Прочитайте онлайн Крымский излом | 5 января 1942 года 16:05, аэродром Саки, борт транспортно-пассажирского самолета ПС-84

Читать книгу Крымский излом
3316+2513
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

5 января 1942 года 16:05, аэродром Саки, борт транспортно-пассажирского самолета ПС-84

   С борта снижающегося над Каламитским заливом самолета была прекрасно видна панорама разворачивающейся битвы. Через иллюминатор левого борта можно было наблюдать лежащую в дрейфе эскадру из будущего. Особенно выделялся громадный авианосец, по сравнению с которым все остальные корабли выглядели детьми-подростками. Василевскому даже на мгновение показалось, что он видит заходящий на посадку на палубу авианосца самолет... А может и не показалось, может он и в самом деле видел?

   Бросив беглый взгляд на выходящий из порта на внешний рейд белоснежный лайнер, генерал лейтенант на минуту задумался...- Что там насчет этого красавца, как его там, ага "Колхида", сообщал капитан-лейтенант Бузинов? Вот - "Выгружают на берег боевую технику, вооружение и боеприпасы"... Раз "Колхида" покидает порт, значит выгрузка закончена, или угроза шторма стала вполне реальной... Нет, со всеми этими морскими делами сюда надо будет вытребовать товарища Кузнецова, он Главком военно-морского флота, ему в данном случае и карты в руки... Нам бы с сухопутными делами разобраться... - чтобы лучше видеть происходящее внизу Василевский прошел в кабину пилотов.

   - Впереди и слева, почти на пределе видимости, по дороге из Евпатории в сторону Сак пылило несколько десятков огромных грузовиков, и внушительно выглядящие даже с такой дистанции ТАНКИ. Из-за большого расстояния не имея возможности детально рассмотреть технику будущего, Василевский перевел взгляд направо.

   Там шел бой. Особенно хорошо были видны позиции обороняющихся на подступах к селу Ивановка, перекрывающие дорогу Евпатория - Севастополь. Изломанные линии траншей полного профиля, знакомых штабс-капитану Василевскому еще по германской войне. Очевидно было наличие большого количества автоматического оружия у обороняющихся, потому что подступы к траншеям буквально усеяны телами в серых немецких шинелях.

   И танки, множество танков. Врытые в землю на линии обороны по самые башни, сконцентрированные в группы за домами...

   А вот это что такое? Выглядят, как танки, но развернуты там, где бы сам Василевский поставил бы гаубичную батарею или даже дивизион, да и огонь эти странные машины ведут, задрав стволы, подобно гаубицам или даже минометам. А еще при взгляде на поле боя поражало почти полное отсутствие огня германской артиллерии.

   Генерал-лейтенант Василевский еще не знал, что станция артиллерийской разведки "Зоопарк" очень эффективно помогала огневым средствам "гостей" подавить немецкие минометные и артиллерийские батареи сразу же после того, как они успевают один или два залпа.

   Самолет снизился уже почти на уровень вершин холмов. Вот, под правым крылом промелькнули позиции какой-то бронетехники, одновременно похожей на танки и на самоходные орудия.

   Еще несколько секунд, толчок, и колеса самолета коснулись взлетно-посадочной полосы. И вот уже ПС-84, опустив хвост, катится по бетонке. Миги, сделав над аэродромом круг, ушли к себе на авианосец, "маленьким" Василевский приказал садиться в Севастополе, на мысе Херсонес. Слишком много лишнего могут увидеть на земле два обычных фронтовых лейтенанта, даже беглого взгляда с воздуха, хватит для того чтобы загнать обоих куда-нибудь в дальний гарнизон.

   Аэродром не пустовал, в самом конце полосы, справа, выстроились несколько винтокрылых машин с громадными винтами сверху. Они отдаленно напоминали экспериментальные автожиры, испытания которых проходили перед самой войной. С другой стороны сиротливо приткнулись Хш-126 и Ю-87, все, что осталось на аэродроме из немецкой техники. Человек с флажками привычными жестами показал командиру экипажа куда заруливать на стоянку. Моторы замолкли, и впервые за шесть часов, Василевскому показалось, что уши у него словно заложило ватой. Бортмеханик откинул люк, и опустил на землю трап.

   Генерал-лейтенант спустился на бетон, и глубоко втянул в себя свежий январский воздух. Первый вдох на крымской земле пах только морем. Резкий порывистый ветер гнал по земле мелкую поземку из смеси снега и песка. По взлетной полосе к самолету направлялась большая машина, слегка похожая на американский вездеход "Бантам". - Вот именно что слегка похожая, - поправил себя Василевский, - на американца она похожа как тигр на кота.

   Человек, вышедший из машины, был чуть старше Василевского, одет в пятнистую куртку защитного цвета без знаков различия и такие же штаны. И, кроме того, все в его облике говорило генерал-лейтенанту Василевскому, что это кадровый командир с большим стажем службы, и еще большим боевым опытом.

   Встречающий козырнул, - Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант, разрешите представиться, полковник Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, Бережной Вячеслав Николаевич, временно исполняю обязанности командира сводной отдельной механизированной бригады особого назначения... Готов ввести вас в курс дела.

   - Генерал-лейтенант Василевский Александр Михайлович, - ответил Василевский, - хотя, как я понимаю, вы меня прекрасно знаете.

   - Так точно, товарищ генерал-лейтенант, из учебников истории, там про вас много написано, - Бережной указал в сторону моря, на две черные точки, повисшие над волнами, - О, товарищ Василевский, смотрите, Миги возвращаются, значит, шторм уже играет ни на шутку, и авианосец их не принял из-за волнения.

   - И что это значит? - встревожился Василевский.

   - Ничего особенного, - пожал плечами Бережной, - Во-первых, Миги сядут здесь, двух километров бетонной полосы им вполне хватит. Кстати, весьма впечатляющее зрелище.

   И, во вторых, примерно на тридцать шесть часов мы отрезаны от эскадры, именно столько в нашей истории длился этот шторм. Но не беспокойтесь, об этом мы знали заранее и хорошо подготовились.

   Но, здесь, пожалуй, не совсем подходящее место, чтобы вести серьезные разговоры, - Бережной открыл перед Василевским дверцу автомобиля, - давайте проедем на мой КП и там поговорим. - в это время мимо них со страшным грохотом пронесся быстро тормозящий МиГ с раскрытым парашютом.

   - Василевский, едва успев придержать генеральскую папаху, которую чуть не сдуло с головы, пробормотал, - Действительно впечатляет... - и добавил, - Да кстати, товарищ полковник, а как мои командиры?

   - Я думаю, что им лучше остаться здесь, - Бережной внимательно посмотрел на генерала, - Мне кажется, что вы получите всю возможную информацию о нас и наших возможностях, а уже потом сами решите, кому и в каком объеме ее следует знать.

   - Разумно, товарищ полковник, разумно, - Василевский повернулся к своим сопровождающим, - Товарищи командиры, со мной поедет только майор Санаев. Остальных прошу обождать здесь. - генерал-лейтенант повернулся к Бережному, - я надеюсь, что вы дадите им возможность отдохнуть и поесть -- ведь мы, что называется, прямо с корабля на бал прибыли. Ну, а майор Санаев - он из наркомата товарища Берии. Секреты - это по его части.

   - Ну, если так, пусть едет. Сейчас приедет еще одна машина, которая отвезет ваших офицеров -- простите, но у нас, как и у вас с 1943 года, снова в употребление это старорежимное слово, - в столовую... - Бережной вытащил из кармана коробочку размером с половину пачки папирос, - Капитан Приходько?!

   - Слушаю, товарищ полковник, - хрипло отозвалась коробочка.

   - Сергей Сергеевич, возьми машину, и подъезжай к самолету из Москвы. Тут четыре старших командира и экипаж. Отвези их в столовую, накорми, и дай отдохнуть с дороги.

   - Будет сделано, товарищ полковник, - коробочка хрюкнула и замолкла.

   В это время к машине подошел майор Санаев с черным чемоданом в руках. Увидев эту картину, полковник Бережной вздохнул, усмехнулся, и сказал непонятную для Василевского фразу, - И здесь тоже черный чемоданчик...