Прочитайте онлайн Крымский излом | 12 января 1942 года, 08:20. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

Читать книгу Крымский излом
3316+3369
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

12 января 1942 года, 08:20. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего.

   Верховный с удовольствием обозрел лежащий на столе ворох бумаг. Были там и расшифровки фотоснимков, и донесения разведки, и выдержки из иностранной прессы. Несомненно одно - вчера Советский Союз нанес своему врагу если не нокаутирующий, то крайне болезненный удар ниже пояса. А потом, в виду Босфора, еще и усугубил это дело хлесткой пощечиной. Это надо же - целая бомбардировочная эскадра, только что переброшенная из Франции, сгорела без остатка, наткнувшись на объединенную эскадру советских и русских кораблей. По крайней мере, это так должно было выглядеть с берега. Замечательная и наглядная демонстрация советской мощи для турецких властей. Сталин вернулся к столу, на котором лежали доставленные вчера вечером из Крыма фотографии разгромленной Констанцы. Уничтожена вся береговая инфраструктура, железнодорожная станция и губернаторский особняк. Это предложил товарищ Ларионов, - Пусть говорит власть предержащие в Румынии и других странах, знают, что они несут полную ответственность за свои действия своим имуществом, да и самой жизнью.

   - Есть мнение, - сказал товарищ Сталин сам себе, - что товарища Ларионова надо наградить. Не меньше, чем Звездой Героя Советского Союза. Вот, например, рапорт товарища Кузнецова, - "...умело и хладнокровно руководил действиями соединения при отражении воздушного нападения. Командный и рядовой состав грамотен, хорошо обучен и имеет высокий боевой дух..." - Сталин закурил трубку и прошелся по кабинету из конца в конец, размышляя, - Матросам-краснофлотцам - медали "За отвагу", а командирам - "Боевое Знамя" или "Красную звезду". - Молодцы, все молодцы. И наши, и внуки-правнуки. А может поставить товарища Ларионова командующим Черноморским флотом? - Справится?! - Должен справиться! Дадим ему начальника штаба из наших, ЧВСа хорошего... И Кузнецов не загордится, будет знать, что на нем свет клином не сошелся. Да и нарком военно-морского флота из Москвы должен руководить своим хозяйством, а не из Севастополя.

   - Так, - Сталин взял со стола еще одну бумагу, - рапорт об отражении днем 10-го января попытки налета германской авиации на Крым. Первая волна бомбардировщики, вторая транспортники с парашютистами и планерами на буксире. До Крыма не долетел не один... На поиски выживших были направлены два эсминца, гидросамолеты МБР-2 и спасательный вертолет с авианосца "Адмирал Кузнецов". Ему-то и удалось вытащить из воды двух живых пилотов с транспортников, и одного парашютиста. Так, протоколы допросов, самое главное - ... два батальона СС, единственная задача которого - взять в плен и допросить участников десанта 5-го января. А у товарищей из будущего там госпиталь развернут. Хороший госпиталь, говорят, чуть ли не руки-ноги обратно пришивают, и мертвых в того света вытаскивают. Надо позвонить товарищу Бурденко, пусть направит сотрудников для обмена опытом.

   А с Евпаторией непорядок, необходимо усилить охрану. Немцы уже что пронюхали, - Сталин вздохнул, выколачивая в пепельницу потухшую трубку, - да и это не мудрено. Слона не спрятать под ковер. - он усмехнулся, - по любимой поговорке Уинстона Черчилля, там и бульдоги-то едва-едва помещаются... Значит, операция "Туман" начата вполне своевременно...

   - Верховный главнокомандующий взял со стола тонкую папку, которую сегодня рано утром доставили из НКИДа. - Так, поздравление того самого Уинстона Черчилля с освобождением Крыма, и успешным ударом по Плоешти и Констанце. - Мелочь, а приятно. - Что он там еще пишет? - Желает дальнейших успехов в совместной борьбе. Посмотрим, голубчик, что ты запоешь после "Полыни"? - Шуму-то будет! - Так, корабли под андреевским флагом успели заметить в Болгарии и Турции. Не могли не заметить. Для того и была придумана эта морская прогулка после шумного погрома. Турция пока делает непроницаемое лицо и отмалчивается, а вот Болгария кипит как чайник на плите. Братушки мы им, или нет, в конце концов?

   Вот рапорт нашего посла в Софии. Царь Борис пытается завязать с нами неофициальные контакты, естественно втайне от своих берлинских кураторов. - А вот это уже интересно. В тот раз, в 1944 году, Болгария пала перед СССР после первого же касания, как перезрелый плод. В этот раз может получиться еще лучше, тем более что мы еще всяким Черчиллям-Рузвельтам никаких обещаний по устройству Европы не давали. А если и дальше так пойдет, то и не дадим, потому что... - Сталин усмехнулся, вспомнив слова контр-адмирала Ларионова, - Мы девушку будем ужинать, нам ее и танцевать.

   Мысль вождя перескочила на послевоенное устройство Европы. Победить надо так, чтобы иметь возможность диктовать всем этим, так называемым "союзникам" свои условия. А посему вернемся к делам сегодняшним.

   Перебирая бумаги, товарищ Сталин с удовольствием прочел перевод стенограммы вчерашней речи Геббельса по берлинскому радио. Удар действительно был болезненным. В речи главного брехуна Рейха из всех щелей пер уязвленный эгоцентризм. К стенограмме прилагалась записка Начальника ГлавПУР товарища Мехлиса с вопросом, как на эту речь реагировать.

   Товарищ Сталин снял трубку телефона.

   - Алло, ГлавПУР, товарища Мехлиса. - Товарищ Мехлис? - Добрый день! - Нет, не утро, а именно день, у нас вся страна от Тихого океана и до самого фронта давно и напряженно трудится. Получил вашу записку с переводом речи Геббельса. Ваш вопрос считаю дурацким. - А вот никак не надо реагировать, товарищ Мехлис! Переругиваться с визжащим шакалом - это только унижать свое достоинство. Мы должны объяснять нашим бойцам и всему миру, что всякое счастье для фашистов кончилось. Мы будем их бить, они будут орать, и имеют на это полное право. Чем сильнее мы их будем бить, тем громче и злее будут их вопли. - Верховный подумал и добавил, - Объясните всем, что весь наш советский народ, это личный враг Гитлера. - Надеюсь, вы все поняли? - Ну и хорошо! Желаю вам всяческих успехов, до свиданья!

   Положив трубку на рычаг, товарищ Сталин продолжил разбирать накопившиеся за время недолгого отдыха документы. Ага, папочка с утренней сводкой из РазведУпра. - Что там пишет товарищ Панфилов? - Немцы интенсивно перебрасывают к Перекопу войска, снимая их отовсюду, в том числе и из-под Ленинграда, и из под Москвы. Разведгруппы на Украине докладывают, что госграницу пересекли эшелоны с танками новосформированных 22-й и 23-й танковых дивизий. Агент "Миша" сообщает, что конечным пунктом всех эшелонов является станция Каховка. Информация подтверждена самолетами-разведчиками Черноморского Флота. Такое впечатление, что реванш в Крыму стал кое для кого идеей фикс. - Известно чьей.

   Верховный опять взялся за телефон, - РазведУпр, генерал-майора Панфилова. - Товарищ генерал майор, мы прочли вашу докладную записку о концентрации немецких сил на южном участке фронта. - Очень хорошо. - Но там не хватает одной маленькой детали. -Почему ваши люди не сумели установить дату начала наступления? - Что значит предположительно? - А вот точную дату, товарищ генерал майор, не назовет сейчас и сам Гитлер. Поскольку сам ее не знает.

   Помните, сколько мы мучились, пытаясь понять, какая из дат нападения на СССР является верной? - По появившимся у меня сведениям из сверхнадежного источника, они все были верными. Просто немцы, понимая, что не успевают подготовиться к определенной дате, элементарно переносили сроки. - Вы меня поняли? Давайте ваши предположительные даты. - Что, предположительно с пятнадцатого по восемнадцатое? Ну, товарищ Панфилов, это уже лучше.

   Да, и передайте все материалы по этому делу товарищу Василевскому и абоненту "Пилигрим". И держите в курсе по всем изменениям на этом направлении не только меня, но и их. До свиданья, товарищ генерал майор. - И тут Иосиф Виссарионович, не смог удержаться от шутки, - С наступающим праздником вас, со Старым Новым Годом. - И повесил трубку.

   Впереди было еще много напряженной работы. Тяжелым камнем лежало на душе вождя дело "Клоуна". Каждый день Иосиф Виссарионович уделял этой теме два-три часа, стараясь выстроить для себя четкую непротиворечивую картину. И чем больше он разбирал материалы по будущей истории потомков, тем больнее было сознавать насколько он был слеп, терпя возле себя Никитку, этого клоуна-недоумка. Вот и сейчас он думал, вчитываясь в списки его "соратников", - Все, что я строил тридцать лет, разбазарили, распылили, изломали и уничтожили... Гитлер столько не наломал сколько вы! - Бояре! - Как после Ивана Грозного устроили Смуту, разорили страну, деля власть. После Гитлера страну восстановить можно, а после таких дураков, увы, нет. Как бы с ними так поступить, чтобы и по заслугам вышло, и смущения в народе не вызвать в военное время?

   Сталин еще раз перелистал свои заметки по этому вопросу, означавшему разницу между жизнью и смертью для первого в мире советского государства. - Хм, - подумал он, - многие из этих товарищей крайне нескромны в материальном отношении. Надо будет дать указание Лаврентию, пусть привлекает их по самым уголовным мотивам. Да и товарищ Мехлис что-то мышей не ловит, интересно, куда смотрит его Госконтроль? Интересно было бы выяснить, чьи там внуки с высоты птичьего полета на страну гадили. - Тимошенки они как, родственники, или просто однофамильцы?

   Всю эту шушеру давно пора было разогнать, да только вот руки не доходили, - товарищ Сталин укоризненно покачал головой, пососав погасшую трубку, - Или, создать все-таки эту, как его ОБХСС, или точнее выделить соответствующую службу из НКВД в отдельный наркомат. Дело важное, особенно в военное время. Всякого разгильдяйства у нас и так хватает. Вон что пишут, что продукты и лекарства, поступившие по ленд-лизу, оказывались на черном рынке. Такую частную инициативу необходимо пресекать беспощадно. Самое главное, правильно подобрать наркома, например, товарищ Мехлис категорически не подходит, в связи с пятым пунктом большинства будущих клиентов этого ведомства. - товарищ Сталин записал себе этот вопрос на память, и подчеркнул два раза.

   - Кстати, а где сейчас Никитка? - На Юго-Западном фронте у Тимошенко? То есть, уже у Василевского... Надо бы его оттуда отозвать, чтобы опять дров не наломал. Только вот куда? Нет сейчас в стране неважных участков. Если такого назначить председателем колхоза, у него скоро люди безо всякой войны с голоду передохнут. Так что наркомом водного транспорта - упаси боже. Но с фронта его надо отзывать... А куда - это неважно. Пока в резерв Ставки, для поправки здоровья, ну а потом с Лаврентием решим, каким будет диагноз...

   Сталин снял трубку телефона ВЧ, - Юго-Западный фронт, Василевского. - Добрый день, товарищ генерал-лейтенант, ну как, приняли дела у Тимошенко? - Как обстановка на фронте? - Бардак говорите? Набрались вы товарищ Василевский нехороших словечек у товарища Бережного. - Знаю, знаю, у него по этому поводу и похлеще слова есть, сам иногда удивляюсь, какие прилипчивые.

   Товарищ Василевский, должен напомнить, что у каждого бардака есть фамилия, имя и отчество, потому что просто так, на ровном месте бардак не проявляется, особенно в армии. Ну, товарищ генерал-лейтенант, слушаю вас? - Что, Хрущев, тот самый который Никита Сергеевич? - Сталин сделал паузу, разыгрывая раздумья, - А передайте-ка вы ему, что с сегодняшнего дня он временно переводится в резерв Ставки, и должен немедленно прибыть в Москву. Да, в целях поправки здоровья и укрепления расшатанных после обороны Киева нервов. - Так ему и передайте.

   - Теперь, товарищ Василевский, о делах военных... По данным нашей разведки, и той которая в Крыму, и той которая в Москве, немецкое командование собирает против Крымского фронта сводную группировку. По-немецки, кажется, это называется кампфгруппой. Ее основу составляют две свежих, только сформированных, танковых дивизии полного состава, и сборная солянка со всего Восточного фронта, оттуда рота, отсюда батальон. Я думаю, что немцы до сих пор свято верят в несокрушимую мощь своего танкового кулака. Вот мы и посмотрим, чьи кулаки тяжелее.

   Начало наступления на Перекоп возможно с пятнадцатого до восемнадцатого числа. Я приказал товарищу Жукову временно приостановить наступление, переходя к обороне на выгодных рубежах. Пусть немцы думают, что мы выдохлись, пусть перебрасывают войска на юг. Чем страшнее для них будут идти дела у вас, тем больше сил они снимут с якобы спокойных участков... Короче, вы поняли, что одной из задач "Полыни" является до предела ослабить группы армий Центр и Север, за счет переброски части их сил на юг. Насчет Любанской операции тоже не беспокойтесь, пока решено ее не проводить, поберечь людей и боеприпасы. Ударим тогда, когда немцы до предела ослабят эти направления. - Как заместитель начальника Генштаба, что вы скажете о таком плане? От этой должности вас, между прочим, еще никто не освобождал.

   - Что, это зависит от того сколько сил они оттуда снимут? - А вот это, товарищ Василевский зависит уже от вас с товарищами Рокоссовским и Бережным. Чем лучше вы сделаете свое дело, тем короче будет для Гитлера его "тришких кафтан". - И скажите спасибо товарищам Кузнецову и Ларионову. Теперь Черноморский флот у нас не бесплатное приложение к Красной армии, а грозный боевой инструмент, тяжелая гиря в стратегическом балансе. Вы представляете, сколько дивизий понадобится немцам, чтобы надежно прикрыть побережье Черного моря от Перекопа до болгарской границы? - А если учесть прорусские и просоветские настроения в Болгарии, то, наверное, даже турецкой. Все, товарищ Василевский, генерал-майор Панфилов будет непрерывно информировать вас о развертывании вражеской группировки. Надеюсь, что вы оправдаете оказанное вам высокое доверие. - До свиданья, товарищ Василевский.

   Положив трубку, товарищ Сталин встал и подошел к окну. За окном опять шел снег. К концу идет седьмой месяц войны, Советский Союз уже понес огромные потери. И понесет еще большие, если он, Сталин, не сумеет правильно воспользоваться подарком неведомых сил. На сколько удастся сократить войну? - На год, на два - вряд ли больше. Фашистская Германия еще сильна, и ей нужно нанести еще не одно поражение, чтобы она рухнула. Чтобы сократить войну, нужно не гнать немца с нашей земли, это просто вредительский лозунг. Надо окружать и уничтожать их, как под Ялтой. Тогда эти полки и дивизии не будут восстанавливать, и отправлять их снова и снова против нас. Нужно учиться этому мастерству у самих немцев.

   Ведь, что такое ночные удары авиагруппы "Адмирала Кузнецова" по немецким аэродромам? - Это, строго говоря, повторение приема люфтваффе, который помог им завоевать господство в воздухе 22 июня минувшего года. И только внезапность нападения заменена техническим превосходством. Господство в воздухе - это ключ к победе в этой войне.

   Товарищ Сталин подошел к своему столу. Недаром тут лежит график выпуска самолетов, по которому директора авиазаводов отчитываются ежедневно. Да, самолеты, вчера пришлось особо настоять, чтобы товарищ Петляков не торопился, и выехал в Москву поездом. Тот вопрос, который его так волновал - возвращение с фронта авиационных специалистов, был решен положительно заранее. Но осталось еще одно дело...

   Пока остальные авиаконструкторы будут совершенствовать поршневые машины, товарищ Петляков, совместно с Архипом Люлькой, займутся созданием первого советского реактивного двухмоторного истребителя, построенного по интегральной схеме. Да, пора... Чтоб любую летающую "суперкрепость" он мог разнести вдребезги. А товарищи практики из будущего помогут ему избежать самых элементарных ошибок, которые были сделаны в их истории.

   Скопировать их самолеты вряд ли удастся, а вот срезать угол, сэкономив лет пятнадцать-двадцать, наверное, получится. Да, Королева тоже надо освободить из его шарашки. Тогда товарищ Сталин считал, что космические полеты - это просто забава. Но теперь, после разговоров с товарищами Бережным и Ларионовым, стало очевидно, что это не так.

   Там, спутники используют везде, от прогноза погоды и связи, до военной разведки и пропаганды. Космос делает земной шар маленьким, а ту страну, которая им владеет Великой. Это пострашнее господства в воздухе, потому что на пролетающий над головой спутник не заявишь протест, и не собьешь его из зенитки.

   Серьезно мы займемся этим вопросом после войны, но вот готовиться к полетам в космос надо начинать уже сейчас. Ну, и конечно Курчатов... Правда, это чуть попозже, когда из Севастополя в Москву доставят людей с подлодки "Северодвинск". Они тоже помогут нашим ученым избежать множества ошибок.

   Или просто поломать американцам их Манхеттен? - Так то или другое? - Надо еще хорошенько подумать, что делать в первую очередь, а что потом. Ведь времени прошло всего ничего, меньше недели, а мир уже изменился безвозвратно, хоть он этого еще и не знает.