Прочитайте онлайн Ласковая ночь | Часть 1

Читать книгу Ласковая ночь
4018+632
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

1

— Наконец-то она образумилась! — облегченно выдохнула Барбра Маклеллан, глядя в окно. В саду ее двадцативосьмилетняя дочь целовалась со своим давним поклонником Эдвардом Риверсом.

— Что случилось? — лениво спросил Норман, который, развалившись, сидел в кресле и курил сигару.

— Твой внук, похоже, наконец заслужил расположение моей дочери.

— Неужели? — Брови Нормана поползли вверх. — Целуются?

— И так страстно! — обрадованно воскликнула Барбра, прячась за шторой. — Ох, неужели все образуется? Я уж думала Джесси никогда не придет в себя после расставания с этим подлецом Родом.

— Давно пора было начать новую жизнь, — проворчал Норман. — Уж пять лет прошло с тех пор, как они развелись.

— Ты ведь знаешь мою глупышку. Она вбила себе в голову, что больше никогда не познает счастья в любви. Однако я продолжала надеяться, что Джесси перестанет хоронить себя заживо и обратит внимание на Эдварда!

— Мой внук знает, что делает, — довольным тоном произнес Норман. — Я его хорошо воспитал.

Барбра кинула на своего собеседника быстрый взгляд и улыбнулась.

— Если он целуется так же, как его дедушка, то моя дочь не устоит перед обаянием Эдварда.

Норман рассмеялся и тут же закашлялся, глотнув слишком много табачного дыма. Барбра снова посмотрела в окно и резко отпрянула, обнаружив, что дочь, задрав голову, смотрит прямо на нее.

— Заметила! Ах я неуклюжая!

— Ничего страшного. Скажешь, что случайно выглянула, — хрипло сказал Норман и потушил сигару.

— Она мне не поверит. Джесси знает, какая я любопытная. Впрочем, раз уж они целуются, значит, их отношения дело решенное.

— Не торопи события, Барбра. Я сам мечтаю о том, чтобы мой Эдвард и Джесси начали встречаться, но спешить не стоит. И умоляю: не лезь к дочери с неуместными вопросами, ты только ее разозлишь.

Барбра со вздохом опустилась на мягкий пуфик и сложила руки на коленях. Ее воспитывали в любых обстоятельствах вести себя как истинная леди. Однако она подозревала, что ей не всегда это удавалось. Даже сейчас, в свои сорок восемь с хвостиком, Барбра иногда теряла контроль над своими чувствами.

Норман, конечно, прав. Не стоит торопить события. У Джесси еще более взрывной характер, чем у ее матери. Нужно научиться ждать. Эдвард умный мужчина и наверняка сам знает, что делать.

— Не волнуйся, Барбра, — попытался утешить ее Норман. — У них все будет хорошо. Я уверен, что сейчас они снова целуются. Только не выглядывай в окно, я тебя прошу!

— Я постараюсь, но ничего не могу гарантировать, — сказала Барбра жалобно.

Джесси отпрянула от Эдварда и машинально посмотрела в сторону дома: не следит ли мать. Так и есть: занавески в спальной Барбры шелохнулись. Опять она за ней подсматривает! Ни минуты покоя!

Эдвард снова наклонился к Джесси, чтобы поцеловать ее еще раз, но она грубо оттолкнула его.

— Уйди, прошу тебя!

— Что опять не так? — сердито произнес он. — Ты всегда мною недовольна! Скажи хотя бы почему!

Джесси взглянула в его серые выразительные глаза и покачала головой.

— Мы с тобой не пара, Эдвард, пойми.

— Я тебе не нравлюсь?

Опять он задает дурацкие вопросы, достойнные разве что школьника. А ведь он старше ее на три года!

— Я тебя раздражаю? — продолжал настаивать он, капризно скривив губы. — Скажи прямо!

— Да, раздражаешь! — выкрикнула она. — Ты ведешь себя как ребенок!

Она развернулась и зашагала по садовой дорожке. Эдвард конечно же увязался следом. Он шел молча, но Джесси слышала его обиженное сопение. Будет теперь дуться до вечера, но все равно никуда не уйдет.

— Почему я тебе не нравлюсь? — услышала она очередной «детский» вопрос.

А действительно почему? — задумалась она.

Эдвард был красавчиком. Женщины вешались на него с тех самых пор, как ему исполнилось четырнадцать и он осознал, что ему необходимо дамское общество. Правда, кроме смазливой физиономии и красивой фигуры, он не обладал другими достоинствами. По крайне мере, так казалось Джесси.

Эдвард начал ходить за ней хвостом еще в юношестве. Однако она никогда не отвечала ему взаимностью да и попросту не замечала. И уж тем более ей стало не до него, когда появился Род. Вот в кого она была влюблена по уши…

Джесси тяжело вздохнула, вспомнив о бывшем муже, который разбил ее сердце. Она до сих пор не могла прийти в себя.

— Джесси, может, сходим куда-нибудь? Сегодня вечером, например…

Она вздрогнула, так как успела совершенно забыть о присутствии Эдварда.

— Не канючь, пожалуйста, — попросила Джесси. — Я никуда не хочу идти.

Он недовольно цокнул языком и взял ее за руку.

— Не беги ты так! Твоя мать давно уже перестала смотреть в окно, так что можешь расслабиться. Давай поговорим по душам. Да постой же!

Джесси повернулась к нему и склонила голову набок, внимательно разглядывая его.

— Чего ты от меня хочешь, Эдвард?

Он широко улыбнулся.

— Ну, например, я мечтаю о том, что ты станешь моей женой.

Она возвела глаза к небу.

— Женой? Эдвард, ты шутишь?

— Мой дедушка и твоя мать будут просто счастливы, если мы соединим наши судьбы.

Джесси фыркнула.

— А ты сам-то будешь счастлив?

— Если ты перестанешь быть такой колючей, то мы сможем создать прекрасную дружную семью.

— Я не люблю тебя, Эдвард.

— Полюбишь, — сказал он небрежно. — Это несложно.

— Ты ничего не знаешь о любви, — тихо сказала она и, оттолкнув его, кинулась к дому, чтобы поскорее оказаться в своей комнате и выплакаться.

Эдвард никогда не страдал от этого чувства. А вот Джесси хлебнула горечи сполна. И все из-за Рода! Только он виноват в том, что она теперь не может найти общий язык с мужчинами!

— Деточка, не составишь мне компанию? — Барбра выглянул из своей комнаты, заслышав шаги дочери.

Джесси метнула на мать грозный взгляд и хмыкнула:

— А разве твой любимый старичок уже ушел?

Барбра смутилась и рассердилась одновременно.

— Потише, пожалуйста! Он ушел минуту назад. Удивляюсь, почему вы не столкнулись с ним на лестнице.

— Ну, зная, как вы с ним похожи, я могу предположить, что он прячется где-нибудь неподалеку и подслушивает наш разговор, — выпалила Джесси.

— Не веди себя как капризная девчонка! Войдешь или нет?

Джесси молча кивнула. Не стоит срывать свою злость на единственном родном человеке, который у нее есть.

Комната Барбры была самой большой в доме, не считая, конечно, гостиной. Мать Джесси обожала простор и ценила уют. Поэтому в спальне был минимум мебели, но тщательно подобранный интерьер говорил о безупречном вкусе хозяйки. В общем-то эту комнату и спальней-то нельзя назвать. Скорее это была мини-квартира.

Джесси опустилась на мягкий стул, стоящий у окна, и с тоской взглянула на безоблачное небо. Под ее настроение подошел бы дождь, а еще лучше — небольшая буря.

— Ты на меня сердишься? — ласково спросила Барбра, закрывая дверь.

— Ты опять подглядывала, — бесцветным тоном произнесла Джесси. Она уже не сердилась на мать. Та ведь всегда желала дочери только добра.

— Я случайно увидела тебя с Эдвардом, — начала оправдываться Барбра, но осеклась, заметив осуждающий взгляд Джесси. — Ладно, твоя взяла, я признаюсь: подглядывала. Но ты же не хочешь, чтобы твоя мать умерла от любопытства?

Джесси улыбнулась.

— Говорят, что любопытство не порок, но я думаю иначе, мама. Иногда ты действительно суешь нос, куда не следует.

— Прости, — смиренно промолвила Барбра. — Не стану говорить громких слов, мол, больше не буду… Но обещаю, что попытаюсь теперь следить за тобой так, чтобы ты не заметила.

Джесси приоткрыла рот, чтобы отчитать в очередной раз мать, но вместо этого расхохоталась.

— Ты совершенно неисправима!

— Я тебя люблю, милая. — Барбра подошла к ней и погладила по пепельно-русым волосам.

— Я знаю. — Джесси ласково посмотрела на мать. — Спасибо. Кстати я говорила тебе, что ты выглядишь просто восхитительно в этом чудесном голубом платье?

Это был лучший способ перевести разговор на другую тему. Она всегда прибегала к лести и комплиментам, когда хотела сбить мать с мысли. Барбра гордилась тем, что в сорок восемь лет выглядела так молодо, что иногда ее принимали за старшую сестру Джесси.

— Это платье когда-то подарил мне твой отец! — Мать конечно же сразу попалась на удочку.

— Гм… А я думала, что оно новое, — пробормотала Джесси.

— Нет, просто я умею носить вещи, — задрав подбородок, сказала Барбра и подошла к зеркалу, чтобы рассмотреть себя со всех сторон. — В отличие от тебя. Я знаю, что ты умудрилась порвать брюки, которые купила только на прошлой неделе.

— Вообще-то на меня собака набросилась, — уточнила Джесси. — Хорошо, что все обошлось только порванными брюками.

— Ах, ты мне об этом не говорила! — растерялась Барбра.

— Не хотела тебя пугать.

— И где это произошло?

Джесси замялась и тут же поняла, что совершила большую ошибку: мать сразу же догадалась, где гуляло непослушное чадо.

— Ты снова ездила в ту рощу? О, милая, ну сколько можно?

Джесси отчаянно покраснела и принялась теребить край блузки. Волосы упали ей на глаза, но она не спешила их убрать, чтобы не встретиться взглядом с матерью.

Почти шесть лет назад в той самой роще, где теперь было полно бродячих псов, Джесси встретила Рода. Он, как и она, приехал туда с друзьями, чтобы устроить пикник. В конце концов две компании, в одной из которых были только юноши, а в другой девушки, объединились. К вечеру все разбились на пары. Джесси оказалась с Родом.

Он говорил, что сразу же выделил ее из всех: красивая, стройная, сексуальная, яркая и… такая скромная. На нее всегда заглядывались мужчины, но мать учила ее, что ответить на ухаживания можно только после того, как поклонник не меньше трех месяцев будет оказывать знаки внимания. То есть дарить цветы и подарки, признаваться в любви и в буквальном смысле носить на руках. Более раскрепощенные подружки посмеивались над Джесси из-за ее старомодных взглядов. А она не решалась признаться, что в двадцать два года все еще остается девственницей.

Род сразу же разгадал ее. Он понял, что у нее нет опыта общения с мужчинами и что она закомплексованна. Хотя и не мог поверить в то, что женщина с такой притягательной внешностью может быть неуверенной в себе.

Он позвонил ей на следующее утро после пикника, и они встретились. А потом… потом Род стал ее первым мужчиной и впоследствии мужем.

И вот теперь, когда она рассталась с ним, а сердце продолжало кровоточить от предательства, она часто ездила гулять в рощу, чтобы вспомнить дни их безоблачного прошлого и короткого счастья. Пожалуй, слишком короткого. Они были вместе чуть больше года. А потом…

Джесси прикусила губу, чтобы не разрыдаться на глазах у матери.

— С тобой все в порядке? — спросила Барбра, глядя на притихшую вдруг дочь.

Джесси стряхнула оцепенение и заставила себя улыбнуться.

— Конечно, мама. Извини, но мне нужно возвращаться домой.

— Ты не останешься? — огорчилась Барбра. — А я так на это рассчитывала.

— Мне завтра нужно выходить на работу, ты же знаешь. Я просто не могу остаться. — Джесси поднялась, подошла к матери и чмокнула ее в щеку. — Созвонимся. Передавай привет Норману.

— Обязательно. А ты пообещай мне, что перестанешь грустить и обратишь наконец внимание на какого-нибудь симпатичного молодого человека… Вроде Эдварда.

— Мама!

— Ну я прошу тебя! — взмолилась Барбра. — Я так хочу, чтобы ты вышла замуж и нарожала мне внуков! Я мечтаю стать бабушкой!

Джесси удивленно подняла брови.

— Что-то не припомню, чтобы ты когда-нибудь приходила в восторг от перспективы получить этот статус.

— А теперь я хочу, чтобы по моему огромному дому, в котором чувствую себя ужасно одиноко, бегали маленькие дети! — воскликнула Барбра. Она обняла дочь и погладила ее по волосам. — Ах, Джесси, последнее дело — замыкаться в себе из-за того, что какой-то подлец обманул тебя!

— Хорошо, мама, — со вздохом сказала Джесси. — Я буду ходить на вечеринки, чтобы выбрать себе мужа. Договорились?

— Ты нарочно говоришь так, чтобы меня успокоить. Ну да ладно, мне пока хватит и твоего обещания.

Джесси улыбнулась матери.

— Чтобы ты окончательно поверила мне, признаюсь, что приглашена на вечеринку завтра. Я раздумывала пойти или нет, но теперь наверняка пойду.

— О, милая, как я рада! Выбирайся из своей раковины! Ты уже не маленькая, хотя мне очень хотелось бы повернуть время вспять. Однако я все еще чувствую себя обязанной заботиться о тебе.

Иногда мне хочется, чтобы ты делала это пореже, подумала Джесси.