Прочитайте онлайн Крымский излом | 5 января 1942 года, 07:00. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего

Читать книгу Крымский излом
3316+3100
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

5 января 1942 года, 07:00. Москва, Кремль, кабинет Верховного Главнокомандующего

.

   Подошла к концу ночь с 4 на 5 января 1942 года, обстановка на фронтах была хотя и не катастрофичной, но напряженной.

   На севере стиснут железным кольцом немецко-финской блокады сражающийся Ленинград. На центральном участке фронта, продолжается напряженное сражение за Москву. Наступающая Красная армия кровью оплачивает каждый метр освобожденной земли. В войсках не хватает боеприпасов, большие потери в технике и людях, но, несмотря на это, наступление продолжается. Красная армия гонит немцев от Москвы.

   На юге хуже, Крымский фронт вот уже два дня буксует под Феодосией. Сказывается господство немцев в воздухе, в феодосийском порту уже погибли под немецкими бомбами пять транспортов, крейсер "Красный Кавказ" едва дотянул до Туапсе. На сегодняшний день Крымским фронтом потеряно более сорока тысяч человек: убитыми, замерзшими, утонувшими при высадке, пропавшими без вести. А ведь туда Ставка бросила кадровые дивизии мирного времени, выведенные из Ирана. Если так пойдет и дальше...

   Сталин встал и, разломав, одну за другой, две папиросы "Герцоговины Флор", начал набивать свою трубку. - Почему задерживается Василевский, - думал Иосиф Виссарионович, машинально уминая табак пожелтевшим пальцем. Взглянув на часы он отметил, - Уже семь пятнадцать, - его взгляд упал на развернутую на столе карту Крыма с нанесенной на нее обстановкой на вчерашний вечер, - неужели наши генералы опять где-то обгадились?

   В этот момент заглянул Поскребышев, - Товарищ Сталин, к вам товарищ Василевский.

   - Зови! - чиркнув спичкой, "лучший друг советских физкультурников" начал раскуривать трубку.

   Вошедший в сталинский кабинет генерал-лейтенант был бледным и слегка осунувшимся. Несмотря на признаки явного утомления, вождь машинально отметил, что заместитель начальника Генерального штаба чем-то взволнован, - Товарищ Сталин, генерал-лейтенант Василевский прибыл по вашему...

   - Пач-чему задержались, товарищ Василевский... - довольно грозно начал Сталин, но потом произнес, - А-а-а... - и махнул рукой с зажатой в ней трубкой, - Докладывайте, что там у вас стряслось?!

   - Вот именно стряслось, товарищ Сталин и нечто неординарное... - Василевский развернул на столе принесенную с собой карту Юго-Западного фронта. - Как вы знаете, этой ночью Черноморский флот должен был высадить в Евпатории тактический десант, с целью отвлечь немецкие войска от Севастополя и Феодосии...

   - Ваш Октябрьский потэрял Евпаторыйский дэсант? - от волнения в речи Сталина прорезался явственный грузинский акцент, - Их потопыла гэрманская авиацыя?

   - Никак нет, товарищ Сталин, - ответил генерал-лейтенант Василевский, вытянувшись в струнку, - час назад поступило сообщение, что Евпатория полностью освобождена, и в ней восстановлена советская власть.

   - Тогда в чем же экстраординарность? - понемногу успокаиваясь, Сталин начал прохаживаться по кабинету, - Я же вижу, товарищ Василевский, что ви что-то недоговариваете...

   - Товарищ Сталин, в ноль часов пять минут, радисты Ставки приняли вот эту странную радиограмму, адресованную на ваше имя, но переданную почему-то по каналам Ставки. - Василевский протянул Верховному Главнокомандующему бланк первой телеграммы контр-адмирала Ларионова. На радиограмме не было кода высокой срочности, да и абонент "Хронос" никому из шифровальщиков неизвестен, так что расшифровывали эту радиограмму в последнюю очередь.

   Верховный читал строчки радиограммы и его брови поползли вверх, выражая крайнее удивление, обычно несвойственное этому человеку, - Товарысч Василэвский, раз ви нам принэслы эту бумагу, значыт толко этой радиограммой дэло нэ огранычилось?

   - Так точно, товарищ Сталин, - ответил генерал-лейтенант, - сначала я решил, что это чья-то шутка, весьма неумная, кстати. Но у нас шутить так не принято. На короткий запрос шифровального отдела Ставки в штаб СОРа, шифром которого была зашифрована эта радиограмма, там ответили, что в пять минут первого 5 января никаких радиограмм в Ставку они не посылали. Тогда радиограмму все таки доставили мне, и мы начали с ней разбираться.

   По ходу разбирательства дело стало обрастать удивительными и местами даже жуткими подробностями. Позвольте? - Сталин кивнул, и Василевский достал из кармана маленький блокнот, - Во-первых, шестнадцать часов, три минуты, служба радиоперехвата ВВС Черноморского флота, перехватила сообщение немецкого самолета-разведчика об обнаружении большевистской авианосной эскадры, примерно в двухстах километрах мористее Евпатории.

   - Дажэ так? - мундштуком трубки Сталин огладил пышные усы, - продолжайте, товарыщ Василэвский.

   - Так точно, товарищ Сталин, - кивнул Василевский, - немецкий наблюдатель доложил об обнаружении эскадры в составе полутора десятков вымпелов, которую возглавлял авианосец около трехсот метров длиной. Передача была прервана на полуслове, очевидно разведчик был уничтожен. На предложение летчиков послать воздушную разведку в указанный немцем квадрат, штаб Черноморского флота ответил отказом, потому что - Советских авианосцев не бывает, - а летчикам в грубой форме посоветовали проспаться...

   - Накажу, мэрзавцев! - пальцы Сталина сжимавшие трубку побелели от напряжения, - Извините, товарищ Василевский, продолжайте.

   - В шестнадцать часов двенадцать минут, та же служба радиоперехвата зафиксировала взлет с аэродрома Саки сначала одной эскадрильи пикировщиков Ю-87, а через десять минут - еще двух. В шестнадцать часов двадцать минут, первая эскадрилья была полностью уничтожена двумя советскими истребителями, перехватившими их на пути к цели...

   - Пачему ви так уверены, что это били саветские истребытели? - Сталин выколотил потухшую трубку в пепельницу, и потянулся к пачке "Герцоговины Флор", - пачему не англичане или нэ американцы, ведь в их флотах имеются авианосцы, правда, не такие большие.

   - Товарищ Сталин, немецкие летчики в переговорах между собой называли противника "два ивана", особенно часто в самом конце, когда бой шел на коротких дистанциях. Англичане были бы или "томми" или "лайми", американцы - "сэмми". Такую уверенность могут дать только четко видимые опознавательные знаки государственной принадлежности.

   - Понятно, товарищ Василевский, - Сталин снова набивал свою неизменную трубку, - продолжайте!

   - Вслед за первой эскадрильей юнкерсов, так же бесследно исчезла и вторая, потом - третья. А также восьмерка истребителей Ме-109, поднятая на их поддержку с аэродрома в Каче. - генерал-лейтенант Василевский развернул на столе Верховного план Евпатории. - Чудо-самолеты - это еще не все, товарищ Сталин, вот смотрите. Красным цветом - это план высадки десанта, разработанный штабом Черноморского флота. Надо заметить, что, по словам капитана 2-го ранга Буслаева, осуществлявшего общее руководство высадкой, и капитан-лейтенанта Бузинова, командовавшего десантным батальоном, сама высадка прошла вполне успешно.

   Но немцы явно ожидали наших десантников, поэтому сразу после обнаружения кораблей на подходе к берегу, они включили прожектора, и открыли по нашим морякам перекрестный пулеметный и артиллерийский огонь.

   Но тут снова проявили себя наши таинственные "гости", их корабли к этому времени находились уже на рейде Евпатории. - На недоуменный взгляд Сталина Василевский ответил, - дело в том, что над морем в эту ночь стоял довольно густой туман, видимость не превышала ста метров, и в такой обстановке, тот, кто хотел остаться незамеченным, легко мог это сделать.

   До самого последнего момента их не видели ни наши, ни немцы. Корабельная артиллерия "гостей" в считанные минуты уничтожила немецкие береговые батареи. Их боевые винтокрылые аппараты, по назначению схожие со штурмовиком Ил-2, нанесли ракетные удары по опорным пунктам противника в гостиницах "Бо-риваж" и "Крым", а прожектора и пулеметные точки на колокольнях и минаретах, уже были захвачены их армейским осназом, заранее проникшим в город. По команде, эти пулеметы начали обстрел узлов вражеской обороны.

   Также их осназовцы захватили здание гестапо, где освободили из фашистских застенков множество арестованных: подпольщиков, арестованных партийных и советских работников и тех, кто был просто недоволен оккупантами.

   Кроме того, к ним в руки попало все руководство гестапо Евпатории, и все документы, которые не были уничтожены из-за внезапности нападения.

   - И конэчно они отказываются передавать нам эти документы, и этих негодяев? - Сталин пристально взглянул на Василевского.

   - Никак нет, со слов капитан-лейтенанта Литовченко, который и должен был по первоначальному плану захватить здание гестапо, все уже передано нашим компетентным органам. Правда, после составления нуднейшей и подробнейшей описи... Товарищи из наркомата товарища Берии ходатайствуют о правительственных наградах для тех, кто сумел добыть эти документы.

   - В таком деле, товарищ Василевский бюрократия в разумных количествах - это не помеха, - сказал повеселевший Сталин, - как говорил Владимир Ильич - "Социализм - это учет". Товарищ Василевский, я уже почти поверил в 2012 год, но меня смущали и смущают словосочетание "Российская Федерация"... Хотите, я скажу вам какие флаги на их кораблях?! Андрэевские, товарищ Василэвский, ведь так? Очевидно, в Советском Союзе послэ моей смэрти все таки произошел контрреволюционный переворот... Но с этим вопросом мы разберемся позжэ, продолжайте дальше по Евпатории.

   - Кроме осназа, кораблей и авиации, в операции было задействована их морская пехота. Четыре корабля в их эскадре оказались носителями механизированных подразделений морского десанта.

   Товарищ Сталин, представьте себе плавающий легкий танк, вооруженный одной сто миллиметровой пушкой, и одной автоматической тридцатимиллиметровой пушкой. И кроме всего прочего он перевозит до отделения пехоты. Двадцать таких машин - две роты, вышли на берег в курортной зоне западнее нашей полосы высадки. Еще одна рота, десять машин, вышли на берег в районе Пересыпи, восточнее нашей полосы высадки. Последняя рота атаковала город Саки, и одноименный аэродром, где немедленно перекрыла дороги на Севастополь и Симферополь. К пяти часам утра сопротивление немцев и румын в Евпатории было подавлено, зато нарастало их давление на заслоны в районе города Саки.

   Тогда же капитану второго ранга Буслаеву был предъявлен немец в генеральском мундире, которого "гости" представили, как генерала Эриха фон Манштейна, командующего 11-й армии вермахта. Они заявили, что передадут его в руки представителям нашей разведки не меньше чем армейского уровня. А пока с ним пообщается разведотдел их соединения...

   - Ничего странного, товарищ Василевский, - меланхолически заметил Сталин, - это их разведка поймала Манштейна, а не наша. Это их добыча, а следовательно, у них и право первой ночи. Только вот, вам удалось выяснить, как это им удалось?

   - Так точно товарищ, Сталин, рейд осназа на этих самых, на вертолетах. Цель - полный разгром штаба 11-й армии, с захватом высшего командного состава и документов. Только вот начальник штаба армии ускользнул. Он находился в это время в штабе одной из дивизий под Севастополем...

   - Счастье никогда не бывает полным, - Сталин, на какое-то время забывший о уже набитой и зажатой в руке трубке, потянулся за спичками, - Товарищ Василевский, у вас что еще?

   - Да товарищ Сталин, последнее и наиболее важное, около часа назад мне принесли вторую радиограмму подписанную "Хроносом", где он сообщал итоги проделанного за ночь, и давал список немецких аэродромов, уничтоженных в течении ночи с 4 на 5 января их авиацией. Они назвали это операцией "Длинная рука".

   Я немедленно связался по ВЧ со штабом Юго-Западного фронта и Черноморского флота, и приказал выслать воздушную разведку в район указанных ими объектов. Я задержался, ожидая рапортов от летчиков-разведчиков и результатов обработки и расшифровки фотоматериалов. Товарищ Сталин, вся немецкая авиация в полосе Юго-западного фронта практически уничтожена. Фотографии сейчас везут в Москву самолетами, но понятно одно, на юге у немцев сейчас просто не осталось авиации...

   Сталин решительно подошел к столу с телефонами, и снял трубку аппарата ВЧ, - Юго-Западный фронт, товарища Тимошенко. - Товарищ Тимошенко, доложите, как там у вас с активностью немецкой авиации? - Не, ничего, все хорошо... Значит, сегодня с утра не летают, не бомбят, и не обстреливают. Что, немцы заболели?.. Я вам, товарищ Тимошенко потом расскажу, чем заболели эти немцы...

   Вы мне лучше скажите, а наша авиация что, летает, бомбит, обстреливает? Так, вот, пока нэмцы болеют, наши, здоровые, пусть летают. Все ясно?! - бросив трубку, Сталин прошелся по кабинету, - Эта самая "длинная рука", схватила за горло люфтваффе, а для наших войск оказалась просто таки рукой помощи. Это они сделали не для себя, потому что, они, наверное, могут легко сбивать любое количество вражеских самолетов. Это они сделали для наших солдат, которые такой возможности не имеют. Такой командир мне нравится, как там его, контр-адмирал Ларионов?

   - Так точно, товарищ Сталин, Ларионов, - подтвердил Василевский.

   - Товарищ Василевский, вы храбрый человек? - неожиданно спросил генерала Сталин, садясь за свой стол.

   - Наверное, да, товарищ Сталин, - ответил тот заметно нервничая, - и, наверное, смотря что считать храбростью.

   - Это хорошо, товарищ Василевский, что вы храбрый человек, - Сталин что быстро писал синим карандашом на листе бумаги, - потому, что есть мнение, что вас нужно направить представителем Ставки в самое пекло, в штаб этого самого контр-адмирала Ларионова. Вот отдайте это товарищу Поскребышеву, он оформит вам мандат. У вас будут все необходимые полномочия для решения любых вопросов на месте. Если что-то пойдет не так - немедленно связывайтесь со мной лично. Ну, и без этого, постоянно держите меня в курсе событий.

   - Когда мне вылетать, товарищ Сталин? - подтянулся Василевский.

   - Если судить по тому, что происходит, то, товарищ Василевский, вылететь вы должны были еще вчера. - ответил Сталин,- раз так все получилось, то, вылетайте как можно быстрее. - в голосе Сталина снова появился грузинский акцент, - Ми на вас очэнь надэямся, товарищ Васылэвский!