Прочитайте онлайн Крымский излом | 9 января 1942 года. 12:05 СЕ. Восточная Пруссия. Объект "Вольфшанце", Ставка фюрера на Восточном фронте.

Читать книгу Крымский излом
3316+3287
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

9 января 1942 года. 12:05 СЕ. Восточная Пруссия. Объект "Вольфшанце", Ставка фюрера на Восточном фронте.

   Присутствуют:    Рейхсканцлер Адольф Гитлер,    Глава ОКВ генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель,    Глава РСХА обергруппенфюрер СС Рейнгард Гейдрих,    Глава Абвера адмирал Вильгельм Канарис.

   Фюрер был в не себя от ярости. Какие-то невнятные донесения о "трудностях", с которыми столкнулись немецкие войска в Крыму, вчера приобрели вполне реальные очертания. Гитлер пинком начищенного ботинка опрокинул стул, который попался ему на пути. - "Трудности"! - Какие в задницу трудности! - Это полный разгром! И эти подонки в генеральских мундирах столько времени морочили ему голову! Ему, фюреру Великой Германии! Сегодня он выскажет все, что о них думает!

   Для объяснения в "Вольфшанце" из Берлина были вызваны глава ОКВ и руководители военной разведки и службы безопасности Рейха. У фюрера к ним было тоже немало вопросов. В назначенное время вышколенный адъютант впустил в кабинет всех приглашенных для показательного разноса.

   Первым вошел генерал-фельдмаршал Кейтель, который смертельно боялся фюрера, открыто холуйствовал перед ним, за что в своем окружении получил кличку "Лакейтель". Вслед за главой ОКВ вошел седоватый человек в черном военно-морском мундире. Вильгельм Канарис, глава военной разведки. За привычку смотреть на собеседника искоса, слегка наклонив голову с расчесанными редкими волосами, он получил кличку "Кикер" - "Подсматривающий". Фюрер вспомнил, что ему уже не раз докладывали о том, что адмирал не только "подсматривает", но и заглядывает не туда, куда нужно. К тому же он имел подозрительные контакты с кругами, близкими к Британии. Хорошо, что у фюрера есть люди, которые, в свою очередь, приглядываю за адмиралом и его командой. Вот и тот, кто руководит этими людьми - молодой, крепкий и энергичный обергруппенфюрер СС Рейнгард Гейдрих. Правда, ходили слухе о не совсем арийском происхождении Гейдриха, но о ком только завистники не распускают слухи...

   Выстроившись в ряд перед фюрером, как нашкодившие школьники перед грозным учителем, адмирал, фельдмаршал и обергруппенфюрер ждали, с кого из них Гитлер начнет экзекуцию. Первым оказался глава ОКВ.

   - Кейтель, что с 11-й армией! - Где генерал Манштейн! - задал фюрер генерал-фельдмаршалу самые неприятный для всех присутствующих вопрос.

   - Мой фюрер, - Кейтель так разволновался, что выронил из своей глазницы монокль, - по последним данным нашей разведки, остатки войск 11-й армии после героического сопротивления почти полностью погибли. Количество вырвавшихся из Крыма солдат и офицеров вермахта ничтожно. Генерал Эрих фон Манштейн, по всей видимости, попал в плен...

   - Что вы сказали, Кейтель! - фюрер подскочил к генерал-фельдмаршалу, и схватил его воротник мундира. Испуганный Кейтель, снова уронил монокль. Со стороны это, наверное, смотрелось даже смешно - невысокого роста фюрер, трясет, как бульдог тапок, длинного и физически крепкого Кейтеля, который от ужаса закатил глаза и побледнел, как покойник. Еще немного, и генерал-фельдмаршал хлопнулся бы в обморок. - Кейтель, как вы могли допустить, чтобы столько доблестных воинов Рейха оказались в ловушке! Что вы сделали для их спасения?!

   - Мой фюрер, ситуация в Крыму развивалась стремительно, и мы практически были лишены возможности сделать что-либо для спасения 11-й армии. Во-первых, этот десант, высаженный в Керчи и Феодосии... И этот преступный, если не сказать больше, приказ командующего 42-м армейским корпусом...

   - Да, я уже знаю об этом, граф Шпонек, приказавший отступить 46-й дивизии с Керченского полуострова, и тем самым положивший начало неудач, которые закончились катастрофой 11-й армии, арестован по моему приказу и вскоре он предстанет перед судом... Кстати, Гейдрих, вы не проверили - действовал ли этот подлец Шпонек по собственной инициативе, или за ним стояли лица, которые сознательно ведут дело к военному поражению вермахта?

   - Мой фюрер, - неожиданно тонким, почти женским голосом, ответил глава РСХА, - мы работаем с бывшим командующим 42-м армейским корпусом. В свете некоторых странных событий, произошедших во время катастрофических для 11-й армии событий, у нас появились основания предполагать, что в немалой степени они были обязаны предательству некоторых высокопоставленных чинов вермахта.

   Гитлер, услышав эти слова, подпрыгнул на месте, и, брызгая слюной, бросился к Кейтелю. Тот в испуге шарахнулся в сторону.

   - Дерьмо! - Заорал фюрер, - вы недостойны командовать моими храбрыми солдатами! Вы, чей кругозор не шире отверстия в унитазе, сейчас докатились до предательства! Гейдрих, проведите тщательную проверку всех фактов, которые могли бы вызвать подозрение о сотрудничестве с противником командиров любого ранга, и через неделю доложите мне о результатах проверки.

   - Яволь, мой фюрер, - ответил Гейдрих, и вытянувшись в струнку, щелкнул каблуками своих начищенных сапог.

   - Кейтель, так вы мне скажете - что же произошло в Крыму, и почему, так удачно начавшаяся операция по полному очищению полуострова от противника, закончилась так печально?

   - Мой фюрер, все началось с высадки крупных сил противника в Евпатории. Точнее, с появления в Черном море, накануне этой высадки, русского военно-морского соединения, в составе которого был авианосец. Именно с этого момента события начали приобретать катастрофический для нас оборот.

   - Канарис, откуда появилось это чертово соединение, и этот авианосец? Ведь, насколько я помню, у русских нет кораблей этого класса... Более того, всего три страны в мире способны строить авианосцы, всего три! Это наши союзники - японцы, и проклятые лаймиз и янки. Не будем подозревать нашего доброго союзника в том, что он помогает большевикам, англичанам сейчас тоже не до подарков Кремлю... Адмирал, поднимите на ноги всю свою агентуру и выясните, нет ли в этом деле американского следа.

   - Мой фюрер, - адмирал Канарис почтительно склонил голову перед Гитлером, - по нашим данным у русских на Черном море есть значительные военно-морские силы, но авианосца в их составе до самого последнего времени не было, это точно.

   - Так что же, этот авианосец призрак, вроде "Летучего голландца"? Но пилоты Люфтваффе рассказывают о нем, как о материальной силе. Вот донесения тех, кому посчастливилось увидеть этот авианосец, и успеть радировать, насколько мне известно унести от него ноги не удалось никому. Русские играючи уничтожают наши самые лучшие эскадры пикировщиков и торпедоносцев, имеющие большой опыт борьбы с британскими кораблями на Средиземном море. Ко мне поступили донесения о совершенно жутких вещах - о реактивных самолетах большевиков, летающих с огромной скоростью, и уничтожающих управляемыми ракетами на больших расстояниях наших самых лучших асов. Целая авиагруппа 100-й бомбардировочной эскадры бесследно пропала над Черным морем, повстречавшись всего с двумя русскими истребителями.

   Канарис, откуда у русских такие самолеты? - Что вам сообщают о них ваши разведчики?

   - Мой фюрер, мои агенты не сообщали мне о существовании у противника подобных самолетов. Мы получили информацию о них лишь после того, как они появились в небе над Крымом. Кстати, вполне вероятно, что именно эти самолеты фактически уничтожили всю авиацию на южном фланге Восточного фронта.

   - Как, и авиация наша потерпела полное поражение?! - воскликнул Гитлер, задыхаясь от ярости. Не зная, на чем еще можно было сорвать злость, он схватил со стола папку с документами, и швырнул в стоявших перед ним Кейтеля, Канариса и Гейдриха. Папка раскрылась, и документы, кружась в воздухе, разлетелись по всему кабинету.

   - Вы, олухи, кретины, которые по недоразумению надели на себя мундиры нашей великой армии, - в ярости кричал фюрер, - вы понимаете, что после катастрофы в Крыму весь наш фронт на Юге России может начать разваливаться? После того, как в декабре 1941 года войска 1-й танковой группы были отброшены от Ростова, нам с большим трудом удалось остановить русских на реке Миус. А теперь, когда освободившиеся в Крыму русские войска выйдут в Таврию, ничто уже не спасет нашу группу армий "Юг" от полного разгрома. У нас нет резервов, которые бы остановили русский паровой каток. А с Крыма, этого непотопляемого русского авианосца, русские самолеты будут летать на бомбежку нефтяных полей Плоешти.

   Вы понимаете, чем грозят Рейху эти ваши "маленькие неприятности" в Крыму?! - и Гитлер, не выдержав, произнес одно из длинных и замысловатых солдатских ругательств, которым он научился в 1914 году под Ипром.

   Наступая на разбросанные по роскошному ковру документам, фюрер прошелся по кабинету, потом, немного успокоившись, повернулся к стоявшим перед ним навытяжку Кейтелю, Канарису и Гейдриху.

   - Канарис, немедленно, вы слышите - немедленно, узнайте все о таинственном военно-морском соединении русских. Мне нужны данные об их новой военной технике, о реактивных самолетах и управляемых ракетах. Ищите где хотите, в Америке, в Москве, в Крыму! Срок - неделя! И не днем больше! Невыполнение этого задания будет считаться актом саботажа, со всеми вытекающими из этого последствиями.

   - Гейдрих, вам задание я уже дал. При его выполнении действуйте решительно, в случае открытого или тайного противодействия вашей работе, докладывайте немедленно лично мне.

   - А вы, Кейтель, совместно с Гальдером, немедленно начните формирование кампфгруппы для восстановления положения в Крыму, прикиньте - откуда и сколько вы сможете снять дивизий для укрепления южного фланга, чтобы отразить возможное наступление русских. Забирайте войска из Франции и Греции, перебрасывайте резервы из Германии. - приступ бешенства прошел, и фюрер немного успокоился, - Сейчас после победы над 11-й армией большевики должны были понести большие потери и выдохнуться. Доблестные солдаты рейха перед своей гибелью должны были предельно ослабить врага. Я вам разрешаю бросить туда наш единственный бронетанковый резерв, 22-ю и 23-ю недавно сформированные танковые дивизии. Направьте туда генерала Гудериана, хватит ему прохлаждаться в тылу, пусть искупит кровью свое позорное отступление под Москвой. Передайте ему что Германия ждет от него только победы! Лишь в этом случае он снова заслужит честь считаться "Первым танкистом Рейха!".

   К 16 января ваши войска уже должны штурмовать Перекоп. И помните, каждый час, который мы упустили, большевики используют для укрепления своей обороны. В противном случае они вошли бы в Таврию еще вчера.

   Все свободны! - И помните, что неисполнение моих требований будет приравниваться к измене Рейху!