Читать онлайн Крымский излом | 5 января 1942 года. 02:00. Лесная поляна неподалеку от пос. Сарабуз.    Полковник ГРУ Бережной и скачать fb2 без регистрации

Прочитайте онлайн Крымский излом | 5 января 1942 года. 02:00. Лесная поляна неподалеку от пос. Сарабуз.    Полковник ГРУ Бережной

Читать книгу Крымский излом
3316+3176
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

5 января 1942 года. 02:00. Лесная поляна неподалеку от пос. Сарабуз.

   Полковник ГРУ Бережной

.

   Ну, "вот мы и в Хопре" (Шутка). Сразу по прибытию мы замаскировали технику, и выставили секреты. Неподалеку было сельцо одно татарское, так что расслабляться опасно. Собачки там брешут... Вот что удивительно - для немца собака хуже еврея получается, читал я в свое время, что как только немец в село входил, так сначала собак всех изничтожал, а потом уже евреев.

   Нет, это сельцо не Сарабуз, тот дальше, и в другой стороне. Да и в Сарабузе все, что есть татарского, так это его название, а население стопроцентно русское...

   Ну что мы про него еще знаем? Знаем, что в школе штаб 11-й армии, а в правлении совхоза офицерская гостиница ... Ну, и то, что на окраине аэродром, там после войны Симферопольский аэропорт построят.

   Заслали туда разведку и сидим на попе ровно, ждем. На то, чтобы наши глаза и уши уже добрались до Сарабуза, и начали там работу, потребовался час. Чтобы тихо подобрались, на кошачьих лапках, и чтобы не одна веточка не шевельнулась и снег не скрипнул. Нам помогает глухая канонада, доносящаяся со стороны Севастополя.

   Разведчикам необходимо вскрыть вражескую систему охраны и обороны, точно местоположение ключевых объектов и огневых точек. А так же заминировать вероятные пути подхода подкрепления минами МОН. Мы же ждем их сообщений, чтобы окончательно утвердить план захвата, и приступить к "работе". Вертолеты стоят, готовые немедленно подняться в воздух, бойцы напряжены и собраны, готовы к любому развитию событий.

   Большинство людей, насмотревшись голливудских боевиков, считают, что бойцам элитных подразделений нужнее всего на свете накаченные мышцы и умение палить от бедра из шестиствольного, монструального вида, пулемета. Конечно, и физическая подготовка и навыки меткой стрельбы, вещи сами по себе нужные. Но самое главное для наших бойцов - голова. Надо нестандартно мыслить, и в критической обстановке принимать единственно верное решение. И при этом это решение должно быть принято очень быстро, импровизации - это наш метод.

   Вот и бойцы капитана Зайцева и старшего лейтенанта Голикова в Сарабузе сейчас не режут глотки фрицам, а прикидывают, как тихо, без шума и пыли, снять охрану и повязать генерала, которому в этой реальности, кажется, так и не суждено стать фельдмаршалом. При этом, желательно, не забытьи про много знающих офицеров его штаба. С ними тоже жаждут побеседовать охочие до истины товарищи.

   Кстати, к моему великому удивлению на вещевых складах "Кузнецова" нашлись даже белые полярные масхалаты. Дело в том что два дня назад выпал довольно таки плотный снеговой покров, да и стены домов, сложенные из местного ракушечника требуют, чтобы маскировочным цветом считался белый. Откуда на "Кузнецове" белые масхалаты? Конечно, вспомните, с какого флота сей корабль и в скольких учениях он участвовал в последнее время? То-то же... Хомяк (пардон, мичман) он и на флоте хомяк, ничего не выбрасывает. А то некоторые горячие головы уже предлагали пошить из простыней нечто вроде маскировочных пончо... Но обошлось.

   Вот, уже начали поступать сведения от разведчиков. Бойцы незаметно просочились в село, добрались до объектов, которые мы намерены захватить, и выявили систему их охраны. Кроме того, удалось обнаружить огневые точки, прикрывающие штаб армии, казармы комендантской роты, узел связи, позиции батарей ПВО, электроподстанцию, а также установить режим патрулирования улиц и охранного периметра вокруг штаба.

   Ну, вот и все, время. Я отдал команду, и к цели начали выдвигаться основные силы. "Племя летучей мыши" вышло на тропу войны. Некоторое время спустя в воздух поднялись и вертолеты. Их время придет позже.

   Сказать прямо, нам повезло в том, что Манштейн, начисто лишенный мобильных резервов, вынужден был бросить против наступающих советских войск, высадившихся в Керчи и Феодосии, все, что у него было под рукой. Ему пришлось отправить на фронт даже большую часть батальона охраны. Так что, по данным разведки, в самом Сарабузе нам смогут противостоять лишь рота пехоты, батареи ПВО, плюс, до взвода фельджандармерии. Но если мы затянем нашу операцию, и дадим Манштейну возможность сообщить о нападении на штаб, то нам придется несладко - слишком уж нас мало. Конечно, Сарабуз - не дворец Амина, но и немцы - не афганцы. Поэтому в первую очередь необходимо обезвредить расположенный при штабе узел связи с радиостанциями и телефонными коммутаторами. Это при том, что на узле связи просто таки неизбежны многочисленные, распутные, как жрицы Венеры, немецкие связистки. Так было есть и будет во всех армиях мира, кроме, разве что, исламских. Ну, ничего, посмотрим, как ребята справятся с искушением.

   Так, все на исходных, даю сигнал: "Готовность-1". Разведка доложила, что Манштейн, допоздна заработавшийся в штабе армии, все же ушел к себе в резиденцию отдохнуть. У казарм роты охраны, батарей ПВО и узла связи, уже заняли свои позиции авианаводчики, которые лазерными целеуказателями готовы обеспечить ударным вертолетам Ми-28Н "подсветку" целей. Группы обеспечения выставили мины МОН на путях возможного подхода подкреплений к штабу 11-й армии и резиденции Манштейна, а так же у входа в казарму комендантской роты. Снайперы взяли на мушку выявленные огневые точки и батареи ПВО.

   А самое главное наши специалисты по взрывам и поджогам заложили небольшой, но симпатичный фугас под главным силовым трансформатором. И теперь я слегка поглаживаю кнопку на пульте дистанционного управления, готовую погрузить весь поселок во тьму. И нахрена фрицы с таким остервенением отстреливают местных собак, я уже говорил, что это у них прямо религия какая-то, а ведь были бы живы местные шарики и тузики, мы бы так спокойно под носом у охраны ходить бы не могли.

   Смотрю на часы, все, 03:00 - Время. Четыре ударных вертолета Ми-28Н и четыре транспортно-штурмовых Ка-29 уже в воздухе, в зоне ожидания, со стороны Евпатории долетают первые раскаты канонады, это "Ушаков" и "Москва" ровняют с землей румынские береговые батареи. Я давлю на кнопку пульта, вижу бело-голубую вспышку, а потом уже слышу оглушительный хлопок короткого замыкания. Во всем поселке разом погас свет. Уничтожение трансформатора было условным сигналом к началу штурма.

   По этому сигналу команде бойцы штурмовой группы быстро и аккуратно завалили из оружия с приборами БС и ПНВ караульных у дома, где находится Манштейн, а группа захвата, действуя преимущественно холодным оружием и пистолетами с глушителями, проникла в здание. Одновременно, вторая штурмовая группа ворвалась в помещение узла связи, бросив туда предварительно светошумовую гранату, в расчете на то, что после отключения внешнего электропитания не дать немцам времени перейти на аккумуляторы. В качестве дополнительной меры были перерезаны телефонные провода на выходе из поселка. От применения систем РЭБ решили временно отказаться, ибо сам факт появления помех мог подсказать противнику, что творится что-то не то. Тем более, что с началом Евпаторийской операции на "Кузнецове" и "Москве" заработали стационарные глушилки-вопилки, и немецкой связи от этого вообще страшно поплохело.

   Самое же главное, что попытки запеленговать источник помех приведут немцев не к нам, маленьким и слабым, а к большим парням контр-адмирала Ларионова. И вряд ли обнаружение источника помех доставит немецким связистам много удовольствия.

   Собственно вся операция была разбита на три основные части, это захват штаба армии (здание школы), захват офицерского общежития (правление совхоза) и подавление внешнего периметра охраны. С внешним периметром было просто, авианаводчики подсветили лазерами пулеметные гнезда, и в момент подрыва трансформатора по ним отработали НАРами вертушки. Одновременно одна пара Ми-28Н начала полноформатную штурмовку расположенного по соседству аэродрома Сарабуз, создавая дополнительный шум и гам, и отвлекая на себя внимание противника.

   Выбегающие из казарм солдаты охраны попадали под перекрестный снайперский огонь, подрывались на минах, а в случае особо удачного скопления, накрывались залпами неуправляемых ракет с вертолетов. Короче веселье было в разгаре.

   Сам же захват штаба армии и ее командующего длился всего несколько минут. В погруженном во тьму здании штаба, бойцы капитана Зайцева с помощью ножей и пистолетов с ПБС первым делом уничтожили всех, кто имел неосторожность оказаться у них на дороге и не имел на плечах погон из витого шнура - признаков старшего офицера. В здании штаба из старших офицеров удалось обнаружить только лишь начальника узла связи армии и армейского квартирмейстера. Правда, начальника узла связи взяли вместе тс половиной его подчиненных, оглушенных и ослепленных взрывом гранаты "Заря-2". Когда немецкие связистки очнулись, то рты их были заклеены скотчем, руки крепко стянуты за спиной. Тем временем группа захвата выгребала из сейфов все находившиеся в них бумаги. Уже потом можно будет разобраться, что из них представляет ценность, а что нет.

   Быстрее, быстрее, быстрее... В школьном подвале, превращенном в армейскую гауптвахту, бойцы чистили "контингент". Отодвинуть засов, открыть дверь, короткая очередь, и двигаемся дальше. Контингент тут сидел малоприятный, даже для вермахта, и у меня не было планов выпускать заключенных на свободу. Но вот, открыв дверь еще одной камеры, парни увидели не очередную сладкую парочку германских дезертиров или мародеров, а избитого до полной безжизненности и, к тому же, раненого в обе ноги, молодого парня в форме советского военного моряка, два кубаря, значит лейтенант. Прозвучал крик, - Ребята, тут НАШ! - и свирепые убийцы, только что залившие штаб кровью от подвала до чердака, немедленно обратились в нежных нянек.

   Впрочем, оказывая освобожденному из плена медицинскую помощь они не забыли дочистить здание до конца и пристрелить последних зажившихся на свете юберменьшей. А над поселком уже снижались вертолеты, готовые забрать пленных и документы. Два из них сели на футбольное поле позади школы, еще один на предназначенную для пионерских линеек площадку перед парадным входом. Самый последний вертолет опустился перед зданием правления совхоза, там тоже была своя добыча. Стрельба на улице потихоньку стихала, те остатки охраны штаба, которым повезло уцелеть, поняли, что для сохранности собственной жизни лучше спрятаться в кустах и не отсвечивать, потому что даже на Ка-29 установлен четырехствольный пулемет винтовочного калибра, штука для простого пехотинца крайне неприятная. А уж если на тебя обратит внимание Ми-28Н с его тридцатимиллиметровой пушкой, тогда вообще кранты. Винтокрылые машины не стеснялись возражать короткими очередями даже на одиночные винтовочные выстрелы.

   С захватом же Манштейна не все прошло гладко. Самое смешное, все чуть все не сорвалось из-за любимой собачки генерала. Эта смешная такса в момент захвата подняла истошный лай. К тому же мною был отдан приказ - брать Манштейна живьем. Поэтому, в резиденцию командующего армией первой влетела фотошумовая граната. Оглушенный и ослепший Манштейн мешком осел на пол, а такса стартовала из спальни генерала с круглыми глазами, и воем ужаса, причем, прямо через закрытое окно. Тот, кто это видел, говорил, что чем-то это было похоже на пуск тяжелого НАРа с подвески "крокодила".

   С нашей стороны "двухсотых" не было, но двое бойцов получили легкие ранения - в плечо и в ногу. К концу операции я получил сообщение, что наши морские пехотинцы уже захватили аэродром в Саках. Решение пришло мгновенно. Я прикинул, что восемь минут туда, восемь обратно, десять на месте - вертушки обернутся за двадцать пять-тридцать минут. За это время...

   Вопрос заключался лишь в том - занимать ли оборону здесь, или выставив максимальное количество взрывающихся сюрпризов, отходить к известно вам поляне. Там мы точно будем минут через сорок.

   Решено, отходим, здесь мы как вша на пупе, а в поросших лесом холмах нас надо еще поймать. Эвакуация захваченного Манштейна, его адъютанта, и имевшихся при генерале бумаг, прошла с площади перед зданием правления, на которой перед войной проводились собрания и митинги. Одновременно в воздух поднялись вертолеты от здания школы. Часть бойцов улетела вместе с пленными и грузом, остальные же быстрым шагом скрылись в поросших лесом холмах.

   И в самом деле, не обошлось без пиротехники и шумовых эффектов. Наверное, кто-то из немецких начальников, встревоженный отсутствием связи со штабом армии, поднял тревогу. Не исключено что это был начальник штаба 11-й армии, которого нам так и не удалось обнаружить. Минут через пятнадцать после нашего отхода в селе начали весело взрываться оставленные нами сюрпризы. Но весь этот шухер был уже, как стрельба в белый свет. Мы уходили во тьму "волчьим шагом", и нас им было уже не догнать даже без учета расставленных на пути растяжек. Бросятся бегом, собьют дыхание и быстро выдохнутся. Кроме всего прочего, ночь, темнота, и не видать не зги.

   Запомнился один момент, когда нашего освобожденного из плена командира грузили в вертушку, он уже в салоне, при свете тусклой лампочки, наконец, разглядел, тех кто вытащил его из застенков абвера. - Ребята, вы кто, - тихо спросил он удивленно.

   Ответ одного из рядовых меня потряс, - Кто, кто - дед Пыхто. Сам не видишь что ли, мы Вооруженные Силы Коммунистического Марса, оказываем братскую помощь и выполняем интернациональный долг. Шутка! - напрягшийся было раненый расслабился, - А вообще это самая большая тайна СССР. Не задавай лишних вопросов и будешь счастлив, пока! - люк вертолета захлопнулся, и машина стала медленно подниматься в черное небо.