Прочитайте онлайн Крымский излом | 9 января 1942 года, 10:05, Перекоп, станция Армянск,    майор Сергей Александрович Рагуленко

Читать книгу Крымский излом
3316+2507
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

9 января 1942 года, 10:05, Перекоп, станция Армянск,

   майор Сергей Александрович Рагуленко

   Вся бригада выстроена на ровном вытоптанном поле перед зданием МТС, недалеко от станции Армянск. До войны тут стояли мирные советские тракторы и комбайны, а сейчас ровными рядами стоят наши БМП, самоходки и танки. Отдельно, в дальнем углу площадки находятся боевые вертолеты. Экипажи, расчеты и десант выстроены перед машинами. Отдельной коробкой включенные в состав бригады батальон капитан-лейтенанта Бузинова, и бывшая 8-я бригада морской пехоты, сведенная в четвертый батальон. Несмотря на то, что люфтваффе находятся в глубоком нокауте, по периметру площадки бдят установки Панцирь-С.

   Зрелище прекрасное и грозное. Трибуну с высокими гостями поставили прямо под стеной чудом уцелевшего двухэтажного здания конторы. На стене, прямо за трибуной, растянут подарок моряков с "Кузнецова" - огромный плакат "Родина-мать зовет". И прямо напротив, над рядами нашей морской пехоты, как ответ, такой же большой транспарант "Мы вернулись, мама!". В глазах пробивает невольная слеза. Сегодня самый лучший день, несмотря даже на то, что ветер с Перекопского залива несет гнилую промозглую сырость. Сегодня нашей бригаде вручают боевое знамя. Нас отвели с Турецкого вала в ближний тыл еще вчера вечером, когда по железной дороге из-под Севастополя начали прибывать высвободившиеся там части.

   Вот на трибуну поднимаются почетные гости. Ее, в смысле деревянную трибуну, ребята нашли тут же, в здании. Очевидно, МТС-вское начальство устраивало митинги, на 1 мая, 7 ноября, а также по всяким прочим торжественным поводам. Так скажем же им спасибо за запасливость и предусмотрительность. От обилия "звездных" лиц на трибуне, рябит в глазах... Малоизвестны широкой публике из присутствующих только полковник Бережной и контр-адмирал Ларионов. Остальные же имена звучат как гром литавр: генерал-лейтенант Василевский Александр Михайлович, генерал-лейтенант Рокоссовский Константин Константинович, нарком Военно-морского флота адмирал Кузнецов Николай Герасимович, нарком внутренних дел Берия Лаврентий Павлович, ну и тут же, скромно, чуть в сторонке, военком бригады бригадный комиссар Брежнев Леонид Ильич.

   Ну, пересеклись мы с ним вчера. Как только штаб бригады перекочевал из Симферополя в Армянск, он, молодец, тут же пошел по ротам знакомиться. Короче товарищи, вот что я вам скажу, поздний Брежнев примерно так года после семьдесят пятого, это уже не Брежнев, а только его болезнь. А так, нормальный мужик, которого в нашей роте с его же легкой руки начали называть "Просто Леня". О том что он Ильич, он сейчас даже и не вспоминает, наверное, возраст не тот.

   Но вот, заиграл "Интернационал", все встали по стойке смирно, кстати, до утверждения в качестве гимна стихов Михалкова на музыку Александрова еще целых два года. Хотя может ИВС и впечатлившись готовым вариантом, примет решение чуть раньше. А может и нет, я хоть и солдафон-солдафоном, но тоже понимаю, что все расклады мы уже спутали капитально, а дальше будем путать их еще больше. Так что может после войны и не будет никаких "стран народной демократии", а просто в составе СССР добавятся новые союзные республики, как там Германская, Французская, Датская, Норвежская, не говоря уже всяких мелких восточно-европейских. А это, товарищи, почти что победа Мировой Революции, половина мирового промпотенциала в составе СССР.

   Вот тогда мы с ними и посоревнуемся, у кого жизнь слаще и постель мягче. Ну, и конечно чтоб без Хруща, а то один дурак за год запросто разбазарит то, что сто умных сто лет собирали. Знаем, плавали-с...

   "Интернационал" стих, но сразу после него заиграла музыка "Александрова". Конечно, никакого оркестра у нас здесь нет, флотские замвоспиты скинулись из своего хозяйства, и устроили нам праздник. На кораблях присягу приняли еще вчера, сразу после завершения Ялтинской десантной операции. Вот знаменная группа выносит завернутое в брезентовый чехол знамя. Товарищ Василевский зачитывает постановление Совета Обороны о формировании нашей бригады. Кстати, в постановлении прописан особый статус бригады, для основного состава которой в особых случаях допускается ношение парадной формы при погонах. Так вроде в РККА парадной формы не было как класса. Еще одно нововведение.

   Потом майор Санаев снимает чехол и торжественно вручает знамя полковнику Бережному. Мы стоим, мягко выражаясь, не в самом центре строя, поэтому и видно мне не очень хорошо. Ну-ка, ну-ка, кажется товарищ Бережной больше уже не полковник, на петлицах видны две большие звезды генерал-майора. Значит, не одного меня за Крымскую операцию повысили в звании.

   Потом нам преподнесли сюрприз - к нам обратился сам товарищ Сталин. Я, как и все мы, понимаю, что это была запись, но все равно - мороз по коже. Как его слушали, тишина была такая, что стало слышно вялую перестрелку на линии фронта километрах в пяти от нас. Не знаю, чья это была идея, как товарищ Сталин вообще согласился, при его-то занятости, но это было сильно, пробрало до самых печенок.

   А потом к знамени по одному начали выходить бойцы и молодые командиры-офицеры из тех, что присягу принимали уже буржуазную, при РФ. История это была долгая, но все равно, торжественность момента от этого никуда не делась. Рядом со мной стоит лейтенант Петя Борисов. Прошел с нами весь наш славный боевой путь, от Евпатории и до сего момента. Надежный боевой товарищ, в той истории на данный момент он был бы уже гарантировано мертв. А тут стоит, и закусив губу, слушает речь товарища Сталина. Это для нас ИВС - "красный император" и "гениальный организатор". А для них, для местных, это или предмет обожания, великий вождь и полубог, или предмет такой же животной ненависти. Попался нам в последний день боев в Бахчисарае один полицай. Русский, между прочим, не татарин какой-то. Ох, и наслушались мы от него, пока к стенке не поставили, Новодворская от зависти бы сдохла. Только вот тех, кто его обожает явно большинство подавляющее, иначе войну бы мы и не выиграли.

   Вызвали и меня, нет, не присягу принимать, она у меня, к счастью, и так советская. Оказывается, что кроме второй майорской шпалы, мне за дело под Саками положен орден Боевого Красного знамени. Ага, товарищ Василевский тогда нашу работу видел и впечатлился по самое "не могу". Кстати, не я один такой награжденный, мои бойцы и сержанты все поголовно получили медали "За отвагу", а лейтенанты, включая Борисова, как и я, были награждены "Боевиком".

   Спецуру ГРУ, кстати, за Манштейна и здание гестапо в Евпатории, щедро облагодетельствовали орденами Красной Звезды и Ленина. Объявили, что генерал-майор Бережной и капитан Бесоев, как руководители этих двух операций представлены к званию Героев Советского Союза. Ну, а эту награду вручают только в Кремле, или "дедушка" Калинин, или товарищ Сталин лично. И напоследок, когда все уже закончилось, торжественное прохождение под "Прощанье славянки". Надо, надо приучать местных к лучшим образцам.