Прочитайте онлайн Дама сердца | Глава 15

Читать книгу Дама сердца
4918+244
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 15

1105 год, графство Бургундия

Барон Ла Доль, владелец обширных земель Амуа, восседал за огромным дубовым столом в своём кабинете. Рене, его нотарий и доверенное лицо, докладывал:

– Ваше сиятельство, по вашему приглашению прибыли бароны де Шалон, де Монсо, де Отён, Ла Бон в сопровождении своих вассалов. Они встали лагерем в предместье Доля, и с нетерпением ожидают встречи с вами…

Барон удовлетворённо кивнул.

– Прекрасно, Рене… Прикажи сенешалю организовать всё необходимое в парадном зале к приёму гостей. Пусть приготовят побольше еды и вина. Думаю, разговор с баронами предстоит долгий.

Вечером, после того, как колокола местной церкви отзвонили вечерню, и барон де Ла Доль вознёс молитву Всевышнему, он отправился в парадный зал, где всё уже было приготовлено для встречи гостей.

Барон ещё раз придирчиво осмотрел расставленные в зале столы, раздумывая, как лучше разместить баронов, их сыновей, советников и нотариев. Поначалу хозяин замка организовать небольшой приём для избранных лиц, ограничившись лишь одними баронами, но затем передумал. Он решил, если знатные гости прибудут в сопровождении своих верных вассалов, старших сыновей и советников, если таковые имеются, то у него будет больше шансов убедить их в том, что он задумал.

А замыслы барона были явно мятежными. Поэтому, прежде чем пригласить гостей, он тщательно обдумал каждую кандидатуру, рассчитывая свести риск огласки предстоящего разговора к минимуму.

Наконец барон и его старший сын Арман, который во всём поддерживал отца, были готовы к приёму гостей. Жену и дочь барон решил не посвящать в свои замыслы, решив, что сие – не женского ума дело.

Первым пожаловал молодой барон де Отён в сопровождении старого умудрённого жизненным опытом советника, служившего ещё его отцу и трёх верных вассалов, которым мог доверить любую тайну. Получив пространное приглашение от де Ла Доля, он догадался, по какому именно поводу тот собирает баронов в своём замке. Поразмыслив и переговорив с советником, де Отён решил отправиться в путь, потому как был давно не доволен существовавшим положением дел в Бургундии.

Ла Доль радушно принял гостя и в ожидании остальных приглашённых, завёл достаточно отвлечённый разговор.

– Я всегда уважал вашего отца, – сказал барон молодому гостю. – Мы сражались с ним плечом к плечу в Палестине. Славные были времена… Что и говорить Рено II умел править, в отличие от его сына, нынешнего сюзерена… М-да… Жаль, что Рено и его братья сложили свои головы на чужбине. Но жертвы их были не напрасны: ведь гроб Господен в руках христиан… – разглагольствовал он.

Де Отён, терпеливо выслушав тираду хозяина, не преминул поддакнуть:

– Да, сударь, во многом с вами согласен. Арелат представляет явную угрозу для графства. Ненасытный Рим мечтает объединить Бургундские земли под своей дланью. Савойя же также не прочь оттяпать у нас пограничные владения… К чему всё это приведёт?..

– К тому, что мы потеряем привилегии, данные баронам ещё Верденским договором, станем вассалами Арелата и будем обогащать Римскую казну, – поделился барон своими соображениями, удовлетворённый многообещающим началом разговора. – Разумеется, я не против Рима, как центра католического мира… Но вера и власть для меня разные вещи…

Де Отён кивнул. Он также не хотел подчиняться сильной руке Арелата и платить дополнительные налоги, которые, по его разумению, составили бы внушительную часть от ежегодных доходов.

… Наконец гости собрались в полном составе. В парадном зале, помимо баронов сенешаль насчитал ещё порядка двадцати человек. Он приказал подать угощение и многочисленные вина.

Хозяин замка произнёс пространную приветственную речь и предложил гостям утолить голод, а уже после перейти к делу, ради которого они и собрались.

Бароны и их люди с особым усердием поглотили все предложенные блюда, запили изрядным количеством вина, что привело их в прекрасное расположение духа, и они были готовы обсудить, что угодно, вплоть до организации очередного Крестового похода.

Барон Ла Доль цепким взором обвёл своих гостей и, убедившись, что сейчас самое время поведать, ради чего он их пригласил.

Он поднялся из-за стола и без обиняков приступил к делу:

– Итак, доблестные бароны, я ещё раз хочу поблагодарить вас за то, что вы не пренебрегли моим приглашением прибыли в Доль. – Бароны дружно закивали. Хозяин тем временем продолжил: – Все вы знаете нынешнее состояние графства Бургундия… С одной стороны нам угрожает Арелат, желая подмять под себя наши богатейшие земли с благословления Рима, с другой – Савойя, лишь формально хранящая лояльность бургундскому дому из матримониальных соображений, но я не сомневаюсь, что Губерт Савойский затаился лишь для того, чтобы накопить силы и нанести решающий удар. Что же касается Лотарингии… – Ла Доль обвёл взором своих гостей, те внимали каждому его слову, – я постараюсь заключить с герцогом военный союз и в случае необходимости прибегнуть к его помощи. Думаю, лучше союз с Лотарингией, нежели засилье Арелата. – Здесь Ла Доль умолчал о том, что прочит свою дочь Бернардетту за пожилого герцога Генриха II Лимбургского, недавно овдовевшего, рассчитывая таким образом обрести союзника и лишить Бургундский дом его поддержки. – Все вы знаете меня, как воина, стяжавшего славу в Палестине и состоятельного человека, владеющего обширными землями … Не буду вдаваться в излишние подробности, все эти факты вам хорошо известны. – Бароны в очередной раз закивали в знак согласия. – Но вряд ли многие из вас знакомы с моим генеалогическим древом. – Ла Доль взял в руки солидный увесистый свиток, увенчанный тяжёлой сургучовой печатью с оттиском самого Гуго Чёрного, и потряс им перед гостями. – Я предоставлю возможность каждому из вас тщательно ознакомиться с этим документом. Из него явствует, что род Ла Доль ведёт своё происхождение от виконта Макона Обри I, который одним из первых властвовал на землях Бургундии. Последний из рода Макона Обри II был убит мятежниками. После чего власть перешла к Отто-Гильому, внуку правителя Тосканского маркграфства. А уж тот после смерти своих сыновей передал власть Рено I (деду погибшего в Палестине Рено II, отцу нынешнего правителя графства Бургундия) в качестве наместника.

Барон умолк, залпом осушив чашу с вином. На него взирали гости, потрясённые услышанным. Ла Доль не торопил их с выводами, ибо понимал, что его речь требует осмысления. Поэтому, не давая им опомниться, после кратковременной паузы подытожил:

– Буду рад, если вы задержитесь в моих владениях ещё несколько дней. Думаю, нам будет, что обсудить…

… Бароны воспользовались предложением потомка Обри Макона. Они разошлись по своим шатрам. Сначала обсудили услышанное в тесном кругу советников и вассалов, затем стали наведываться друг к другу, дабы поделиться своими соображениями. И, безусловно, все как один тщательно изучили генеалогический свиток барона, придя к единодушному выводу, что это не фальшивка, ибо подделать печать Гуго Чёрного просто невозможно. Её подлинность также подтвердил советник барона де Отёна, много повидавший на своём веку, человек на редкость образованный, дотошный, сведущий в юридическом деле, легко отличавший подлинный документ от фальшивки, коими, увы, были наводнены в последнее время земли Бургундии.

Отсюда напрашивался простой вывод: Маконы, коим всецело доверял Гуго Чёрный (бесспорно законный правитель Бургундии), правили как наместники многим раньше Рено I, также получившего наместничество. Посовещавшись, бароны решили: Франциск Ла Доль имеет бесспорное право на трон. Они же получат нового правителя и всевозможные привилегии.

* * *

Бароны, удовлетворённые поездкой в Доль, разъехались по своим владениям, предварительно одобрив кандидатуру Франциска на трон Бургундского графства. Что же касается его обещания по поводу привлечения Генриха II Лимбургского как союзника, заговорщики не сомневались в успешном исходе сего дела, ибо потомок виконта Обри был женат на одной из многочисленных племянниц герцога Урсуле де Тюинвиль.

Перед отъездом бароны ещё раз собрались в парадном зале замка Доль, где хозяин поделился с ними своими ближайшими планами:

– Я намереваюсь написать письмо герцогу Лимбургскому и отправить его с верным человеком. А уже потом посетить в Нижнюю Лотарингию вместе с сыном.

– Но на каких условиях вы хотите предложить Генриху союз? – поинтересовался барон де Монсо. – Насколько мне известно, нынешний правитель Нижней Лотарингии – человек весьма практичный и действует осмотрительно, оттого он и пережил всех претендентов на престол герцогства, заполучив, наконец, долгожданную корону. Вряд ли он станет помогать нам, даже если взять во внимание ваше родство, впрочем, весьма дальнее. Наверняка, он потребует за вою помощь немалый куш.

Бароны согласились с де Монсо. Вдохновитель заговора был готов к подобному вопросу и потому ответил сразу же:

– Мы предложим герцогу спорные северо-восточные земли, а именно – Лангруа и Атюйе. Землями правит графиня де Лангр, её муж погиб в Крестовом походе, так, что вряд ли её люди смогут оказать должное сопротивление. К тому же всем известно о богатствах, накопленных родом де Лангр де Фурвен. Думаю, это будет достойной платой за союзничество.

Бароны задумались…

– Но, сударь, – возразил барон Ла Бон, – фактически мы воспользуемся беззащитностью дамы… Всё это крайне неприглядно! Графиня сама того не подозревая станет разменной монетой в нашей опасной игре.

– Мне известно, что виконтесса, урождённая де Аваллуа, как единственная наследница владеет ещё и одноимённым графством, находящимся под протекторатом французской короны. Отчего бы ей не перебраться туда? – вступил в разговор де Отён, явно поддерживая де Ла Доля. – Если мы хотим добиться смены власти, то непременно должны чем-то пожертвовать. Вы ведь, барон Ла Бон, наверняка, не пожелаете поделиться своими владениями Бонуа с герцогом Лимбургским?!

– Этого ещё не хватало! Что за шутки, сударь! – возмутился Ла Бон. – Мне хватает головной боли от Верхней Бургундии, которая зарится на мои владения! И мечтает объединить земли Бонуа.

– Так же, как и земли Отенуа… – вставил барон де Отён. – У меня те же проблемы, любезный Ла Бон. Мы с вами в одинаковом положении. Приходиться постоянно держать ухо в остро на приграничных территориях и засылать шпионов в Верхнюю Бургундию… Ибо надежда на заступничество нынешнего сюзерена невелика.

– Барон де Отён прав, – высказался де Монсо. – Если мы не придём к единому мнению, то наше дело будет заранее проигрышным. Поймите, Ла Бон, нам нынче не до куртуазности. Так, что придётся поступиться интересами знатной дамы, дабы соблюсти свои собственные.

Бароны начали активно обсуждать это предложение и пришли к всеобщему мнению, что предоставят войску герцога полную свободу действий в Лангруа-Атюйе, тем более, что графиня не сможет более рассчитывать на помощь Безансона. Единственным условием для захватчиков будет: жизнь почтенной вдовы и предоставление ей возможности беспрепятственно покинуть владения.

– А, если графиня обратиться за помощью к королю Швабии? – внезапно спросил де Шалон, предпочитавший доселе хранить молчание. – Кажется, они состоят в дальнем родстве…

– М-да… Это так. – Подтвердил Франциск. – Но мне также известно, что король Швабии не раз предлагал графине перейти под его длань. Однако она предпочла заключить военный союз с Безансоном и формально признать Гильома II своим сюзереном. И почему, как вы думаете?

Бароны пожали плечами. Ла Доль продолжил:

– Ей проще манкировать нашим безмозглым сюзереном! Графиня де Лангр – женщина умная. Она прекрасно понимает, если Швабия наложит на её владения свою лапу, то уж вряд ли она вновь обретёт независимость. Графиня слишком дорожит ею и это погубит её. Она даже отчеканила собственную монету! Как только войска Нижней Лотарингии нарушат границы её владений, она тотчас пошлёт гонца в Безансон. Пока Гильом будет раздумывать, как ему лучше поступить, и отправит, наконец, военную помощь, лотаринги уже осадят Лангр и Фурвен. Мы же осуществим то, ради чего собрались…

Бароны переглянулись: последняя фраза Ла Доля означает, что они избавятся от сюзерена.

…После отъезда, не мешкая, Франциск приказал явиться своему нотарию и начал диктовать ему письмо:

«Его Светлости герцогу Лимбургскому, правителю Нижней Лотарингии.

Я барон Франциск Ла Доль, женатый на вашей племяннице Урсуле де Тюинвиль, прошу о встрече в назначенное Вами время. Ибо у меня есть предложение по поводу спорных графств Лангруа и Атюйе, которое может заинтересовать Вас. Буду крайне признателен, если вы окажете любезность передать ответ с моим гонцом…»

Франциск ещё раз обдумал содержание сего короткого послания и решил более ничего не добавлять из предосторожности. Мало ли, что…

– Запечатайте… – приказал он нотарию

Рене свернул пергамент, обмотал его витым шнурком. Затем при помощи свечи растопил специально приготовленный красный воск в круглой металлической форме, барон снял с указательного пальца правой руки фамильный перстень с изображением герба и приложил его к воску. На его расплавленной поверхности отчётливо отпечаталось изображение оленя в окружении трёх колец. Именно эти кольца, украшавшие герб новоявленного претендента на бургундский трон, были унаследованы от далёкого предка Обри, виконта Макона.

Из этого оттиска Рене изготовил навесную печать, коей украсил свиток. Затем капнул на него расплавленным воском, приложив ещё одну печать с изображением башни-донжона, которую барон использовал в повседневной переписке, дабы дополнительно закрепить шнурок и навесную печать, тем самым предохранив письмо от несанкционированного вскрытия.

* * *

Гонец барона Ла Доля благополучно достиг резиденции Генриха II Лимбургского, правителя Нижней Лотарингии. Столица герцогства за последние сто лет располагалась в разных городах, Генрих же предпочёл Труа на землях Труазена, недавно захваченного у Верхней Бургундии, наряду с Арсезе, Барруа, Боленуа. Эти многострадальные графства за последние сто лет побывали и под дланью Бургундии, и Лотарингии, и даже Швабии.

Получив послание от барона, Его Светлость не спешил ознакомиться с ним, поэтому бургундскому гонцу пришлось ожидать несколько дней. Наконец, когда герцог соблаговолил прочитать короткое послание, внутреннее чутьё умудрённого опытом интригана тотчас подсказало – от него веет заговором и предательством.

Подобные дела были во вкусе герцога. Он уже давно зарился на графство Лангруа– Атюйе, но не решался напасть, зная о военном договоре графини с Гильомом Бургундским. Полученное письмо предвещало многое, во всяком случае, вожделенные земли представились герцогу на сей раз лёгкой добычей. И потому он отписал ответ барону, приглашая его в Труа вместе со всем семейством в любое время, дабы это выглядело со стороны, как родственный визит. Всё-таки он приходится дядей Урсуле, хоть и виделись они давным-давно, когда та была ещё ребёнком.

… Любезный ответ герцога вселил в барона надежду заполучить союзника, а в Урсулу и Бернардетту, наконец, покинуть опостылевший замок и совершить вояж. Юная прелестница Бернардетта лелеяла надежду произвести впечатление при лотарингском дворе, а, возможно, и очаровать какого-нибудь графа или виконта. Ей давно хотелось замуж, но барон не спешил составить партию дочери. Девушке уже минуло семнадцать, она была диво как хороша, словно только что распустившийся бутон розы. Барон, безусловно, это осознавал, но опять же не спешил с помолвкой дочери, хотя были и претенденты. Он рассчитывал использовать Бернардетту в своей игре, дабы породниться с одним из предполагаемых союзников. И вот такая возможность представилась. Герцог Лимбургский овдовел и, хотя ему минуло сорок пять лет, он был почти ровесником барона, считался завидным женихом. И спустя год после похорон герцогини, в Труа устремились графы, виконты и бароны в сопровождении своих обворожительных дочерей или племянниц, вожделевших заполучить титул, власть и богатство.

Перед дальним путешествием в Труа барон Ла Доль ещё раз уточнил у своей супруги степень её родства с герцогом Лимбургским. Урсула подтвердила, что она приходится правителю Нижней Лотарингии племянницей, но двоюродной. Этот факт придал барону ещё большей уверенности, ибо церковь против такого родственного брака вряд ли станет возражать. Поэтому он не поскупился на новые наряды и украшения для Бернардетты. Девушка же была преисполнена уверенности, что отец подыскал ей партию при лотарингском дворе, но не хочет посвящать её в свои планы.

Наконец она не выдержала и, войдя в покои матери, поинтересовалась:

– Матушка… Я хотела поговорить с вами по поводу предстоящей поездки в Труа…

Графиня никоим образом не выказала беспокойства словам дочери, решив, что та желает обсудить с ней очередной наряд.

– Говори, дочь моя… – произнесла графиня, оторвавшись от вышивания.

– Скажите, матушка, вы ведь наверняка посвящены в планы отца… – робко начала Бернардетта.

Урсула насторожилась.

– Что ты имеешь в виду?..

Девушка покраснела.

– Я всего лишь хотела бы узнать: наше путешествие в Труа как-то связано с моим замужеством?

Урсула застыла с иголкой в руках. Она подозревала о намерениях мужа, но до сих пор не отважилась переговорить с ним на эту тему.

– Возможно… – уклончиво ответила она.

Девушка улыбнулась.

– Матушка, а он молод и хорош собой?

Баронесса не знала, что ответить дочери.

– Возможно… – снова повторила она.

Бернардетта растерялась.

– Как вы ничего не знаете? – удивилась она.

– Нет… Мы отправляемся в Труа прежде всего для того, чтобы засвидетельствовать своё почтение герцогу Лимбургскому. Он всё-таки мой родственник…

Бернардетта сникла.

– Простите, матушка…. – пролепетала она и удалилась.

Однако после разговора с дочерью, ранее зародившиеся подозрения баронессы только окрепли. Она дождалась, когда муж вернётся из поездки в один из своих замков, тотчас поспешила к нему.

Барон был явно не в духе.

– Что вам угодно, сударыня? – резко поинтересовался он.

Урсула уже собиралась ретироваться и покинуть покои супруга, но неожиданно для себя выпалила:

– Франциск, мне не безразлична судьба дочери. Признайтесь мне, поездка в Труа как-то связана с её замужеством?

Барон воззрился на супругу.

– Даже, если это так и есть… Так что с того?.. – недовольно ответил он вопросом на вопрос.

– Вы меня удивляете, сударь! – распалилась Урсула. – Я, как мать и, в конце концов, как ваша супруга и племянница герцога Лимбургского, намерена знать, что вы задумали.

Барон недовольно хмыкнул. Понимая, что родственные связи Урсулы и герцога не спишешь со счётов, и возможно придётся привлечь жену к предстоящей интриге, он сказал:

– Да, я имею определённые планы на Бернардетту… Я поделюсь ими только при одном условии…

– Каком же? – встрепенулась баронесса.

– Вы обещаете беспрекословно слушаться меня. И возможно помогать…

– Я дала клятву перед алтарём быть вам верной женой и в радости и в горести. И потому ваши слова обидны для меня… Разумеется, я сделаю всё, что вы мне скажите, если это конечно не погубит нашу дочь…

Настроение барон неожиданно изменилось, и он рассмеялся.

– Напротив, дорогая Урсула, это возвысит её! Мы породнимся с лотарингским двором!

Баронесса замерла, понимая, что её опасения не были напрасны.

– Значит тот разговор о степени моего родства с герцогом… – тихо произнесла она и умолкла.

– Да! Вы всё правильно поняли. Я намерен выдать Бернардетту замуж за герцога.

– Но, но… Он старше нашей дочери почти на тридцать лет… – пыталась возразить баронесса.

– Ну и что? Разве это так важно?! – воскликнул барон. – Главное – я обрету надёжного союзника. А Бернардетта станет герцогиней. Если помните, когда нас венчали в церкви, вам едва исполнилось четырнадцать, а мне – двадцать шесть лет. Тогда я тоже казался для вас слишком старым. Не так ли? И наш брак преследовал определённые политические цели!

Баронесса кипела от гнева и обиды: её муж, не считаясь ни с чём, намеревался использовать дочь в своих политических интригах. Она прекрасно помнила, что побудило покойного виконта де Тюинвиль выдать её замуж за барона Ла Доля. Феодальные войны раздирали Лотарингию. Её отец потерпел тяжелейшее поражение, как на поле брани, так и на политической арене и был вынужден искать прибежища в Бургундии. В те времена правил Рено I, а Франциск Ла Доль блистал при дворе Безансона. Не смотря на это, юной Урсуле он казался стариком – седина уже посеребрила его волосы, а многочисленные битвы оставили на теле и лице свои отметины. И вот минуло почти двадцать лет со дня их венчания в Безансоне. На пышной свадьбе присутствовал сам сюзерен со свитой, он преподнёс молодой чете щедрые подарки… И всё повторяется снова, только теперь с Бернардеттой, её горячо любимой дочерью.

Урсула «отогнала» тягостные воспоминания и попыталась успокоиться.

– Что ж… Я обещала во всём помогать вам, Франциск. И я исполню своё обещание. Должна ли я поговорить с дочерью перед отъездом?

На миг барон задумался. В последнее время он был слишком занят воплощением своих заговорческих планов и упустил сие обстоятельство из вида.

– Да, поговорите с ней. Объясните Бернардетте, что её ждёт блестящее будущее. Но она должна приложить к этого хоть толику усилий. Ибо вокруг герцога увивается достаточно молодых прелестниц.

– Надеюсь, что одна из них завоюет сердце моего двоюродного дядюшки… И тем самым избавит Бернардетту от «блестящего будущего»… – прошептала Урсула, покидая покои эгоистичного супруга.

* * *

В начале августа чета семейство Ла Доль покинуло своё родовое гнездо и отправилось в Труа. Дорога была не близкой, по расчётам барона, кортеж должен прибыть в резиденцию герцога примерно через две недели.

Барон с особой роскошью снарядил свой кортеж, приказав украсить крытые повозки и кареты изображениями фамильного герба. Впереди процессии шли герольды, облачённые в зелёные пурпунэ с изображением оленя в обрамлении трёх колец; такого же цвета шоссы и пулены; головы их украшали белоснежные шапероны. Как только кортеж приближался к какому-либо селению, они оглашали окрестности громкими звуками рожков.

Достигнув Дижона, столицы Верхней Бургундии, барон решил задержаться здесь на несколько дней. Он отправил верных людей на рыночную площадь, дабы те узнали о настроениях, царивших в здешнем герцогстве. А покуда его соглядаи прогуливались по Дижону, барон нанёс визит герцогу, заверив его в своей полной лояльности.

Герцог любезно принял барона, ему также было не безынтересно узнать из первых уст о положении дел в соседнем графстве. Барон ловко уходил от щекотливых вопросов, давая пространные ни к чему не обязывающие ответы. Словом, произошла встреча двух умудрённых опытом интриганов. Один уже взобрался на трон Дижона, другой – только примеривался к трону Безансона. И герцог и барон были «одного поля ягоды». И как ни странно, они неожиданно почувствовали родство душ. Герцог Дижонский проникся к Ла Долю симпатией и попросил погостить у него.

Это приглашение вызвало бурю восторгов у Бернардетты. Тем более, что девушке отнюдь не хотелось спешить в Труа, зная какая участь ей уготована.

Старший Арман также был не прочь поближе познакомиться с нравами одного из блистательных дворов Европы. Поездка в Труа откладывалась на неопределённое время.

За время двухнедельного пребывания в Дижоне, барон Ла Доль выяснил всё, что хотел. Как ни старался герцог казаться любезным и не затрагивать давние споры по поводу восточных земель Отенуа и Бонуа, принадлежавших нынешним соратникам Ла Доля, было ясно, что тот только и ждёт момента, дабы присоединить их к своему герцогству.

В эти дни Ла Доль ещё раз убедился, что смена власти в Безансоне просто необходима.

* * *

До Труа кортеж Ла Доля добрался только в конце августа. Барон тотчас сообщил придворному сенешалю о своем прибытии. Тот позаботился о размещении гостей.

Вскоре семейству барона был назначен приём и оно, облачившись в изысканные одежды и драгоценности, проследовало в тронный зал в сопровождении пажей и герольдов.

Барон рассыпался перед Генрихом в изысканных речах, разумеется, предварительно, представив ему своих жену и детей.

Герцог удостоил Урсулу лишь нескольких слов, заметив, что видел её давно, когда та была совсем девочкой. Правда, прехорошенькой. Внимание же вдовца полностью поглотила Бернардетта. На приёме она затмила всех молодых дам, претенденток на герцогское ложе.

Генрих окружил прекрасную бургундку всяческим вниманием. Та, к вящему удивлению Урсулы, тотчас осознала выгодность своего положения и более не выказывала строптивости (а в родном замке она пролила немало слёз, узнав от матушки о планах отца), а напротив, всячески поощряла своего венценосного кавалера. Он осыпал Бернардетту подарками, забрасывал куртуазными стихами собственного сочинения и даже исполнил альбу в честь бургундки, аккомпанируя себе на лютне.

Генрих совершенно забыл о письме Ла Доля, в котором говорилось о землях Лангруа-Атюйе. Его помыслами полностью завладела прекрасная бургундка.

Наконец герцог даже устроил парфорсную охоту, намереваясь собственноручно заколоть добычу. Придворные герцога не сомневались: он затеял эту охоту ради Бернардетты. Претендентки на его ложе, многочисленные фаворитки забыли прежнюю ненависть и в едином порыве объединились против ненавистной бургундки. Они решили затмить её на предстоящей охоте своей красотой и изысканностью, а также выказать единодушную холодность и презрение по отношению к ней.

Егеря выследили оленя и определили место его лежбища. На окраине леса были сооружены загоны для своры гончих собак, отдельно – для догов, облачённых в панцири.

На следующее утро герцог в сопровождении свиты покинул резиденцию, устремившись к лесу. Молодые дамы, ослепительные, в новых охотничьих нарядах, держались вместе, искусно изображали беспечность и прекрасное настроение. Это не ускользнуло от проницательного взора Урсулы. Она сразу же поняла, что против дочери образовалась коалиция и Бернардетте придётся считаться с её существованием, иначе она может пасть жертвой изощрённой интриги.

Единственными, кто ничего не замечал, были Генрих и Бернардетта. Их лошади шли рядом. Герцог что-то оживлённо рассказывал девушке, та внимала ему.

Наконец кортеж достиг окраины леса с загонами для собак. Егеря доложили герцогу, что выследили трёхгодовалого оленя.

Генрих оживился:

– Этого оленя я посвящаю вам, сударыня! – воскликнул он, обращаясь к своей спутнице. Девушка ослепительно улыбнулась.

Пока шли последние приготовления к охоте, возводились шатры, разводились костры для приготовления добычи. Урсула отвлекла мужа в сторону и спросила у него:

– Франциск, ведь мы прибыли сюда не только, чтобы сделать дочь герцогиней? Не так ли?

Барон с удивлением воззрился на жену.

– Что вам известно, Урсула? – забеспокоился он.

– Ровным счётом ничего, – спокойно ответила она. – Но, если вы хотите чего-то добиться от герцога, советую поспешить.

– Ваши речи вызывают у меня беспокойство, сударыня! – не выдержал барон.

– Ваше беспокойство, сударь, будет ещё большим, если вы уверитесь, что придворные дамы замышляют нечто против нашей дочери.

– С чего вы взяли? – раздражённо спросил барон.

– Я женщина и вижу многое, сударь… Вы разбираетесь в политике, я же – в естестве женской души. Поверьте, придворные дамы погубят нашу дочь, если вы не поторопитесь. Они никогда не простят ей своего поражения. Выход только один: заставить герцога просить руки Бернардетты.

Франциск бросил настороженный взгляд на жену, пришпорил коня и поспешил вернуться в окружение герцога.

«Удивительная женщина! – подумал барон. – И отчего я медлил?.. Мне хотелось, чтобы герцог прежде пленился Бернардеттой, а уж потом стал более сговорчивым…»

Герцог же беспрестанно посылал нежные взгляды своей новой пассии, та же не оставалась в долгу, обворожительно улыбаясь в ответ.

К герцогу приблизился распорядитель охоты:

– Всё готово, монсеньор!

– Начинайте! – отдал приказ Генрих.

По сигналу распорядителя охоты выжлятники спустили с поводков нескольких собак и углубились в лес, дабы убедиться, что олень не изменил лежбища.

До слуха герцога и его многочисленной свиты донёсся собачий лай, означавший, что гончие взяли след.

Выжлятники спустили с поводков гончих и борзых, удерживая лишь бордосских и маалосских догов, закованных в панцири и кольчугу, ибо их черёд ещё не настал.

Собаки немедля бросились в лес, за ними последовала кавалькада придворных мужей во главе с Генрихом. Бернардетта, отлично держалась в седле, она часто выезжавшая на охоту вместе с отцом и могла весь день повести верхом. И потому не отставала от герцога, тем самым разожгла ещё большую ненависть в сердцах придворных дам. Лишь несколько всадниц отважились последовать за охотниками.

Придворные дамы, разочарованные тем, что бургундке удалось улизнуть, проводили охотников скучным взором.

Когда кавалькада скрылась в лесу, дамы спешились. Одна из них, виконтесса де Арси приблизилась к Урсуле де Тюинвиль. Она прочила за герцога свою дочь, но, увы… Хоть та и стала фавориткой Генриха, он не спешил предстать с ней перед алтарём.

Виконтесса надменным взором смерила баронессу и тихо произнесла:

– У меня есть подозрения, сударыня, что ваша дочь занимается колдовством. Иначе как она в столь короткий срок смогла полностью завладеть помыслами герцога?

Баронесса замерла от ужаса. Такого поворота она не могла предвидеть.

– У вас есть доказательства? – наконец спросила она, совладав с собой.

– Они будут, уверяю вас… Если только вы не покинете пределы Лотарингии… – словно змея прошипела виконтесса.

– Вы угрожаете мне, племяннице герцога? – совершенно спокойным тоном осведомилась баронесса, гордо вскинул голову. – А, если я обвиню вас в колдовстве?

Виконтесса отпрянула. Она не ожидала такого отпора.

– Что ж попробуйте… – небрежно бросила она и направилась к пёстрой стайке дам.

Понимая, что она отвергнута здешним дамским обществом, Урсула предпочла провести остаток дня со своей компаньонкой около шатров.

… Бернардетта отлично держалась в седле, её лошадь ноздря в ноздрю неслась с жеребцом герцога.

Гончие уже сделали своё дело – загнали добычу в ложбину. Красавец-олень тяжело дышал, силы покидали его после продолжительной безумной скачки. Но он не собирался сдаться просто так. Издавая тяжёлые гортанные хрипы, олень выставил рога вперёд, намеревался сразить любого, кто рискнёт приблизиться к нему.

Настал самый ответственный и опасный момент охоты.

Распорядитель подал знак выжлятникам. Они приблизились, едва сдерживая маалоссов и бордоссов, закованных в панцири и кольчуги. Головы собак украшали специальные металлические налобники, предохранявшие от ударов. Затем они спустили поводки. Собаки, словно рыцари, закованные в латы, ринулись в бой.

Обречённое животное отбивалось от разъярённой своры из последних сил…

Герцог Лимбургский и Бернардетта, возбуждённые видом крови, наблюдали за тем как доги впились в ноги и уши оленя, тот упал, как подкошенный. Генрих спешился, извлёк из ножен длинный охотничий обоюдоострый кинжал и всадил его прямо в сердце оленя.

Охотники и дамы издали возглас восхищения. Герцог оглянулся, в данный момент его интересовало только одно: какое впечатление он произвёл на юную бургундку.

Та же одарила Генриха многообещающим взором, в котором читались любовь и желание.

Барон Ла Доль, находившийся подле дочери на протяжении всей охоты, мог поклясться, что завтра герцог попросит её руки, а он обретёт верного союзника.

* * *

И вот настал ответственный момент, ради которого Франциск проделал столь долгий путь из Доля в Труа. Бернардетта превзошла все ожидания барона, прекрасно справившись со своей ролью, и не на шутку увлеклась пожилым герцогом (надо отдать должное для своего зрелого возраста он выглядел отменно). На следующий день после охоты, барон, не желая терять завоёванных позиций, испросил у Генриха личную аудиенцию. И тот, разумеется, не отказал, ибо намеревался просить руки Бернардетты.

После обмена светскими любезностями. Барон первым перешёл к делу:

– Монсеньор, смею напомнить вам о своём письме…

Генрих наморщил лоб, по правде говоря, он уже благополучно забыл о нём.

– Ах, барон, в последнее время так много всего случилось… Не напомните ли мне суть изложенного в том письме дела?

– Разумеется, ваша светлость. Я осторожно намекал вам на то, что участь земель Лангруа-Атюйе окончательно не решена… – осторожно высказался Франциск.

Генрих сразу же понял: куда клонит его гость.

– Графиня де Лангр по-прежнему сохраняет формальную независимость своих земель. Удивительно, на что она рассчитывает?.. Её замужняя дочь живёт в Аваллоне. Граф Бургундский слаб… Вряд ли она сможет рассчитывать на чью-либо военную помощь. – Закончил свою мысль Ла Доль.

Лицо Генриха приобрело хищное выражение.

– М-да… Земли Лангруа-Атюйе, несомненно, лакомый кусок… – заметил он и без обиняков спросил: – Неужели вы, сударь, имеете на него виды?

– В некотором роде, монсеньор. – Признался барон, ибо юлить не было никакого смысла.

– Вы намерены просить у меня военной помощи? – предположил Генрих.

– И да, и нет, монсеньор. Я хочу предложить вам взаимовыгодный союз, благодаря которому вы обретёте Лангруа-Атюйе, а я – корону Бургундского графства.

Глаза герцога расширились от удивления.

– Вы дерзки, барон. Вероятно, у вас есть план действий?..

– Безусловно, монсеньор. И, если вы снизойдёте выслушать его…

Генрих жестом прервал барона.

– Не тратьте лишних слов, сударь. Переходите прямо к делу…

И барон поведал герцогу о том, что он, прямой потомок виконта Обри, правившего Маконом и получившего Бургундию в наместничество от самого графа Гуго Чёрного. А нынешний правящий бургундский дом также происходит от наместников, но получивших графство в управление гораздо позже Маконов. И, что многие бароны графства поддерживают его.

– У вас есть генеалогическая грамота, подтверждающая право на престол? – на всякий случай поинтересовался герцог.

– О да, монсеньор! И вы можете с ней ознакомиться. – И барон потянул Генриху свиток, заверенный печатью Гуго Чёрного.

Герцог развернул его и внимательно просмотрел.

– Что ж, я удовлетворён увиденным, сударь. – Подытожил он. – Думаю, наш союз увенчается успехом, не только военный, но и родственный…

Генрих многозначительно посмотрел на барона. Тот понял, что не ошибся и рассчитал всё правильно: речь пойдёт о Бернардетте.

Через несколько дней герцог официально объявил о своей помолвке с Бернардеттой Ла Доль. И почти сразу же, не без участия Урсулы, он удалил из Труа виконтессу де Арси и её дочь, бывшую фаворитку, которые отправились в свои владения в Арсезе.

Барон и баронесса отправились обратно в Доль, дабы подготовить достойное приданое для дочери. Герцог же был категорически против, дабы Бернардетта покинула Труа с родителями, предоставив ей покои напротив своих, которые немногим ранее занимала очаровательная фаворитка Эрнегарда де Арси. Так что девушка осталась в резиденции герцога на правах невесты.

Печальный пример Эрнегарды де Арси, удалённой от двора, охладил чрезмерный пыл и ненависть придворных дам и их дочерей, мечтавших упасть в объятия Генриха. Они старались выказывать бургундке всяческое почтение. Но та, предупрежденная матерью и унаследовавшая её тонкое чутьё в женских делах, держалась настороже.