Прочитайте онлайн Крымский излом | 10 января 1942 года, 12:45, Севастополь, Южная бухта, КП ЧФ    Адмирал Кузнецов Николай Герасимович

Читать книгу Крымский излом
3316+3315
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

10 января 1942 года, 12:45, Севастополь, Южная бухта, КП ЧФ

   Адмирал Кузнецов Николай Герасимович

   На оперативном совещании присутствуют:    Командир ЛК "Парижская Коммуна" капитан 1-го ранга Кравченко Федор Иванович    Командир КР "Молотов" капитан 1-го ранга Зиновьев Юрий Константинович    Командир КР "Красный Крым" капитан 2-го ранга Зубков Александр Илларионович    Командир лидера "Ташкент" капитан 2-го ранга Ерошенко Василий Николаевич    Командир лидера "Харьков" капитан 2-го ранга Мельников Пантелеймон Александрович    Командир РК "Москва" капитан 1-го ранга Остапенко Василий Васильевич    Командир ЭМ "Адмирал Ушаков" капитан 1-го ранга Иванов Михаил Владимирович    Командир БПК "Североморск" капитан 1-го Перов Алексей Викторович    Командир СКР "Ярослав Мудрый" капитан 2-го ранга Юлин Виктор Петрович    Командир СКР "Сметливый" капитан 2-го ранга Гостев Алексей Викторович

   Оперативное совещание я собрал на командном пункте Черноморского флота. Делать это на корабле, который носил мое же собственное имя, я считал неприемлемым по двум причинам. Во-первых, это грубое нарушение высшего уровня секретности, любой человек попавший на борт кораблей из будущего сразу поймет что что-то тут не так. И, во-вторых, это элементарно неудобно, товарищи могут подумать что я зазнался.

   Я уже просил товарища Сталина переименовать авианесущий крейсер, дав ему более подходящее имя, но получил вежливый отказ, - Товарищ Кузнецов, в будущем вам было оказано высокое доверие, вашим именем был назван лучший корабль флота. Мы можем переименовать его только, если вы сильно проштрафитесь... Подумайте над этим? - Ну, кто сказал, что у товарища Сталина нет чувства юмора, а? Нет, он будет ждать пока я проштрафлюсь?! - Не дождетесь, товарищ Сталин!

   Тем более, что уже были вопросы от товарищей черноморцев, а какой это адмирал Кузнецов, и кем он мне доводится. Приходилось отшучиваться что никем, даже не однофамильцем.

   Вот и пришлось собирать совещание на командном пункте флота в Южной бухте, тем более что сам ТАКР "Адмирал Кузнецов" останется на якорной стоянке, подлетное время его истребителей к Констанце, если что, составит всего пятнадцать минут. А с аэродрома Саки, так и того меньше, тем более, что туда перевели вторую пару легких, по их понятиям, истребителей МиГ-29.

   Пара этих "легких" истребителей играючи смахнула с неба три девятки Хе-111, и все окрестное люфтваффе слышало по радио вопли избиваемых. А вчера случился курьез, я про себя улыбнулся, тот самый майор Скоробогатов, со своими ведомыми взлетели на перехват двух троек Ю-88, и одной тройки Хе-111, как-то уцелевших в мясорубке предыдущих дней, которых германское командование послало на бомбежку наших позиций на Перекопе.

   Увидев наши атакующее МиГи немцы заорали в эфире "Ахтунг - Хищники!", и стали покидать на парашютах абсолютно исправные самолеты. У них теперь оказывается такой приказ, в бой не вступать, а спасаться по возможности. Жаль, что это случилось не над нашей территорией.

   Товарищи командиры собрались. Тех, что с погонами, и тех что с нашивками на рукавах, ровно поровну. Поглядывают друг на друга с настороженностью и недоверием. Не вина последних, что в небе господствовала немецкая авиация, а ими командовал человек, который явно не соответствовал своей должности. Вот к примеру, даже два новейших британских линкора месяц назад не смогли устоять перед массированной атакой японских торпедоносцев и топмачтовиков. И, первые тоже не виноваты, что неким, неведомым нам силам, пришлось бросить их в этот прорыв, чтобы заткнуть зияющую дыру, которая образовалась не по их вине. Начнем!

   - Итак, товарищи, командованием, - я кивнул в сторону портрета товарища Сталина, намекая кем лично был отдан этот приказ, - перед нами поставлена задача - уничтожить торговый порт и военно-морскую базу Констанцы. Силы, в данный момент способной помешать нам в этом деле, не существует. Противодействовать нам могут два устаревших румынских эсминца и несколько торпедных катеров. Германские береговые батареи, обороняющие порт имеют калибры 105 мм - 127 мм. Первая фаза операции начнется еще до рассвета с их подавления, - я посмотрел в сторону выходцев из 2012 года, - Товарищ Сталин разрешил нам истратить для этой цели до тысячи осколочно-фугасных снарядов калибра 130-мм из вашего боекомплекта. Больше ни один корабль не должен стрелять по тем целям, которые выделены для "Москвы" и "Адмирала Ушакова", это собьет с толку автоматику корректировки огня. Ведь так, Василий Васильевич? - обратился я к командиру "Москвы" капитану 1-го ранга Остапенко.

   - Так точно, товарищ адмирал, - ответил он мне, - чужой разрыв, это все равно, что под руку толкнуть. И получится, - "Хотели как лучше, а получилось как всегда".

   - Слышали?! - я обвел собравшихся взглядом, - С наступлением рассвета, в на внутренний рейд входят "Парижская коммуна" и "Молотов", и устраивают румынам в порту хорошенький кордебалет. Но, сперва, во избежание международных инцидентов, попросим удалиться восвояси суда нейтральных государств. Для непонятливых перевожу - болгарские и турецкие. Товарищ Сталин очень просил, чтобы нейтралы не пострадали в этой экзекуции, но в то же время смогли сполна насладиться огненным цирком. После разгрома Констанцы мы, медленно и торжественно, совершаем круг почета по границам территориальных вод Болгарии и Турции. Это крайне необходимо товарищу Громыко, который в ближайшее время направится в эти страны с визитом особой важности.

   Командиры из будущего заулыбались, - Андрей Андреевич, мистер "Нет". - пробормотал товарищ Остапенко, - Мне уже почти жалко президента Иненю, чего бы там от него не хотел товарищ Сталин.

   - Нечего его жалеть, товарищ капитан 1-го ранга, - проворчал я, - Он нас не жалеет, а мы его с чего?

   Идем тремя колоннами. В центре: "Москва", "Парижская Коммуна", "Молотов", "Красный Крым". В правой: "Адмирал Ушаков", "Ташкент", "Ярослав Мудрый". В левой: "Североморск", "Харьков", "Сметливый". Флагман - крейсер "Москва". Итак, сверим часы, сейчас, - я бросил взгляд на запястье левой руки, - 13:07. Выход из базы в 21:00, формирование походного ордера в 21:45. Все, товарищи, все свободны!