Прочитайте онлайн Дама сердца | Глава 1

Читать книгу Дама сердца
4918+239
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

1088 год, графство Бургундия

Величественный замок из серого камня возвышался на границе графств Варе и Эскаюн. Его надвратную башню вот уже несколько веков венчал грифон, герб рода де Понтарлье.

Последний владелец замка, барон Бертран де Понтарлье, гордился своим родовым гнездом, и тому было немало причин. Первая – неприступность, ибо бароны соседнего Савойского графства были не прочь пограбить приграничные земли Бургундии, особенно Эскаюн. Вторая – граф слыл верным вассалом правителя Бургундии, служил ему верой и правдой и охранял территории, прилегавшие к верхнему течению реки Эн. За верную службу Рено II, граф Бургундский, не раз отличал своего верного вассала и всячески благоволил к нему. И третья, возможно, самая главная причина гордости барона – это величественная красота замка.

Понтарлье, словно гнездо ласточки, прилепившееся к высокой скале, невольно вызывал у соседей баронов уважение и зависть. Ибо его дозорные башни довлели над землями Варе вплоть до Безансона, резиденции сиятельного графа Рено II; северо-западными землями графства Амуа, включая замок Доль, а также южной частью Эскаюна.

Отец нынешнего графа Ла Доля, чьи владения располагались на соседних землях графства Амуа, некогда рискнул напасть на земли Понтарлье и захватить замок, имевший столь выгодное стратегическое положение, но потерпел неудачу. Попытки завладеть Понтарлье также предпринимал и граф де Бельфор, но тщетно. С тех пор минуло немало лет, и никто более не посмел посягнуть на родовое гнездо барона.

Барон де Понтарлье был женат на благородной Миранде де Софте, от брака с которой он имел дочь Матильду и сына Персеваля.

В нынешнем году Матильде исполнилось пятнадцать лет, и отец всерьёз задумался над тем, что его дочь вполне созрела для замужества. Барон поделился своими соображениями с супругой, та же его поддержала, ибо считала, что в пятнадцать лет девушка вполне готова к деторождению.

В конце весны барон получил приглашение на турнир от графа де Бельфор. Былые недоразумения канули в Лету, и нынешние отцы семейств поддерживали вполне миролюбивые отношения, не помышляя о феодальных притязаниях.

Увы, барон был уже не молод, ему минуло сорок три года, давали знать раны, полученные в походах против Ломбардии, Швабии и Тосканского маркграфства, поэтому он не мог самолично принимать участие в турнире. Он мысленно перебрал всех своих вассалов-рыцарей, несомненно, многие из них снискали славу храбрецов, сражаясь под его началом. Но барону предстояло выбрать самого достойного, коему было бы доверено защищать честь дома Понтарлье.

Выбор барона пал на Потона де Пайена, молодого храброго рыцаря, отлично проявившего себя в ломбардийском походе. Де Понтарлье призвал вассала в замок и посвятил его в свои замыслы.

Молодой рыцарь воспринял сию новость с нескрываемым восторгом:

– Ваше сиятельство, обещаю достойно сражаться и не посрамить чести вашего рода! – с жаром заверил де Пайен.

Барон снисходительно улыбнулся.

– Я не сомневаюсь в вашей доблести, де Пайен. Ибо я отлично помню, как вы сражались против ломбардцев. Тому наградой богатая военная добыча… Единственное, что беспокоит меня – это ваше облачение. Получить приглашение на турнир в Бельфоре огромная честь. На него съедутся все благородные рыцари Бургундского графства, думаю, их будет немало, ибо военные действия сейчас не ведутся, и они с огромной радостью покажут собравшимся зрителям, на что способны.

Де Пайен терпеливо выслушал длинную тираду своего сеньора, понимая, куда тот клонит.

– Ваше сиятельство, я прикажу оружейнику привести мои доспехи в порядок.

Барон кивнул.

– Разумеется… Но мне бы хотелось, чтобы вы предстали на турнире в новом хаубержоне и нагруднике, украшенном грифоном. Посему я прикажу оружейному мастеру подогнать свой праздничный доспех по вашей фигуре.

Де Пайен поклонился.

– Как вам угодно, ваше сиятельство. Для меня великая честь облачиться в доспех с вашим гербом.

Де Пайен откланялся. Когда он покидал замковую залу, то столкнулся в дверях с Матильдой. Юная прелестница потупила взор, как и положено скромной воспитанной девушке её возраста. Но от взора рыцаря не ускользнул румянец, заливший нежные девичьи щёки, словно маков цвет.

Потон не растерялся, поклонившись молодой даме с надлежащим почтением. Та же ответила лёгким кивком головы и проследовала к отцу, оставляя за собой шлейф нежнейшего аромата.

Рыцарь покинул замок, верхом на лошади направившись в свои крошечные владения. Увы, они не позволяли даже думать о Матильде. Но сердцу не прикажешь! Юная прелестница всецело завладела воображением благородного рыцаря, и тот безудержно предавался грёзам. Перед его взором стояла Матильда, облачённая в нежно-лиловое платье, перехваченное под грудью по последней бургундской моде, отчего прелестные выпуклости казались ещё соблазнительнее. Её белокурую головку венчал высокий головной убор, тончайший шарф окутывал его сверху, охватывая щёки, подбородок и шею…

«Я непременно выиграю этот турнир! Пусть я не могу открыться Матильде в своих чувствах, на то я не имею право, ибо я не могу уронить честь своего сеньора, барона де Понтарлье. Но никто не запретит мне объявить Матильду Дамой сердца и сражаться во имя её прелестных глаз!»

С таким мыслями Потон де Пайен достиг своего дома, сложенного из местного камня. Он окинул свои владения безрадостным взором и тяжело вздохнул.

– Увы, с таким богатством я в праве рассчитывать лишь на дочь одного из вассалов барона… Вот, если бы началась война с Арелатом или Ломбардией, то я непременно бы отличился… А может быть и спас жизнь барону… – мечтательно произнёс де Пайен.

* * *

Узнав от матушки о предстоящем путешествии в Бельфор, где соберётся весь цвет бургундского рыцарства, Матильда поспешила к отцу. В дверях, ведущих в зал, она столкнулась с молодым рыцарем. Девушка давно приметила молодого и сильного де Пайена, он будоражил её воображение, особенно по ночам, когда она не могла заснуть, томимая необъяснимыми чувствами.

Однажды она призналась матушке, что засыпает только под утро. Баронесса крайне обеспокоилась и учинила дочери допрос со всем пристрастием. Но Матильда была отнюдь не глупа, чтобы признаться матери в чувствах к простому рыцарю, вассалу своего отца. Она прекрасно понимала, что хоть де Пайен и храбрый воин, и хорош собой, но ей он неровня. Девушка воспринимала свои душевные порывы, как само собой разумеющиеся, свойственные её возрасту… Ну кто не мечтал о куртуазной любви в пятнадцать лет?

Теперь же она стояла перед отцом.

– Что ты хочешь, дочь моя? – поинтересовался он.

– Ах, отец, матушка сказала мне, что вы получили приглашение на бельфорский турнир… – сразу же перешла к делу красавица.

– Да и что?.. Эта новость тебя так взволновала? – удивился барон.

– Да… – призналась Матильда и опустила взор в долу. Она прекрасно знала, что подобное поведение безотказно позволяет ей добиться желаемого.

Барон улыбнулся, с удовольствием воззрившись на дочь: «Как она повзрослела… Просто очаровательная женщина… И как скромна…»

– Я хотела просить вас об одолжении… – смиренно произнесла Матильда и робко взглянула на отца.

Тот растрогался.

– Конечно, моя драгоценная!

– Дело в том, что матушка не смеет просить вас о лишних расходах… – смущённо пролепетала она.

Уловка дочери привела барона в прекрасное расположение духа, и он от души рассмеялся.

– Ох, уж эти женщины! Признайся, ты пришла по наущению баронессы!

Матильда слегка кивнула.

– Ах, отец от вас не возможно ничего скрыть…

Барон снова разразился смехом.

– Дорогая дочь, ты вправе заказать любые миланские ткани. Повторяю: любые! До турнира ещё более месяца. Так, что портнихам придётся потрудиться, дабы ты выглядела достойно.

– А кто будет представлять вас на турнире?.. – как бы невзначай поинтересовалась Матильда.

– Потон де Пайен… Да ты видела его только что, он столкнулся с тобой при выходе из зала.

Матильда с трудом подавила волнение.

– Надеюсь, этот рыцарь будет достойным соперником и не подведёт вас.

– Не сомневайся, дорогая дочь! Тебе не придётся краснеть за него. Де Пайен – рыцарь, проверенный в боях. Отваги ему не занимать! – заверил барон и добавил: – Иногда я сожалею, что он не имеет титула…

«А уж как я об этом сожалею, отец, вы даже представить себе не можете…» – подумала Матильда, но ни коим образом не выказала своих тайных мыслей.

…Весь последующий месяц баронесса и Матильда провели в бесконечных хлопотах. Им хотелось пошить такие наряды, при виде которых у модниц Безансона и Бельфора зайдётся сердце от зависти. И потому, мать и дочь перевели уйму пергамента, вырисовывая перьями замысловатые фасоны платьев. Увы, некоторые в погоне за оригинальностью получались безвкусными, а иные чрезмерно смелыми.

Матильда же тяготела к последним. Она уже представляла себя в обворожительном наряде, затмевающим всех известных бургундских модниц, даже супругу и дочь графа Рено II. Потон де Пайен склонится перед ней в поклоне, а затем объявит её Дамой сердца, ради которой одержит победу. Она же подарит ему шарф, который рыцарь повяжет, как и полагается, поверх доспехов.

Месяц пролетел незаметно. Портнихи сшили Матильде три новых платья и буквально падали от усталости. Баронесса ограничилась лишь одной обновой, но весьма роскошной.

Наконец она решила, что пора поговорить с дочерью о её будущем:

– На турнире будут присутствовать достойные и знатные рыцари Бургундии. – Начала она издалека. – Своей свежестью и красотой ты обязательно привлечёшь их внимание…

Матильда мечтательно прикрыла глаза: действительно, турнир – это удел молодых и сильных мужчин. И образ Потона де Пайена постепенно померк в её распалённом воображении.

– Ты уже достигла того возраста, когда стоит подумать о замужестве… – настойчиво продолжила баронесса.

Матильду охватило волнение.

– Вы с отцом уже подобрали мне жениха?.. – спросила она.

– Ещё нет… Думаю, не стоит спешить… – задумчиво сказала баронесса, разглядывая свои драгоценности и размышляя, какое колье наилучшим образом украсит её новый наряд. Наконец она оторвала взор от роскошного ожерелья с аметистами. – Возможно, ты понравишься знатному барону и сама не останешься к нему равнодушной.

Матильда хмыкнула. Отчего-то после слов матери ей представился барон лет тридцати с благородной проседью в волосах.

– Я говорила тебе, что вышла замуж по любви? – спросила баронесса, укладывая колье обратно в ларец.

Матильда встрепенулась.

– Матушка, вы любили отца?

– Конечно… Хотя я была молода, мне едва исполнилось шестнадцать, а барону Понтарлье – двадцать пять лет. Тогда он казался мне самым красивым мужчиной…

– А теперь? – лукаво поинтересовалась дочь.

– Мы прожили почти восемнадцать лет… – тяжело вздохнув, ответила баронесса.

Матильда прикусила язычок, ибо прекрасно знала: несмотря на то, что отцу минуло сорок три года, он не потерял интерес к женщинам. И этот интерес отнюдь не ограничивался законной супругой.

* * *

Наконец настал долгожданный день, когда благородное семейство Понтарлье в окружении вооружённого отряда намеревалось отправиться в Бельфор. Путь был неблизким, примерно двадцать лье, что по расчётам барона заняло бы два дня пути.

Многочисленные повозки с провиантом, сундуками, в коих нашли своё место тщательно упакованные многочисленные наряды семейства, походными шатрами и штандартами с изображением родового герба были приготовлены к дальней дороге.

Персеваль, младший брат Матильды, а ему недавно исполнилось десять лет, уже чувствовал себя почти взрослым мужчиной, и с нетерпением ожидал многообещающего путешествия. Ему хотелось поскорее прибыть в Бельфор, дабы воочию лицезреть знаменитых бургундских рыцарей, снискавших славу непобедимых воинов на поле брани.

А войн за последние полвека на долю Бургундии выдалось более, чем достаточно. В результате обширные земли распались на три части: Бургундское герцогство, где захватил власть Роббер II, сын короля Франции Гуго Капета; королевство Бургундия (Арелат), король которого Рудольф III добровольно перешёл под юрисдикцию Священной Римской империи, и наконец, Бургундское графство, где обосновался Отто-Гильом I, затем передавший графство в наместничество Рено I.

Теперь же бургундские земли были окончательно поделены между правящими домами, их границы признаны Францией и Священной римской империей. Наступила долгожданная мирная передышка.

Настроение Бернара де Понтарлье было приподнятым. Вот уже несколько лет, как он практически не покидал своего замка и потому надеялся, что предстоящий турнир вернёт ему боевой дух и возродит воспоминания о былых сражениях. И он снова, хоть на миг, почувствует себя молодым и сильным воином.

Он помог жене и дочери разместиться в карете, которую украшали фамильные грифоны, сам же предпочёл проделать путь до Бельфора верхом, рядом с сыном, который старался во всём подражать отцу и вознамерился преодолеть часть пути на невысокой смирной лошадке, в окружении своих верных вассалов.

Потон де Пайен, которому предстояло сразиться за честь барона, прекрасно выглядел в новом хаубержоне, блестящем начищенном до блеска шлеме и тёмно-зелёном сюрко с вышитым золистыми нитями грифоном.

Он нарочито прогарцевал на лошади перед каретой, дабы привлечь внимание Матильды. Та, увы, не смогла скрыть своего восхищения, и одарила рыцаря пламенным взором. Баронесса заметила сие обстоятельство.

– Надеюсь, на турнире ты будешь вести себя благоразумно… – холодно заметила она.

– Конечно, матушка… – кротко ответствовала дочь. – Но…

Баронесса, не скрывая удивления, воззрилась на дочь.

– Что ещё? Ты забыла что-то из нарядов? Кажется, я приказала упаковать всё…

– Нет-нет… Дело не в нарядах… Просто я хотела узнать: кого именно де Пайен провозгласит Дамой сердца на время турнира?

Баронесса улыбнулась.

– Ты имеешь в виду: кого из нас двоих? А разве ты не знаешь? Вероятно, я тебе не сказала… – она вздохнула с явным сожалением. – Барон решил, что Дамой сердца де Пайена стану я…

Матильда прикусила нижнюю губу.

– Разумеется, матушка… – сказала она, усилием воли подавив волнение.

Баронесса прекрасно понимала, что происходит с дочерью.

– Поверь, Матильда, так будет лучше. Ты ещё молода и повышенное внимание де Пайена может нанести непоправимый вред твоей репутации. Тем более, что твой отец очень рассчитывает встретить в Бельфоре своих давних друзей, с которыми он сражался в ломбардийских и швабских компаниях.

Матильда отвернулась от матери, сделав вид, что с излишним вниманием рассматривает внутренний двор замка через окно кареты.

– У баронов есть сыновья. Они давно достигли брачного возраста. Я очень надеюсь, что один из них не оставит тебя равнодушной, – закончила мысль баронесса.

Матильда тяжело вздохнула.

– А я его?.. – дерзко спросила она и воззрилась на мать.

Та усмехнулась, подумав, что Матильда уж очень похожа на неё в молодости – покорность лишь одна видимость. На самом деле за скромностью и дочерней покорностью таится бурный темперамент и сила воли.

– Ты молода и красива. Я не сомневаюсь, что к окончанию турнира твоей руки будут добиваться несколько достойных претендентов.

Матильда отвернулась и надула губки. В этот момент де Пайен снова прогарцевал на лошади… Ах, как он был хорош…

Заскрипели механизмы замковых ворот, подъёмный мост пришёл в движение, опустившись через глубокий сухой ров. Передовой отряд с герольдами покинул замок. Карета тронулась. За ней последовала вереница повозок…

* * *

День клонился к вечеру, когда кортеж, следовавший в Бельфор, остановился на ночлег. Прислуга быстро натянула походные шатры. Тут же был накрыт импровизированный стол, ибо благородное семейство и вассалы изрядно проголодались.

Матильда не чувствовала усталости. Она слегка утолила голод и вышла из шатра, дабы насладиться вечерней прохладой. Девушка обошла вокруг шатра, кругом царила суета. Ей захотелось побыть одной. Рассчитывая на то, что отец с матушкой слишком заняты обсуждениями предстоящего турнира, она в сопровождении компаньонки Флоранс, которая была двумя годами старше неё, удалилась к ближайшему лесочку.

Девушки оживлённо болтали, когда перед ними из-за кустов появился Потон де Пайен. Он явно их поджидал. Матильда почувствовала себя неловко, но всё же нашла в себе силы произнести:

– Вы, сударь, видимо наслаждались пением птиц?..

Рыцарь улыбнулся.

– О да… Это моё любимое занятие.

Флоранс подозревала о возникшей симпатии молодой госпожи и рыцаря, поэтому она сделала вид, что собирает полевые цветы. Однако при этом она зорко следила за парочкой, дабы приличия были соблюдены.

Де Пайен явно что-то хотел сказать. Матильда догадывалась: он сожалел о том, что вынужден провозгласить Дамой сердца её матушку.

Неожиданно он начал читать стихи:

О, Донна – сколь она нежна!Уже нигде – вблизи, вдали —Меня б другие не влекли,Она мне только и нужна.Я – Донны верный паладин.Не надо никаких смотрин,Чтоб лучшую предпочитать.Я сердце отдал ей сполна,Навеки. Да Господь велиИзбрать меня хоть в короли,И покорись мне вся страна,Но Донна – до моих седин —Вот мой сеньор, мой господинЕй королем повелевать!

Де Пайен умолк. Девушку невольно охватило волнение. Она прижала руки к груди…

– Мне очень жаль, сударыня, что я не смогу биться на турнире с перевязью из вашего шарфа. Но знайте, все свои будущие победы я посвящаю только вам.

– Чьи это стихи? – едва слышно спросила она.

– Некоего провансальского трубадура Бернарда де Вентадорна, или как у нас в Бургундии говорят на ломбардийский манер, голиарда. Теперь стихосложение и пение под аккомпанемент лютни всё больше в моде. Многие бароны и графы считают, что в их придворной свите непременно должен присуствовать голиард, дабы услаждать их слух.

– Да я слышала об этом. Мой отец также выписал голиарда из Романьи …

Флоранс, набрав букет цветов, решила, что беседа молодой госпожи и столь пылкого рыцаря несколько затянулась. Компаньонка приблизилась к ним:

– Матильда, мы слишком удалились от шатров… – как бы невзначай заметила она.

Девушка прекрасно поняла намёк своей наперсницы. Она одарила де Пайена взором полным безнадёжной любви и направилась в сторону лагеря.