствиями, да и только. Тут заправляла Инесса и, надо ей отдать должное, поступила абсолютно правильно и деликатно, остановив порыв Степана подойти к соседнему столику.

— А я хочу с нашими немного посидеть, — вдруг подала голос Женя, — и Гриша тут с ними…

— Женя! Пойдем домой! — взмолилась Даша, но сестра ее будто не слышала. Она обменялась многозначительными взглядами с Григорием, и тот подошел к их столику.

— Можно мне похитить твою сестренку, Даша? — спросил он.

— Похищай! Я готова! — засмеялась Женя. Выпитое коварное португальское белое вино давало о себе знать. Даша это поняла, как только встала. Ноги на высоченных шпильках отказывались подчиняться, голова слегка кружилась, и ей пришлось опереться о вовремя подставленную руку Игоря. Она посмотрела ему в глаза и тут только поняла, что он трезв как стеклышко. Значит, когда он говорил о Степане, то нарочно сыграл — выпил лишнего, лишнего наговорил. Да ничего подобного! И как она могла подумать, что эта гора опьянеет от нескольких рюмок портвейна. Да в него литр виски влить можно, и ему будет нипочем.

— Игорь, ты проводишь Дашу? — спросила Женя, и тут же добавила: — Я буду поздно, скорее всего. — Так она недвусмысленно давала ему понять, что полностью на его стороне. Надо же! И это ее сестра! Неужели она так быстро изменила свое мнение? Не Женя ли уговаривала ее повременить, не рвать окончательно отношения со Степаном? Даша мудро решила «подумать об этом завтра», и не только подумать, но и сделать сестрице выволочку. Получалось, что она попросту сводила ее с Игорем. Нет, конечно, Женя хотела как лучше, прекрасно понимая, что Даше очень нравится этот человек, и давно. Даже слово «нравится» тут вряд ли уместно. Она влюблена. Именно так. И очень сильно. И противиться этому чувству у нее больше нет никакой возможности. А вслед им, вот так, почти прижавшимся друг к другу, смотрел Степан. И если бы Даша могла видеть его глаза, то поняла бы, как больно она его ранила.

Они сели в машину и через пару минут оказались у отеля. Молча вошли в него, не говоря ни слова, так быстро, словно за ними гнались, поднялись по лестнице и почти ворвались в номер, где повсюду были разложены разноцветные платья, блузки, юбки и брючки. Игорь уронил Дашу прямо на эту одежду и впился в ее зовущие губы. От поцелуя, который длился невероятно долго, у нее перехватило дыхание. Она отстранилась, и он легко выпустил ее из своих объятий.

— Хочешь объясниться? — спросил он, выгнув бровь. — Мне кажется, сейчас не самый подходящий момент, но тебе виднее. Я готов подчиниться даме. — Он усмехнулся, и эта его усмешка была неприятна Даше.

— Да, хочу, — сказала она, хотя понятия не имела, о чем ей говорить, в чем оправдываться, в чем признаваться.

— Я тебя слушаю. — Игорь сбросил на пол пиджак и удобно устроился поверх их с Женей платьев.

— Для начала позволь мне это все куда-нибудь убрать, — Даша кивнула на одежду, немилосердно смятую возлежащим на ней викингом.

— Пожалуйста. — Он приподнялся, и Даша яростно стала выхватывать их так тщательно отглаженные Женей туалеты, скомкала и бросила в стенной шкаф.

— Очень аккуратно. — Он смотрел на нее и улыбался. Даша не могла больше терпеть эту насмешливую улыбочку, она бросилась к нему и изо всех сил ударила по щеке. Он только покачал головой и перехватил ее руку, готовую вновь нанести удар.

— Ты злишься, значит, ты не права, дорогая моя. А я вот спокоен. Хотя ты вновь меня попыталась унизить. Но по сравнению с тем унижением, которое я испытал, проснувшись один в опустевшем номере, это капля в море. Зачем, скажи, ты это делаешь, девочка? Ну, пожалуйста, успокойся. Я и правда не понимаю, что заставляет тебя и испытывать ко мне любовь, и одновременно с тем страх. Я что, зверь? Я ничем тебя не обидел. Я был с тобой нежен и осторожен. И тебе это нравилось. Но потом ты почему-то решила уйти, даже не попрощавшись. Почему? — Он прижал ее к себе, и Даша поняла, что ей нечего ответить, да он и не ждет от нее ответа. Игорь осторожно потянул вниз «молнию» на спине ее красного платья, освобождая ее, и она теперь более всего на свете жаждала, чтобы ее освободили от сковывающей движения одежды. Туфли она сбросила сразу, как только они сюда вошли, и теперь полностью отдалась во власть его опытных рук. Скинув покрывало, Игорь уложил Дашу на кровать, на хрустящую крахмалом белую простыню и замер, любуясь ее обнаженным телом. А потом перевернул на живот и провел горячей ладонью, настолько наэлектризованной, что Даше показалось, что сейчас посыплются искры, вдоль изгиба ее позвоночника. Руки Игоря порхали по ее коже, он начал с плеч, заставив ее почти сразу же расслабиться, потом переместились на талию и задержались на ней, потом, когда ее ожидание уже стало почти нестерпимым, опустились на ягодицы. Она непроизвольно раздвинула ноги и приподнялась, позволяя его пальцам скользнуть в увлажнившуюся от головокружительного желания плоть. Он дразнил ее, задерживаясь на самом чувствительном бугорке, а потом вновь пускаясь в сладострастное путешествие по ее спине, животу, ногам. Игорь наклонился и прижался к изгибу ее колена губами, щекоча языком нежное место. И снова отпрянул. Даше казалось, что все ее тело превратилось в одну огромную эротическую зону, потому что он умел придать страсть каждому, даже самому мимолетному, прикосновению. Она перевернулась на спину и потянула его на себя не в силах больше сдерживаться, более всего на свете желая, чтобы он проник в ее пылающие недра. И он проник. Но не так, как она думала. Его язык оказался там, где она желала бы ощутить его сильную плоть.

— Я больше не могу… — застонала она, — прекрати или… О!

Он довел ее до вершины наслаждения и отодвинулся, наблюдая за тем, как она содрогается, как выгибается ее спина, как она кричит так громко, что если бы не музыка, звучащая в ресторане отеля, то Даша привлекла бы внимание всех соседей. Но музыка заглушила ее голос, охрипший, гортанный, напоминающий клекот хищной птицы.

— Ты прекрасна, — прошептал он.

— А как же ты, — разлепив искусанные губы, едва прошептала она.

— А у нас вся ночь впереди.

— Это как же? Скоро может появиться Женя и…

— Не волнуйся, она не появится.

— Как это так?

— А очень просто. Они всей компанией отправились на нашу яхту и будут гулять там до зари.

— Что?! С чего ты это взял? Какая яхта?

— Отцовская, — спокойно ответил Игорь. — Ты не против, если я наконец разденусь? Здесь ужасно жарко.

— Какой же ты циник! А еще спрашиваешь, отчего я сбежала! Какая яхта? Почему ты решил, что они туда отправятся?

— А… Это… Ну когда Гриша был у нас в гостях, то я рассказал ему о яхте и предложил там провести время, отдохнуть. Отец эту идею позже поддержал. Так что вся команда, включая твоего незабвенного Степана, после ресторана отправится на морскую прогулку.

— Так это ты все подстроил? И что они пришли в «Васко да Гама»? — изумлению Даши не было предела.

— Ага, — засмеялся он, — правда здорово получилось?

— И твой отец знает, что ты, что ты…

— Знает, конечно. Я, с тех пор как вернулся из Альп, все уши ему прожужжал про тебя. Все думал, как тебя искать? Знаешь ли, у нас с отцом очень доверительные отношения. Кстати, когда он тебя увидел, то сразу же одобрил. Так и сказал…

— Что?

— Эта девушка — то, что тебе нужно. А теперь довольно разговоров, ты уже отдохнула? — И он посмотрел на нее повлажневшим взглядом, в котором читалось безумное желание.

Теперь Даша смотрела, как он раздевается. Он делал это медленно, освобождаясь от одежды с изяществом, удивительным для его крупного тела. Он вообще был весь словно соткан из противоречий.

Спокойный и страстный, расчетливый и непредсказуемый, грубый и нежный, стремительный, как ураган, и тихий, как летний ветер.

Она потянулась к нему, как лиана, обвивающая ствол эвкалипта, истекающая нектаром, пробуждающая видения, от которых у него кружилась голова и дыхание становилось прерывистым. Она почувствовала, как мощно и быстро бьется сердце в его груди, когда он приподнял ее и усадил на себя. И она с радостью приняла его мужское естество… О ночи с этим мужчиной она так долго мечтала, и никто, никто не мог его заменить. Даша крепко сжала его руки, переместив их ему за голову. Он подчинился. Он хотел именно так! Хотел ей подчиняться. И теперь ритмом их любви руководила она сама, то убыстряя, то замедляя темп. Музыка в ресторане отеля смолкла, последние гости расходились по своим номерам, а они все длили и длили свои добровольные муки, отдаляя приближение катарсиса. Ей чудилось это именно так. Катарсис. Очищение. Избавление от всех страхов и греха сомнения в любимом. Игорь был на редкость терпелив, так долго никто, наверное, не смог бы сдерживать себя. Но вот, наконец, когда он дождался ее последних содроганий, сам извергся в нее. Перламутровое семя запачкало внутреннюю сторону ее бедер, пролилось на шуршащую простыню, когда она нехотя оставила его и, поднявшись, опустилась тут же рядом с ним, положив ему голову на грудь. И оба, почти мгновенно, изнуренные, опустошенные, провалились в глубокий сон без сновидений.

Утром они проснулись почти одновременно.

— Восемь часов, — сказал Игорь, не открывая глаз. Даша посмотрела на свои маленькие часики, лежащие на прикроватном столике, и убедилась, что так оно и есть.

— Восемь. Мы должны встать? — сонно спросила она.

— Не то чтобы должны. Но я думаю, твоя сестра появится с минуты на минуту.

— Почему? — удивилась Даша.

— Потому что сейчас папа всех с яхты выпроводит, у него есть такая привычка, обязательно работать по утрам, и он ее придерживается во что бы то ни стало.

— Похвальная привычка, — проворчала Даша, поднимаясь и направляясь к шкафу, чтобы достать оттуда свое любимое черное шелковое кимоно. Оно оказалось в ворохе тех вещей, которые она вчера вечером так легкомысленно запихнула в шкаф. — Кошмар какой! Женя с меня три шкуры сдерет, если увидит, что я сделала с ее работой. Она всегда так аккуратно складывает одежду, что даже гладить ничего не приходится, а я вот все испортила.

— Она тебя простит, — сказал Игорь. Он тоже поднялся и натягивал брюки, оглядываясь в поисках рубашки.

— Почему? — глупо спросила Даша.

— А потому что на этот вечер и всю ночь она получила в свое распоряжение Степана.

— Кого?! — Даша не могла скрыть одновременного изумления и возмущения. — Что ты сказал?!

— Ничего особенного. — Игорь справился с пуговицами и наклонился, чтобы найти под кроватью свои ботинки.

— Объясни! Я ничего не понимаю!

— Ладно, — он вздохнул, — расскажу. Помнишь, я сказал, что искал тебя. Так вот. Я тебя нашел. Вернее, нашел твой телефон и адрес. И однажды позвонил. Мне ответила Женя. Она сказала, что у тебя роман с другим мужчиной, и, как ей кажется, это довольно серьезно. Я предложил ей встретиться.

— И вы встретились? — не верила своим ушам Даша.

— А почему нет? Конечно, встретились. И она мне рассказала, что ей очень нравится господин Свирин. Да и, честно говоря, я ей, по-моему, тоже понравился.

— Ты все врешь!

— Нет, не вру. Женя много интересного про тебя наговорила. На целый роман хватило бы. Странное дело, но у твоей сестренки просто мания какая-то — твои мужчины. Только вот беда, она никогда не знает, кого именно ей хотелось бы отбить. Вот и крутит, как придется. Женя, насколько я мог понять, просто на редкость талантливый манипулятор. Ей нравится играть людьми, сталкивать лбами, потом разводить в стороны и наблюдать с высоты своего положения, что получится. Этот тип людей мне знаком. Не скажу, что их много, но встречаются.

— Замолчи! Замолчи! Я не хочу ничего слышать! Это все неправда!

— Даша, давай-ка лучше дождемся ее и, чтобы ты меня не осуждала, спросим ее саму. Женя очень странная девушка. Честно говоря, я в ней ничего не понимаю, вернее, в таких, как она. Наверняка правильная, прагматичная, все понимающая, с тобой словно мать родная. И при этом завидует. Странно. Я сказал, что такой тип мне знаком, но это не значит, что я понимаю, что именно движет такими людьми. Наверное, просто игра ради игры. Так они чувствуют себя более значимыми, что ли.

— Чему она может завидовать?

— Твоей красоте, твоему таланту, тому, какое впечатление ты производишь на мужчин. Даша, с тобой просто невозможны легкие, ни к чему не обязывающие отношения. В тебя действительно, хочешь ты того или нет, влюбляешься всерьез и надолго. — Он внимательно посмотрел на нее и сделал паузу. — Если не навсегда.

Но Даша больше не хотела его видеть. Никогда! Этот человек разрушил самый основательный миф в ее жизни. Женя! Она не верила, не могла, не хотела верить, но, в одно мгновение пролистав некоторые страницы своей жизни, поняла, что он прав. Но зачем он это сделал? Зачем так жестоко раскрыл ей глаза?!

— Ты не хочешь спросить, спал ли я с ней?

— Хочу!

— Нет. И это все, что я мог бы тебе сказать. Все равно, прости!

— Уходи! Убирайся отсюда, я больше не желаю тебя видеть!

— Конечно. Я уйду. Сестра для тебя все равно сестра. И, конечно, я сделал ужасную глупость, что рассказал тебе все это. Теперь я для тебя — первый враг. Но, знаешь, лучше уж я стану твоим врагом, чем ты будешь и впредь позволять Жене, какой бы она ни была, тобой манипулировать.

— Ты предпочел бы манипулировать мной сам? Не так ли?

— Нет. Даже и не думал о такой перспективе.

— Уходи. Не хочу тебя видеть.

— Что ж, пойду. Увидимся на карнавале.

— Не думаю, что мы с тобой еще когда-нибудь увидимся.

Он пожал плечами, потер лоб, словно у него болит голова, и молча вышел за дверь, которую распахнула перед ним Даша. И в дверях столкнулся с Женей.

— Доброе утро, ребята! — проворковала она.

— Не очень-то и доброе, — буркнул Игорь и ушел.

— Что это с ним? — спросила сестра, с недоумением глядя на Дашу.

— Ничего. Эта ночь была большой ошибкой. Я тебе потом расскажу. А может быть, и не стану рассказывать. В конце концов, не всякая правда должна быть облечена в слова.

— Что ты имеешь в виду?

— Ничего. Я сейчас приму душ, оденусь, и пойдем завтракать. Есть хочется ужасно, — соврала Даша.

— Да! Это точно! Только я, чур, первая! Кстати, у меня тоже аппетит проснулся просто волчий! — поддержала сестру Женя, шмыгнувшая в душ. — Я быстро! А потом ты!

Даша села на измятую кровать и почувствовала, как по ее щекам бегут слезы, горькие, неутешные. Так бывает всегда, когда разбиваются иллюзии. Теперь она это хорошо знает.

…На Сабадо Гордо они все-таки пошли. Всей компанией. По дороге заехали за Измайловым, решив, что лучше им будет использовать автобус Гриши. Даша обратила внимание, что Женя держится на расстоянии от Степана, а тот усиленно прячет глаза. Это надо же! Неужели Игорь действительно прав? Она ни слова не сказала сестре об их утреннем разговоре, пусть та остается в неведении. Хотя, надо признать, Женя что-то почувствовала и вела себя не покровительственно, как обычно, а немного заискивающе. Теперь и эта мелочь не укрылась от Дашиных глаз. Раскрытых глаз. Но лучше бы она осталась слепа и глуха. Но нет! Теперь это уже невозможно. И не имеет никакого значения, станет ли она объясняться с сестрой или нет. К прошлым отношениям возврата не будет. Даша словно повзрослела в один миг этим утром и пока еще не знала, что с этим состоянием делать. На сей раз она не доверила Жене свои волосы, а та не стала настаивать, словно прикосновение к сестре ее саму могло обжечь. Стена между ними вырастала быстрее, чем стебли бамбука.

Синее платье от-Свирина она решила надеть назло и самой себе, и Игорю, простить ему такой сокрушительный удар по своим представлениям о жизни она никак не могла. А он тоже утратил в этот вечер свою обычную невозмутимость, и в его поведении ощущалась скованность, хотя он старался ничем себя не выдать. Весело, даже слишком уж весело, болтал с девушками, что-то обсуждал с Франческо, что-то спрашивал у Гриши. Вот только со Степаном они почти не общались. Только поздоровались, глядя в упор, хотя и пожали друг другу руки.

— Ну, — сказал Измайлов, когда все собрались у автобуса пестрой нарядной толпой, — все готовы к наставлениям Короля Момо?

— Готовы! — в один голос прокричали девушки, а все остальные засмеялись.

— Я вижу, красавицы! Сегодня забудьте обо всем на свете. О своих проблемах, о работе, о диете…

— Ну уж нет, Алексей Данилович, — нарочито строго оборвала его Инесса, — а то потом им придется месяц голодать. Слышите, девчонки? Не переедать!

— И не перепивать! — добавил веселый Франческо. — Хотя тогда вы становитесь такие хорошие, такие милые! На яхте у господина Измайлова вы показали, что для вас вино из Порто — просто родниковая вода.

— Франческо, не портите моих девушек, — шутливо пригрозила Инесса. — Это безобразие какое-то!

— Инесса Геннадиевна, — галантно взял ее руку и поднес к губам Измайлов. — Сегодня я отвечаю за гостей. Ведь я не подвел вас этой ночью на яхте?

— Какая двусмысленная фраза, — кокетливо возвела очи к небесам Инесса. Она в этот вечер выглядела просто изумительно: в платье от Доминико, простом по покрою, но украшенном аппликацией, изображавшей виноградную лозу, вьющуюся по вырезу и оплетающую всю фигуру, затянутую в тонкую шелковистую ткань. Даша обратила внимание, что присутствие старого художника куда больше, чем присутствие молодых мужчин, таких здоровых, сильных и красивых, производит фантастическое воздействие на женщин. Они выглядят настоящими красавицами, и те, кто хороши от природы, становятся прекрасны, а те, кого природа особой статью и хорошеньким личиком не наградила, превращаются в красавиц. Они сияли. Это, пожалуй, самое точное слово. Сверкали, как драгоценные камни, стоило только господину Измайлову бросить на них взгляд. А он не обделял никого. Потрясающий человек! И удивительно, присутствовавшие здесь мужчины на него не злились. Его обаяние было столько велико, что его хватало на всех.

— Как тебе нравится Алексей Данилович? — спросила Женя, стрельнув глазами совсем не в сторону отца, а в спину сына.

— А как он может не нравиться?

— Типичный бабник, — бросила Женя, взгляд которой Игорь так и не заметил, продолжая о чем-то разговаривать с Егором.

— А что тут плохого? — пожала плечами Даша. Замечание сестры очарования художника вовсе не разрушило. Тем более что теперь любые замечания Жени она воспринимала сквозь призму сказанных Игорем слов.

— Ничего плохого. Интересно, его сын такой же любитель женского пола?

— Послушай, Женя, — Даша начала раздражаться, — давай не станем никого обсуждать? У меня нет никакого настроения вдаваться в подробности.

— Вы как-то плохо расстались? — В глазах сестры Даша заметила хищный блеск, которого никогда прежде не замечала. И ей стало больно. Невыносимо больно.

— Отстань, — бросила она и стала смотреть в окно.

Ни Степан, ни Игорь к ней не подходили, когда они приехали в Панаджи и влились в общее бурное веселье. Она почувствовала себя ужасно одинокой в этой красочной толпе, галдящей, смеющейся, поющей какие-то гимны во славу Сабадо Гордо. Люди пришли сюда веселиться, забыть обо всем, как говорил Измайлов. И его приятель, нынешний Король Момо, забавный жизнерадостный толстяк, облаченный в какую-то странную одежду и с короной на густых вьющихся черных кудрях, громко призывал народ отдать должное празднику и отбросить все горести и печали. Прошла процессия макетов кораблей, и только тут Даша вспомнила, что забыла в отеле камеру. Но не все ли равно? Она сейчас не смогла бы ею воспользоваться. Глаза застилали непролитые слезы, и она ничего не могла с этим поделать. Цифровую камеру взял с собой Егор, радовавшийся карнавалу, как мальчишка. Да он и был мальчишкой! Таким же наивным и доверчивым, какой была сама Даша еще несколько часов назад. Он направил на нее объектив, ее ослепила вспышка, и Даша чуть было не кинулась на парня с кулаками. Но ее вовремя поймал за руки Алексей Данилович.

— Что у вас случилось, Дашенька? — тихо спросил он. — Игорь вернулся совершенно убитый. Я могу узнать причину вашей ссоры, если, конечно, это была ссора?

Даша молчала, а он, вздохнув, продолжил:

— Иной раз нам все рисуется совсем не в том свете, в каком нужно. Хотя, кто знает, что именно нужно? Помните, у Галича? «А бойся единственного, того, кто скажет: я знаю, как надо»? Мне бы не хотелось вмешиваться в ваши отношения. Но могу сказать только одно — вы дороги моему сыну. И я понимаю, что именно его в вас так привлекло. Знаете, считается, что мальчики выбирают себе девочек, похожих на их собственную маму. Но случаются и прямо противоположные вещи. Игорь никогда не был близок с матерью. Она слишком холодная, серьезная, немного отстраненная. Вы — другая. Вы не изо льда, а из плоти и крови. Горячей крови.

— А мне вот один человек сказал, что я ледышка, — вдруг растерянно призналась Измайлову Даша. Надо же, оказывается, это глупое заявление Степана ее сильно задело!

— Это значит только одно — он не смог разбудить вашу душу и, уж простите старика, ваше тело.

— А Игорь смог, — наклонила голову Даша, боясь, что это неожиданное для нее самой признание слишком откровенно. Ее щеки залила краска стыда.

— Господи! — всплеснул руками Измайлов. — Вы еще такой ребенок!

— Нет! Уже нет.

— Не поделитесь своей обидой? Ни за что не поверю, что Игорь сознательно причинил вам боль. Может быть, сказал что-то лишнее? Он же, в сущности, тоже еще мальчишка, хотя и такой громадный!

— Нет. Все в порядке. Простите, Алексей Данилович, я больше не могу, простите… — Она выдернула руку, которую он сжимал во время их разговора, и бросилась куда глаза глядят. Ей что-то кричали вслед, но она не отзывалась. Казалось, ноги сами несли ее в сторону от этих веселых галдящих людей, куда-нибудь, где никто не сможет увидеть, что она плачет, куда-нибудь, в самый темный переулок, не охваченный суетой карнавала.

Это оказалось роковой ошибкой. Она не просто заблудилась. Она оказалась одна на узкой темной улочке, совершенно не понимая, где именно находится. Ее мгновенная вспышка истерики прошла, и теперь Даша с ужасом оглядывалась по сторонам в поисках хоть кого-нибудь, кто указал бы ей дорогу на площадь. Хотя она и понимала, что искать ей придется своих с трудом. Но хоть автобус-то она узнает! Подождет около него.

— Смотри, Саш, какая конфетка! — услышала она голос. И голос этот ей совершенно не понравился. Человек был не только пьян, но и основательно обкурен, судя по замедленной интонации.

— Ага! Вижу. Вот как раз ее общества нам и не хватало, Макс.

— И что тебя сюда занесло?

— Судьба?

Они говорили по-русски. Ну надо же, на Гоа натолкнуться на невменяемых соотечественников. Хотя какая разница, были эти люди ее соотечественниками или нет. Намерения у подобных ребят, независимо какой страны они граждане, не оставляют никаких сомнений. И вот, пожалуйста! У нее нет никаких шансов сбежать. Улочка слишком узкая и оканчивается тупиком. Окна выходящих на нее домов не светились, наверное, все жители ушли принять участие в процессии кораблей. Даша скользнула взглядом по сторонам и попятилась к одиноко стоящему старому дереву, увитому плющом. Парни, подначивая друг друга, двинулись на нее.

— Вы что, ребята? — пробормотала она, прижимаясь спиной к стволу с растрескавшейся корой и чувствуя под рукой что-то липкое. Она отдернула руку, наверное, раздавила какое-то насекомое. Дашу охватила не просто паника, а паника, смешанная с ужасающим отвращением.

— Гляди-ка! Да она из наших! — изумленно сказал один.

— Детка, тебе не говорили, что гулять одной по ночам здесь опасно? — Другой размахивал бутылкой, из которой все время судорожно отхлебывал, словно его томила чудовищная жажда, которую он никак не мог утолить.

— Не надо… — Голос Дашу не слушался, а парни подходили к ней все ближе и ближе.

И вот один, тот, который пил, отбросил бутылку в сторону, и она разбилась на вымощенной камнем дорожке.

— Какая киска! Какая хорошенькая! Чур, я первый! — сказал он и захохотал.

— А я, чур, второй! — включился в эту дикую, имитирующую детскую, игру его приятель.

Даша почти теряла сознание от страха, когда парень, дыша перегаром, прижал ее локти, обдирая их, к стволу дерева и коленом раздвинул ей ноги.

— Помоги, Макс! — бросил он. — Я ее держу, а ты сними с нее все лишнее!

— Вот еще! — отозвался другой. — Сам снимай.

Он вдруг отошел в сторону и закурил. В темноте вспыхнул рубиновый глазок, запахло марихуаной. Все чувства Даши до такой степени обострились, что она слышала, чувствовала, видела каждую мелочь, и в то же время все перед ее глазами плыло. Рука того, кто раздвигал ей ноги, задрала юбку. Ткань треснула по шву. Он просунул пальцы ей в трусики, в этот момент она закричала. И тут же почувствовала, как тело насильника обмякло, а второй, бросив свой косяк, пустился бежать.

— Даша! Дашенька! Ты как? Все в порядке? Он ничего не успел сделать?! — Она услышала голос Игоря, в котором был неподдельный страх за нее, за ее жизнь.

— Нет, — еле пробормотала она, оседая ему на руки, и потеряла сознание.

Очнулась она в доме Измайлова, куда ее привезли. Все, что происходило той ночью, совершенно выветрилось из памяти. Так бывает, Даша об этом слышала. При сильном стрессе мозг как бы стирает тяжелые воспоминания. Получается, что в этом она убедилась на собственной шкуре. Осталось только смутное воспоминание, что с ней кто-то говорил, ее куда-то везли, она отвечала, наверное, невпопад. Но какая разница? Теперь она здесь. И ей ничто не угрожает!

Она лежала на широкой старой кровати в спальне Игоря, и он сидел рядом с ней. Сквозь резные ставни черного дерева пробивался рассеянный розовый свет, отбрасывая на лицо Даши нежные блики. Тени исчезали, прятались в углах просторной комнаты, обставленной немногочисленной антикварной мебелью. Она заметила лишь письменный стол с лампой, пару кресел, обитых полосатой тканью, причудливый шкаф. На столике рядом с ней стояла ваза с невероятно голубыми лотосами и хрустальный тяжелый кувшин.

— Игорь… — прошептала она сухими губами, — пить хочется.

Он налил ей лимонад, самый натуральный, приготовленный из свежих фруктов и сахара, гордость Зиты.

— Ну как же ты умудрилась попасть в такую безумную историю? Зачем убежала? Я тебя обыскался, хорошо, что вовремя нашел. Это просто ужас какой-то! Ты все-таки совсем еще ребенок, моя девочка.

— А что с этими гадами?

— Один сбежал, а второго пришлось долго в чувство приводить. В полиции. Но этим я уже не занимался. Спасибо пусть скажет, подонок, что я его не убил!

— У тебя могут быть неприятности?

— Нет. И у тебя их больше не будет.

— Почему? — глупо спросила Даша.

— А потому что я тебя больше никуда не отпущу. Никогда.

Она закрыла лицо, натянув до носа простыню. Ей было ужасно стыдно за свою выходку, которая чуть не стоила ей если не жизни, то больших неприятностей.

— Я больше не хочу жить с Женей, — вдруг сказала она.

Игорь отодвинул в сторону мягкую ткань и осторожно, словно хрупкий цветок, взял в ладони ее лицо. Он смотрел ей в глаза, не отрываясь, не мигая, и она зажмурилась. Он наклонился и стал покрывать нежными, легкими поцелуями ее лоб, нос, щеки, подбородок, коснулся приоткрывшихся губ. Потом Игорь отстранился и вновь пристально на нее посмотрел. На сей раз Даша выдержала этот взгляд, воспламеняющий страсть. Да, именно страсть, потому что она почувствовала желание даже сейчас, после такого жуткого «приключения». Но разве теперь время и место? Нет, место-то вполне подходящее, но время? Даша поняла где-то в глубине души, ей подсказала пробудившаяся женская интуиция, что эта минута будет самой удивительной, самой торжественной в ее жизни, хотя она лежала под простыней, влажной от ее ночного пота, не причесанная, не умытая. Не все ли равно?

— А ты и не будешь больше жить с Женей, я не собираюсь с тобой расставаться. И для начала мы немного поживем на Гоа. А? Как тебе такое предложение?

— Предложение? — переспросила она, проклиная свой дурацкий язык, который вечно все норовил испортить!

— Ага! Я тебе делаю предложение. Согласна? — Он улыбался, накручивая на палец прядь ее спутанных волос.

— Я должна…

— Ты должна только одно. Сказать мне «да».

— Да, — ответила она и рассмеялась.

В этот момент в дверь постучали, и на пороге показался Алексей Данилович.

— Ну что, спаситель принцесс от драконов? Как тут наша Даша? Вижу, все уже в порядке. Знаете, ребята, сегодня удивительный день! Я вышел рано утром, прошелся на пляж и увидел такое!

— Что? — хором спросили Даша и Игорь.

— Алое солнце купалось в лазурной воде. Такой поразительный контраст! И знаете, что я вам скажу? Алхимики никогда просто так ничего не придумывали, все со смыслом. Вот, к примеру, союз огня и воды. Мужского и женского начала. Моря и Солнца.

Они смущенно молчали, а художник любовался этой парой, как полчаса назад любовался картиной, открывшейся ему на рассвете.