Прочитайте онлайн Крымский излом | 6 января 1942 года. 05:55. Позиции 8-й бригады морской пехоты Черноморского флота. Комбриг полковник Владимир Львович Вильшанский.

Читать книгу Крымский излом
3316+3347
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

6 января 1942 года. 05:55. Позиции 8-й бригады морской пехоты Черноморского флота. Комбриг полковник Владимир Львович Вильшанский.

   Ночь, в штабной землянке темно, только чуть тлеет на столе коптилка сделанная из обрезанной гильзы трехдюймового снаряда, да чуть рдеют почти прогоревшие угли в буржуйке. Штормовой ветер мартовским котом веет в трубе, да барабанит снаружи дождь. Полковник Вильшанский, сидящий за столом, не спит, несмотря на то, что его голова упала на скрещенные руки.

   Он смертельно устал. Почти три месяца непрерывных изнуряющих боев при обороне Севастополя, два отбытых штурма и могилы сотен черноморских моряков оставшихся в этой земле. Когда началась Керченско-Феодосийская десантная операция, бригада непрерывно атаковала немецкие позиции. Удалось продвинуться на несколько километров, поливая кровью каждый метр земли. Второго января атаки прекратились, бригада была истощена и обескровлена, но вот сегодня на столе перед комбригом снова лежит приказ - атаковать. Атаковать любой ценой, правда целью операции названа "разведка боем", но комбриг не обольщается, права отступить без приказа, как всегда нет. А приказ пришел с самого верха, и подписан не генерал-майором Петровым или контр-адмиралом Октябрьским, а генерал-лейтенантом Василевским, который вчера прибыл в Крым в качестве представителя Ставки.

   Против всех ожиданий его самолет приземлился не в Севастополе, а на Евпаторийском плацдарме, на только что захваченном у немцев аэродроме в Саках. Хотя, если вспомнить слухи о том что в Евпатории высадился не только десант, вышедший из Севастополя, но и еще какая-то фантастическая механизированная бригада Осназа, напрямую подчиненная Ставке...

   Тогда да, прилет представителя Ставки напрямую туда где действует эта бригаду выглядит вполне правдоподобно. По данным разведки весь вчерашний день немцы снимали с линии осады там роту, там батальон и бросали их под Саки, как кочегар бросает в топку уголь, лопата, за лопатой. У полковника были знакомые в разведотделе армии, которые кое-что знали о том, что творится под Евпаторией - очень много разведчиков ушло в десант и теперь от них приходили истории одна невероятнее другой.

   Трезвый еврейский ум полковника не верил в сказки, а так хотелось. Но Евпаторийский десант был суровой реальностью и реальностью успешной. Весь вчерашний день, то разгораясь, то затихая под Саками гремела артиллерийская канонада, а за два часа до полуночи черное штормовое небо озарило такое багровое зарево, что казалось там горит целая колонна бензовозов, после чего канонада стихла и больше не возобновлялась.

   Все ходили в жуткой тревоге, но около двух часов ночи солдатский телеграф разнес невероятную новость, что мехбригада осназа разгромила немецкую группировку под Саками, и без боя взяла Симферополь, еще чуть-чуть, и...

   И вот оно это чуть-чуть, этот приказ, на котором черным по белому написано: "После нанесения по противнику бомбоштурмового удара, восьмой бригаде морской пехоты Черноморского флота 6 января в 06:30 провести разведку боем немецких позиций. Представитель Ставки ВГК генерал-лейтенант Василевский А. М.

   Полковник вздохнул, и приподняв голову посмотрел на трофейные часы. Светящиеся в темноте зеленоватым фосфорным огнем стрелки показывали 06:05. Где-то вдалеке загремел гром...

   - Товарищ полковник, товарищ полковник - в землянку заглянул стоящий возле штаба часовой, - идите, посмотрите, там тако-о-е... - от волнение его окающий псковской акцент стал еще заметнее.

   - Хороший боец, - подумал полковник, застегивая плащ-палатку, - только молод еще, весной призван. Ну, ничего, это пройдет, если выживет. Интересно, что он там такое увидел, что его так взволновало? - снаружи землянки, в окопах, был слышен топот ног и возбужденные голоса, но стрельбы не было, - Значит не атака, - решил полковник, тем не менее, снимая с гвоздя свой верный ППД.

   Снаружи было темно, резкие порывы ветра горстями бросали в лицо дождевую пыль. Но зрелище, творящееся по ту сторону нейтралки, стоило всех неудобств.

   В багровых отблесках разрывов низко над землей скользили узкие хищные тени. Тьма была перечеркнута пушечными трассами и огненными росчерками эрэсов. До советских моряков доносился гулкий гром разрывов и хриплый хохот автоматических пушек. Вся эта вакханалия продолжалась еще минут пятнадцать или двадцать. Винтокрылые штурмовики неизвестных морякам марок будто поставили перед собой цель - вбить немцев в севастопольскую землю, размолоть их в пыль.

   Острые глаза корабельных сигнальщиков разглядели, что в налете участвовали три разных типа винтокрылых машин. И еще они видели на них красные звезды... ну это пусть останется на их совести, в таком случае человек всегда выдает желаемое за действительное.

   Когда последний винтокрылый аппарат исчез во тьме, уходя на свой неведомый аэродром, полковник Вильшанский глянул на часы, - 06:27! Пора! - и перебросив свое тело через бруствер окопа, он встал во весь рост с ППД наизготовку, - А ну товарищи, пойдем, посмотрим, кто там из гансов живой остался? - и так же в полный рост зашагал к немецким окопам.

   Вслед за ним, сначала пригибаясь, а потом так же в полный рост, поднялась вся бригада. Все те, кто прошел горнило жесточайших боев и выжил, те кто научился побеждать врага, несмотря на его техническое и численное превосходство. Уцелей у немцев хоть один пулемет с пулеметчиком, тогда бригада недосчиталась бы многих и многих. Но уцелевших не было, винтокрылые мстители сделали свое дело на совесть.

   Шаг за шагом советские моряки пересекали некогда смертельно-опасную нейтралку. Тут повсюду лежали непохороненные тела товарищей, убитых во время атак первого и второго января, когда бригада не могла двинуться дальше ни на шаг. Тогда даже раненых удавалось вытащить не всех, а убитые так и оставались холмиками на мерзлой земле.

   И вот бойцы дошли до того рубежа дальше которого еще не был ни живой ни мертвый. Метров пятьдесят до немецких окопов. Но самих окопов на месте нет, есть какой-то лунный пейзаж... Блиндажи, превращенные в огромные воронки, толстенные бревна, разбросанные и поломанные как спички. На дне воронок что-то чадно тлеет, а ветер сносит удушливый дым на юго-восток. Всюду исковерканное оружие, и мертвые тела. Некоторые из них были изуродованы до неузнаваемости. От такого инфернального зрелища кого-то из бойцов даже вырвало. Другие же рассыпались по уничтоженной позиции: кто-то пытаясь найти хоть одного выжившего, кто-то в поисках трофеев. Ведь у многих были немецкие автоматы МП-40 и МП-38, и бойцы использовали каждую возможность для того, чтобы разжиться парабеллумовскими патронами.

   Полковник задумался. Формально приказ он выполнил, занял немецкую позицию, и убедился что она уничтожена на всю глубину. В немецком фронте осады, образовалась дыра, а если учесть, что все свои резервы немцы угробили вчера под Саками, то заткнуть эту дыру им будет затруднительно. После некоторых раздумий, полковник отправил один батальон вперед, захватить и удержать старые, еще октябрьские позиции на горе Азиз-Оба, а остальными силами начал давить на открытые фланги противника, расширяя прорыв.

   Это было совершенно верное решение. Немцы и румыны оказались полностью деморализованными событиями последних суток. Ведь у них, несмотря на все усилия фельджандармерии, не хуже нашего работал "солдатский телеграф". Они не выдержали давления и начали отступать. Маленькая дырочка превращалась в зияющую брешь, тем более что немецкая артиллерия, с рассветом открывшая огонь по наступающим морякам, довольно быстро заткнулась и больше не стреляла.

   Убедившись, что разведка боем оборачивается прорывом, в 06:50 полковник Вильшанский отправил свое донесение генерал-лейтенанту Василевскому, чей приказ он уже выполнил и перевыполнил. Оставалось только ждать - какое решение примут наверху.