Прочитайте онлайн Крымский излом | 12 января 1942 года, 09:30. Анкара. Кабинет президента Турецкой Республики.    Президент Турции Исмета Иненю и начальник военной разведки генерал Азим Гюндус

Читать книгу Крымский излом
3316+3545
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

12 января 1942 года, 09:30. Анкара. Кабинет президента Турецкой Республики.

   Президент Турции Исмета Иненю и начальник военной разведки генерал Азим Гюндус

.

   Президент Турции был обеспокоен тем, что сегодня утром начальник военной разведки испросил у него экстренной аудиенции. Исмета Иненю давно уже мучили кошмары. Днями и ночами он вспоминал тот проклятый день - 8 июня 1941 года, когда Турция подписала с Германией договор о дружбе, взаимной помощи и ненападении. Тем самым, он выбрал - на чьей стороне быть его стране в мировой войне, которая уже второй год полыхала в Европе и Северной Африке.

   Президент дал отмашку, и в Турции развернулась кампания по пропаганде идей пантюркизма, призывавшей к созданию "Великого Турана". В случае разгрома СССР должна была создана новая Османская империя, куда вошли бы тюркские народы, живущие на Кавказе, в Крыму, Средней Азии, Поволжье, в том числе в Башкирии и Татарии. Апологеты "Великого Турана" даже облизывались на некоторые регионы Сибири. В газетах публиковались географические карты нового государственного образования - "Великой Турции". И вот теперь...

   А теперь наступило время не спеша подумать - а в ту ли арбу сели турки? Похоже на то, что быстроходная и надежная германская карета, в которую они взгромоздились, крепко увязла в России.

   Иненю вспомнил, как по приглашению Гитлера, осенью 1941 года на Восточном фронте побывала военная делегация Анкары во главе с начальником военной академии генералом Али Фаудом Эрденом. После его возвращения в Турцию печать стала восторженно рассказывать о небывалых успехах вермахта, полагая, что Москва падет в скором времени, и надо как можно быстрее присоединиться к победителям.

   Но Москва устояла, "непобедимый вермахт" оказался очень даже "победимым", в заснеженных северных лесах сейчас разгорелась страшная мясорубка, в которой, как кизяк в очаге сгорали целые полки и дивизии вермахта. Теперь черные мысли все чаще посещали ум 56-летнего Президента.

   Еще больше его огорчали новости, приходившие в последние дни из Крыма. У турецкой разведки была хорошо налаженная агентурная сеть, в основном из числа крымских татар. Правда, теперь они так же сотрудничают и с ведомством адмирала Канариса, но это турецких кураторов не очень-то расстраивало - союзники, как-никак. Так вот, татарские агенты сообщили о появлении в Крыму свежих, прекрасно вооруженных и обученных сил русских, которые, несмотря на свою относительную малочисленность, играючи разгромили 11-ю армию вермахта, деблокировали Севастополь. Остатки немецких и румынских войск на полуострове были окружены в районе Ялты, и впоследствии либо уничтожены, либо пленены.

   А сейчас, похоже, начальник турецкой разведки принес новые сведения и, судя по тому, как спешно он собирался их доложить, они были далеко не радостными.

   - Добрый день, господин Президент, - сказал генерал Гюндус, входя в кабинет главы государства.

   - День-то добрый, но, судя по вам, генерал, известия, которые вы мне принесли, вряд ли можно назвать добрыми, - ответил Иненю.

   - Да, господин Президент, - поклонился генерал, - я пришел вам сообщить подробности появления главных сил Черноморского флота русских у входа в Босфор.

   - Надеюсь, они не попытались прорваться в Проливы, чтобы вырваться из Черного моря и присоединиться к Средиземноморскому флоту англичан? - желчно заметил Иненю, - Я знаю, что в Болгарии у немцев есть крупные силы авиации, которые не упустили бы возможности уничтожить этих наглецов. Надеюсь, что асы Геринга показали кораблям русских, рискнувшим появится у Босфора - кто хозяин Черного моря?

   - Господин Президент... - начал было свой доклад генерал Гюндус, но потом замолчал, и достал из кожаного портфеля, который был у него в руках, пачку фотографий.

   - Вот, посмотрите, это фотографии сражения русского флота с немецкими самолетами, которые сделали офицеры военной разведки, несущие службу у входа в Босфор. Все произошло среди бела дня, так что фотографии весьма красноречивые.

   Иненю взял фотографии, и начал их внимательно рассматривать. Удивлению его не было предела. Снятые с помощью телеобъектива фото были немного нерезкими, но все же силуэты русских кораблей были хорошо видны. Были среди них и знакомые. Иненю, как глава государства, время от времени листал военно-морской справочник, чтобы знать о силах своего соседа и врага. Вот, русский линкор, еще царской постройки, вот, русские крейсера, один из них старый, второй - построенный по итальянскому проекту. Вот эсминцы, тоже еще тех годов... А это еще что?! - Иненю с удивлением рассматривал фотографию большого крейсера, со скошенным вперед носом, с мачтами, больше похожими на пирамиды, и с какими-то большими трубами вдоль борта.

   - Обратите внимание на флаг, - заметил генерал Гюндус, - Российской империи не существует уже более четверти века, и вдруг, у наших берегов появляются не числящиеся ни в одном справочнике корабли, под андреевским флагом.

   У президента Иненю от странного предчувствия прихватило сердце. На следующих фотографиях с этого странного русского крейсера срывались в небо огненные стрелы. Потом были фото еще нескольких абсолютно неизвестных кораблей, которые, как и крейсер, извергали в небо огонь и стреляли из своих задранных в небо орудий главного калибра. Ни один известный президенту военный корабль и в принципе не мог позволить себе ничего подобного. Турецкий линкор "Султан Явуз Селим", в девичестве немецкий "Гебен", казался рядом с этими кораблями ржавой лоханкой. На следующих фотографиях небо над морем было, словно полосами зебры, расчерчено черными полосами.

   - Это следы дыма, который оставили падающие и горящие немецкие бомбардировщики, - пояснил стоявший рядом генерал Гюндус. - Так бывает, когда сбивают сразу много самолетов...

   - И сколько немецких самолетов уничтожили русские? - изумленно спросил Президент.

   - По нашим данным на перехват русской эскадры вылетела полная бомбардировочная эскадра, только что перебазированная из Голландии, восемьдесят один бомбардировщик Ю-88. - ответил генерал, - Как проходил бой точно сказать невозможно, так как была низкая облачность, и количество сбитых самолетов, участвовавших в налете, визуально установить не удалось. Но на свой аэродром не вернулся ни один из них... Господин президент, это было что-то вроде Синопа в воздухе.

   - Этого не может быть! - воскликнул потрясенный Иненю и опустился на стул, продолжая сжимать в руках стопку фотографий.

   - Однако, это правда, господин Президент, - ответил начальник турецкой военной разведки. - Более того, эти русские ухитрились утопить немецкую подводную лодку, которая имела глупость попытаться атаковать их эскадру.

   - А какие потери понесли русские? - спросил Президент, - Не может же такого быть, чтобы их корабли не понесли никаких повреждений!

   - К большому сожалению, господин Президент, все произошло так быстро, что немцы не успели сбросить ни одной бомбы, ни выпустить ни одной торпеды, Ни один из русских кораблей не получил и царапины. Они выловили немногих уцелевших летчиков со сбитых немецких самолетов, после чего отправились своей дорогой по направлению к Севастополю.

   - Кроме того, господин Президент, - добавил начальник разведки, будто добивая своего начальника, - эта самая эскадра незадолго до этого посетила "с дружеским визитом" Румынию, после чего Констанца и Мангалия, перестала существовать как порты. В Констанце в это время был один наш танкер. Русские вежливо выпроводили его оттуда, прежде чем начать погром. Они превратили порт Констанцы в груду дымящихся развалин.

   И еще вот что. Прошлой ночью неизвестным способом были уничтожены нефтяные поля Плоешти. Было спокойно, ничто не предвещало трагедии, и вдруг все начало взрываться. Сейчас там пылает пожар до неба. Также были уничтожены железнодорожная станция, нефтеперегонные заводы и терминал на Дунае. Мой человек в румынской разведке сообщил, что как минимум два месяца никто не получит из Румынии ни нефти ни бензина. Немцы остались без бензина. Это катастрофа, господин президент и не только для них. Турция получала нефть и горюче-смазочные материалы тоже из Румынии. Самый ближайший альтернативный поставщик - Иран. Но он находится под властью англичан и русских, и кроме того, оттуда ничего невозможно вывезти из-за отсутствия дорог по суше, и войны на море.

   Президент Иненю тупо уставился на стоящего перед ним генерала. Он был близок к обмороку. Мысли в его голове крутились, словно белка в колесе. - Генерал, а нет ли тут какой-нибудь ошибки? - с надеждой спросил он Гюндуса. - Может, ваши люди ошибаются?

   - Господин Президент, - ровным голосом сказал генерал, - Мои люди готовы отвечать за свои слова. Аналитики из Генерального штаба считают, что Германия как никогда близка к поражению. Тем более, с учетом новых факторов, - Гюндуз кивнул головой на лежащие на столе фотографии, - Господин Президент, необходимо сделать все, чтобы успеть выпрыгнуть из арбы, с огромной скоростью несущейся к пропасти. Иначе мы рискуем оказаться вместе с Гитлером в числе побежденных. - Дальше медлить опасно! Мои люди считают, что избиение немецкой авиации у Босфора было специально спланировано русскими, чтобы наглядно показать нашей армии, что с ней сделают ветераны Крыма.

   - Хорошо, генерал, можете идти, - сказал Президент Турецкой республики тусклым безжизненным голосом, - Кисмет - судьба, мы должны сделать все, чтобы сохранить свою свободу и свои границы. Я дам соответствующие распоряжения министру иностранных дел.

   Когда генерал вышел, тихонько прикрыв за собой дверь, Иненю подумал, - Действительно, дальше медлить нельзя. Похоже, что мечты о "Великом Туране" так и останутся просто мечтами.