Прочитайте онлайн Крымский излом | 6 января 1942 года. 07:15. 1-я рота батальона "Балтика".    Капитан морской пехоты Сергей Рагуленко

Читать книгу Крымский излом
3316+3447
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

6 января 1942 года. 07:15. 1-я рота батальона "Балтика".

   Капитан морской пехоты Сергей Рагуленко

.

   Час назад с позиций за нашей спиной открыл огонь самоходный артдивизион. Судя по звуку выстрелов, "Мсты" били полным зарядом, куда-то чуть ли не по немецким позициям под Севастополем.

   Твою мать! Вдребезги и пополам! Всю ночь ребята как сумасшедшие кроты рыли окопы, крепили, так сказать, оборону, и вот вам пожалуйте - Приказ перейти в наступление. Оказывается час назад, воспользовавшись ослаблением ветра, наши вертушки поднялись в воздух с аэродрома Саки и нанесли фашистам визит вежливости на позиции в Бельбекской долине. Все шестнадцать штук. Такой "вежливости" гитлеровцы не выдержали... Это же какой живодер придумал - объемно детонирующими НАРами врезать за полчаса до рассвета по блиндажам со спящими зольдатами. Как я понимаю, все кроме часовых в этих блиндажах так и остались.

   Потом наши героические деды пошли в атаку. И что они увидели? Немецкие позиции разгромлены не по детски, всюду изуродованные трупы, бегает пара сошедших с ума недобитков с криками, - "Рус, нихт шиссен!". - и как говорится - "мертвые с косами вдоль дорог стоят - дело рук красных дьяволят".

   Короче, немецко-румынский фронт в Бельбекской долине разрезан пополам. 5-я румынская горнопехотная прижата к морю между реками Бельбек и Кача. Остатки 22-й пехотной отжаты к востоку в сторону горы Яйла-Баш и влившиеся в разрыв части Приморской Армии захватили возвышенность Кара-Тау и наступают на Бахчисарай. А наши самоходки, стрелявшие час назад, подавили последние дееспособные гитлеровские батареи...

   Тут, конечно, поучаствовали и вертушки, как без них, но на северном фасе фронта, ни у немцев, ни у румын артиллерии больше нет. Это медицинский факт. Короче, идем на соединение с нашими. Нет, с НАШИМИ!!!

   Но есть проблема. Видел я, какими глазами смотрел на нас этот местный лейтенант Борисов, как на полубогов. Это после дня боев под Червонным, а особенно после того, как мы за сорок секунд смолотили в фарш эшелон с двумя пехотными батальонами. Но мы не полубоги и даже не герои. Мы чернорабочие-ассинезаторы, которым выпало убирать все то немецкое дерьмо, каким сейчас завалена наша земля. Наша работа убивать, максимум вражеских смертей при минимальном расходе боеприпасов. Нас не устроит их отступление, они должны быть или в плену или мертвы. А посему только разгромы и окружения, пусть на нашей земле будет больше крестов под которыми будут покоиться Курты, Фрицы, Гансы и Паули. Железные кресты им ни к чему, обойдутся и деревянными. Во, креативный слоган, - "Лучшая награда герою вермахта - крест из русской березы". Все, взревели моторы БМП - мы выступаем!

   Крутые горные дороги... Машины с ревом берут каждый поворот. Как положено колонну сопровождает пара вертушек. Сейчас это "Серийные убийцы", то бишь, "Ночные охотники". "Стингеров" у фрицев нет, а из эрликона такую штуку не сразу и собьешь. Скорее она эрликон раздолбает.

   В наушниках звучит Высоцкий, военные песни, как раз в тему... Вот сейчас как раз - "Солдаты группы Центр". Ну и рожа у меня, наверное, стала, Борисов косится подозрительно. А что он косится? Так я не в машине на командирском месте, а вместе со всеми на броне. С машиной меня связывает только удлиненный шнур шлемофона. Так и обзор получше, и командовать проще. Хрен бы я тогда с эшелоном успел среагировать изнутри машины. Раздолбать бы их мы все равно раздолбали, но вот такого эффекта бы не было, а может, были бы и потери. Внезапно музыка прерывается и в наушниках звучит, - Товарищ капитан, Пегас-3 на связи... - ага, Пегас-3 это, значит, ведущий той пары Ми-28, что нас в этом нелегком пути.

   - Давай! - говорю я, поворачивая голову вслед за двумя хищными силуэтами.

   Наушник захрипел, - Боб-1, я Пегас-3. - Как слышите? Прием!

   Ответил им, - Я Боб-1, слышу вас хорошо. - Прием!

   - Боб-1, за поворотом мураши, засада. - ответил вертолетчик, - Мы их сейчас дустом, но и вы тоже не зевайте.

   - Спасибо, Пегас-3! Только чур дуста не жалеть! - меня переключили на внутренний канал, - Рота, спешиться! К бою!

   Пока бойцы спрыгивали с брони, занимая позиции по обочинам дороги, вертушки сделали "горку", и куда-то в сторону вершины за поворот потянулись дымные жгуты НАРов. Рассыпавшись в цепь, мои парни нащупали слева метрах в десяти над дорогой козью тропу. Все правильно, человек вытеснил зверье с самого удобного пути, но и зверью тоже надо бегать по своим делам. Мне довелось повоевать в горах еще там, дома, и я знаю, что в горах всегда параллельно человечьим дорогам есть звериные.

   Но надо быть осторожным, в Рейхе тоже есть горы и люди, которые в них живут. На тропе, выводящей в тыл немецкой засады, может быть своя засада, или, в крайнем случае, мины. Но Пегас-3 заверил нас, что ничего живого впереди нет, а вот мины... Из немецкой гранаты приличной растяжки не сделаешь, хотя у них есть такая мерзкая штука как "Sprengmine", или "лягушки".

   Тем временем на склоне горы отгремели взрывы НАРов. В ответ длинной очередью ударил пулемет, кажется МГач, и нестройно застучали винтовки. Ну, сбить Ми-28, винтокрылый танк, из винтовки, это даже не смешно. А вот тем, кто посмел что-то вякнуть, явно не поздоровится. И точно, мгновением спустя, в эту какофонию влились короткие очереди двух авиационных пушек. Ну, пока все заняты таким весельем, мы тоже времени зря терять не будем. Один рывок, и цепь залегла у самого поворота. Взвод, который я послал по обходной тропе, уже срезал угол, обогнув бугор из-за которого дорога делала поворот. По их словам зрелище им открылось феерическое. Засада состояла самоходки Штуг-III, двух 37-миллиметровых ПТО, или "дверных колотушек", и примерно полуроты пехоты. В настоящий момент, обе "колотушки" валялись, задрав станины, а вокруг них были разбросаны тела расчетов. Самоходка пятилась назад, при этом, держа на прицеле поворот дороги, из-за которого должны были появиться наши БМП. Часть немецкой пехоты укрылось в кюветах по обе стороны дороги. Как там было в этой книге... "Противник выдвигает вперед наспех собранный заслон, стремясь притормозить стремительный бросок панцеваффе..." А своего дерьма досыта поесть не желаете? Вот вам взаимодействие мотопехоты и авиации, и вот вам наспех собранный заслон, наверняка из состава гарнизона Бахчисарая.

   Задачу с самоходкой порешал рядовой Осадчий, засандалив в нее сверху гранату из РПГ. Считаем, что ихнего пикового валета покрыла наша козырная шестерка. По обнаружившему себя обходящему взводу нестройно ударило несколько немецких винтовок. Пулемета не слышно, и это приятно. В ответ ударило три пулемета и два десятка автоматов. Еще несколько секунд и головная БМП форсировала злосчастный поворот, взяв кюветы под продольный огонь. А тут еще и вертушки описали восьмерку и вернулись устранить недоделки.

   Короче, остатки немецко-фашистских войск не выдержали суровой реальности, вскочили на ноги и, обогнув горящий Штуг, рванули в тыл на третьей скорости. Скажу сразу, это у них ни хрена не получилось. Ибо мы никакие не гуманисты, расстреляли их к чертовой матери. Если ты хочешь жить, вкалывая потом на лесоповале где-нибудь в "солнечной республике Коми" то, как человек, поднимай руки, вверх и выходи к нам с паролем "Гитлер капут". Не хочешь фриц? Ну, тогда гнить тебе в каменистой крымской земле!

   Как там, в песне, - "Лишь только бой угас, звучит другой приказ..." - ага, не успели мы разобрать трофеи, подобрать тот самый МГач и пару коробок лент к нему, как нам - "другой приказ". Оставаться на месте и ждать вертолета. Минут через десять к нам прилетит наш старый знакомый генерал-лейтенант Василевский. И все для того чтобы встреча с нашими героическими предками прошла без недоразумений. - Обалдеть! У меня тут "Меринов" или "бумеров" нет, чтобы возить генералов, даже советских. Или он, что, вместе с нами поедет на броне?! - Не знаю?! - Но надеюсь, что он сам знает куда летит. А наше дело солдатское - выполнить приказ. Сказано вывести навстречу к нашим войскам - значит, выведем!