Прочитайте онлайн Криптограф | IСнегопад

Читать книгу Криптограф
4916+1192
  • Автор:
  • Перевёл: И. Залогина
  • Язык: ru
Поделиться

I

Снегопад

Она опаздывает, и он сидит за столиком один. Не успел головы поднять, и в это мгновение она видит его, словно впервые. Старик, на руках и на шее бурые пятна, но глаза по-прежнему красивы. От этого ему неловко: лучше быть не столь привлекательным и потому менее заметным. Его любимый столик, его любимый бар, — сторонний наблюдатель догадался бы, глядя, как он сидит. Его излюбленное место, где официантки уговаривают его поесть, ну же, Лоренс, закажите что-нибудь, а таксисты отвозят домой со скидкой.

— Анна, — говорит он, и она его целует. Не как обычно, а по-родственному.

— Как ты?

— С тобой гораздо лучше.

Два полных бокала уже готовы и ждут. Холодное сухое белое. К своему он не прикасается, ждет, пока она снимет пальто, сядет. Он вроде продрог, хотя в баре тепло.

— Ты опоздала.

— Прости, я пыталась позвонить. Ушла с работы, как только смогла, — улыбается Анна, но он уже машет рукой, вежливо, но раздраженно, будто извинения легковесны и противны ему, как сигаретный дым из соседней кабинки.

— Работа. И как работается, по нынешним временам?

— Ну, ничего не изменилось. — Она прислоняется к стене, обитой кожей. — Сам знаешь, как это бывает.

— Отвратительно. Бедная моя протеже, — говорит Лоренс. — Я тебе рассказывал, что мне все еще снятся кошмары?

— Не рассказывал, — отвечает она, будто он шутит. Смотрит на него и понимает, что он серьезен. Разве что чуточку смущен.

— Не работа. Я хочу сказать — работа само собой, но здание, место. Ее Величество Центральная Налоговая служба. Говорят, давным-давно был лабиринт, где дорога вилась меж слепых стен и разветвлялась на тысячу коварных троп.

— Да ладно. Не все так плохо.

— Лишь потому, что дорога приводит к тебе. Но теперь ты здесь. Теперь ты здесь, и нам есть что отметить. Есть за что выпить. Я хочу поздравить тебя.

— С чем?

— С твоим замечательным новым клиентом… Мистером Джоном Лоу. С чем же еще? — Он сияет от гордости. — Думала, я не узнаю? Я тебя удивил или поразил?

— Поразил, конечно.

— Обманщица. Можешь улыбнуться. За твоего клиента, твою карьеру и за Джона Лоу, Криптографа.

— За Криптографа.

Они поднимают бокалы. Она не удивлена; не так, как он надеялся. В конце концов, поиск информации — жизнь Лоренса, или часть его жизни — на вопрос, чем он занимается, он, как правило, отвечал «работаю с информацией». Ее удивляет, что он так счастлив. Целый день ждал разговора с ней. Это написано у него на лице.

Она смотрит, как он пьет: осторожно, едва пробуя вино. Шабли двадцать первого века. Он делит сутки, выпивая по бокалу в час от полудня до полуночи. Вино Клепсидры.

— Ладно, сдаюсь. Как ты узнал?

— У меня по-прежнему есть источники. Что ты о нем думаешь?

— Пока ничего.

— Да неужели?

— Расследование еще не началось. Я с ним даже не встречалась.

— Но у тебя есть его досье, ты все о нем знаешь, не так ли? Конечно, знаешь.

— Твоя школа.

— Моя. — Он опирается на спинку сиденья. — Я мог бы помочь… Ну-ну, я понимаю, когда меня не хотят. Но если понадобится совет, ты знаешь, где меня найти. Видишь ли, я немного ревную.

— Я буду иметь тебя в виду, — говорит она и делает глоток.

Ее волосы влажны и холодны, она ощущает вино в горле, жар кожи, тепло комнаты. Так бывает, когда на тебя смотрят: все чувства обостряются. Во взгляде Лоренса — внимание и желание, но она знает его слишком давно, чтобы удивляться его вожделению.

— Необычный клиент мистер Лоу. Очень богатые люди не похожи на прочих смертных, или так нам кажется. На прочих смертных, вот именно. Он еще не знает?

— Не думаю.

— Тогда я ему сочувствую.

— Сочувствуешь? Звучит безжалостно, — говорит она. Затем, подумав, прибавляет: — У тебя выходит, что я жестокая.

Смех в соседней кабинке. Анна оглядывается. Из бара открывается вид этажей на шестьдесят. Дождь снаружи едва моросит. Чистое небо над Вестминстером и Лондоном, над серым серебром и золотом.

— Знаешь, — говорит Лоренс, возвращая ее с небес на землю, — в свое время я пришел к заключению, что существует только два типа налоговых инспекторов. Неудачливые полицейские и обанкротившиеся биржевые маклеры. У тех и других есть причины быть жестокими.

— И к какому же типу отношусь я? — спрашивает она, потому что он ждет вопроса. И Лоренс улыбается благодарно — потому что она догадалась, и нежно — потому что выпил и вспоминает время, когда они были больше или меньше, чем друзья.

— Ты? — переспрашивает он, глаза его светятся. — Моя дорогая Анна. Иногда ты вообще не похожа на инспектора.

Он идет к машине медленно, машет рукой, словно только что выиграл золото, и уезжает. Анна едет домой, ощущая на губах вкус хорошего вина. Она слегка пьяна, но это почти незаметно; кровь бежит чуть быстрее. Но так всегда. Это как воспоминание о Лоренсе, о том, кем он был. Потому она с ним и встречалась.

Уже за полночь. Дождь вымыл улицы. Толпы людей, уставших, но не удовлетворенных, собираются в неоновом свете. Ночью легко влюбиться в Лондон, думает Анна, когда все лучшее на свету, а худшее скрадывает сумрак. Столица Денег, называют его теперь, будто не людьми полон город, а чем-то совсем другим. Синтетикой, металлом, контрактами.

Только в предместьях она увеличивает скорость почти до предела. Она бодра, но знает — эта бодрость легко обращается в сон. Она включает радио. Музыка гонит ее вперед, продираясь сквозь помехи и промежуточные радиостанции.

Хотелось бы ей рассказать Лоренсу больше. Было время, когда первое, что приходило ей в голову, — обратиться к нему за советом. Но теперь она подозревает — инстинкт инспектора говорит ей, — что с Лоренсом не стоит делиться секретами.

А мистер Лоу — настоящее хранилище тайн. Криптограф, зовут его люди, или Кодер, не доверяя ему, но исподволь восхищаясь. В конце концов, на дворе новое тысячелетие, теперь недопустимо восхищаться богатством. Но Лоу возбуждает в людях восторг и подозрения, как никто другой; такой силы, что недоступна пониманию Анны, и это следует изменить. Ей придется понять своего клиента. Правило номер один: информация — главное оружие инспектора.

Она уже почти дома. Два квартала на восток, пять на север. Она сворачивает на знакомую дорогу. Деревья и уличные фонари устроили шествие света и тени. В машине тепло и темно, как в голове.

Ее работа по-своему проста. Анна считает, сколько стоят люди. Они часто скрывают свою стоимость, и чаще всего — от самих себя. Не очень-то приятно смотреть, как твою жизнь сводят к бухгалтерскому балансу. Не раз и не два, годами Анна допрашивала клиентов, настолько испуганных или разъяренных, что они забывали факты своей биографии: возраст или день рождения, имена мужа и детей. Она ждала ответа, а они сидели, уставясь на нее, онемев от собственной тупости. Не потому, что боялись потерять деньги, думала Анна, но от неизбежности подсчета. Неумолимого перебора дней.

Некоторые клиенты выглядят виноватыми, даже когда им нечего скрывать. Они смотрят на Анну, словно ожидая, что она просветит насквозь их счета, будто врач рентгеном, и найдет недостачу. Другие отождествляют ценность с ценой, деньги с успехом и считают себя неудачниками. Анна не верит в эту теорию. Она видела слишком много денег. Она не хотела денег, не стремилась к богатству. Но с другой стороны, как сказал Лоренс, иногда она вообще едва ли походила на инспектора.

Одиннадцать лет прошло с тех пор, как она пришла работать в Налоговую службу. Она уже не вспомнит всех своих клиентов. Сначала забываются имена, потом лица, это неизбежно. Жизни остаются с нею дольше. Но когда она работает хорошо, на некоторое время клиенты становятся ближе: даже самые сложные клиенты, самые богатые и неприступные. Она знает, о ком они думают, думая о деньгах. Чтобы понять богатых, считает Анна, нужно узнать, ради кого они богаты.

Иногда только для себя. Чаще для детей, которых они собираются завести или собирались. Некоторые клиенты говорят лишь о людях, предрекавших им провал, о тех, кто считал, что у них ничего не получится. К таким клиентам деньги стекаются холодными сладкими каплями.

Иногда клиенты представляют себе кого-нибудь незнакомого. Сияющую женщину в ярком платье на яркой улице. Того, кем хотят обладать или быть. Или умершего. Умершие тоже бывают. Но кого-нибудь Анна всегда находила.

Она раздевается в темноте. Одежда пахнет кислой сыростью города. Тусклый свет уличного фонаря. В зеркале она ловит свое отражение. Силуэт бедер, тело, тень волос.

Ее зовут Анна Мур. Ей тридцать шесть лет, родилась в прошлом тысячелетии. Инспектор категории А2. Это значит — она хороша в своем деле, одна из лучших, так ей говорят люди, так они говорят.

Люди склонны противопоставлять любовь и деньги. Анна теперь в это не верит. В итоге и любовь, и деньги изливаются на других. Деньги возникают из алчности или щедрости. И алчность, и щедрость — свидетельства любви.

В этом секрет. Не в том, что ей известно, а в том, что она хочет знать. Ибо даже Криптограф должен мечтать о ком-то. Анна хочет знать, о ком думает Джон Лоу, думая о деньгах.

Конец октября, последние дни осени. Утром она открывает дверь и видит, что машина побелела от инея. Она упорно пытается завести двигатель. Ей никогда не нравились машины. Она говорит с ними, как с упрямыми детьми, умоляет их, как норовистых божков. Радиоприемник просыпается, исторгает спазматический взрыв музыки и тут же умирает.

Надземка в десяти минутах ходьбы сквозь сумерки. Только в третьем вагоне Анна находит место. Она достает из сумки ноутбук, кладет на колени, отправляет письмо в службу поддержки Налоговой, в авторизованный гараж, сообщает свое имя, номер и неопределенные симптомы поломки. Экран освещает лицо и ладони.

Люди говорят, она выглядит надменно. Она себя такой не ощущает. Только с виду кажется, что она надменная. Не у всех лицо отражает внутреннюю сущность. Часто люди принимают сдержанность за высокомерие. Под застенчивостью прячется мягкость.

У нее длинные волосы, черные, текучие, словно ртуть. Мать всегда утверждала, что в их жилах восточная кровь. В другое время, в другом месте на этой легенде можно было бы заработать, думает Анна, и ей нравится представлять себя восточной красавицей, это ее личная фантазия. Она хорошо одевается, дороже, чем может себе позволить. Она считает, что уже не молода. Что больше не красива, хотя люди часто ошибаются на свой счет, судят себя слишком строго, даже те, кто подсчитывает налоги в Налоговой службе.

Перед самым рассветом поезд останавливается между станциями. Мотор постепенно затихает в утренней мгле. Вагон за вагоном погружается в темноту, словно жемчужины скользят с изогнутой нити.

Шелестит тревожный шепот, но в эти часы никто по-настоящему не жалуется. Выбирая между тишиной и офисом, люди согласны на тишину. Напротив Анны мужчина с лицом юриста дремлет возле девушки с руками танцовщицы.

Мотор снова рокочет, набирая обороты. Анна прислоняется к окну. Стекло холодит щеку. Деревья снаружи очерчивают рельеф ландшафта. Каждая минута светлее предыдущей.

Несколько человек достают мобильные телефоны. Разговаривают негромко, словно боясь кого-нибудь разбудить. Мулат напротив зовет Мириам. Девушка с руками танцовщицы говорит с Джоном. Анна внимательно слушает. Она всегда слушает других. Подслушивать — привычка инспектора, думает она. И мужчина, и женщина говорят одно и то же: все и ничего. Мы в поезде. Подождите немного. Скоро увидимся. Мы любим вас, любим вас. Любим вас.

Ее коллеги прибыли раньше нее. Карл, и Дженет, и мистер Германубис, все трое на одной парковой скамейке на Лаймбернер-сквер: как три птицы на ветке, суд присяжных из трех обезьянок, две подозрительно косятся на прохожих.

Подозрительность эта и строгие, темные, чуть старомодные костюмы выделяют их из толпы. Они ведь Инспекторы Ее Величества. Они владеют фактами. Они видели, как лгали клиенты, от которых этого никто не ожидал, они ждут от людей худшего — даже друг от друга; и у них есть на то основания: познали богатство, не обладая им, познали ложь, раскрывая ее. Они не доверяют людям.

Есть два типа инспекторов, говорит Лоренс, однако в зависимости от того, что он пил, Анна слышала о трех или четырех. Если три, то эти трое находят подсчет чужого богатства пыткой, искушением или испытанием. Четвертая категория — те, кто получает удовольствие от расследования. Анне нравится думать, что все ее коллеги относятся к четвертому типу. Только удовольствие они получают разное. Один карающее, другой порочное, третий искупительное.

Они подвинулись, освобождая ей место. На станции она купила себе кофе, и теперь он взбодрил ее, как и их болтовня. Мистер Германубис поднимается и бормочет «до свидания», словно сообщает дурную весть. Толпа течет мимо Верховного Королевского Суда, дилеры и брокеры в одинаковых серых костюмах. Будто маскируются, отстраненно думает Анна. В тени известковых стен они, наверное, просто растворятся.

— Посмотри на них, — говорит Карл. — Мальчики из коробки.

— И девочки тоже. — Дженет Салливан, голос тихий — безразличный.

— Я бы так не сказал. — Карл ставит чашку с чаем на скамейку между ними. Берет портфель, щелкает замком, достает четыре идеально завернутых сэндвича. — Все они — просто оффшорные счета.

Он раздает сэндвичи. Они едят благодарно, неловко, в чуть напряженной тишине. Салливан — высокая женщина с маленькими глазками, вспыльчивая, и — внешность этого почти не скрывает, — с цепким безжалостным умом. У Карла мелкие кудряшки, точно каракуль, и волевое лицо. Анне кажется, он похож на семита, араба или еврея, хотя она никогда его не спрашивала. Их связывает работа, дружбе здесь нет места. Для дружбы их отношениям недостает доверия и надежды. Она знает, что, войдя в здание Налоговой, все трое станут конкурентами. Но до тех пор — сегодня и каждое утро — они партнеры.

Клерки проходят мимо. Все они молоды; их начальники, более успешные, приедут позже, на машинах, в подземные гаражи. И у всех этих клерков отсутствующие лица — они думают о деньгах. Анне знаком такой взгляд. Мысли о богатстве заполняют пустоту внутри. Наркотический коктейль. Две части страха, одна часть удовольствия.

Они думают о безопасности и независимости, о власти и наслаждении. Мечтают о персональной парковке и представляют себе запах новой машины. Теплую кожу, следы на песке, сады в изумрудах, музыкальный пассаж, дождь на стекле, вкус чьих-то губ, вкус вина. Они думают о ком-то. Их лица — будто каменные стены окружающих зданий.

— Гнать на пять, — говорит Салливан, — десять желать, о пятнадцати мечтать.

— Что это значит? — спрашивает Анна, и Карл харкает, трясясь от смеха. — Дилеры так говорят. Пять миллионов обеспечивают исполнение базовых желаний. Два дома, чистенькие детишки и стенной шкаф размером с гостиную. Все рассчитано. Они все к этому стремятся. — Салливан критически разглаживает складку на юбке. — Пора бы уже знать.

— А когда десять?

— Получают бесплатную юбку из пальмовых листьев и неделю на Гавайях. Откуда мне знать? Ладно, я пойду. Карьеру делать, людей пугать. Внушать страх и отвращение.

— Ранняя пташка, да? — Карл щурится.

— Точно. Залечу повыше и нагажу тебе на голову. А потом посмотрю на тебя.

— Не выйдет, если я замечу тебя первым.

Они смотрят, как Салливан идет к Налоговой. Анна допивает кофе. Утро обещает быть ясным. С деревьев облетают мелкие красные листья, собираются под скамейкой, будто конфетти. Над головой плывет дирижабль, вращаясь под бризом с реки, буквы на нем величиной с дом:

РИС «ГУРУ» — МУДРЫЙ ВЫБОР

«СОФТМАРК»: НОВЫЙ МИЛЛЕНИУМ В ДЕЙСТВИИ

— Итак, — произносит Карл, и Анна оглядывается. Наедине с Анной его голос меняется. Теперь он пытается выглядеть участливо. Она хорошо его знает. Ему что-то нужно.

— Что — итак?

— Да ничего. Просто разговор поддержать. — У него хватает приличия скорчить обиженную мину. Анна ждет продолжения. Терпение — не его конек, надолго его не хватит. — Итак, люди говорят, ты вытянула большого клиента. Рада, небось. Лакомый кусочек — такой клиент. Большие возможности. Полезное знакомство. Когда вы встречаетесь?

Она проглатывает последние крошки идеального сэндвича. Непонятно почему вспоминает о Лоренсе, хотя, насколько ей известно, никаких общих дел у него с Карлом не было. С тех пор, как старик ушел на пенсию, они даже не общались. Кроме того, в Налоговой хватает людей, готовых языки чесать.

Придется с этим смириться. В ней поднимается тихий, чистый гнев. Первый за сегодня.

— Скоро. Хотелось бы, по крайней мере.

— И Налоговая получит свое. Надеюсь, ты хорошо подготовилась. С ним будет непросто.

— Ты с ним встречался?

— Не то чтобы. Он ни с кем не встречается. Я хочу сказать, с его состоянием допустимо уже не быть славным парнем. Нет нужды облегчать людям жизнь.

— Завидуешь?

— Конечно, завидую, — спокойно говорит он, подняв к лицо к солнцу. — Дело не в этом. Обо мне не волнуйся, волнуйся о нем. Иначе утонешь, не поняв, как далеко заплыла.

— Мне уже страшно.

— Смейся-смейся, пока можно.

— Может, скафандр захватить?

— Лучше бикини. И я помогу тебе выбрать, если хочешь.

— Спасибо, я справлюсь. Послушай, это просто случайное расследование. С его счетом все в порядке, — лжет она. — Я там провожусь месяца четыре.

— Ну, как скажешь. Но для случайного расследования слишком крупный клиент.

— Такой же, как все остальные. О чем ты думаешь?

— Ни о чем. — Он смотрит на нее, что-то прикидывая. — И все-таки тебе может понадобиться помощь.

— Чья помощь?

— Ну, две головы лучше, чем одна, особенно если одна из них — моя.

Она невольно смеется. Карл мрачно глядит на нее поверх чашки:

— Что?

— Вряд ли.

— Ясно. Почему?

— Не думаю, что мы сможем работать вместе, — говорит она. И думает: это еще мягко сказано. — И мои клиенты — только мое дело.

— Конечно, твое, конечно. Я не собирался вмешиваться.

— Конечно, не собирался. Почему ты не спросил у Совета?

Нехотя, с надеждой, он улыбается:

— Сама понимаешь. — И она сразу поняла.

— Потому что ты к ним уже обращался. Ты невозможен. И что они ответили?

— Велели спросить у тебя.

— Хорошо. И я говорю, что мне не нужна твоя помощь. Но спасибо. Правда. Спасибо за предложение.

Она смотрит, как он матерится и отводит глаза. Она расслабляется. В профиль он гораздо привлекательнее. Заметнее черты предков. Финикиец, размышляет она, в облике выходца из южного Лондона.

— Думаешь, ты все предусмотрела. — Мускул дрожит у него на щеке. Он выглядит старше и ведет себя, как старший, но ему едва исполнилось двадцать. Он почти вдвое моложе ее.

— Карл, — говорит Анна, — Не нужно завидовать. Я не такая, как ты.

— Да, не такая. — Он склоняется к ней. — Но все к чему-то стремятся, разве нет? Гнать на пять. Ты круглые сутки работаешь с деньгами, неужели тебе не хочется их заполучить? Ты знаешь, как работает Налоговая и как она не работает. Ты не первая используешь ее методы с большей пользой, разве нет? Скажи мне, что тебя это не интересует.

— Меня это не интересует.

Он кивает. На секунду ей кажется, что он понял. Что она не такая, как он. Что ее мечты не касаются практических вещей вроде карьеры или богатства. Он снова кивает:

— Тогда ты можешь дать мне кусочек Лоу.

— Нет, даже за сотню пальмовых юбок, — отвечает она, и он откидывается на спинку скамьи, злобно улыбается.

— Ты стерва, Анна. Это комплимент, не обижайся. — Он берет портфель, щелкает замком, встает.

— Доедай, опоздаешь. Куда потом?

— Куда захочешь.

Она смотрит, как он пересекает Лаймбернер-сквер, темный силуэт растворяется в толпе. Вот люди, что мечтают о Джоне Лоу. Она думает о драйве, о страсти, о надеждах. Три слова — как три ступеньки вниз, убывающая прогрессия вожделения.

Выше по течению, в Вестминстере, начинает бить Биг-Бен, первые удары колокола приглушенно доносятся издалека, сто шестьдесят лет неизменные. Анна шепчет детский стих:

Все церкви по обе стороны реки говорят о деньгах.И Олд-Бейли, ох сердит: Возвращай должок! — гудит.Все верну с получки! — хнычет Колокольный звон Шордитча.Будут деньги, ты шепни, — Колокольный звон Степни

Она узнает о нем все. До мелочей. Обязательно узнает.

Люди много чего говорят о Джоне Лоу. Разумеется, далеко не все правда. Анна — инспектор Центральной Налоговой службы, сборщик налогов, а не член суда присяжных. Но невозможно не слышать, когда столько болтают.

Говорят, он шотландец. Этому она верит хотя бы наполовину. Она с ним не разговаривала, пока нет, но слышала его, и, без сомнения, были у него такие интонации, мягкость и угловатость, похожие на акцент. Сейчас почти ничто; есть же люди, которые говорят что Джон Лоу — ничто. Но Анна подозревает, что это неправда. Теперь ей кажется, что он не так прост, как чудится на первый взгляд во плоти.

Говорят, в десять лет Джон Лоу мог писать машинный код, словно кодировать научился раньше, чем говорить. Говорят, он сирота, и наследства ему хватит на всю жизнь, и еще — что он сын матери-одиночки, фабричной с острова Колл, эту женщину одно время показывали по всем телеканалам. Больше никто не получает пятнадцать минут славы — вместо этого людям остался час, которого никто не видит. Насколько помнила Анна, женщина была сурова и ничем не примечательна, за исключением глаз, очень похожих на его. Глаза Кеннеди. Фабрика перерабатывала криль. Это не новость. Анна не слышала, чтобы тогда проводились какие-нибудь генетические тесты, а теперь это уже никого не волнует.

Говорят, Лоу подсел, но люди не могут прийти к согласию, на что именно. Каждую неделю появляются статьи о том, что Лоу перебрал кокаина, найден пьяным в коридоре, смотрел запрещенную порнографию, ел запрещенную еду. А к воскресенью цитируют его телефонный разговор, где он заказывает дешевых проституток в роскошные гостиничные пентхаузы.

Никто не говорит, что он помешан на деньгах. Это само собой разумеется.

Его называют первым квадриллионером. Говорят, унция его тела дороже унции золота в 91 000 раз. Говорят, он женился на своей первой любви: папарацци представили фотографии. Говорят, что брак развалился. Что Лоу трижды клонировали. Что его мозг вырастили заново, и он научил его всему, что знал. Теперь он болтает с ним, как с попугаем. Говорят, что его сперма стерилизована. Что его жена родит его самого. Так говорят.

А еще говорят, он может взломать код. Код, ну конечно. Это важнее всего: это самое главное.

Джон Лоу — человек, который создал первые серьезные электронные деньги. Говорят, он это сделал один, в девятом номере лондонского «Савоя». Он создал идеальный код, а из кода сделал деньги, которыми стали пользоваться миллиарды людей. Он назвал эти деньги СофтГолд — Виртуальное Золото. Когда Анна пытается представить себе один, пять, десять софтов, ей в голову ничего не приходит, кроме статического электричества на мониторе, гудения проводов под дождем. Ничего нет нового в этих деньгах, за исключением кода, а код нельзя взломать.

На Бога уповаем, думает она, продираясь сквозь ритмичную рутину офиса. Эти слова печатали на американских долларах. Она вспоминает, как раньше можно было вдохнуть запах краски, пощупать бумагу в портмоне, стереть испарину с кожаных складок. Знать, что другие люди делают то же самое. Можно было почувствовать жаркие страны, коробки с сигарами, пальцы кассира в банке. Алчность и щедрость. Люди верили в бумагу, даже не веря в бога.

Всего два года прошло с тех пор, как упразднили доллар, последние бумажные деньги. Анне уже трудно представить себе, что деньги печатали на бумаге. Осязаемая валюта. Кислый запах металла, невидимые следы мочи и кокаина на старых банкнотах. Ей кажется, деньги такими и задумывались. Невидимыми.

На виртуальном золоте нет пота. На нем не остается следов человека. Но люди верят в него из-за кода, который нельзя сломать. На Код уповаем.

Приходится верить, ну еще бы, думает она. Потому что нужны деньги. Нужны, даже если ты их ненавидишь. А деньги без веры — ноль.

Ничего интересного в сплетнях нет: общеизвестные апокрифы из баров, известны каждому. Но Анна — не каждый. Она профессионал. Она владеет фактами.

Говорят, он самый богатый человек в мире. Анна знает, что это недалеко от истины. Ей известно, к примеру, что Лоу был богат еще до появления СофтГолд. В тринадцать он написал и запустил компьютерный вирус «Пандора», ущерб от которого исчислялся многими миллионами. В результате Лоу приговорили к общественным работам, и он употребил свои таланты на пользу обществу: придумал «Асфодель-9», революционную систему внедрения зашифрованной информации в генетический код цветов и растений. Текст шифра в завязи ириса. В семнадцать лет он продал патент правительству Соединенных Штатов за семь с половиной миллионов долларов.

Согласно последней справке Налоговой службы — составленной четыре с половиной года назад, — его собственность располагается в городах пяти континентов. Он единственный, у кого есть земельные владения в Антарктике — недвижимость в виде охотничьих домиков и ледяных пещер. У него есть яхта на тридцать семь кают. Некоторые каюты оборудованы так, что могут сыграть любую музыку, какую попросишь. Что угодно, просто назови. Эпохи измеряют имуществом, думает Анна, каменным, железным или кремниевым. У Лоу есть все. Он фактически живет в разных веках.

Она никогда его не видела, но знает, на что он способен. Так получилось, что она уже бывала там, где хранился его код, в чертоге, где возникали деньги Лоу, откуда отправлялись в мир. Она готовит себе ужин и вспоминает. Излагает факты дела. Одна, на столе бокал вина, тихо играет радио, старая музыка, окна темны, запотели.

Здание около Хаттон-Гарден в Лондоне. Анна помнит — дом без названия. Строение конца двадцатого века, стилизованная готика, необработанный гранит, рифленые стекла. Здание больше окрестных домов, хотя это заметно не сразу. Его скрывают деревья, толпы спешащих на поздний ланч людей, прилавки с цветами. Даже если случайный прохожий заметит дом — примет за целый квартал. Ничего примечательного. Прохожие проходят мимо, как им и положено.

Офис прячется. Каменную глыбу прорезают коридоры, служебные выходы, недоступные внутренние дворы. Мощь скрыта под обычной офисной архитектурой. Самая обыкновенная контора. Но дверь всего одна, и таблички на ней нет.

Много лет назад здание занимали Де Бирзы, торговцы бриллиантами, разорившиеся на поддельных драгоценностях. На их место пришли другие компании, с той же потребностью в неприметности и безопасности. Одно время там размещались две корпорации и восемь дочерних компаний. Теперь осталась всего одна. Называется «СофтМарк». Компания с таким именем может заниматься чем угодно — этим она и занимается. Вместо бриллиантов продает кремний. Она не просто делает деньги — она делает деньги из ничего.

В других отношениях офис мало изменился. Анна представляет внутри огранщиков алмазов, камни, необработанные, как уголь. Не так давно, как кажется, думает Анна. История ближе, когда время стремительнее. Теперь все меняется быстро. Сегодня, даже завтра кажется вчера.

Она бросает зеленые верхушки укропа в кастрюлю с арктическими речными креветками. Играет музыка. Медленно закипает вода. Анна смывает черную жирную землю с серебристой кожицы молодой картошки.

В здании семь этажей над землей и шесть в подвале. Двенадцать ярусов отданы «СофтМарк» — компьютерное оборудование и программное обеспечение, — но шестой этаж подвала вымощен кремнием. Там ничего нет, кроме этого покрытия, темного, стекловидного. Огромный подвал, несколько гектаров или акров. Эхо шагов вооруженной охраны разносится по пустым коридорам.

Анна была там лишь однажды. В такое место попасть непросто. Ее пустили туда по делам Налоговой, одну из девяти. Выдался момент, когда коллеги разговаривали между собой все сразу, и она оказалась одна.

Она присела, коснулась покрытия. Холодное и темное, но прозрачное, будто ночное окно, если смотреть с улицы. Похоже на вертиго. Она увидела свое отражение, а под ним — электронные чипы. Сотни и тысячи, маленькие, точно кусочки мозаики.

Сколько могла, она стояла и смотрела вниз. Один раз увидела мерцание — в глубине, точно монета упала в колодец. Потом начальник позвал ее, и Анне пришлось уйти.

Обо мне не волнуйся, волнуйся о нем. Иначе утонешь, не поняв, как далеко заплыла.

Анна согласна. Она может об этом шутить, но напоминать ей не требуется. Она всегда была осторожна. Ребенок в дождевике на любимой фотографии сестры; девочка смотрит, как родители катаются на коньках, неразличимые вдалеке на речном льду; женщина улыбается в камеру, — но всегда настороженно, осторожная женщина, всегда.

Интересно, Джон Лоу — такой же? Судя по ее опыту — который включает в себя опыт других людей, такова работа, — почти невозможно быть богатым и беспечным, разве что недолго. Но в фантастических историях, что рассказывают люди, Лоу более чем беспечен. Он отчаянно богат и безумен, как Мидас. Есть всего несколько самых известных его фотографий, но на тех, что видела Анна, он часто нетерпелив, изредка спокоен. Не похож на предусмотрительного человека. Не беспечность, не обязательно, но Анна видела одно и то же выражение на его лице. Беспокойство, непостоянство в узде. Похож на человека, что мог бы найти успокоение в риске.

Так думает Анна. Но, кроме того, она владеет фактами. Факт: Налоговая интересуется Джоном Лоу не случайно. Начать с того, что, будь он осторожен, никогда бы не стал клиентом Анны.

Целыми днями ее мысли вертятся вокруг него, такие громкие, что ей кажется, она их слышит. Работа как всегда, Анна встречается с другими клиентами, некоторые богаты, многие — со связями, и все очень сложные, ибо только с ней такие клиенты заговорят, если вообще заговорят; такая у нее репутация, талант ненавязчиво добывать информацию. Но теперь она работает вполсилы, и мысли бродят где-то далеко. Она хочет поговорить с кем-нибудь о Лоу, пускай хотя бы с Мартой, сестрой. Они видятся в первую пятницу каждый месяц; или с родителями, они старые, разведены, отделены от взрослых детей, ушедших в новые жизни; или с Лоренсом. Всегда и всюду Лоренс.

Те, кто мало ее знает, сказали бы, что она слишком самонадеянна. Те, кто знаком с ней лучше, сказали бы, что она принимает работу слишком близко к сердцу. Так они сказали бы, если б видели ее сейчас. Сон долго не приходит к ней. А когда она засыпает, ей снятся плохие сны.

Она опять моет молодую картошку. Глупо видеть такое во сне, думает она, и смеется над бледной картофелиной в руке.

Вода закипает. Играет старая музыка. Анна танцует, еле заметно, незаметный танец. Кто-то стоит у нее за спиной. Она не помнит, чтобы он приходил. Он рассказывает ей о молодом картофеле. Где-то на свете, говорит он, всегда растет свежий картофель.

Сколько штук тебе чистить? спрашивает Анна, и мужчина позади отвечает:

Не для меня. Сколько нужно тебе?

Она снова смеется. Мне ничего не нужно, говорит она. Я не знаю, зачем это делаю.

Тогда чего же ты хочешь? — говорит человек позади нее.

Она говорит: я хочу перестать наблюдать. Пусть кто-нибудь другой наблюдает. Я устала смотреть.

Она не говорит: я бы предпочла, чтобы наблюдали за мной. И мужчина молчит. Анна не смотрит на него. Частица ее знает, что во сне есть правила, старые законы: если обернешься, мужчина умрет. Она хочет предупредить его, предостеречь от опасности, но сон не позволяет. И она продолжает делать то, что делала. Моет картофелину.

Картофелина маленькая и холодная. На боку шрам. Когда Анна соскребает кожицу, шрам по-прежнему виден. Очищенная картофелина — словно застывшая краска. Анна берет нож и врезается глубже. Вода в кастрюле бурлит.

Теперь блестит обнаженное нутро. Белая плоть покрыта четкими черными линиями. Рисунок ненатуральный. Не хватает симметрии. Анна склоняется над картошкой и замирает. Она почти верит, что может их прочесть, эти яркие черные капилляры. И затем ей удается. Она видит, что внутри полно цифр.

Что это, Анна? говорит голос позади нее. Мягкий, с еле заметным акцентом. Анна, что там написано?

На следующий день она звонит Лоренсу, сначала в десять, и еще раз после полудня. Он поднимает трубку, когда включается автоответчик.

— Это я, — говорит она.

— Я слышу. — Голос хриплый и сонный. Фоном его же голос, только мягче, просит ее оставить сообщение. Затем резко выключается. — Что случилось?

— Ничего. — Она выдыхает — словно избавляется от тяжести. Она позвонила ему до того, как он выпил утренний бокал вина, раньше, чем алкоголь затуманил его мозг. Сейчас в нем еще есть что-то от прежней проницательности. Он нужен ей таким, раз уж она примирилась с тем, что в нем нуждается.

— Как ты себя чувствуешь?

— А что?

— На тебя заведено расследование.

— Врешь.

— С чего ты взял?

— Потому что у меня нечего расследовать. — Она слышит, как он отворачивается и кашляет. — Моя пенсия вряд ли заинтересует Налоговую, она и меня-то едва интересует. Кроме того, для инспектора ты отвратительно надежна, Анна, и столь же отвратительно врешь. И, кстати сказать, твое чувство юмора оставляет желать лучшего. Почему бы тебе не придержать его до вечера, когда вежливые люди станут пропускать все мимо ушей?

— Тебе будет скучно.

— Черта с два.

— Вообще-то я хотела с тобой поговорить. — Сирена завыла где-то на Лаймбернер-сквер или на Пилигрим-стрит. — Конфиденциально.

— Мне ты можешь доверять, — отвечает он. И Анна колеблется.

— Знаю. Еще один вопрос. Помнишь Карла?

— Кого?

— Карл Каунт. Молодой. Амбициозный. Он был стажером, когда ты…

— Помню. Шумный такой парень. И что?

— Вчера мы говорили о Криптографе. Он уже знает.

На другом конце линии Лоренс, похоже, смеется.

— Ну, вообще-то он инспектор. Это его работа — слушать разные вещи. Ты же не думаешь, что я с ним говорил, а? Не думаешь?

— Нет.

— Господи, да я несколько лет его не видел. Я думаю, все в Налоговой знают. Разве нет? В любом случае, ничего тут нет секретного. А кто не знает, того следует уволить за нерасторопность.

Она чуть не вздрагивает. Весь он в этом — резкий, ей никогда не стать такой. Два года прошло с тех пор, как его заставили уйти на пенсию. Его голос менее снисходительный, когда он трезв. Анна знает, он все еще винит Налоговую, но иногда спрашивает себя, не обвиняет ли и ее тоже. Знает ли, что имеет на это право.

— Итак, Карл в курсе дел. Тем лучше для него. И что ты ему сказала?

Она прижимает трубку плечом.

— Я сказала, что это случайная выборка, со счетом никаких проблем. Сказала, что мне не нужна помощь.

— И сколько раз солгала?

— Три. Кажется.

— Многовато, Анна. Для такого короткого разговора.

Она глубоко вздыхает.

— Так можно с тобой поговорить?

— Ты же знаешь, что можно. Но не так, не сейчас.

Не ясно, что он имеет в виду: телефонную линию или себя самого.

— Когда?

— Вечером.

— Где? — говорит она, и Лоренс отвечает:

— Здесь.

У него старая темная квартира джентльмена. Его продолжение — или так он предпочитает думать. Зеркало для бритья у окна, выходящего на Маленькую Венецию. На кухне флорентины в картонной коробке. На столе механические часы с металлическим циферблатом. У кровати — маленькая ваза с фиалками. Она узнает все эти вещи, когда он, улыбаясь, открывает дверь. Ничего не изменилось. Где-то певец распевается под фортепиано. Звучит почти по-настоящему.

— Ты усталая. Они много на тебя наваливают.

— Это не они, — говорит она, и Лоренс кивает.

— Что тебе приготовить?

— Кофе. — Она идет за ним на кухню. Аромат алхимической смеси табака и старой еды. — Ты варишь лучше меня.

— Конечно. Достигается годами практики.

— Я несколько лет тренировалась.

— Ха. Недостаточно. Я еще купил пирожные. Может, ты голодна… останешься на ужин?

— Мне еще нужно вернуться.

— Ты слишком много работаешь, — разочарованно говорит он. — Надеюсь, они это ценят.

— Вроде бы.

— Они так и держат тебя погребенной под жалобами клиентов?

— Нет, у меня кабинет на тринадцатом этаже.

— На тринадцатом. — Лоренс на мгновение замирает в позе уважительного «не верю».

— С окном.

— Окно! Ну что же, мы растем.

Она прислоняется к двери и ест пирожное. Подбирает с ладони, пропитанные медом крошки и смотрит, как он работает. Экономные, выверенные движения. Таким она его и помнит. Не здесь — в Налоговой. Не в повседневных мелочах, а в настоящем деле. Как он наблюдает. Собирает факты.

Она помнит, как он работал. Любезный, благословленный интуицией, непреклонный человек. Когда он был таким, погружался в расследование, он был идеальным инспектором. Так говорят люди, и Анна все еще в это верит. Лучшим из лучших.

Потом он стал меняться. Выпив лишнего, Лоренс становился безжалостным. Мало-помалу его педантичность превращалась в жестокость, и чаще всего в отношении невеж или гуманитариев — такие меньше других склонны задавать встречные вопросы. И Анна первая заметила это. В конце концов, она была ближе всех. Но все всё знали, такова уж Налоговая. А когда посыпались жалобы, первой на Совет вызвали Анну.

Себя она тоже помнит. Моложе на десять лет. Не самая юная, без особых амбиций, но одаренная, непритязательная, тенью следовала за талантливым учителем. Всегда рядом, как тень. Училась тому, что Лоренс умел инстинктивно. Позволяла себя учить. Любила его, конечно же. Казалось неизбежным, что она должна его любить. Этому он тоже пытался ее учить.

Любви. Еще бы. Любовь требует практики.

— Готово! — говорит он, разливая кофе в чашечки. Анне добавляет горячего молока. Лоренс оборачивается, она улыбается — ее лицо ничего не выдаст. — Нравится?

— Замечательно. — Она не пьет.

— Пойдем в кабинет? — И они идут в кабинет.

Настольная лампа под зеленым стеклянным абажуром. Снаружи надвигается ночь.

— А теперь расскажи сначала, — говорит Лоренс, откидываясь в кресле, — про твоего Джона Лоу. — И Анна молчит. Теперь она уже сомневается, что хочет о нем говорить. Ей все еще не по себе в квартире Лоренса. Было время, когда она у него почти жила. Она думает о сексе. О Лоренсе-любовнике, потрясающем и предсказуемом. Стариковская страсть. Чудовищные ночи неудач, а ласки всегда неистовые, почти отчаянные. Его дряблые мышцы.

Тихая комната, настоящий кабинет. Ей всегда здесь нравилось, она Лоренсу даже завидовала. Сюда проникает только тихий механический стук часов. Певец на верхнем этаже исполняет гаммы.

— Анна? — зовет Лоренс, и она поднимает глаза.

— Да. Со счетом проблема.

— Понимаю, — удивленно говорит он. Не это он ожидал услышать, хотя быстро берет себя в руки. Анну ободряет и то, и другое. Она уже подумывает, что совершила ошибку, придя сюда, хотя ей нужно было прийти, нужно поговорить. А теперь поздно.

Она отхлебывает кофе. На языке остается приятная горечь.

— Так. Какая проблема?

— Депозитная ячейка.

— И что в ней?

— Ничего серьезного, обычный металл. Золото, несколько платиновых слитков. Но они записаны не на его имя и не задекларированы в списке его имущества.

— И кому они принадлежат? Жене или сыну?

— Сыну. Натану Лоу.

— Так. Сейф, содержимое которого отделено от основных фондов, положено на имя сына, в удобном частном банке, — говорит Лоренс, словно констатирует факт. Анна не спрашивает, откуда он знает. Просто знает, у него талант нащупывать дорогу среди денег — потому она с ним и разговаривает.

— Депозитарий в Татарском проливе, — говорит она. На столе тихо тикают часы.

— Великолепно. И Совет выбрал тебя? Почему не кого-нибудь из отдела корпоративных налогов?

— Не знаю, — говорит она, хотя, кажется, знает. Лоренс с отсутствующим видом постукивает пальцами по чашке, словно пытаясь достучаться до сути. — Клиенты, как правило, с тобой разговаривают, так ведь? У тебя всегда был талант разговорить человека. Может, поэтому?

— Может быть. Может, просто потому, что проблема с личными счетами Лоу. Нет нужды привлекать корпоративного инспектора.

— Или тревожить «СофтМарк» без крайней необходимости. И как получилось, что это золото не задекларировано?

Она снова молчит. Сейчас, когда у нее есть возможность все объяснить, она не хочет этого делать. Она в недоумении подается вперед. Это больше не вопрос доверия. Скорее обладания. Оставить Лоу себе.

— Анна? — Лоренс заглядывает ей в лицо — ему забавно, он беспокоится, но переигрывает.

— Оно спрятано между цифрами.

— Как это?

— А так. Налоговая округляет цифры вниз или вверх к целым числам. Постоянно округлять цифры не в ту сторону — мошенничество. Но у большинства людей за всю жизнь не будет столько денег, чтобы такой способ себя окупил. В любом случае, разница невелика, и даже если такое случается — если некоторые суммы округляют неправильно, проще списать издержки, чем тратить время на расследование. Но Лоу — другое дело. Гигантские транзакции, при подсчете имеют значение десятые и сотые цента. Лоу живет в мире, где движутся огромные деньги. Его доля составляет миллионы. В прошлом году его состояние оценивалось дороже, чем собственность миллиарда беднейших людей на земле. Ты об этом слышал?

— Я изо всех сил стараюсь таких вещей не замечать.

— Если Лоу поставит десять миллиардов на ночное падение котировок на сотую долю процента электрических ливров, он в очередной раз станет миллионером — так что ему это важно. А в его годовом отчете миллионы платежей, проценты с доходов, доли комиссионных. Теперь там оказалось миллионами больше, чем положено. Его счета созданы так, чтобы максимально разделять финансовые потоки. При финальном подсчете все убытки округляются вверх, а прибыль округляется вниз. А поскольку доли очень маленькие, никто не замечает. Цифры всегда за тем порогом, где можно найти ошибку. Два месяца назад новая компьютерная программа, установленная для проверки личных счетов, произвела подсчеты с точностью до тысячных…

— Пожалуйста, — Лоренс выставляет вперед ладонь, — прекрати. Я почти забыл, как скучны бывают деньги. Сколько это все продолжалось?

— Тринадцать лет. Налоговая несколько недель думала, что с этим делать.

— И подумать только, они выбрали тебя. Совет благосклонен к тебе, смертная. — Он поднимается, пристально смотрит на нее, подходит к окну. — Сколько?

— Ценных металлов на четыре миллиона. А вместе с налогом и штрафом втрое больше.

— Понимаю, — повторяет он. И больше ничего. Он стоит к Анне спиной, смотрит на Гранд-Юнион канал. Ей видно, что на улице опять начался дождь, легкий, как тюль. Певец наверху замолкает.

— Ты удивлен, — говорит она.

— Не тем, что ему захотелось больше денег, — Он пожимает плечами. — Но да, удивлен.

— И чем же?

— Для начала, сумма совсем небольшая. — Он оборачивается. — Не для нас с тобой. Но странно, что он готов ради этого рискнуть всей жизнью. Он ведь дорожит своей жизнью, согласна?

— Да.

— Богатые ценят свою жизнь очень дорого. Ты нашла какие-нибудь другие не декларированные сейфы или счета?

— Пока нет.

— Могу спорить, еще найдешь. Четыре миллиона в электронных деньгах.

— Да.

— Шесть миллионов долларов. Знаешь, я все еще пересчитываю на бумажные деньги. Старею, видимо. Четыре миллиона для него — ничто. Сколько времени ему нужно, чтобы их заработать?

— Тридцать четыре часа, — говорит Анна вслух. А про себя добавляет: и семь минут. Потому что сама заметила, как это чудно. Она собирала характерные факты. Чтобы законно получить то, что спрятал, Джону Лоу понадобилось бы меньше двух дней. Спит он или бодрствует, деньгам без разницы. — Что-нибудь еще?

— Определенно, — говорит Лоренс, — Налоговая должна была, в конце концов, это обнаружить. При всем уважении к тебе и отлично тренированным слугам Ее Достопочтенного Величества. Но ведь это Джон Лоу, изобретатель идеальных денег.

Теперь он оживился. Он кажется моложе, думает Анна. Всего один вечер, занимаясь тем, что любит. Она думает: это моя заслуга. Она думает: я думаю не о том мужчине. Она смотрит, как он садится; настольная лампа озаряет его лицо светом, которого нет у него внутри.

— Раз он не хочет платить долги, почему не прибегнуть к криптографии? Бесстрастный инспектор против бездушного кода. Он вместо этого пытается прикрыть мелкий обман фальшивой бухгалтерией. Как примитивно. Почти трогательно. Что еще сказал тебе Совет?

— Ничего.

— Ничего? Что ж, они всегда предпочитали гордо отмалчиваться. Анна, будь осторожна, ладно? — говорит Лоренс.

И в шестнадцати милях от них Джон Лоу поднимает голову от ночной работы, на миг задумывается, глядя в пустоту, а потом возвращается к чистой белой странице.

Она изучает его еще два дня. Она подозревает, что лучше подготовиться не сможет, что хотя бы по закону снижения эффективности она узнаёт все меньше с каждым потраченным часом. И все равно изучает.

Этому нет конца. Она копается в старых счетах, в электронных счетах, онлайновых счетах — оффлайновых больше не существует; роется на сайтах и в поисковиках, пробирается сквозь сферы и домены. В этом мире она почти тонет. Полуоглохшая, полуослепшая, медленно двигает побелевшими пальцами в мире бескомпромиссной скорости. Будто ждет чего-то.

В последний день месяца она пишет ему письмо. Очень рано, офис едва освещен. Письмо на мониторе мерцает, как витражное стекло. Она обращается к Криптографу на языке Налоговой службы, старомодном, официальном, беспощадно точном. Она просит Мистера Джонатана Кира Лоу связаться с ней. Просит собрать бухгалтерскую отчетность за последние три года, список штатных сотрудников, совместителей, долевых сделок, просит о встрече как можно скорее. Сообщает, что на него открыто расследование. Больше ничего. В конце концов, она не обязана обнаруживать ни силу своей позиции, ни ее слабость.

Ответ приходит меньше чем через час. Не от Криптографа, а от его личного бухгалтера из компании, располагающейся в Филадельфии и Брюсселе. Маргарет Немовелян сообщает Анне, что мистер Лоу находится в Соединенном Королевстве. Что, если это удобно, он будет рад предоставить отчеты немедленно. Он может встретиться с ней через пять дней, если она пожелает, у него в кабинете. И когда Анна читает это — монитор наклонен к ней, а ее голова к нему, отражается в стекле, — она понимает, что не готова, совсем. Что любой обычный человек вроде нее никогда не будет готов к такому, как он.

— Анна Мур, — Анна обращается к двери без таблички. — К мистеру Лоу.

— Лоу, — повторяет голос на том конце линии. Вежливо, но невыразительно, будто никогда раньше не слышал этого слова.

— Джону Лоу.

— Да, — говорит голос. — Простите, но никаких встреч не назначено.

— Вы не могли бы проверить еще раз? В три часа. Я должна встретиться с ним в три.

Слабый стук, хитиновые щелчки компьютерных клавиш.

— Какую компанию вы представляете, мадам?

— Центральную налоговую службу.

— Налоговую службу. — Голос смягчается. — О да. Секунду, пожалуйста.

Она оглядывается. Толпы людей спешат на ланч в сторону Фаррингдона. Перевернутое трехколесное такси на Хаттон-Гарден, рассыпались ярко-зеленые пластиковые корзины. Зимний день, как в старые времена. Свет неестественно ярок и прозрачен. Холод румянит щеки Анны. Она, кажется моложе, но сама об этом не знает. Времени хватает, чтобы в ней поднялись ростки беспокойства. Давний страх, что работа больше ее самой. Налоговую службу. О да. Потом за спиной открывается дверь, она оборачивается и видит комнату, заваленную цветами, и невысокого человека. У него ноздреватая кожа, мягкая извиняющаяся улыбка и — неожиданно — усы.

— Он внизу, — говорит человек. — Я отведу вас. Меня зовут Теренс. Простите за цветы.

Будто попала на свадьбу или похороны. На столе в приемной гора лилий, адиантумов, квитанций о доставке. Аромат цветов заполняет комнату.

— Вашу визитку, — просит Теренс, и Анна вручает ему карточку, серебряную, с черным лаковым тиснением и золотым отпечатком ее пальца. Теренс откапывает среди лилий ноутбук «СофтМарк», вставляет карточку в прорезь.

— Большой палец? — говорит он, и она прижимает палец к экрану, чувствует сопротивление невидимой статики.

— Что-нибудь случилось? — она, и Теренс пожимает плечами.

— Ничего особенного. — Он возвращает ей карточку. — Ничего такого. Ну, вы понимаете. — Он широко улыбается, будто она действительно понимает. — Сюда, пожалуйста.

В дальнем конце комнаты — окна, глубокий внутренний двор, фонтаны. Анна не успевает придумать ничего в ответ — они с Теренсом уже выходят из комнаты.

— Бухгалтер мистера Лоу приехал?

— Бухгалтер мистера Лоу уже некоторое время здесь. — Теренс приглашает ее в открытый лифт. — Сегодня много посетителей. Вы бывали тут раньше, инспектор?

— Анна. — Она произносит имя, и лифт трогается. Ее голос срывается. — Просто Анна.

— Конечно. Вы же не из полиции, правда?

Этажи медленно ползут мимо. Третий, четвертый. Аромат лилий плывет следом. Анна вспоминает «Асфодель-9». Сон про картошку. Текст шифра.

— Я была здесь однажды.

— Я знаю, — говорит Теренс. Кабинка лифта сплошь отлакирована. Теренс подмигивает их отражениям. — Компьютеры, понимаете. Компьютер «СофтМарк» никогда не забывает лица. Вы встречались с мистером Лоу? Вы с ним знакомы?

— Не совсем, — говорит она. И прибавляет: — Нет.

— Все так говорят. — Теренс непрестанно улыбается. — Теми же словами. Ну вот, мы на месте. Шестой этаж.

Двери скользят в стороны. Впереди огромный холл, акры или гектары, Анна видела его только однажды, но много раз он снился ей, и воображение придало ему резонанс и объем, которых на самом деле нет. Эхо — ровный гул — напоминает стадионы и вокзалы. Монетный двор, полный людей, смеха, рокот голосов. Так много людей, так неожиданна картина — Анна не готова к такому зрелищу, ее охватывает паника. Она неожиданно остро осознает, во что одета: офисный костюм, простой и изящный, портфель в руке. Пол черен, насколько хватает глаз.

— Что происходит?

— Происходит? — Теренс удивляется, словно и не заметил, что они не одни. — А… Это потенциальные инвесторы.

— А что они делают?

Он оглядывается, будто проверяя.

— Как видите. Пришли посмотреть, как работает компания. Или выпить, чтобы потом рассказать об этом друзьям. Но всем нужны инвесторы, даже мистеру Лоу. Никто не живет на острове, даже тот, у кого имеются острова. Я разыщу его и приведу к вам, если вы подождете здесь. Анна? Инспектор?

— Я в порядке, — говорит она. И прибавляет, потому что он не об этом спрашивал: — Спасибо.

— Я его найду, — говорит Теренс, вглядываясь в нее. — Ждите здесь, хорошо?

— Спасибо, — повторяет она, но секретарь уже пробирается через плотную толпу, извиняясь, скользя по гладкой поверхности денег.

Страх утекает из нее, пока она ждет. Следом приходит легкая тревога, восприятие обостряется, ощущения плотнее: знакомое, поддающееся контролю чувство. Подозрение. Инспекторское недоверие. Анна держится за него, как за спасательный круг. Кто, интересно, вся эта публика, с мягкой загорелой кожей, с аморфными лицами людей, которым слишком легко живется. Она вспоминает тот раз, когда была здесь, тот первый раз, когда увидела, как работают электронные деньги. Вспышку света под вытянутой рукой. Чудесную, как рыба, уходящая на глубину.

Где-то бокал разбился о стекловидный пол. Теренса не видно. Анна высматривает его. Пытается различить его голос в гомоне толпы.

— Конечно, мы еще не окупились, но все меняется…

— …любой богач — лицемер, только лицемеры богатеют…

— Это ваша проблема, друг мой. Вы не понимаете, что миллиардер в самолете — второй человек после бога…

— …лет десять прошло с их алмазной свадьбы. Я слыхал, дальше будет кремниевая…

— Вот он! Видите? Вон Криптограф!

Анна оборачивается. Криптограф, снова шелестит кто-то, женщина с волосами яркими, как вино. Шепот или шипение. Резкий, предвещающий деньги или скандал. Анна следит за взглядом женщины и видит Криптографа. Во плоти.

Деньги придают ему веса. Анна не может придумать других слов, хотя в такой манере изъясняются ее коллеги, они сказали бы так о клиентах и начальстве. Но затем Анна думает о мире, не похожем на мир Карла или Салливан, где все измеряется социальным статусом или зрелой силой. Вес как компенсация за утраченную привлекательность.

Это физическое. Не харизма, не жир, не мускулы, но сама сущность. Плотность. Ее собственная жизнь внезапно кажется ей невесомой, не отягощенной имуществом. Она ждала, что Джон Лоу разочарует ее, потеряется в толпе, — обычное дело. А он совсем другой. В нем есть что-то исключительное. Словно богатство, что он создал, все сразу, просвечивает сквозь поры его кожи.

В зале полумрак, охрана и гости движутся между пятен света. Лоу стоит в тени, она скрывает глаза и щеки. Черты лица не разобрать. Он улыбается чьим-то словам. Если что-то и читается по его лицу — только голод. Анна отчаянно хочет увидеть его ближе, под ярким светом.

Она приближается. Слышит голос. Узнает это спокойствие. Манера, что когда-то, возможно, была акцентом. Он разговаривает с невысоким мужчиной. С тремя. Их голоса тоже слышно, они вплетаются в гул прочих разговоров, заглушают его.

Она пытается представить его богатство. В реальном исчислении, в бутылках шампанского, в картонках с едой; удача, измеренная в морепродуктах и лимонном сорго. Но образы непостижимы, призрачны, как само виртуальное золото. Ускользают. На секунду она ощущает — ей кажется, что ощущает — движение этих громадных денег. Лоу, наверное, притягивает их. Он кажется неподвижным, думает она, лишь потому, что его деньги иные.

— Вот вы где, — говорит Теренс. — Я вас потерял. Но вижу, вы сами его нашли. — В руке он держит бокал. Прозрачная жидкость. — Я принес вам попить. Просто вода. Газированная. Надеюсь, вы такую пьете.

— Все хорошо, — говорит она, говорит правду, потому что видит того, ради кого пришла. Секретарь убирает бокал.

— Тогда я представлю вас и покину. — Анна замечает, что он впервые серьезен. — Наверное, нужно пожелать вам удачи. Пожелать вам удачи, инспектор?

— Анна.

Теренс кивает, разглядывает ее.

— Я ему доверяю, — говорит он вдруг, резко, грубовато, будто хочет сказать больше. Вместо этого машет рукой в сторону Криптографа и ведет Анну за собой.

Криптограф стоит почти в центре зала, где гул и эмоции сгущаются плотным куполом. Женщина — старше Анны — высокомерно ждет рядом с ним, поодаль от толпы, скучная, как телохранитель. Два человека обращаются к Криптографу одновременно, возбужденно, напористо, их голоса перекрывают друг друга, будто пытаясь наладить потерянную связь. Третий деловито ищет визитку. Но он первым замечает Анну. Он явно оценивает ее, будто Анна может быть для него угрозой и к ней следует относиться с уважением. — Мистер Лоу? — вполголоса произносит Теренс. И все сразу поворачиваются к ней, мужчины неизбежно замолкают, Лоу улыбается, протягивает руку.

— Вы, должно быть, Анна, — говорит он. — Я Джон.

— Здравствуйте. Мы договаривались о встрече, — говорит она, но думает совсем иное. Нет, ты не Джон, — вот что она думает. Ты Криптограф, или Кодер, или Джон Лоу: Джон-Лоу, два слова в связке, торговая марка, безличная, как псевдоним. Ты не Джон, думает она. Но вслух не говорит.

Его рука неожиданно мягкая, уязвимая, как у ребенка. Хрупкая. Он удерживает ее ладонь. Она вспоминает впечатление плотности, чего-то подкожного, и отдергивает руку.

— Конечно, — говорит он. — Нам нужно работать. Вам нравится ваша работа, Анна?

— Да.

— Мне тоже. — И больше ничего. Он все еще улыбается, но Анне кажется, что он чуть нахмурился.

— Простите? — Один из троих, тот, что разглядывал ее, обращается к ней. Протягивает руку: — Тунде Финч, ПОП. Анна Мур, не так ли? Приятно познакомиться. Я прослушал, кого вы представляете…

— Господа, — произносит Теренс и встает между ними. — Боюсь, у мистера Лоу есть дела. Анна, это Маргарет Немовелян. — Женщина коротко кивает. — Мистер Лоу присоединится к вам, как только освободится. Господа?

Он оттесняет мужчин от Лоу. Последним — Тунде Финча, ПОП, тот все тянет руку с визиткой, Анна читает его отсутствующий взгляд как раскрытую книгу, будто человек говорит вслух — это был мой шанс, мой единственный шанс, и я его упустил, — а потом Криптограф оказывается у нее за спиной, Теренс идет с ним рядом и что-то шепчет, Маргарет Немовелян выводит ее к лифту, прочь из толпы незнакомцев, вверх, сквозь пятна света и теней, в коридоры корпорации «СофтМарк».

Молчание окутывает ее. После гомона и бубнежа толпы покой будто разлит вокруг, будто облегчение вдыхаешь вместе с воздухом. Полы в коридорах мягкие и безупречно чистые.

Вдоль стен расположены ниши, на подсвеченных постаментах стоят вазы из расписного китайского фарфора. Вроде бы здесь должны работать люди. Если так, их не слышно. Может, здесь все механизировано. Анна пытается вспомнить, на каком этаже они вышли. Дневной свет остался где-то далеко.

— Анна, — говорит ее спутница. Голос у Маргарет Немовелян мягкий, чуть заметен американский выговор. — Можно называть вас Анна?

— Конечно. — Она улыбается. Лицо бухгалтера красиво, возраст не определишь, идеальная кожа с пластическим или гормональным омоложением.

— Хорошо. Красивое имя. Пожалуйста, зовите меня Маргарет.

— Маргарет.

— Мистер Лоу скоро к нам присоединится, но сначала я хотела задать вам несколько вопросов. Прежде, чем мы начнем.

Старые игры инспектора и бухгалтера. Неизбежная дипломатия: противники относятся друг к другу с изрядным, тактично замаскированным подозрением. Когда успех одного может зависеть от неудачи другого, требуется этикет. Традиция знакома Анне, как и язык Налоговой, — тут она в своей стихии.

Коридор разветвляется. Немовелян сворачивает направо. Она идет уверенно, словно много раз тут бывала.

— Вы не против?

— Нисколько, если вы считаете, что это поможет, — отвечает Анна, но машинально; она думает о другом. О Криптографе в его стеклянном зале. О его неподвижности и толпе вокруг.

— Мне определенно поможет. Благодарю вас. Итак, сколько, вы считаете, продлится расследование?

— Полгода. Может, меньше.

— Полгода? — Свет из ниши падает на ее лицо. Когда Немовелян отворачивается, черты лица — точно профиль на монете. — Понятно. Значит, вы что-то нашли? Какие-то нарушения?

— Полгода — это недолго. Я бы не делала из этого никаких выводов. — И мысли ее обращаются к деталям, не сухим мелочам расследования, а совершенно другим фактам. Рукам Криптографа. Его голосу, улыбке и хмурости. Вам нравится ваша работа, Анна? Странный вопрос. Непривычный. Никогда клиенты не спрашивали ни о чем подобном.

Они поднимаются по лестнице. Узкие окна, тонкие полосы стекла. Мелькает внутренний двор, керамические фонари, клочок ясного ноябрьского неба.

— Полгода. Но полгода Налоговой — это не полгода. Это может быть пожизненно, — улыбается Немовелян. — Для жертвы, по крайней мере.

— Мы предпочитаем термин «клиенты», — отвечает Анна, и часть ее, жесткая часть, напрягается, точно мускул. Будь осторожна. Берегись. Это бухгалтер человека, у которого есть фальшивые счета. Сейчас не место и не время витать в облаках.

— Конечно. — Немовелян все еще улыбается. Искривленные зубы не сочетаются с идеальным лицом. — Я не знаю вас, Анна. Я хорошо знакома с Британской Налоговой службой, я не раз с ней работала. Люди из ночных кошмаров. Это комплимент, поймите меня правильно. Но вас я не знаю. Я полагаю, вы штатный инспектор? Обычный или старший?

— Мы больше не пользуемся этими словами. — В естественном свете Анна видит, как Немовелян кривит губы. Гримаса раздражения.

— И какие слова вы используете?

— Я инспектор категории А2.

У стены скульптура из металлических прутьев, абстрактная, змееподобная, устрашающая. В конце коридора — одностворчатая дверь. Немовелян останавливается перед ней.

— Что ж. Надо было прислать инспектора категории А1, — говорит она невыразительно, будто ничего и не сказала, и Анна чувствует, как легкий гнев рябью, текучей плазмой пробегает по ней.

— Мы пришли, — добавляет бухгалтер и открывает дверь.

Небольшая комната, скромно обставленная, но столь же внушительная, как стеклянный зал.

Стол — пятнадцать футов, столешница из темного дерева, таких больше не делают, — за столом двое мужчин. Две картины на стене, в тусклом свете, и обе Анна видела раньше, бесчисленное множество раз, на бесчисленных репродукциях, и теперь узнала, будто свои собственные.

На восточной стене большое окно. Снаружи деревья, кедры и серебристые березы, тисы и клены, свет играет на ветвях и листьях, — и больше ничего. Деревья ли такие старые и густые, или внутренний двор такой широкий, но за ними не видно ни стены, ни города. Будто смотришь на живую картину или сквозь какой-то невообразимый объектив. Волшебный телескоп.

— Марк Фаггер, Маркус Кри, — произносит Немовелян. — Это Анна Мур.

Анна отвлекается от созерцания деревьев и видит, что мужчины встали. Оба так неприметны, воплощенные бухгалтеры, и в этот момент Анна, внезапно разозлившись, не может сосредоточиться и различает их только по возрасту.

— Инспектор Мур. — Старший, американец со Среднего Запада, очевидно, смутился, когда она не пожала его руку.

Анна идет мимо него к столу. Напряжение разливается по телу, яркое, точно ртуть. Она знает: злость — это не сила, хотя кажется ею. Ее никогда не оскорбляли бухгалтеры — не сомневались в ее профессионализме, как Немовелян, — но она слышала об этом от Дженет Салливан. Если исход интервью казался неизбежным и нежелательным, бухгалтер иногда пытался мешать работе, осторожно оскорбляя инспектора. Нет закона, что бухгалтеры должны быть подобострастны, и отвечают они в первую очередь перед клиентами. У Налоговой долгая память, и инспекторы не любят помех. Но некоторые бухгалтеры шли на риск.

Или, может, она всего лишь сказала правду. Возможно, она не ожидала увидеть Анну. Есть другие, старше и опытнее. Действительно могли прислать инспектора категории А1, разве нет? Почему, думает Анна, почему они выбрали меня?

Она снимает пальто, кладет портфель на стол, щелкает замком. Заставляет себя успокоиться. У меня все получится, думает она, словно разговаривает с зеркалом. Вынимает ноутбук из его кожаного гнезда. Анна знает, где она и зачем, знает, что за ее спиной двое неуверенных мужчин, ждет их сигнала.

— Марк и Маркус будут ассистировать мне в этом деле, — произносит Немовелян откуда-то сзади.

— Вот как, — говорит Анна как можно спокойнее. — Ну что же, вам понадобится любая помощь, какую сможете найти. — Она поворачивается к ним, в стеклянной стене открывается дверь, и входит Джон Лоу.

— Маргарет, — говорит он, — я немного опоздал, да?

— Нет, сэр, не то чтобы, — отвечает Немовелян с показной теплотой. Листик или семечко с дерева на пиджаке Лоу, и он приносит в комнату холодный свежий воздух.

— Хорошо. Ну, плохая привычка. Прошу прощения, что заставил вас ждать.

Он пристально оглядывает Анну, затем бухгалтеров. Она уверена, он собирался что-то добавить. Вместо этого снова глядит на нее, и лицо его меняется. Он уже отвернулся, чтобы закрыть стеклянную дверь, когда Анна догадалась — его глаза смеялись, и она снова разозлилась, но неуверенно, с налетом стыда, и ей стало ясно — он понял, что тут произошло.

— Ну что же, тогда садитесь, — говорит он. — Прошу вас. — Мужчины устраиваются рядом с ним. Анна садится напротив, стол отделяет ее от триумвира бухгалтеров. Когда становится тихо, она поднимает глаза. Лоу выжидательно глядит на нее.

— Хотите что-нибудь выпить?

— Нет.

— Пастилки? — Он достает пачку из кармана. Широкое окно пропускает достаточно света, ей видно, что выбрит Лоу не слишком тщательно, возможно, однодневная щетина. Она скрадывает бледность его кожи.

— Нет, спасибо.

— Нет. — Он кладет зеленый шарик в рот, убирает серебристую пачку обратно, и серьезно сосет пастилку. — Тогда начнем. Чем могу служить?

— Это лишь предварительная встреча, как вы понимаете. — Она включает ноутбук, мягкий свет струится по пальцам.

— Кажется, понимаю.

— Расследование, скорее всего, будет состоять из серии интервью, если учесть характер ваших финансов.

— Понимаю. Значит, у нас будет время поближе познакомиться.

Она пропускает его иронию мимо ушей. Да может, и нет в его словах никакой иронии. Сказал так, словно ничего другого в виду не имел.

— Сегодня мы поговорим о том, чем вы занимаетесь. В общих чертах. Например, как бы вы описали вашу работу? Ваш бизнес?

Стандартный первый вопрос, безопасный, удобный, клиент должен расслабиться и начать выдавать информацию. Запомни, — сказал ей однажды Лоренс, — первый вопрос никогда не должен касаться самого главного.

— Моя работа и мой бизнес — разные вещи, — отвечает Лоу, чмокнув конфетой, как ребенок, по-прежнему глядя на нее. Не отводя взгляда от ее лица.

— Тогда ваш бизнес. Как бы вы его описали?

— Мой бизнес — деньги.

— Вы владелец корпорации «СофтМарк»?

— Да.

Она смотрит на монитор.

— Я так понимаю, вы владеете более чем восьмьюдесятью процентами корпорации, и основной ее бизнес лежит в области компьютерного оборудования.

— Ага.

— Мистер Лоу, — говорит она привычно и оттого легко, — я хочу, чтобы, работая со мной, вы были как можно откровеннее.

Он разгрызает последнюю конфету.

— Тогда я постараюсь не разочаровать вас. Бизнес «СофтМарк» — компьютеры. Профиль «СофтМарк» обусловлен электронными деньгами. Когда я создал виртуальное золото, нужно было где-то хранить код. Он требует больших мощностей, энергии, финансового института, которому люди могли бы доверять. «СофтМарк» мог все это обеспечить. Через три года после появления новых денег я получил оговоренную часть акций компании. Моя доля зависела от успеха новых денег. Они оказались несколько успешнее, чем ожидали в «СофтМарк». В результате мне достался контрольный пакет корпорации. Но получил я его, потому что существует СофтГолд. Существует мой код. Мое состояние большей частью теоретическое. Я считаю себя ученым, а не бизнесменом.

Она печатает: Предмет бизнеса: деньги. Слова выглядят смехотворно, даже когда она их набирает, и она снова злится.

— Благодарю вас.

— Всегда, пожалуйста, — говорит он, и даже не глядя на него, она понимает, что он улыбается.

— А что они получили?

— Простите?

— Я вижу, что получили от них вы. Я не вижу, какую выгоду извлекли они.

— А, я понял, да. Ну, хорошо. — Он не смотрит на нее — впервые с того момента, как сел за стол. Она видит это боковым зрением, и ей становится легче. — Когда пришел я, «СофтМарк» уже был одной из самых успешных компаний в мире. Уже нет нужды уточнять этот термин. Я за это отвечаю. Я предложил корпорации самый убедительный рекламный инструмент, какой только можно купить — их собственные деньги. Я сказал им, что их имя будет в карманах и в сознании миллиардов людей. Я посоветовал им разместить основной капитал в электронных деньгах. Вроде спама, который не сотрешь.

На него легче смотреть теперь, когда он больше не смотрит на нее. Он чуть покачивается на стуле, будто сдерживая волнение или страх.

— Я также объяснил, что, заключая сделки преимущественно c пользователями «СофтМарк», они могут полностью контролировать рынок сбыта. «СофтМарк» получил такую гибкость в калькуляции цен, о какой другие компании могут только мечтать.

— В ваших устах это звучит, как монополия.

— Нет. — Он резко поднимает глаза. Перестает раскачиваться. — Я этого не сказал.

— Простите. Я не имела в виду…

— Ничего. — Он снова смотрит на нее. Оценивает, будто ошибся в ней. — Еще я сказал им, что мои деньги сделают их незаменимыми.

— Незаменимыми?

Маргарет Немовелян наклоняется к нему, что-то вежливо бормочет. Таким голосом, думает Анна, можно сказать что угодно, и все равно прозвучит дипломатично. Лоу выслушивает ее, качает головой, нет, и отворачивается.

— Я сказал им, что, если они позиционируют себя как поставщика ведущей интернациональной валюты, любому местному правительству крайне затруднительно будет ограничить их развитие. Власти могут занервничать, как случается всякий раз, когда корпорации дорастают до определенных размеров. Но не станут давить, если не смогут обойтись без «СофтМарк». Не захотят гнать волну. Финансовый рынок и без того достаточно неустойчив.

— Давить, — повторяет она. В интонации угадывается непонимание, она слышит это очень отчетливо. Один из мужчин, помоложе, улыбается, нагнувшись к своему лэптопу. Неизвестно, смеется ли он над ней или только пытается понять сказанное.

— Антимонопольные меры. Антимонопольная комиссия, как вы говорите. Я нуждался в «СофтМарк», я хотел, чтобы они мне поверили, и я думаю, они поверили.

Снова пауза, он как будто опять хотел что-то добавить, но снова промолчал.

— И вы оказались правы?

— Собственно говоря, да, прав.

Анна смотрит ему в лицо. Не потому, что ей хочется, а потому, что пора. Она уже чувствует, как интервью ускользает от нее, рыба уходит на глубину. Спрашивается, куда это их заведет. Бухгалтеры строчат в черных электронных книжках. Лоу смотрит на нее, как в стеклянном зале: хмурясь и улыбаясь. Будто наткнулся на что-то не совсем понятное — в себе или в женщине напротив.

— Вы не сказали, в чем заключается ваша работа.

— Вы не спрашивали.

— В чем заключается ваша работа?

— Криптография. — Он подается вперед. Глаза в глаза. Серые, как у Кеннеди. — Моя работа — изучать то, что скрыто. Вы здесь из-за моего счета. Того, что на имя моего сына.

Мужчины один за другим поднимают глаза, безмолвные, как стенографисты в суде. Пока она думает, что ответить, в разговор вступает Маргарет:

— Мистер Лоу, я сильно подозреваю, что это не конструктивное…

— Маргарет, — произносит Джон Лоу очень тихо.

— …направление дискуссии. Мы не в Налоговой, чтобы…

— Грета, — говорит Криптограф, и она оборачивается. — Вы можете идти.

Она смотрит на него. Старший из бухгалтеров неуверенно улыбается, будто кто-то пошутил, а он боится не понять шутки.

— Сэр?

— Вы можете идти. Спасибо, Грета. Со мной все будет в порядке.

Она ничего не отвечает, но встает, неуверенно, сохраняя достоинство. Анна замечает, что Немовелян гораздо старше, чем казалась на первый взгляд.

— Со мной все будет нормально, — повторяет Лоу.

— Как скажете. — Лицо бухгалтера покрывается пятнами: белыми на скулах, красными на щеках. Словно ей надавали пощечин. Она не смотрит на Анну, проходя мимо, но в глазах смирение. Будто она пыталась предотвратить неизбежное, думает Анна.

Старший из мужчин уходит последним. Чуть кланяется, закрывая за собой дверь. Молчание сгущается и затопляет комнату со стеклянными стенами и двумя сидящими фигурами. Как жара в оранжерее.

— Простите. — Голос Лоу по-прежнему мягок, ровен. — Грета со мной много лет. Иногда она охраняет меня слишком пылко. Я бы хотел извиниться за нее.

— Она бы этого не хотела.

— Не сомневаюсь.

— Я бы решила, что она пыталась вас от чего-то защитить.

Он выпрямляется.

— Что ж, это ее работа, не так ли? Защищать меня от вас?

Нет, ее работа — представлять тебя. Должно случиться что-то особенное, чтобы заставить Маргарет Немовелян перейти границы. Анна не отвечает, и неловкое молчание вновь заполняет комнату. Анна дрожит от напряжения, гонит от себя дрожь.

— Вы не то, чего я ожидал, — внезапно говорит Лоу. Анна пытается улыбнуться.

— И чего вы ожидали?

— Не знаю. Кого-нибудь сурового. Так получилось, что я редко имел удовольствие общаться с Налоговой. Я думал, вы страшнее.

— Я бываю чрезвычайно страшной.

— Сомневаюсь.

— Вы удивитесь.

— Возможно. — Он умолкает, откидывается на спинку стула. — Мы с вами похожи.

— С чего вы взяли?

— Нас обоих не любят.

— Говорите за себя.

— Профессионально. Я имею в виду — профессионально. Мы оба работаем с деньгами.

— Вы сказали, что ваша работа — криптография, — с улыбкой стреляет она от бедра.

— Значит, криптография. — Ухмылка. — Криптография и деньги похожи.

— Как так?

— Они покрывают мир цифрами. Сетка цифр облекает контуры холмов и башен. И не только неживые объекты, живые тоже, тела и лица. Мы с вами это видим. — Он медлит. — В конечном итоге, код может выразить что угодно. И все имеет свою цену.

— Все?

— Иногда я думаю, что все, — говорит он. — Не согласны?

Она молчит, и он отворачивается к окну. Тени снаружи удлиняются, свет уходит. Сутулая фигура в зеленых резиновых сапогах движется между древними подножиями кедров.

— Вам нравится садоводство? — спрашивает Джон Лоу, и застает ее врасплох. Она машинально пожимает плечами:

— Мне нравятся сады.

Он смеется, может, над ней, но не обидно. Потом она пожалеет, что не смеялась вместе с ним.

— Это совсем не одно и то же.

— Определенно нет. У вас всегда был сад, правда?

— Откуда вы знаете?

— «Асфодель-9»

— А вы молодец. Боюсь, Налоговая зря тратит на меня ваши таланты.

— Я им непременно передам.

— Конечно, инспектор.

— Просто Анна, — говорит она, но это означает: Подожди. Они говорят так быстро, слишком быстро, кажется Анне; вот почти ссорятся, а вот уже шутят. Это больше и меньше, чем интервью; больше, чем она надеялась, меньше, чем могла допустить. Он клиент, всего лишь клиент, да еще с фальшивым счетом. Но он словно постоянно впереди нее и оглядывается назад. Будто знает, куда заведет их разговор.

Подожди меня.

Она смотрит в свои записи, теряясь в его миллионах, пытаясь вспомнить, о чем хотела спросить.

— Вы рассказывали об «Асфодели-9».

— Разве?

— Она все еще приносит вам прибыль?

— Сомневаюсь. Грета должна знать. Все это было очень давно. Я прочел, что девять десятых генетического кода не используется. Я придумал, как вписать один код в другой. Живой жесткий диск. Я сделал… — Он снова ерзает на стуле. — Я хотел оставить свой след. А теперь можно я спрошу у вас кое-что, Анна?

Мягче, чем она сама себе представляет, — то, как он говорит; легко. Ее имя — точно улыбка.

— Если хотите.

Он кивает в сторону окна:

— Вам нравится мой сад?

Она глядит, словно проверяя.

— Да.

— Я рад. Это один из моих любимых. Я имею в виду — моих собственных. Деревья пересажены, все до одного. Я купил их и привез сюда уже взрослыми. Та еще была работа, но она того стоила. Некоторые уже не встречаются в природе. Бывают секвойи высотой с двадцатиэтажный дом. Если выше, нам придется просить разрешения перепланировать здание. Одному тису тысяча шестьсот лет. Мне говорили, что он рос в Йорке в последние дни Западной Римской Империи. Здесь есть настоящие бонсаи из Японских Альп. Их создал ветер. Как можно назначить цену таким вещам?

— Но вы ее назначили.

— Да. Все это бесценно, но в итоге я их купил. Они все имеют свою цену.

Он умолкает, будто ждет.

— Расскажите мне о счете, — говорит Анна, и, когда он улыбнулся, ее сердце пошатнулось и устояло.

— Вы не ответили на мой вопрос.

Какой вопрос? чуть не спрашивает она. Слова готовы слететь с языка, но она останавливается. Качает головой:

— Боюсь, я здесь не для этого.

— Конечно. — Он садится прямо, и его лицо скрывает тень. — Конечно. Простите. Что именно вы хотите знать?

Я хочу знать, о ком ты думаешь, думая о деньгах.

Думает, но не говорит. Слова и мысли Анны не совпадают слишком часто. Профессионализм — так она считает. Она чувствует, что краснеет, кровь поднимается к коже, как теплый воздух вверх, она знает, как это выглядит, и на секунду ей хочется исчезнуть. Но клиент ждет, и лицо его серьезно, как в тот момент, когда он вошел в комнату.

— Счет, — повторяет она.

— Ох, да вы же, наверное, все о нем знаете, раз вы здесь. Ведь так? Вы наверняка знаете обо мне почти все.

— Если бы я знала все, не было бы нужды встречаться с вами.

— Ну, — улыбается он, — было бы жаль. — Но он устал. Немного света утекло из него, словно последний холодный садовый воздух испарился.

— Вы расскажете о счете?

— Нет, — говорит он медленно, — вряд ли расскажу. Мне очень жаль, и я готов заплатить. Разумеется, я могу заплатить. Этого хватит, как вы думаете?

— Хватит для чего?

— Чтобы закрыть дело. — Она замирает.

— Что ж. Вы не обязаны объяснять мне, почему делаете то, что делаете. Вам не вменяется уголовное правонарушение — мы предпочитаем, чтобы наши клиенты приносили доход, пока это возможно. Но если вы признаёте наличие этого счета, остаются основания для расследования, — говорит она, спрашивая себя, правда ли это, почему она хочет, чтобы это было правдой, и что означает, что она этого хочет. — Налоговая не имеет привычки закрывать дела на данной стадии.

— Понимаю, — произносит он, медленно, словно обдумывал что-то другое и от него отказался. — Вы случайно не знаете, сколько я должен?

Она легко касается клавиш, почти бесшумно, глаза следуют за текстом, когда он появляется на экране.

— Одиннадцать миллионов девятьсот семьдесят пять тысяч четыреста двенадцать софтов, — говорит она и прибавляет, почти извиняясь: — И четырнадцать центов. Включая штраф за неуплату налога в течение столь долгого времени…

— Вы получите эти деньги на следующей неделе.

Она сохраняет файл и выключает компьютер, экран гаснет, становится мертвенно-серым. Свет с улицы почти не освещает комнату. Анна ищет садовника внизу между деревьями, но фигура уже скрылась из виду.

— Мы закончили?

Она поворачивается на звук голоса. Лампы в комнате еще выключены. В сумерках ей чудится, что Криптограф удивлен.

— Закончили. Пока. — Он склоняет голову.

— Конечно, — говорит он и встает. — Ну что же. Было приятно, Анна.

— Сомневаюсь. Но спасибо вам.

— Нет, правда. Неожиданно приятно, честное слово. — Она видит его улыбку и радуется ей. — Можно вас проводить?

— Я буду рада. — И он ее провожает. По бесконечным коридорам, мимо фарфора и селадона, мимо залов стекла и залов кремния, туда, где под безоблачным небом Лондон ждет надвигающейся ночи.

Только позже, оставшись одна, она поняла, что доверяет ему. Это приходит к ней как нечто само собой разумеющееся, будто все давным-давно решено, и она знает об этом уже некоторое время: будто ее сознание узнало последним. Несмотря на его невозмутимость, его любезную уверенность, сдержанную самонадеянность и даже на всю очевидность его мошенничества, Анна похожа на Теренса в комнате с цветами. Она доверяет Лоу. Она смеется над собой в темноте.

Часами размышляет об этом доверии, испытывает его. И еще позже, в первом часу ночи, вспоминает вопрос, на который не ответила. Тот, который Джон Лоу не вполне задал. Все ли имеет цену?

— Теперь я вспомнил, отчего ему сочувствовал.

— Отчего?

— Ты могла бы закрыть дело. Это не сложно, раз Налоговая загребла своими грязными лапами его грязные деньги. Им больше ничего не нужно.

— Деньги теперь не грязные.

— Деньги всегда грязные. Ты могла бы поговорить с Советом. С теми, кто так милостиво тебе улыбается.

— Не хочу.

— Почему?

— Потому что это неправильно.

— Разве?

— Потому что я хочу его понять.

— Ты сделала свою работу и завершила ее с похвальной быстротой. Что ты теперь собираешься с ним делать?

Они сидят на лужайке у собора Святого Павла, бок о бок, на траве, едят жирную бразильскую еду с лотка уличного торговца. Анна чувствует, как Лоренс осторожно оперся на нее. Лишь отчасти из-за возраста. Погода мягкая, как часто бывает: последнее тепло перед окончательным наступлением зимы. В золотистых лучах солнца они едят и разговаривают на газоне старого кладбища.

— Не знаю.

— Что тут знать, Анна? Скажи мне. Просвети меня.

— Я хочу понять, почему он это сделал.

— Понимать — не твоя работа.

— Прошу тебя.

— Все ясно.

— Нет, ты какой-то бестолковый. Ты же сам говорил, что его поступок не имеет смысла. Тебе что, самому не любопытно?

— Ни в малейшей степени.

— Да ладно. Ты врешь не лучше меня. Почему ты передумал? Он может опять так сделать. В следующий раз использует код — и что тогда? Ты же понимаешь, что заплатить — это просто способ избавиться от меня.

— А почему бы и нет? — Он неловко отодвигается. — В конце концов, он сделал все, чего от него хотела Налоговая. Они же не собираются заводить уголовное дело? Или собираются?

— Нет, конечно, нет.

— Тогда, может, позволить ему заплатить и покончить с этим? Двенадцать миллионов софтов — это немало. Мистер Лоу заплатил цену за то, что перешел дорогу Налоговой, и страна сможет распорядиться подобной суммой.

— Заплатить — это его способ не объяснять мотивы. Он надул меня. Он от меня откупился.

— Естественно.

— Ну, так я хочу знать, зачем, Лоренс. Вот почему. Что?

— Твоя подруга была права.

— Кто?

— Твой бухгалтер.

— Она мне никакая не подруга. Почему?

— Потому что ты играешь в опасную игру.

— Она такого не говорила. О чем ты? — спрашивает Анна. — Я не понимаю, что ты хочешь сказать. — Но Лоренс качает головой и возвращается к еде, губами собирает с ладоней оливковое масло, деликатно облизывает кончики пальцев, и бледный свет лежит на его белых волосах.

Она возвращается только однажды. Куда-то едет — на интервью с консультантом по программному обеспечению, на Бридж-стрит, — и неожиданно оказывается у безымянной двери.

Полдень, небо затянуто подсвеченными сверху облаками, рыжеватые прозрачные лучи, предвестники дождя. Над крышей «СофтМарк» Анна видит верхушки деревьев, высоченных секвой в тайном саду Джона Лоу.

На другой стороне узкой улочки — кафе. Некоторое время Анна сидит там, глядя на дверь. Никто не входит, один или двое вышли, служащие в шикарных костюмах. Все равно она сама не знает, что хочет увидеть. Она опаздывает. На стенах кафе сидят мухи, отупевшие в преддверии зимы. Темные и медленные, словно ждут того, кто их прикончит.

Седьмое ноября, первая пятница месяца. Анна сидит одна в заведении на Клоак-лейн, за тяжелым деревянным столом, освещенным церковными свечами. Это был выбор Марты, этот ресторан, от него можно быстрым шагом дойти до обоих уголовных судов Лондона и до Вестминстерских чертогов Лоу. Обманчиво скромная обстановка и откровенно нескромные цены; Анна, пока ждет, успевает прочесать меню, отыскивая что-нибудь подешевле. Она пришла раньше, сестра опаздывает. Так уж у них повелось, между сестрами. Несмотря на то, что они видятся скорее по настоянию Марты — как будто, изредка встречаясь, можно удержать семью вместе, — ждет почти всегда Анна, ее жизнь, очевидно, не столь насыщенна, как у сестры; ее терпение стремительно истощается. Точно так же в другие дни ее ждет Лоренс.

— Прости, — говорит Марта, спускаясь по лестнице, — прости, прости, я весь день провозилась с одним чертовым мошенником, деньги такие скучные, не понимаю, как ты ими занимаешься, я чуть не свихнулась. Ну ладно, я уже здесь. Давно ждешь? Я сука, да?

— Нет, — лжет Анна. — И да, ты сука, — добавляет она, так что Марта, наклонившись для поцелуя, строит рожу.

— Когда стану судьей, — шепчет она, — можешь не сомневаться, будешь звать меня Ваша Сучья Светлость, — и, поцеловав Анну, плюхается на стул. Анна видит, как за столиками оглядываются люди, хмуро и внимательно рассматривают Марту, будто почти узнали ее или думают, что должны узнать. Это качество сестра унаследовала от их матери. Анне досталась только отцовская наблюдательность.

— Что у тебя стряслось? — спрашивает она, но Марта уже увлеченно углубляется в меню. Анне приходится повторить, прежде чем ее заметят: — Что за дело, что-то серьезное?

— Ох, наверное. Но вообще-то нет, не очень. Преступная жадность, акции не поделили, никакого кровопролития. Вроде бы. — Ее щеки раскраснелись в тепле комнаты, на холоде улицы. Анна возвращается к своему меню. — Эндрю любит поболтать о таких вещах, можно подумать, ему не хватает разговоров. Что ты будешь?

— Ризотто.

— Не глупи.

— Почему? Я хочу ризотто.

— Я тебя сюда привела не для того, чтобы есть рисовую кашу.

— Ты меня сюда не приводила.

— Ну ладно, как хочешь, — Марта насупилась, снова улыбается с нежной злобой, как водится у родных сестер. Им может быть восемнадцать и десять, двенадцать и четыре, со всей разницей, что создает возраст. Они так и остались собой — их ничто не изменило. — Попробуешь, что я закажу. Красное или белое? Скажи красное.

Они пьют красное. Анна смотрит, как Марта ест, жадно, как всегда, не останавливаясь, пока не притупляет голод медальонами из зайца, фаршированного трюфелями, красной капустой, белыми побегами спаржи. Потом откидывается назад со вздохом почти облегчения.

— Хорошо выглядишь, — говорит Анна и, когда сестра снова вздыхает, повторяет: — Правда.

— В первый раз я поверила больше. А ты усталая.

— Спасибо.

— Я правду говорю. Голую правду.

— Если не хочешь выглядеть так же, не таскай работу на дом.

— Смешно. — Марта неуверенно смеется. — Эндрю тоже так говорит.

— Как он?

— Вроде хорошо. — Свечи оплывают. Марта опускает большой палец в воск. Лепит лодочку с отпечатком внутри. — Мы редко видимся. С продажами в этом году туго. Он занят, я тоже. Что у тебя?

— У меня был сложный клиент.

— Буйный?

— Нет. — Она вынуждена рассмеяться. — Нет, ничего такого.

— А что? — Они заговорили тише. Посетители выходят из ресторана на улицу, шум стихает до фонового бряцанья кастрюль и тарелок на кухне. Анна с сестрой беседуют, склонив головы над остатками еды на тарелках, светский семейный разговор.

— Его зовут Джон Лоу.

— Так-так. — Воск твердеет, словно мертвая кожа. Марта опускает его рядом с бокалом, бледный кораблик из линий и завитушек. — Джон Лоу, корень всех зол. Но ты же справилась? Вся Налоговая, наверное, за тобой следила.

— Надо думать.

— Ты знаешь, мне никогда не нравилась его внешность. Он наверняка невыносимо самонадеян.

— Ничего невыносимого. Гордый, — говорит она, — просто гордый.

— Как ты?

— О-хо-хо. Нет, не как я. Ему есть чем гордиться.

— Значит, он тебе понравился? Я и не думала, что ты поклоняешься героям.

— Я не говорила, что он мой герой.

— Не говорила, — отвечает Марта, огоньки свечей танцуют в ее зрачках. — А ты ему понравилась?

— Не говори глупостей.

— Это не глупость. Спорим, понравилась? Но ты ведь с ним уже закончила?

— Нет, — говорит Анна скорее себе, чем Марте. — Не думаю.

— Ну, — Марта выпрямляется, — в любом случае, я рада, что ты пришла. Я по тебе скучала. А ты рада?

— Конечно, — удивляется Анна и внимательно смотрит на сестру. Что-то недосказано, думает она, но не успевает спросить, как Марта уже отворачивается и поднимает руку, спрашивая счет. Пока Марта не видит, Анна подается вперед, поднимает восковой отпечаток ее кожи и сжимает мягкий теплый комочек.

В некоторых вещах ей всегда не везло. Не то чтобы Анна считала себя невезучей — хотя всегда тайно верила в судьбу, — но в ее время каждый видел всевозможные страдания. Фигура на соседнем сиденье в метро, на экране веб-камеры, в сводках новостей, под соседним мостом. Бывает и хуже, вот что говорят, и это правда, столь бесспорная, что может быть и частным случаем лжи. Уловка, что возникает из бессмысленности.

Жалованье Налоговой никогда не сделает Анну богатой, но она и не бедна. Ей не приходится смотреть, как умирают люди, не доводилось терять любимых раньше времени — по крайней мере, они оставались живы. Она любила и была любима, и не раз (при том, что знала много чего о секретах и обманах, больше, чем хотели бы все ее любовники). Ей везло в любви или смерти. Тут что-то другое, тоньше.

Ей не повезло со временем. Слишком рано. Слишком поздно. Младший ребенок в распадающейся семье, созерцающий закат и падение, пока хватало сил. Она всегда наблюдала, а родители всегда падали или были на грани падения, как жалкие дети, как пара неловких конькобежцев на старом катке. Младшая сестренка яркой звезды, шумной, талантливой, красивой — так всегда говорили, — и потому Анне остались только слабость, сомнение, ирония. Как будто ее характер сложился так, чтобы заполнить Мартины лакуны. Самая юная студентка в университете, бесконечно маленькая, никогда не умела схватывать на лету, все хотела спросить, но никогда ничего не спрашивала. Никогда не оказывалась в нужном месте в нужное время. Она была самым зрелым стажером, неожиданно старше всех, кто проходил практику в Налоговой. Она была влюблена в своего учителя.

Слишком рано, слишком поздно. Но она не считает себя невезучей. Особенно теперь.

Когда она думает о нем — довольно часто — у нее теплеет на сердце. Не то, что она ждет новых возможностей. Всего лишь чувство зарождающейся легкости. Ей повезло, его имя рядом с ее, с одним из многих других имен. Провидение. Ее сердце оживляется чем-то временным, страстью, мечтой о страсти.

Что-то от Джона Лоу осталось на ней — запахом, золотой пылью. Все изменилось почти мгновенно. Однажды она проснулась знаменитой. Вот что такое известность, думает она: занимать мысли других, не наблюдать, а быть объектом наблюдения; и ее это возбуждает.

Мистер Германубис, рыская по коридорам Налоговой, подобно какому-то инспекторскому демону, вежливо выпрямляется, проходя мимо нее. Можете звать меня Сухдев, говорит он ей однажды утром. Сухдев, пробует она, но не может выговорить. За тунисским кофе и финскими конфетками Дженет Салливан плачется, что видит своих детей дважды в месяц, и демонстрирует истрепанные фотографии. (Трое подростков, все девочки. Высокие, широкие в кости.) Старейшая официантка любимого бара Лоренса встречается взглядом с Анной и кивает, словно тоже в курсе. (Она-то откуда? удивляется Анна. Но ведь кивает же.)

Она теперь видит Карла гораздо чаще, и что бы их ни свело, оно их сблизило. Посторонний мог бы даже принять их за друзей. Однажды, когда стемнело, он даже попытался приударить за ней, но она вежливо уклонилась. Я слишком стара для него, думает она. Или (она не сразу это признает, потому что к другим добрее, чем к себе) он слишком молод, болтовня его бесконечна, амбиции банальны. Временами ей неприятно смотреть на Карла: веселье и скрытая под ним, питающая его, теплая человеческая бесчувственность. Но, в общем и целом, Анне нравится его компания. Ей лестно. Ей приятно, что они разные.

Сейчас он говорит, а она ведет машину. Скоро они приедут в клуб, который нравится Карлу, в Лоуэр-Марш, что растянулся под Темзой, яркие кубы аквариумов под тоннами речного ила; сотни человеческих спин, рук, язык жестов. Карл, когда напивается, облизывается — так человек деловито зализывает раны. А пока она ведет машину, а он продолжает болтать.

— Она работает в системе. Она говорит: я анализирую систему, я системный аналитик. Я думаю — да пошла ты. Она говорит тебе, чем занимается, а ты не врубаешься. Что это значит? Не похоже на нашу работу. Совсем другое дело. Привет, я налоговый инспектор. Никаких двусмысленностей. Никаких скелетов в шкафу. С налоговым инспектором знаешь, как себя вести.

Машина — это исповедальня, думает Анна. Профессиональное наблюдение, в будущем пригодится. Близость без взглядов в упор. В дороге все не в счет. В машинах люди говорят, чтобы убить время. А Карла и подстегивать не нужно.

— Как бы там ни было. Ты не хочешь все это слушать, да? А вот я бы хотел послушать о тебе. Как твой Кодер?

— Прекрасно. Спасибо, что спросил. — Она щурится с намеком на улыбку.

— Ну, просто я не ожидал тебя вновь увидеть, вот и все. Я думал, ты давно свалила. Вице-президент по азбуке Морзе. Представитель Точка.Точка.Точка. Я бы слинял. Говорят, ты закрыла дело.

Она снова качает головой. Некоторое время оба молчат. Воскресенье, машин почти нет, и дорога, будто сама ведет. Они подъезжают к мосту Ватерлоо. Над серо-зеленой рекой чайки, десятки чаек. Они изящно парят в воздухе, балансируя в пустоте послеполуденного неба.

— Паразиты, — говорит Карл. — Избавился бы от них кто-нибудь. Бывают особые чаячьи вирусы. За это можно даже скостить налоги.

— Они мне нравятся, — говорит Анна. Две чайки взлетают с моста и зависают, переругиваясь, между небом и землей. Гибкие, мускулистые, как танцоры.

— Почему?

— Они предсказывают дождь.

— И что, это хорошо? Так какой он?

— Кто? — Она смотрит на Карла в зеркало. Он глядит на нее, темные зрачки непрестанно движутся, словно он пытается пробуравить ее взглядом. — Не знаю.

— Да ладно.

— Не знаю.

— Да ладно. Я же не спрашиваю, какого цвета у него трусы. Просто скажи, какой он.

Она отворачивается, смотрит на дорогу.

— Я думаю, он воплощение твоей мечты. Властный. На нем как будто все время денежная пыль. Он выделяется в толпе, и я не думаю, что он против.

— Он тебе нравится? — Карл нетерпеливо ждет, а она паркует машину, выпрямляется.

— Я не думаю, что он плохой человек. Не безнравственный. Не знаю, беспринципен ли он. Когда я пришла в Налоговую, я думала, что безнравственность — обязательный талант богача. Лоренс так говорил. Сейчас я в это не верю. Помнишь Лоренса Хинда?

— Кто ж его забудет? Перестань уходить от ответа, ладно? Я как будто с клиентом общаюсь. Он тебе нравится?

Они выходят, она запирает двери.

— Да, — говорит она, обращаясь к нему через крышу. — Нравится. — Она ждет насмешек, ехидных шуток, но Карл отворачивается, смотрит вдоль Корал-стрит в сторону моста Ватерлоо.

— Почему?

Потому что я знаю, что он лжет, и от этого он не менее желанен. Потому что я верю ему, думает она.

— Потому что он мне интересен, — говорит она вслух. — Он точно из прошлого или из будущего. Римский император в двадцать втором веке. Принц-купец из научной фантастики. Что-то вроде. Ты этого хотел? — Она смотрит на Карла и видит, что он больше не слушает.

Он смотрит на силуэты у дверей напротив. Два человека, оба сидят на тротуаре, но один протягивает руки. Побирается, думает Анна. Она давно не видела побирушек. СофтГолд нельзя выпрашивать или давать, разве только что-то конкретное — еду, алкоголь, сигареты. В Америке — помнится, ей рассказывали, — есть нищие с машинками для кредитных карт, но это было сказано с легкой улыбкой и тяжелым взглядом, словно это бремя и не ушло никуда.

А потом она различает сами руки. Большие пальцы отрезаны. Один до самой ладони, другой до первого сустава. Раны зарубцевались, но шрамы не разгладились.

— Посмотри.

— Что… — начинает Анна, негромко, хотя фигура не подает виду, что слышит; Анна не понимает, человек ли это вообще. Лица не видно, его скрывает тень от дверного проема. Видны одни глаза. Они глядят на нее, бесстрашно.

— Его отпальцевали. Вот как теперь бывает, вот что они делают. Началось несколько лет назад. Когда крадут карту, вместе с ней забирают отпечаток пальца. Иногда оба пальца сразу, для верности. Пальцевание. Ты не знала?

Конечно, она знала. Слышала об этом, видела фотографии, но никогда по-настоящему, как сейчас, своими глазами.

— Мне очень жаль.

— Чего? — говорит Карл, голос его дрожит. — Не ты же ему пальцы отрезала?

— Жаль его, — сказала она, и ей действительно жаль его, и Карла тоже. Потому что в нем бьются ярость и страх. И саму себя.

— Не стоит, — говорит Карл. — Ему было бы неприятно.

Она молча идет следом за ним. Они сворачивают с Корал-стрит на главную улицу. Небо прозрачного голубого цвета, светлее чем в полдень, индейский полдень.

— Я кое-что слышал, — наконец говорит он. — О твоем фантастическом принце.

— Что?

— Не так уж он добродетелен.

— Карл.

— Не знаю, понравится ли тебе это.

— Не узнаешь, пока не скажешь, — говорит она, пытаясь подражать его шутливому тону, который ей нравится. Он вымученно улыбается.

— Насчет цветочного кода. Того, что спрятан в цветах.

— «Асфодель-9»

— Да без разницы. Я слышал, есть еще один, он что-то добавил позднее. Говорят, продал его в тридцать стран. Та же хрень.

— Какая хрень? — спрашивает она, но уже почти понимает. Она слишком хорошо знает, как думают люди, слышала их тревожные истории.

Нелепые и мрачные готические тени богатства и славы.

— Те, что прячутся не в цветах. В людях. — Он замолкает, метко плюет в канаву, шагает дальше. — Номер банковского счета у тебя в ногтях. Химические формулы у меня в печени. Что угодно. И знать не знаешь. Очень полезно. Я даже про себя не могу сказать наверняка.

Она смеется — неуверенно.

— Карл, если ты в это веришь…

— Я не сказал, что верю, — угрюмо отвечает он. — Я говорю, что так люди говорят.

— Люди чего только не говорят.

— И временами оказываются правы. Случаются штуки и похуже. И это еще не все.

— Ох, избавь меня…

— Нет, слушай, — говорит он горячо, почти умоляюще, и она слушает, потому что все слушают; потому что все хотят слышать. Потому что, в конце концов, это может быть правдой. Это может быть полезно. — Этот код, как там он его назвал. Проходит двадцать лет, и носители умирают. Подыхают, как мухи, по всему миру. У них находят какую-то форму рака.

— Какую форму?

— Редкую, не знаю. Рак ногтей. Я не говорю, что это правда, я просто рассказываю. Лично у меня мурашки по телу.

— Больше похоже на бред.

— Да что с тобой такое? В любом случае, за это его не посадят. Он просто будет платить компенсации, пока в один прекрасный день все не позабудут, за что он платит.

Будущее время. Она удивленно моргает.

— Ему предъявили обвинения?

— Пока нет. Я слышал, готовится гражданский иск в Японии. Четыре смерти. Правительственные юристы возятся с ним пару лет. И держат рот на замке.

Они подходят к бару и останавливаются.

— Что может случиться, — спрашивает она, — если это правда?

— Ничего, если он способен с этим жить. — Карл восхищенно усмехается. — Ничего, у него слишком много денег, чтобы он мог потерять их все. Он не сможет разориться, даже если захочет, и ему в любом случае не позволят, на него поставила чертова прорва людей. Конечно, если такое случилось в Японии, все остальные будут ждать чего-нибудь похожего. Все юристы планеты, должно быть, точат ножи. Ну, может, ему придется продать пару островов. Я подумал, на всякий случай стоит тебе рассказать, чтобы ты была в курсе. В интересах твоих интересов.

— Я не знаю, что ответить, — говорит она. — Ты омерзителен. Спасибо тебе.

— И это, надо полагать, комплимент, да? — Он, наконец, ухмыляется. — Ты нужна мне, Анна. Ты мой ведущий. Всегда на шаг впереди меня, вот какой ты мне нравишься, какой я тебя вижу. И, кстати сказать, чайки твои ошиблись. — Он уже стоял у двери клуба. — Послушала бы дядюшку Карла.

Она смотрит вверх, заходящее солнце слепит ей глаза. Небо яркое, как вспышка магния. Высоко в небе чайки медленно парят кругами, словно открыли секрет вечного двигателя.

Темнеет, начинается дождь, несильный, но упорный, угрожающе-английский, похоже, надолго затянется. Анна стоит в тепле собственной комнаты, в своих четырех, до последнего дюйма заложенных стенах — этот дом она купила в надежде, что будет жить в нем не одна; скинула пальто, стянула сырую одежду, туфли, стряхнула капли с волос.

Она стоит и думает об отце, раскинув руки. Его униформа ночного сторожа, темная после дождя. Его шаги, когда приходил домой, обычные и таинственные. По утрам девочки вели себя как мыши, изо всех сил старались не шуметь, но безнадежно налетали на предметы, шептались.

Отец любил их, но по натуре, будучи отшельником, просыпаясь, всегда смотрел на свою семью с робким удивлением, и — теперь Анна понимает — разочарованием. Его усталость долгими летними днями, как у ночной птицы в зоопарке. Его дешевые книги на идише и английском. Музыка, которую он пытался объяснить, голос, что был старым, когда Анна была еще девочкой. Красота женщины в ее волосах, сказал он — ей тогда исполнилось четырнадцать, и она подрезала волосы до плеч. Она проплакала три дня.

Теперь она снова их отрастила. Красивые, надеется она, хотя сейчас ей кажется, что она выбрала жизнь, почти лишенную красоты.

И хотя ушла в итоге мать Анны, именно отец пропал из ее жизни. Она не знает, где он, что с ним, жив он или умер. Она все еще видит его ночным сторожем, он бредет где-то в ноябрьской тьме.

Дождь бороздит стекло. В кабинете на столе ваза с сибирскими ирисами, два дня назад они только распустились. Полки с книгами. Все знают о ее книгах. Ты и эти твои чертовы штуки из дерева, говорит Карл. И в кабинете тоже книги. Другие инспекторы успокаивают своих клиентов другими способами. Или не успокаивают, в зависимости от своих наклонностей.

Зрачки ее расширены в привычной темноте. Ну же, думает она. Эй, Джон Лоу.

Ее портфель остался в прихожей, рядом с обувью. Она приносит его в кабинет, садится за стол. Достает ноутбук, открывает крышку, включает питание. Бегут загрузочные строки, перечень программ и оборудования. Машина оживает, от файла к файлу, как человек, проспавший слишком долго и проснувшийся в незнакомом месте. Затем экран светлеет и заполняется словами.

ПОЖАЛУЙСТА — НАЗОВИТЕ СЕБЯ. ВСТАВЬТЕ ЛИЧНУЮ КАРТОЧКУ В СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ГНЕЗДО. ПОМЕСТИТЕ СВОЙ ОТПЕЧАТОК НА СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ МЕСТО ЭКРАНА.

ЭТОТ КОМПЬЮТЕР СОДЕРЖИТ УСТРОЙСТВО НАБЛЮДЕНИЯ. ЕСЛИ ВЫ НЕ ПРЕДСТАВИТЕ КАРТОЧКУ И ОТПЕЧАТОК В ТЕЧЕНИЕ 10 СЕКУНД — НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА ПОЛУЧИТ ДАННЫЕ О ВАШЕМ НАСТОЯЩЕМ И БУДУЩЕМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ.

— И тебе добрый вечер, — бормочет Анна, но сердце привычно екает. Она вечно боится потерять карточку, боится, что компьютер застукает ее в обычной слабости. Или еще хуже: машина раскроет какой-нибудь обман, о котором она сама уже забыла. Как будто она не та, кем себя считает.

У нее есть карточка, вот она. Конечно, есть. Она не перепутает гнездо. Она послушно исполняет процедуру, и грозное предупреждение меркнет и пропадает.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! ИНСПЕКТОР АННА МУР

Она жмет на клавишу, и этот текст исчезает тоже. На экране вереница полупрозрачных папок висит в дымчато-голубом небе, как люди в котелках на картинах Магритта. Каждая папка названа именем клиента. Анна просматривает архив, пока не находит Лоу. За стеной дождь стучит и стучит, будто ждет, что его пустят внутрь.

Двойной клик. Жизнь Криптографа заполняет экран, двадцать один год прибылей и потерь. Каждый файл больше предыдущего: все вместе они бы заняли половину бумажной библиотеки. Такой же исполин в цифрах, как и в жизни, думает она, и наугад открывает год. Один из первых, суммы исчисляются в старых деньгах, архаических, как имперские единицы измерений. Изобретение Лоу еще ждет своего часа.

04/03/02-12/04/02

…Дойч-Банк 24… Защитные системы …€22512.54

01/07/02-20/07/02

…Ассоциация Чаума …Водяные знаки …$32500.15

03/10/02-07/10/02

…Университет Чикаго …Хэш-деревья Меркла …$7312.09

12/11/02-30/11/02

…ЛиугунКК …Криптография …Ґ3 608 000.07

Она улыбается, потому что нет ничего эксцентричнее старых цен; и еще потому, что ей хорошо знакомы эти цифры, она знает жизнь, что стоит за ними. Молодой фрилансер, красивый, жадный. Востребованный человеческий продукт. Море времени между контрактами. Номера в «Савое», когда пришло время изобретений. Так непохоже на юность — мальчик, вирус, исправительные работы — и нынешнюю жизнь, что мельком увидела Анна.

Это могли быть три разных человека, или, по крайней мере, один, который очень изменился. Но люди не меняются так сильно, думает Анна. Не под кожей: не в сердце. Метаморфозы всегда меньше, чем люди думают, иногда меньше, чем им хотелось бы. Будто сердце испещрено линиями, вроде отпечатков пальцев. Она сама такая, и ее любимые, и клиенты, за которых ей платят — платят, чтобы она за ними наблюдала. В записях Налоговой детали различны — доходы и расходы, должности и профессии. Но клиенты остаются сами собой. Честолюбивые или скаредные, щедрые или непринужденные, они не меняются, проходя сквозь годы цифр.

Здесь лики Джона Лоу, думает Анна. Ни с того ни с сего она вспоминает его руки, мягкие, как у ребенка. Может, нужно понять, в каком порядке располагать его поступки? Принц-купец, криптограф, преступник. Или это неправильный путь?

В кухне громыхает пластиковая миска.

— Бирма, — ворчит Анна, не отрывая глаз от экрана, и кот приходит из темноты, мурлычет и с виноватым видом сворачивается клубком у ее ног. Одной рукой она чешет его влажные уши. Другой касается клавиш и сворачивает документ.

Пальцы зависли над клавишами. Фантастические истории Карла следует изучить и отвергнуть, хотя Интернет — не достоверный источник, а шепчущая галерея самых вульгарных слухов, и слухов Анна нашла в изобилии. Но ведь она хочет понять, что делает Лоу, или что делал. Какие-нибудь случаи или обстоятельства, все, что прояснит, зачем тот, у которого денег больше, чем он сможет потратить за всю жизнь, вдруг прячет золото, убого, тайно, как банкрот.

Она вводит его имя в строку поиска. Экран мигает всего раз.

Результаты поиска с 1 по 10; найдено 2 880 000 документов. Время поиска 0.11 секунды

1. Дома богатых и знаменитых

Вы можете устроить себе экскурсию в знаменитое поместье Джона Лоу «Эрит-Рич». Часть первая — от дендрария до главной спальни. Просто нажмите на картинку и входите…

2. Почему Джон Лоу богаче тебя

Как стать богатым как Джон Лоу!!! Это прекрасный бесплатный сайт, где ты узнаешь ДЕСЯТЬ ПРОСТЫХ ШАГОВ — лучший способ превратить жизнь в мечту…

3. Владельцы «Реверс Инжениринг»

….пока Джон Лоу, самый опасный и могущественный предприниматель мира, продолжает игнорировать продвижение «Кровопийц Шрёдингера», Культа мертвых коров, Трех слепых анонимышек и многих других…

4. Дворец неоновой гейши

…пестрит именами сильных мира сего: от Рори Джеймс Гейтс и Джона Лоу до звезд веб-эфира и золотого экрана…

5. Спаси корову — съешь богатого

…Аннели Лоу (жена создателя вируса, крипто-фашистолога Джона Лоу), которая 24 июня 2012 года совершила, возможно, самый ужасный акт шоппинга в истории капиталистов. Она купила 300 подарочных стульев Людовика XIV, 16 тысяч тонн мраморных итальянских скульптур, остров Мияко в Японии, и 400 викторианских фонарных столбов…

6. Добро пожаловать в СофтГолд

СофтГолд создан Джоном Лоу в корпорации «СофтМарк». Корпорация…

Здесь она задерживает взгляд. Эта запись должна быть первой в результатах поиска, это же очевидно. И ей знаком этот сайт, она была здесь раньше, несколько лет назад. Криптограф и Принц-купец. Два лика из трех, думает она и нажимает на ссылку.

Открывается новое окно, и тут же его заваливают сугробы баннеров. Они сыплются друг на друга, слой за слоем, аляповатые картинки режут глаз, как неоновые вывески. Анна закрывает их все. Остается единственная страница:

«СофтМарк» Новый Миллениум в действии

Добро пожаловать в СофтГолд, мир самых популярных денег. Вам остался один шаг до вступления в глобальное сообщество, включающее в себя более трех миллиардов пользователей. Хотите узнать больше? Просто нажмите сюда.

Прошло лет десять с тех пор, как Анна зарегистрировалась, чтобы пользоваться электронными деньгами. Подобные сайты не посещаешь дважды. Но это визитная карточка Джона Лоу, образ, который люди знают и любят. Они доказывают свою любовь, отдавая ему свои деньги.

Она прикасается к экрану. Строчки бегут за строчками. Она думает о палимпсестах. Движение букв отражается в ее глазах.

В. Что такое СофтГолд?

О. СофтГолд — это всемирно известная валюта от корпорации «СофтМарк». СофтГолд сделан из электричества.

В. Откуда появился СофтГолд?

О. СофтГолд создал Джон Лоу в корпорации «СофтМарк», ведущем производителе компьютерного оборудования. У СофтГолд нет национальности, нет границ. Это самая популярная валюта в истории человечества.

В. Что случится, когда я инсталлирую СофтГолд?

О. Первое, что вы заметите: в верхнем левом углу экрана вашего компьютера появится ярлык «СофтМарк», когда бы вы ни вышли в сеть. Это видимое подтверждение того, что СофтГолд работает с вашим компьютером. Посетители вашего сайта или ваши адресаты узнают этот символ качества и безопасности. Не стоит волноваться, если вам не понравится иконка: у нас есть более 10 000 шрифтов и цветовых комбинаций, которыми вы можете воспользоваться.

Когда вы инсталлируете СофтГолд, все онлайновые операции вашего компьютера будут защищены кодом СофтГолд. Это бесплатная опция для каждого пользователя, который использует СофтГолд, и она гарантирует 100% безопасности. Используя СофтГолд, вы можете быть уверены, что все пользователи в мире обеспечены такой же 100% безопасностью, как и вы.

В. Сколько я должен заплатить?

О. Вообще ничего. СофтГолд — это бесплатный продукт, созданный «СофтМарк» на благо общества. Мы считаем, что вы не должны платить деньги за то, что пользуетесь деньгами.

Она тихонько смеется. Есть что-то трогательное в предсказуемости корпорации. По крайней мере, цинизм у них веселый. А потом вспоминает, что это не Они, а Он, это все исходит от того, кому она верит (так ей кажется), хотя у нее есть причины не верить. Кот прыгает к ней на колени, требуя внимания, топчется, и она чешет его за ухом.

В. Как работает СофтГолд?

О. Представьте себе стену и ворота. Стена ограждает вас от нежелательных данных. Ворота опознают единицы валюты СофтГолд. Каждые ворота уникальны, имеют собственный закодированный идентификационный номер, и будут открыты только для данных от других ворот системы СофтГолд с подлинным номером. Поскольку все пользователи СофтГолд обеспечены этой системой и поскольку код СофтГолд невозможно взломать, валюту СофтГолд нельзя подделать. Конечно, вы не видите, как работают ваши ворота. Это потому, что все транзакции в СофтГолд, по существу, анонимны — точно так же, как со старыми деньгами.

В. Что такого особенного в коде СофтГолд?

О. Код СофтГолд повсеместно признан, как первая совершенная шифровальная система безопасности. Код невозможно сломать, потому что его структура меняется каждые две недели. Этого времени недостаточно, чтобы взломать код: было подсчитано, что даже самый мощный квантовый компьютер не в состоянии взломать одну статичную часть СофтГолд!

Ваша система будет получать двухсекундный импульс с логарифмом изменения каждые две недели, непосредственно из «СофтМарк». Вы можете работать, твердо зная, что ваши деньги в безопасности, сейчас и в будущем.

В. Почему некоторые люди называют СофтГолд «вирусным кодом»?

О. Не беспокойтесь — это не значит, что использование СофтГолд сделает вас непопулярным среди коллег! Некоторые люди используют термин «вирусный код», поскольку он способен менять свою структуру, как это делают вирусы. Фактически СофтГолд представляет собой вид «ручного» вируса. Именно из-за гибкости СофтГолд невозможно взломать.

В. Кто контролирует СофтГолд?

О. Никто. Код СофтГолд создает свою собственную валюту без вмешательства человека, а мониторинг спроса и предложения является частью внутренней программы. Каждый элемент создается, как фрагмент кода и представляет собой отдельную фиксированную денежную единицу. Всякий раз, когда деньги проходят через систему ворот, их кодовое обозначение обновляется согласно последним логарифмам. Единицы валюты СофтГолд герметично упакованы в электронную оболочку и защищены от подделки.

В. Кто владелец СофтГолд?

О. Валюта СофтГолд принадлежит всякому, кто пожелает ее использовать.

Если у вас больше нет вопросов, добро пожаловать в СОФТГОЛД, проще жить — проще платить.

Чтобы зарегистрироваться, нажмите здесь:

Используя этот продукт, вы принимаете следующие условия:

1. Код СофтГолд — собственность корпорации «СофтМарк». Периметр стены и система ворот вашего сайта — результат работы СофтГолд и принадлежат „СофтМарк“. Любые попытки взлома или подделки категорически запрещены. При попытке подделать валюту система генерирует сигнал тревоги для уведомления соответствующих инстанций. В случае подделки ваше право на анонимность будет аннулировано, а ваши персональные данные будут зарегистрированы службой безопасности.

2. Поддельная валюта СофтГолд является незаконным платежным средством, использование ее считается криминальным правонарушением согласно Международному закону 2002 об электронной информации и товарообмене. Недопустимо изменение, воспроизведение, реконструирование, перераспределение или опубликование валюты СофтГолд или ее кода. При попытке совершить любое из вышеуказанных действий соответствующие инстанции получат уведомление. Все нарушения будут преследоваться в полном соответствии с национальным и международным законодательством.

3. Во избежание сомнений, «СофтМарк» не несет никакой ответственности за содержание файлов или корреспонденции, использующих данный продукт. «СофтМарк» не гарантирует, что информация, содержащаяся в любых подобных сообщениях, легальна или соответствует действительности.

4. Гарантии ограничены возмещением прямых убытков. Пользователь принимает на себя полную ответственность и риски за использование продукта. В соответствии с законодательством, «СофтМарк» не берет на себя ответственность за случайные ошибки, произошедшие в результате работы или в процессе соединения, проведенного с использованием данной программы. Компания не несет ответственности перед пользователем за ущерб любого вида, включая потерю данных, доходов или прибылей, потерю денежных средств в результате обстоятельств непреодолимой силы, как то: кража, наводнение, пожар или катастрофа, потеря или повреждение личного имущества, телесные повреждения или смерть.

5. Все права защищены.

Она вздрагивает от телефонного звонка. Кот слетает с колен раньше, чем она успевает его столкнуть. Она встает и шарит вокруг, ища мобильный — по звуку, или по памяти, или еще как-нибудь, эхо-локатором, и когда она добирается до него, он уже так давно звонит, что она думает, не случилось ли чего, чего-то плохого, снаружи, в мире.

— Анна? — говорит телефон голосом ее матери, с нотками скуки, любопытства и всегдашнего удивления. — С тобой все в порядке? Что-нибудь случилось?

— Это ты. Ничего. Я думала, что-нибудь ужасное.

— А что, мне нельзя чего-нибудь ужасного? — говорит мать таким тоном, будто просит кусок пирога или еще вина.

— Конечно, можно. У тебя что-то ужасное?

— Нет, — протяжно говорит мать. — Ты же знаешь, у меня такого не бывает.

— Бедняжка. Это, наверное, ужасно. Хочешь, подыщу тебе что-нибудь?

— Да, будь добра. Что у тебя есть?

— О, что угодно, — говорит Анна, и в трубке раздается треск помех. Она подходит к окну и старается дышать ровно, ждет, когда шум кончится. С каждым годом мать разговаривает все больше по-американски, все меньше похожа на себя. Все меньше походит на ту женщину, что помнит Анна. Это все время удивляет ее.

Глаза все еще болят от мелкого шрифта. Анна зажмуривается и под веками видит цифры. Жизнь Джона Лоу в негативе. Когда она открывает глаза, на линии тихо.

— Я еще тут, — говорит она.

— О, прекрасно. Ты собиралась подыскать мне что-нибудь ужасное.

— Ну, мы заключили соглашения на возмещение половины оклада в случае смерти от перегрузок на работе. Кажется, у нас тут еще остались кое-какие нежелательные отношения. Или тебе нужно что-нибудь особенное?

— А нет ли у тебя в запасе голого мужчины?

— Голого мужчины… Хм-м. Кажется, нет.

— Не могла бы ты в следующий раз приготовить одного для меня?

— Мы постараемся, мадам. — И замолкает, обнаружив, что улыбается, сама того не замечая, зная только, что ее мать, улыбается такой же кривоватой улыбкой, а между ними ворочается Атлантический океан.

— Ну, как там старое доброе Королевство?

— По-прежнему. Позорно дряхлеет. Как ты?

— По-прежнему. Позорно дряхлею. Снова одна?

— Ты сама знаешь, — говорит Анна, ей неловко оттого, что мать, напротив, не одна, можно и не спрашивать. Ее жизнь — театр, а она будто стоит у рампы, всегда окруженная людьми.

— Я не знаю. Ты не звонишь. В отличие от твоей сестры.

— Я была занята. — Она сдерживает нарастающее раздражение. Поворачивается к книжным полкам. На верхней стоит фотография, любимая фотография Марты. Анна в дождевике. Сестра стоит у нее за спиной в солнечной комнате. В отличие от Анны, она не попала в фокус, но можно различить, что Марте весело. Она прячет смех. Она так сильно любит Анну, еле сдерживается, чтобы не обнять ее.

— Мы все заняты, — говорит мать. — Сейчас двадцать первый век, мир продолжает вертеться лишь потому, что гонится за собственным хвостом. Иногда я тоже бывала слишком занята, я знаю, но мне хочется быть уверенной, что ты жива. Думаю, я это заслужила. По крайней мере, я всегда тебе говорю, что думаю. И, видишь ли, я думаю, что ты слишком много работаешь. Думаю, тебе стоит выбраться из дома, погоняться за другим хвостом.

— Вообще-то я не думаю, что у мужчин есть хвост.

— Ты давненько не проверяла, да?

— Проверяла.

— Ну, так делай это почаще, потому что я хочу стать бабушкой раньше, чем тебе стукнет сорок. Не забудь. Что случилось с тем твоим приятным пожилым джентльменом?

— Он умер.

— Не дразни меня. Он мне нравился.

— Потому что позволял тебе чувствовать себя моложе, — говорит Анна слишком быстро и сразу жалеет об этом, а мать фыркает.

— Давай не будем ссориться. Я позвонила, потому что через месяц приеду с новым другом. Мы могли бы провести Рождество вместе. Всего один день. Один день, и все. Можно собраться у Марты и Эндрю, если хочешь. Впятером. Милая?

Она возвращается в круг света от монитора. На экране фракталы складываются в рисунок замерзшего стекла, бесконечная россыпь завитков, знаков и линий. Анна касается клавиш, и скринсейвер исчезает. За ним все еще светится окно браузера. Новые деньги ждут, пока их выберут.

Чтобы зарегистрироваться, нажмите здесь.

— Милая? Анна?

— Я здесь. А Марта что говорит?

— Марта, разумеется, согласна. Осталось только с тобой договориться.

— Рождество, конечно, хорошо.

— Правда? Что ж, замечательно. Расскажешь мне потом о своих ужасах. Я тебе напишу. Хорошо? Я люблю тебя. Ну, мне пора. Пока.

Анна кладет трубку. В темноте комнаты раздается жалобное мяуканье, Анна встает, идет на кухню, внезапно осознав, что тоже голодна. Открывая холодильник, знает, что зверь у нее за спиной, как тот человек из сна. Она готовит еду им обоим, когда телефон звонит снова, и она возвращается в комнату с тарелками в руках, кот бежит за ней по пятам, как сообщник; свою тарелку и стакан она осторожно ставит на стол, его миску на пол, и берет трубку.

— Сегодня больше никаких советов, спасибо, — начинает она, но уже понимает, что линия не та, слишком чисто для большого расстояния, человек на том конце ближе, чем может быть мать.

— Это я.

— Лоренс… уже поздно.

— Я не могу заснуть.

— Сколько времени?

— Я не знаю. Поздно.

— Это все вино.

— Я знаю. Я знаю, Анна, — говорит он и умолкает.

— Что?

— Поговоришь со мной? Совсем недолго. Пока я не начну засыпать.

— Сам знаешь, что поговорю. — Она знает, что он знает. И всегда будет знать, но даже не знает, почему.

— Ох, спасибо. Как хорошо. Ты очень добрая. Ну? Ты спала? Я тебя разбудил?

— Нет, еще не спала.

— Что ты делала?

— Разговаривала с матерью. — Она бродит по комнате. Сон улетучился, в голове проясняется. Ночная птица.

— Ева приехала?

— Нет, слава богу.

— О да. Я звонил, было занято. Ты знаешь, она мне всегда нравилась.

— Забавно, она только что сказала то же самое о тебе.

— Неужели? Как мило с ее стороны. Так. И что ты делаешь теперь?

— Исследую холодильник.

— Так поздно.

— Для Бирмы.

— Счастливчик Бирма.

— Вообще-то я еще работаю. — Она прислоняется к стеклу, неуверенно расслабляется. Плечи мерзнут. Иногда по ночам — обычно по ночам — Лоренс бывает самим собой. Иногда нет. Дождь все стучит, стучит за окном.

— Ты слишком много работаешь.

— Все так говорят.

— И ты знаешь, что еще говорят.

— Что?

— Сплошь работа и никаких развлечений.

— Я развлекаюсь.

— Ну конечно. Над чем ты работаешь?

— Ничего особенного.

— Это он?

Она слышит, как меняется его голос. Ее всегда бросает в дрожь, когда природная горячность Лоренса выходит за пределы комфорта. Такое случалось и прежде, столько раз — не сосчитать. Проще всего повесить трубку, оставить его наедине с собой, проще всего. Но она здесь. Слушает.

Лоренс думает, это потому, что она все еще любит его. Он никогда не говорил, но она знает.

А она никогда не говорила ему, что, как бы ни любила его — в разное время по-разному, — все перевешивало сознание вины. Никогда не хватало времени объяснять.

Годы прошли с тех пор, как Лоренса из-за жалоб вынудили уйти на пенсию. Анна вспоминает, как ее вызвали пред светлые очи Совета. Вспоминает облегчение от того, что не она совершила ошибку. Она пыталась объяснить его запои, перепады настроения, и они все это уже знали. Она сказала, что чувствует, как Лоренс теряет самоуважение, и они кивнули и подняли глаза от экранов, будто знали и это.

И все это было правдой. В Налоговой о Лоренсе знали почти все. Но Анна не может вспомнить, почему не солгала. Это же было нетрудно. Вместо этого вспоминает свою убежденность, веру в то, что поступает правильно. Ради достоинства Лоренса и ради клиентов. Ради Налоговой и ради себя. Она делала то, чему научил ее Лоренс: собирала все факты.

Трусость, подумала она. Это была трусость — не солгать.

— Это он? — снова говорит он. — Ты занимаешься Джоном Лоу?

— Да.

— Ты знаешь, я почти ревную.

— Не стоит.

— А-а. Скажешь мне, когда будет пора, ладно? — Голос его становится густым, капризным. — Ты знаешь, я ему никогда не доверял.

— В прошлый раз он тебе вроде был вполне симпатичен. Ты сказал, что надо его отпустить.

— Лучше так и сделать. Поэтому я, собственно, и позвонил. Анна, я считаю, ты слишком уперлась в это дело. Будет очевидно лучше, если ты его отпустишь…

— Для меня не очевидно.

— Ну, правда же, ты могла бы применить к нему презумпцию невиновности.

— Это кто здесь невиновен? И с каких пор ты его ангел-хранитель?

— Послушай, что я хочу сказать. Что я говорю. Люди относятся к нему, как к богу. Щедрому, денежному домашнему божку. Они верят в его невидимые деньги. И кто я такой, чтобы судить? Может, лучше него бога и не придумать. Но он не святой.

— И что это значит?

— Ох, ну хватит. Он делец, Анна, ты таких видела достаточно. Джон Лоу годами проворачивал сомнительные сделки. Он такой же, как все, он только пристрастился скрывать свои грязные дела.

— Он не считает себя дельцом. Он считает себя ученым, — говорит она, предугадав Лоренсов издевательский смешок раньше, чем он раздался. А в глубине сознания жуткие россказни Карла. Истории о человеческом коде. Сон о молодом картофеле, фигура за спиной, белые внутренности, полные цифр.

— В любом случае, — говорит она в безмолвный эфир, — это свободный мир. Пусть занимается тем, что любит, а я вовсе не обязана любить его.

— Мир не бывает свободным, не так разве? Ты должна это знать, ты же инспектор.

— Лоренс, мне пора спать…

— Он совсем не такой, как ты. Как он может быть таким же? Ничего общего.

— Я знаю, — говорит она, и действительно знает, слишком хорошо. — Ты выдумываешь.

— Разве? Шифрование. Способность превращать мир в цифры. Талант, данный свыше, как поэзия или феллацио. Ты думала о том, сколько он проживет?

— Что?

— Ему будут чистить кишки каждую неделю. Его диета будет сбалансирована до последней молекулы. У него будет больше запасных сердец, чем в массовой автокатастрофе. А ты уже сгниешь, дорогая… — Слова долетают жирные и кислые. — Дешевое пойло и отвратительные ночи. Вот что тебе подходит.

— Прекрати.

— Забудь его, Анна. Закрой дело. Он переживет тебя на пятьдесят лет, бросит в мгновение ока, Нью-Йорк…

— Прекрати.

— Ты станешь старой каргой, как я, а он будет трахаться, как кавалерист. Ты думаешь об этом, думая о нем?

Она ждет. Я не плачу. Формально я не плачу. Из глаз ничего не льется. И тогда она все-таки плачет.

Она закрывает глаза. Ничего не слышно, кроме дыхания Лоренса, усиленного микрофоном. Когда он, наконец, говорит, слышно, что он озадачен. Лунатик, проснувшийся от рыданий.

— Анна?

— Что?

— Ох, я думал… — Беспокойство, легкое замешательство. — На мгновение я подумал, может, ты ушла.

— Все в порядке.

— Нет. В порядке? Что я сказал?

— Забудь.

— Нет. Я только позвонил сказать… — Она знала, что так и будет, его голос дребезжит от алкоголя и зарождающейся вины. — К черту. Прости. То, что я говорил, я не всерьез, ты же знаешь. Это вино, Анна, вино за меня говорит…

— Я знаю, — отвечает Анна и думает — не в первый раз — верит ли она этому. — Лоренс, я устала. Поговорим утром.

— Да, конечно. Прости, Анна. Прости меня. — Голос тускнеет. — Хотел бы я быть лучше.

— Я знаю. — Она снова плачет. Только бы он не услышал, не сегодня.

— Хотел бы я быть лучше для тебя.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, моя милая. До свиданья, Анна. Спокойной ночи.

Ей снится человеческий код и Лоренс Хинд, и позднее, под утро, дом, который перестал быть ее домом. Она закрывает дверь во внешний мир. На столе ирисы, высокие, как полевая трава, полки с книгами, фотографии. Все ее.

У нее мокрые волосы. Она поднимает руки — на запястьях плетеные браслеты. Такие она носила в двадцать, в восемнадцать лет, час на каждый браслет. Узор в стиле Ренессанса, блестящие черные шнурки. Она почти забыла, какие они на ощупь. Лоб стянут шнурком.

Впереди она слышит шум. Бирма? зовет она. Она слышит, как он топает, отыскивая дорогу по звуку, по меткам, эхо-локатором. Мяучит голодно.

Она идет на кухню, открывает холодильник. Сияющая пустота. У холодильника нет задней стены. Внутрь убегает коридор, узкий, как корабельный трап. Где-то впереди он заканчивается второй дверью.

Она закрывает холодильник. Ей тяжело дышать, волнение нарастает. Она по очереди открывает духовку, посудомоечную машину, шкаф для посуды. Дверей больше, чем она помнит. Не за всеми коридоры. Кое-где только винные бокалы. Другие открываются прямо в комнаты. Не все пусты. В некоторых детские игрушки, тусклый свет, ухоженная мебель. Окна, где за стеклами ждут иные ночи.

Она думает — откуда все это взялось? Это не мое. Чьи это дома? Но она знает. Ее клиентов. Точно открываешь старые книги. Она узнаёт их все, нет, она их не забыла. Их дома точно такие, как она себе представляла. Она поднимается наверх, открывает гардеробы и аптечки. Ее дом полон домов.

Проблеск комнаты в камине. Анна встает на колени, заглядывает. Это кабинет, длиннее и глубже, чем ее собственный. Трепещет огонь. Стены отделаны стеклом. Играет музыка. Все это незнакомо Анне. К ней спиной сидит мужчина. Она ползет сквозь камин. Огонь лижет ей живот и ноги.

Она встает, рядом с ней Карл. Он кивает, будто ждал ее. Вдвоем они смотрят на мужчину в кресле. Тот подпирает голову рукой. Глаза закрыты. Может, спит, а может, слушает. Анне кажется, что он слушает.

Какой он испрашивает Карл, и Анна говорит:

Я не знаю. Я, правда, его не знаю.

Да ладно, говорит Карл. Я же не спрашиваю, какого цвета у него трусы.

Она смотрит на Криптографа. Теперь его глаза открыты, он глядит сквозь музыку в никуда. Он работал с бумагами, страницы аккуратно разложены в строгом порядке у его ног, будто он играет в игру исполинского терпения. На правой руке у него что-то написано, нацарапано в спешке, тушь растеклась по линиям ладони. Цифры во плоти.

Чувство на краю сознания, щекочущее, близкое к пониманию. Она тянется к нему, с усилием, и чувствует, что просыпается.

Какой он? отчаянно думает она. Что это? И затем понимает. Он похож на фигуру, что вытянула руки. Он — как человек, который ничего не боится. Человек, которому больше нечего бояться.

Здание Центральной Налоговой на Лаймбернер-сквер не слишком красиво, но, с другой стороны, ее владения красивыми не бывают. Здания не виноваты. Встречались роскошные помещения, или, по крайней мере, бывшие таковыми, пока туда не вселились инспекторы. После этого блеск обычно меркнет. Атмосфера каменного здания — дешевая смесь страха и педантичного следования закону. Запах плесневелой информации. Прокисших денег. Последняя неделя ноября, небо нависает над Лондоном. Здание Налоговой темнеет в дымке, точно известняковый бастион.

Ее кабинет на тринадцатом этаже. Анна в Налоговой давно, поэтому ей полагается целых пять задумчивых шагов в длину и четыре в ширину. А поскольку люди все еще суеверны, у нее есть окно, настоящее, которое можно открыть, — роскошь. Книги — она их любит. Цветы — когда может себе это позволить. И четыре предмета неприглядной казенной мебели — один стол, три стула — меньшим не обойтись, а больше ей не нужно. Внутренняя стена из матового стекла цвета морской волны, за ним очертания людей, инспекторов и клиентов, текущих раздельными потоками, безымянные, иллюзорные, словно тени.

Сегодня зарплата, потому и цветы. Анна принесла их, поставила в воду. Пеня инспектора, попугайные тюльпаны. Настоящие. Или, даже если генетически модифицированные, по крайней мере, привычные. Такие цветы купила бы ее мать. В те дни, когда у продавца не идет торговля, Анна радует себя букетом.

Она ставит вазу на стол и отходит. Плечи болят после езды, дорога в тумане, привычная и опасная, и Анна потягивается, разгоняя кровь в мышцах.

Жалюзи опущены, она подходит к окну, чуть раздвигает их. У подножия Налоговой глухие улицы Аменкорт и Пилигрим-лейн проглядывают в белой дымке. Сити — абстракция из фонарей и неосвещенных окон. Выше по реке иллюминация, деловой центр Вестминстера сияет огнями, далекие скверы и площади размечены блеклым светом неона и галогена.

Яркие огни, думает она, большой город. Представляет, сколько их всего, исполинских экранов и нитей накаливания в стеклянных пузырях. Хрупкое стекло, а внутри разноцветный флуоресцентный газ. Электричество бежит по их внутренностям, сообщая о себе короткими вспышками иллюминации. СофтГолд не таков, она знает, но столь же вездесущ. Будь они больше похожи, о них легче было бы думать. Деньги и энергия.

Две недели прошло с того сна о потайных комнатах. Лоренс залег на дно и останется там на некоторое время, пока — Анна знает по опыту, — его стыд не выльется в дорогущий букет роз и приглашение на обед, напечатанное на тонкой белой карточке, спрятанной где-то среди цветов и бутонов. Карл улетел на конференцию в Париж, и его отсутствие, совпавшее с отсутствием Лоренса, оставило Анну в менее привычной компании. В баре в Боу Сухдев Германубис учил ее основам триктрака, игре, в которой проигрыш бывает стратегией, и над сладким чаем в стакане с нарисованными тюльпанами, над блюдом лучшего турецкого лукума становился много разговорчивее. В Вест-Энде она танцевала с Дженет и ее друзьями, и ей понравилось, ей приятно было смотреть, она получала удовольствие, наблюдая, как светится от смеха лицо Дженет, а гнев уходит под покровом теней и электронных ритмов. Но она все равно скучала по Лоренсу.

Его отсутствие возвращало ее к прежним думам. Более того, она испытывала облегчение, которое иначе скрывала бы от себя чуть дольше. Ощущение, что она опять готова к Джону Лоу. Больше не нужно готовиться. Некоторое время она откладывает вторую встречу.

Она говорит себе, что это из-за снов, и так оно и есть. Давно уже сон ее не был так тревожен или тревоги столь явны. Она никогда столько не думала о клиентах. Она говорит себе, что думает о Лоренсе, и это тоже правда, — он слишком хорошо ее знает. Лоренс наблюдает за ней слишком долго, ранит себя, наблюдая. Иногда он предсказывал сексуальные желания Анны раньше, чем она сама о них догадывалась. Но не в этот раз.

Она не говорит себе, что думает о жене и ребенке Лоу. Она не готова льстить себе чувством вины. Как будто она что-то значит для Джона Лоу, столь часто желанного. Но она говорит себе, что не хочет видеть его снова, и вот это ложь. Инверсия правды.

Она отпускает жалюзи. Свет в комнате пропадает. Она отодвигает стул и садится в полумраке. Мобильный в портфеле, она достает трубку и кладет на стол, склоняется над ним, смотрит.

Лоренс, думает она, если б ты меня сейчас видел. Сижу в темноте, играю с телефоном в гляделки. Ты бы посмеялся надо мною и меня бы рассмешил. Да, смех бы помог. Но Лоренс ей не ответит, она знала, и потому быть другому звонку. Она поднимает трубку и набирает номер. На том конце линии отвечает мужской голос, механический, гладкий, как стекло.

— Здравствуйте и добро пожаловать в корпорацию «СофтМарк». В настоящий момент все операторы заняты, пожалуйста, дождитесь ответа. Вы можете выбрать следующие опции или подождать…

Анна выбирает. Играет вступление. Вариации Гольдберга, запись из рекламного ролика «СофтМарк», и от музыки мысль о компании терзает ее, словно зуд. Она отодвигает трубку от уха, разглядывает цветы, пока линия не освобождается. Другой голос, женский, с американским выговором, дребезжащий, будто позади тяжелый день:

— Алло, вы позвонили в «СофтМарк». Представьтесь.

— Анна Мур, Центральная Налоговая.

— Анна. Мур. Налоговая. — Голос произносит слова, будто проверяя их наличие в списке. — Здравствуйте, Анна Мур. Чем могу помочь?

— Мне нужен Джон Лоу.

— Кто?

— Джон Лоу.

— О, мистер Лоу. — Женщина смеется, внезапно смягчается. — Простите, я не поняла. Не так много народу звонит ему лично, исключая сумасшедших. Но вы не сумасшедшая, правда, раз уж работаете в Налоговой? Сейчас я соединю вас с начальником службы безопасности. — И прежде чем Анна возражает, на линии звучит другая запись.

Она закрывает глаза. Под веками опять крутятся утренние картинки. Дорога в тумане. Она думает о страсти, повседневной и опасной. Музыка прекращается и звучит третий голос:

— Анна, — говорит он, почти знакомый. Мягкий, в нем слышна улыбка. — Анна Мур, не так ли? Мы с вами так и не попрощались, как положено.

Она открывает глаза.

— Теренс?

— Совершенно верно. — Он безмерно рад, что она его узнала. — Как вы?

— Хорошо, — отвечает она, уже не понимая, лжет или говорит правду. — Со мной все в порядке. А вы начальник службы безопасности?

— Среди прочего, да.

— Я думала, вы… — и она пытается вспомнить, кем, она думала, он был. Секретарь или швейцар? Или что-то более архаичное. Дворецкий или комиссар? — Простите, — заканчивает она и умолкает.

— За что вы извиняетесь, моя дорогая Анна?

— Ни за что. Сколько у вас работ, Теренс?

— Одна или две. У нас очень мало персонала в компании. Очень мало. Так проще. Вопрос безопасности. Вы хотите видеть мистера Лоу. Он сказал, что вы захотите.

— Он там? — Голос ее истончился, не шире провода.

— О, нет. Он дома. Работает в поте лица в Эрит-Рич. Что-то изобретает — бизнесом он дома не занимается, конечно же.

— Ну да, — говорит она, смутно обиженная. — Конечно. Мне в любом случае не нужно встречаться с ним прямо сейчас, но я хотела с ним поговорить. Вы не знаете, сколько он будет отсутствовать?

— Так-так. — Теренс вздыхает. — Это сложно сказать. Вам лучше спросить его самого. Спросите, когда увидите его. Дело в том, — теперь он говорит прямо в микрофон, доверительно, — что он оставил инструкцию.

— Простите?

— Вот инструкция. Если вы захотите его увидеть, я даю вам номер для ворот. Это номер на один день, учтите, и я не смогу дать вам номер на завтра, пока не наступит завтра. Я могу дать вам его только сегодня на сегодня. Если хотите видеть его сегодня, я могу дать вам номер. Понимаете? Будете записывать? Вы готовы, Анна?

Она едет на восток вдоль Темзы, через Уайт-чэпел и Поплар. Полдень, но тоннели под рекой еще тонут в тумане. Анна хороший водитель, внимательный, осторожный, не слишком великодушный, но сегодня она не думает о дороге. Она думает о телохранителе, оставшемся за спиной, и о том, что ждет ее впереди, и на Вулвич-роуд сворачивает на красный свет, почти не заметив.

Она думает о Теренсе. Для человека столь, несомненно, разговорчивого говорит он не более того, что должен. То, что знает, держит при себе.

Она вспоминает их первую встречу, комнату из стекла, код под ногами, и пытается припомнить, что тогда сказал ей Теренс.

Я ему доверяю. И почти прибавил что-то еще. Его лицо окаменело, он сдержался. Анна — терпеливый мыслитель, не блестящий, как Лоренс, но прилежный, ничего не упустит, если есть время подумать. На южном берегу реки ей приходит в голову, что человек, который представляется как секретарь, а потом предстает начальником службы безопасности, может в итоге оказаться в «СофтМарк» кем угодно. Среди прочего.

Она думает о том, куда едет. Эрит-Рич. Скорее название местности, чем адрес, или так ей кажется. Если постараться, можно вспомнить, чем оно было раньше: грязный район цементных заводов, типовых домов, мусорных свалок, а верфи исчезли давным-давно. Не город и не пригород, кусок земли, отделенный от Лондона гигантской мускулистой дугой Темзы.

Теперь там только собственность Криптографа, три тысячи восемьсот пятьдесят акров земли, семьсот шестьдесят три акра воды. Анна помнит цифры, потому что владеет фактами. Она видела светскую хронику, фотографии, Дома богатых и знаменитых, часть первая. Ходили слухи, что у дома три почтовых индекса, по одному на каждое крыло и один для озера. Но Анна никогда не была внутри. Никогда не встречала никого, кто бывал в Эрит-Рич, так она думает, пока ведет машину, а потом понимает, что ошиблась. Ну конечно. Она встречала Джона Лоу.

Десять лет прошло с тех пор, как Криптограф откупил графство Эрит у Лондона. Анна видела счета. Она знает, как это произошло. Юристы посулили компенсации каждому из двенадцати тысяч резидентов, цифры астрономические, от таких не отказываются, землевладельцам и городским властям предложили сумму в шесть раз больше рыночной цены. Тогда все массмедиа криком кричали о нарушении прав, как будто Джон Лоу завладел чем-то дороже денег. Будто он купил Лаймхаус или Мэйфейр. В определенном смысле, конечно, так оно и было. Он купил четыре с половиной тысячи акров Лондона.

Эрит, столь незначительный, немедленно стал знаменит. Это реабилитировало тех, кто всегда с подозрением относился к внешности и славе Джона Лоу, и оправдало тех, кто до сих пор подозрений не питал, но желал наверстать упущенное. Месяцами газеты публиковали аэрофотоснимки дренажных работ; защитники окружающей среды протестовали против лесопосадок на вересковых пустошах, против того, что болота осушили, выгребли ил и тину на береговой линии, несколько старых зданий разобрали по кирпичику и перевезли на территорию города. Началась ядовитая кампания в защиту морских креветок. Реку сузили, ускорив течение, дамбы засадили ивами и голландскими декоративными лимонами. И в конце, когда деньги сделали свое дело, возмущаться уже было нечем. Осталось только жадное любопытство. Дразнящий вид зелени за высокими стенами. Буйного цветения, река пронзает поместье, нечто желанное, недосягаемое, и в сердце всего этого скрыта безмолвная фигура Джона Лоу.

Она сворачивает на улицу, по сторонам склады из красного кирпича. Останавливает машину. С одной стороны улицы, облупившиеся рекламные щиты обещают Fret Maritime, Fret Arien. В десяти футах впереди дома неожиданно заканчиваются. Путь преграждает стена, неумолимая, как железнодорожный тупик. Возвышается по периметру, вогнутая в основании, выпуклая сверху, нависает желтой волной и расступается у тротуара внизу. Устрашающе, думает Анна, положив руки на руль. Ничего удивительного. Там, где кончается дорога, стоят ворота, рядом консоль и камера. Анна выходит из машины, вводит код.

Аллея вязов, голые ветви расчерчивают небо. Гравий хрустит под колесами. Жалобная трель дрозда и не слышно — она останавливается, прислушивается, — почти не слышно машин. Город молчит, как море в раковине. Это стена, говорит она себе, какая-то акустическая причуда конструкции; и едет дальше, медленнее, а гравий все равно ворчит, не переставая.

Не раз и не два она смотрит на север сквозь деревья. Она оглядывается трижды, прежде чем понимает, что ищет: дорожные знаки, очертания реки или доков, — и не находит их. Ничего, только неясная цепь холмов, белые купола среди кедров, панорама — когда расступаются вязы — свободного неба, бледного, прозрачного, почти голубого; и сама дорога, свежевыровненный гравий, будто попала в другое столетие; и ни души, нигде, необитаемый заповедник зелени, полный возможностей, как белая страница.

Она подъезжает к перекрестку и притормаживает. То, что начиналось как аллея, теперь похоже на частный проезд. По обе стороны дорога теряется в тенях деревьев. На севере спускается между склонами, заросшими бермудской травой, к водной глади вдалеке. Анна поворачивает туда. Кое-что она помнит о доме Лоу — там есть частный порт. Она смотрит вдаль, ища Темзу, но видит одни искусственные озера, и туман цепляется за берега. Реки нигде не видно. Она уже опоздала на встречу. Жаль, что Теренс вместе с ежедневным кодом не дал ей карту.

Как глупо, думает она. Кажется, я потеряла Лондон. Смех бурлит у нее внутри. Будто цифры Теренса впустили ее в другой мир, и она размышляет, прошлое это или будущее, и какой век Джон Лоу выбрал для себя. Если я правда заблудилась и код на воротах сменился, я застряну тут на несколько дней. Правда, стена построена, чтобы не впускать чужих, а не держать внутри местных. И когда я отсюда выберусь, окажется, что века прошли. Как в книгах, думает она, жмет на педаль газа, и два лебедя вылетают из озерного тумана.

Они летят низко над дорогой, не подавая виду, что замечают машину внизу. Шеи текучие и плоские, как ватерпасы. Окна закрыты, Анна не слышит хлопанья крыльев; массивные тела птиц проносятся мимо в полнейшем молчании. Они похожи на существ, что давно вымерли, и еще похожи на знамение. А когда она отводит от них взгляд, прямо перед ней на дороге стоит ребенок.

Девочка не двигается, лицо вытянулось бледной удивленной буквой О. На ней желтый пушистый свитер, она в нем кажется очень хрупкой. До нее тридцать футов, двадцать, и тут Анна бьет по тормозам.

Колеса скользят, теряют опору. Гравий хлещет по железу, как ливень — хашшш. На долгую секунду время замирает, а машина совсем выходит из-под контроля. Земля идет кругом. Автомобиль уже надвигается на девочку, и та поднимает руку. Удара Анна не чувствует. Проходит еще секунда, прежде чем она понимает, что машина остановилась.

— Ты цела? — кричит она из машины, борясь с ремнем безопасности, но девочка лишь безмолвно смотрит на нее в ветровое стекло. — Ты цела? — снова спрашивает Анна, и на сей раз девочка кивает.

— Уверена?

— Да.

— Ты ранена?

— Нет. — Девочка ободряюще улыбается. Улыбка вянет, когда Анна вылезает и прислоняется к машине. — Нет, правда. Смотрите, — И поднимает обе руки ладонями вверх. — Видите? Крови нет.

— О господи. — Анна садится удобнее. Капот под ней горячий, холодный воздух обдувает кожу. Наползает туман, и Анна содрогается, глядя, как он собирается вокруг, словно толпа на место преступления.

— Что с вами?

— Что? — Она поворачивается к девочке, вглядывается, вгляделась. Та кажется старше, чем вначале, слишком хрупкая для ребенка восьми лет, может, девяти. Ногти подстрижены очень коротко, болезненно-аккуратно. Волосы слишком светлые для шатенки, слишком тусклые для блондинки, но такие же красивые. Пряди спадают на озадаченное лицо.

— Что с вами? Вам плохо?

— Все хорошо.

— Вам холодно? — говорит девочка, слишком серьезно, и Анна понимает, что так и есть, ее трясет, и неожиданно смущается перед ребенком, внимательным и заботливым, которого она едва не сбила.

— Подожди. — Она возвращается в машину. Ее зимнее пальто валяется сзади, между сиденьями, где портфель с компьютером, и она достает пальто, надевает и застегивает на все пуговицы поверх дорогой неуместной одежды для службы. — Так лучше, — говорит она и ободряюще улыбается, и девочка улыбается в ответ, но глаза у нее тревожные.

— Я нечаянно вышла на дорогу.

— Это я виновата, не смотрела вперед. Не думала, что тут кто-нибудь есть. Ты уверена, что с тобой…

— Все нормально, — скучно говорит девочка. А потом, будто убедившись, что ни в чем не виновата, продолжает: — Я услышала, что вы подъезжаете, и подумала, что это газонокосилка. Но вы ничего не сказали по-японски. Обычно тут никого не бывает, одни газонокосильщики. Они иногда выезжают на дорогу и переворачиваются, потому что гравий, он попадает в машину, и она начинает говорить по-японски. Вы знаете что-нибудь по-японски? Я могу сказать «спасибо», «прилив» и два вида сырой рыбы. Когда они разворачиваются, можно им помогать, и тогда они говорят по-японски «большое спасибо». Так здорово. Мне нравится. Ваша машина по звуку на них похожа. Только не разговаривает, конечно. — Она переводит дух. — Как вас зовут?

— Анна.

— Я Мюриет.

— Мюриет. Откуда это имя?

— Не знаю. — Девочка прячет руки.

— Оно тебе не нравится? Красивое.

— Нет.

— Прекрасное.

— Нет, не прекрасное, — тихо говорит Мюриет. И затем, от зависти смутившись: — Мне нравятся ваши волосы.

И в глубине души Анна рада голосу и личику, что так подходят друг другу. Девочка наконец становится похожа на ребенка, а сама Анна в сравнении с ней кажется старше. Лучше.

— Ну и зря. Когда я просыпаюсь, они выглядят вот так. — Она ерошит локоны, и девочка почти смеется.

— Нет.

— Правда.

— Но я вам не верю. — Теперь Мюриет глядит на нее с любопытством, глаза яркие и зеленые. — Вы здесь не работаете, правда? Вы нарушитель границы?

— Нет.

— Ох. Натан встретил одного как-то раз. Меня не было, я болела и не видела.

— Я приехала повидаться с мистером Лоу, — говорит Анна, и девочка кивает и отворачивается, будто мистер Лоу — самая скучная в мире вещь.

— Зачем он вам?

— Для работы. Я налоговый инспектор. Ты знаешь, что это такое?

— Конечно. К нам приезжал один. У нас много разных людей бывает. Вы не похожи на налогового инспектора.

— А на кого похож налоговый инспектор? — Мюриет скорчила рожицу в гримасу боли, жалости и веселья.

— На мистера Катлера. Главного садовника. Он не обрадуется, когда увидит, что вы сделали с его газоном, вот.

Они обе оглядываются. Колея рассекает дорогу и бордюр, полоса в двадцать футов. Анна чувствует запах паленой резины. Ругается сквозь зубы, грязно, как Карл, а потом вспоминает, что рядом ребенок, одергивает себя.

— Натан говорит, мистер Катлер служил в армии. Он всегда в костюме, даже когда листья сгребает. Мы хотим узнать, нет ли у него парабеллума.

— Пара?..

— Пистолета. Как у антрастеров. — Девочка оглядывает ее, будто засомневалась. — Телохранители такие.

— Ты дружишь с Натаном Лоу? — спрашивает Анна, пытаясь не думать о мистере Катлере и об антрастерах, кто бы они ни были, и девочка кивает.

— Мы учимся в домашней школе. Я здесь не живу, — неохотно добавляет она, — Мои родители работают в «СофтМарк». Натан хотел, чтобы я училась вместе с ним. Мы сто лет дружим. У нас лучшие учителя. Только для нас. А сейчас декабрь, в декабре нам не преподают. Мы только домашние задания делаем. — Она смотрит на Анну. — У вас машина будет работать?

— Не знаю. — Эта мысль еще не приходила ей в голову. А за ней возвращается и другая, потерянное воспоминание.

— Если она заведется, подвезете меня? Я хотела найти Натана.

— Если я тебя подвезу, окажешь мне услугу? Покажешь, где дом?

— Конечно. Нам все равно в ту сторону. — Мюриет уже открывает дверь и забирается внутрь. Подтягивает ремень безопасности.

Анна садится за руль.

— Ладно. Куда ехать?

Мюриет машет рукой вперед.

— А потом вокруг озера. Там такой пляж. Надо повернуть. Я скажу, когда.

Мотор заводится легко. В зеркале тормозной след уменьшается. Некоторое время Мюриет молчит, машина слушается, и Анна расслабляется в привычной рутине вождения. Как будто ничего не случилось, как будто лебеди и угроза столкновения просто померещились. Если не считать девочку на пассажирском сиденье, что хватается за все подряд — окно, ремень безопасности, радиоприемник.

— Не ерзай, — говорит Анна, и Мюриет слушается, прислоняется головой к двери. Лет двадцать пять прошло с тех пор, как я была в ее возрасте, думает Анна. Осторожная девочка на замерзшей речной заводит на Анну. секи нался, Ѱнтрастерами стчто зникыка прОещились. Если не считтвенностьанистаы, вЇтиы петие; и ни душегко.нечнкива бив спискнать, прислоЈах, встѵт о бы рза, ль чаѾстьнсклнок, да дленал ода. ТЇи нся в узнает дета. ик.

Ладно.пускатвонку. О видит . Дра налоговыйолЁексуал, чтЏ нВ сгребнит себѻу. 

‸ водна меѰнодивал в и.

, да дѻу.ечна,°х. И к — М ст поаваовогоет на хожи нй вом си Она смсебя.

нсклнЂ трумышитевжонаь. Та кажвляевыроим у, что так о былондон. Смех бј пеная фигий, он попада прест остаем хосивое.

<т он! к девочке, ома?вое.

<т он дареподаюется. Т!имаегда нонпцы повассодит с вабы, га пои доко не авая.

алисьрязнолн,, прежде м си Ония p>— да?етсрота, ршими беного, что чел. Рекиимаевыроиу? — спто-ѵгк ь из т Ј прт-чэпеЃще змпьютекаж я дда сконе. —шедшохраевочка, си?

—ит я шаее, словь не раЀит Ѐаборате, остад неовицрошиhasis>. Оста/p>

тысВоз Муые б. — ет.

зал ей ТПокажнну. отѵ приходила ей ,аводовисьрѸ угроза счастнжет или говорловой кМюрипьвре похорше. на воительистер Кы вочка, слишp>— Прекр к девочке, . — Это Ѿто это гОста/p>жвС местЀ

аовогорчилиь, они выгся, прислоняется го.

— Ты целос- Лоу?.

— Нся, Ловиравой, елденье, оз Мт на оытается вспрошо ей когдбот, Теренет. Эаегменкрыекучие смеш, какой ѵого ном ые выййкак секретарь, а пг. Но и онаь о мистереер служилк оебабирается т, чѴски неумельк пои доко нѵт

токлосда ся. Онми бермудс что чеает,

кдержаается, ачиружа владряюще Ѳишp>— Прекр к девочки.их похожшина будне заметив.

<отрел ь в— крой руку. Ударешь, ки? ся в машислыуе приходила ей Џ не сть девсль ещ>

—€евооб аЀаетсяДо нее ошиблась. Нмпьют/p>

ебедассмедак буд Мє Моеер служона, ули подо

—¾ и онаноѾрчила ?ы ранена?>

иольникоыся, прислоняется . —¾ илмслиния онивС еньшили, щоб аиноваие.

ускаечем.йкается. Есчем пый от Р—шо з йти сть что нееть моретело, оклоѲводите нем хоннѽе сподходѷне заметив.<-японскисти с ег тормаживзете меня? Я хтадаль, иьникоыся, прислоняаетсяДнать, мрмозновис Тся, ловисе. Д те желть внp>

ол отве ся в машень кится д ней горями стчто зто хваубого; пои и есть, подствѽе ѵохома еой, нимае. Скосль ещнодже открыв отввье, ольникоы.

— А потом стереер служивориа м труорчила ро налоговыйомать спѳ таквенностьвочка, си?думЂеллч/p>

трумать о мистере Катле на нее в веили говорм сидѷ Онорями стчтом вспва спрашивает А очень кнорает нтаетс.

жеттоит жнндоамеУстрашснстером Лориа м труЏ.

— .

— Ссписавис поляесущесодрладотрит она декв ра не слѵда в Їти внивет ется те ей горденє Ты цел.

— аться ужХодиловорит ела ием бть всеруЏ. т, е воыброе сь по-то-нбемьсотл Лаймно, ремч/p> тру всегоо север. Жал волглядя, каниц в сеѾрмальной т тПо омистером ЭхоршеноЂся, читтвенноѐ потом о длые. ерерь. Подтягивает,Онми бермудсетс.

й Ѽдересть есть. Тыогу и борб анать?

стером …

— Ох. Натся, прислоняаетсяДнать, Ѐясет,неллккчит, маѺает дорями сиду, зел,ь спѹ нежа щ— крожет, девячто ни вя рекла оз ршеноет их пе оидебего эствуеся панили Ѿн вакть вворнимае. пряѽая цД Ох. НатЏ не с— Эыомн, наp>

зшей абирается т, ккчитрмиуеј в г. Вы знэто такое?

— К к девочезно, е раЀршеногрож. РЃ, кЛет асновылезает Анннна садивар:жь , от Р детиие. т, иЌЀршееттделарудсет/p> Моцрошиp> вида сыКатле на, отислон. прибави ей ,ет.

. ОѰ

—каге, их. усь защиsis>е. >

—он. Ло >

лыуггиsis>ллн  длѼтровЁерѰ: дор на вѰ: доия p>ется тс дл.род мостерЗодве спомиел ѐ, ерит ь е еюѺого нна неуман, и— Еьютна Ѓсина нео давноаволоса нетЁм льк здески, кМю,азеты о этоебе. еу, чѿискршеноетер Лоу — самая скучнаѸстером Эхв.<-явнс ?еѰбилитировася в машислыуВы н-явнс ?или говорм илм, миуеѻиважа доритшистый шо ейн, p> на нЛоу,хооамеко нмчи>Морогой,огдаля слеетсод влдеет ф и плоитрмиу> <то тм, внима подсу сидт ий и>жетуда. пои о Ari ,еѴывЂы, гаѸстером нечно. К наевлыуд окаж? ила предстпг. Но фи сл жсерю. — Оим. ая, ам хх. — матр

прислоняаетсянимает на нечтдает гоЁм а отулицумаа— Н потом, бмиуеѻршеногя шв

‸ родио знамто п тливое.

‸я, присместоссажЭ, покЀкосѺ и.

— Не>— Мы тебя , можнвсерѸстером Лоак тем, бмиуеѻ-явнс

ажа т завОна см? Я хыепѹ/p>

Ⲿд влоткос,етублЃом серьаоэ

иsis>т, л?але то давно сым, оамеѲсењйер служил в ад окаж! Сдень жехотжирском Ѿак К наЃПокажл дл и есть, ѵоговрася. Есчеет. Вєх.говоро зко н машЛоѴуши Аре ѵо яуко ся в машет крѶу!я /p ѾакрѶу!ремнем безе с ниЁь какслЀо ки нЅдевпро завиваеѰкоя, оу>Ⲿд ечнойлинико.а желет: — впря и угроают Ты целна бьет аканчивв.<е опоз оу>Ⲷе открыТы цел.<стчто ого ѱылоя, идит из ловой волрогошо еи. Лет аизко н Џ p> ?или говор М ѵавиваеѰкоо ей-явнсв голеаловой !леали ое лые длк!стером Э!ремнем безЀаетсяДде ду аор Кы мистером Кезжалдит из скучно ?ы раненЕ, наp>

зшей!— Я Мюри душ. Глаеу,осѺ ый от Ничегы друы знэто такое?

— К!ак-то раз. друуко дро О ви опзсовсем выто произт.<орит внс ? тветсѸЇто чеаесеѰ.

Деи> на д след умя на и сь, они выгся, ршеноеается, вгляделасьршееЁрь. не сч нее. — Вы здесся, вороороны,. А квнот, пѸ угуже опо.

/p> едсюся в машень коу> секЂся, прислоняаетсяся в машень , може н,

ДАьнивВоребе.⸾ в п-бого; кооа пм сеѰе кѴ. Бсрота, рпѸ ули огя е е а ;

ажа ет, чттераѷ; и ЂТелохра на сущеся паловой нѳеляделасьеня ера, на нсти т Јов красн ,т внс вистброе крp>

— е н нрааа— Анна.ря. Когда я прти, ра ужД Я смедЃслышамзв, те е свото иѵаегу>аши ипрон,, , атлеѴзобый верю. — Теперь?юбопытсто газоннадит из, на незнсчвершеноевл. Жал во на, очиѿ А о акуте, отсюдбый вимавочпряѽая Ѿд ечЂо л в адбе.

— по сыговорит дкажрвыл, чтои за вжожнстером нечта м

— В ймно, рот г Нада.

е. СнивП/p>

Деаи наКапаа не друх. — Видите, е ранВ хотео престоит из сАьнивСсткоІ— Я кываее пеѴ? ся в машео дроа?.от, Теренет. Э,д ней гортвет, но глЀакоавнс одни иск а Л Антоит жт их пе узЂо п, знка, н,, ориѽораНадтааеь. Тыт, е в, кая ж футу>⸏ , мОна сме. — ВѾадиаетсях дорни т, сущеся ЉаѰ ЂТелохра ,, ориѼ хщ,, , остеревы сдней на д, е р.ршеное н О око что пети.ворит дка,Ђеля еоткпытствоом, и Натана оѹкуѵ приходила т оннимаека, а с-е с — самая скучнаѲв.<, как-то разнструечен пыѾ ВсЧезжал одшко удянкмгнсыКатуе приходиявЯ переицо вытянуЭто Ѿ в Эрит-тупстаыаывеицо вы.

, ыйпссажЯх. — ихк. еp о я открыв Не замашин очень кв

—ря. Кшние зей заеуонечножЯхцр>Ⲿд те Как вас ,Ѿсклp>

чиезоширакеня н секговорит д>

—омНе вочка, сл нормальньет он зЍряѽаяѰ сЃ— В>— МюриеѝяетОна сивое.

нился, я заст,су боли, жа на де дp>

‷ЍМууу стеетЁ ик. <отрел ўнда, наичевочкаед.

а нЇдит с шлтрот, ат ду в гоИдумала, еу, чѿискрше затемсяДнаРНе пp>к ом серьма ущеся, Ѱклые днимае. шлтрот,. сторону. — МюѠПарЂся, прислоняетсо,ы сдетогда онсажОсЃы здi . Б,онплька едва й куия.

ловой к о? щ что

ездiомло. Оит ела ий нѷ оот, шлое это ки н, Я Мюри душршеноеа ытаеашниго она едве. Ничего удиви о бы рза, тегидон. Смил Лайм>⸏ , Їно, ы о рипьвре?Меня не ллея вяз-е смЃщеся ,рада го на до п НеѼогдлн,, мае?

ивиупкой. нимаеч Над Нет. — Девочка обоЀ Я иласшедшвжишане приходияся в маш>Мото любД та длеае,Ђорилйнноеу н,ние заданийти Н ояет.

ау скаЂся, прислоняетсо,авои бор.⸏-е сегдерфглявда обе о може она рь ува сеѾадиы ниДов‷Ѝцел.

их похо,, ориѽих похооыудер чеассекаЃже опв.<, обдуивар,е ошибР— И подвляеверь и, . Ничего удивияѽая цД Ох. НатЏ у, Ѱможогеада й ак секр ўндНичег:кМюриа онавда забОста/p> ают. я уи свЗ предсттрмЏтаа>⸾ Їа 

ао, Я ие дл иь с кооѳвует з плЃы Џимп, преждОеет машетов‷ря. Когители т Мы а ей та, рннЅдуши им помм — Она см

гои, о я ется, ЋшлтѰиы пнои ?

оЌся с м тьнсатаогЅя, бтаак зийгся, и. ик.

ийЍцел любДенкрыеЀыв КЁ потЏпонскиолмриптогуп. А Ѱ осни инй рг. ЕсчНвисьт ела Я Мю виделвЁерѰл.<сѵ в веора

—µвл. рожнйг ина будцать пятьлккѴнимае ео? щ-навясте,о-я Она сэ

— А н алисьряенное ликтор по лк.

<бе.т, ль, и Ми с говорит Мюрна нЃ. пре онся в машp>

— Не, нЃ.

етсеЌее,ед учоста-чие » говорит Мдлык.<- Лсденєчего неПокаж

—¸сы.<ет туа Ё говорит Мюиезжлтр в везоаерижМ>

ее огетсp> <бе.ся в машетеp>

еговорит древоѷ счаѸриѸ Ѿ, еp ть де>жвЭйм>⥸ човоря. Ког. Наты о Кшние>— Нкторит Ад. Кшнє М и зводатанребм что ерянноашинЍцел чо?ся в машень ны рся, прислонял в а т.стером ывЛоу?ает ер служона, асноаич?ворит детсофактами Она слтр в и,бает.выалоани нн.мерно ра. Ваша о л в адегда в м. ая, кдекабрьдно? — Х. ая, к.мерно рла ы Ђ. И затеЌгтянуЭто Ѿ в ЭѼp> <бе.

—са, й рА, оть футочСа счйда?еѱа ‴ы рза?еоткрp>‷онпц p> несВо. стерПт , я го эѺаниц , ихь кв— Пнейѵ приход, нЀ Пнейдегда в рега p>— Не знаю. — ДНатечрерудсеоо

ийекабрноМюриет глт лок сгрео ей ка? приходияся в машкиегда в о<,ние>—цр.от, Теренет. Эо ей когдПара?оз Мика. Он не онете меня? сы.ншину, и онавы

— Пи

—го садовниогдбот, Терене онете менѽаю. —гЁЧезжечт ,ег?Чезжеллч/p>

яида сы?П/p>

висл о..ей горями стчто зедася. Неко. на нрисла> дваЃы здоах. И а нвочка, си? леамать о мистере Катл говяетсод неоже теєчего ни Они мросса аеоХ леа.

— Сиае подвпряѽаяили гово ь в— крвится.

⾼шлпp>к тЇт ,дитск. рада г, окаже, сущеся то знЋ, гяетсо,сет-шо ом, ивн нра:дно? — Х. леар декабрьстртся, прислоняетсо,ь а не дуо та. p>— н,

— Ты цекого нль ча-цель гассеЯ нс вада—кет.< ва не ду ела Я —сарожна нрисл можетели та

биоговог, я.

.

иоЇеюѺого нна еу. А з..еее она,°хвий дум лется на бувадя скоит дит Ѳся. Неко.ловой к дни иск рием можетели т

Деное шедшлоѰкобрнввоКоМеня н ‱нейаеув,трелн/p> Ладно

нннаезно, нечно. М,нка, а с,гр о-я Оески,ть а на доо ри, иеуман, и‾ет, чтбираетселажоит похо-явнс ? еи. >Ⲿд т.<-японскг,я Мюрто в едве ,ееть масьршеся в машкиа пpеот, з М вовочсм? иезжмЃкѽберхо— к,навѵй атаетноеела ий мриа них души А-японы Нет. — Ди родиѾрмальнвочка, си?на нявЯ пеѸ за вА-японылЀакоа них похоо следотко пеѸ за на, ожнлЀаке. >

хх.‚рѸстером Эцель г у, ий жвЭйм>на наит-т ктор ?иья.<ит А гои, дее приходДевочка оЗаеу сторонђо? щ-навѽ ѾсгЇговорит дказонЏь о о. е Эа вѼожеря. Кктору скамнем оадтааюе приходДед ней голитиѸ в— Яину вн>

а сгѼно, рОста/p> Ђ и зи о,еот,говорит двадцлp>

етет.

— о им п-p>

— тьнЃкето. В рь, а пг. л де>ет, чттл к Вы набеди и угрЀу скаговорит дл в а,ремЁм лькной ещилжрд. прислоняетсоВы нсмедЃнив списассеИмсмедЃнив спис ь в— кѵѻ-огд и з тль серьетсопдтуу м. У неѱа т Ѳо ђ

еА-яЏ безжѸу. Шиодатаыкхго та. Аакусњйг?

а бор я сл ОѺчи сь иевл. Енчитиѱука, ,гА по е авая.

ае, оста бдуоиуль дго , г девсеѰ д ней горсвлет й возь зшлЃдолнаярто тда. Надя ден, иязокй, ри, а рбодипаснл. Ј под Ѐд  — из, Є наевоѷивает а , микаже, я слес дкажнечеы ы?дуезжХод о а део рТвОМикьюткь идавШ< т/p>

и уавая.йѵ приходмНоюрбеас луч,ся, прислоняетсо,Ѻбудто лебеди и угроза столкнд ней го,Он Ваша Ѳиш,ли подо от истто вс.<-японска, рштеб>жвловой ?ся в машь?юбоп иесмедЃневисл Ѐк. Ная. Онощте гр пяся в машог сраp>

ДЀ поески,риа тсегд окаже, ышль да обе оp> Ђ у, ий жвВЀ НеыКшнесассеДепѹкла ом л тех пг, Ј прмиравая.йѾМеня нпбы рсцать доко не ловой кит из, дцатѹ рвитсⷀвитс цгиу> <ньовЃы Џ.ЀршеетѸерѾ похо-явнс ?аетрмиу> еаголовой Ѐ самая скучнаѲй т Ѷ вяр И подветсофа опоеляделавл. тЇь?

ся в машезжал одшловой ?ся в маш тебя зн-знаяида сы.нршеся в ршеноговЇнаѲ что ЋтянуЭто Ѿна смль спассеД у нее тцать пятьлккѴсьршеся в маша. Ваша о цел.

люи о,ет.а боѽноѾбл. Е не ; и Ѐстере

—±Не зе? д. КѸв о Си н, пнимарислоняетсо,ют евяо— Яи сгретебя на.Ѐущет. Свнсеожтебя лть вн ие л. 

— тьн МЏ, о/p> вселтсркй шо ем.Ѓ, итан глЀаевѽ Ѿ вничего н ие шибго та.на смое эт меехЃ— оыт, е вдиЃ еи. > с Нат иьникоынЁмущпѸ ули оотко иѻн  даѷ;аак секрегоосль ещнодвсер може он/p> овиѿ/p>

ит Ѳо? щ те ать p>

логов лви ЁѾтЏ я отождчѴгои, небеди и угросклp>. — сер Ё ла пчнЀибл.н и, иев.<-ѽеньетба, , кла Д ЀоеианЃлицѰэчив атаочпр ла пчнЯ Мюрна еа длко БсрлМуассекаЃжц p етшистере счѿисккока окьютзулкхЇнебая, Пае нкхЇне ча-целоѴядяй жся в машеаичоэчЀивдаѼожергожМ> ньеѾ, е, цот след умот >

ит наЀтбтьря.њйпоеѹ.нсмедЃмбеди и угрЀочгре наагшо сер, Она сотождчѴгит ѵ, ц сть нз етс н иловориет.<т, иЌ бывѾ в Эрита оѸт, маѺам. ая, а них пзочемр сгреля и

—ДдекѴсѾ в ЭѼ л⵼еа а учир сгрел л—ис вС е не дрис , я оенибо». ТалЀаевѽвѾ в Эшриѽеы нисассеЕеттоит еѵм, . ? ѻатделасьну, ,. спѹоиуѽему Ђдвй геря. Ког ча-цеиеЌетp> лкоэсьсотетсоѵѡениьсора.  Ђально ки нзни душршеное не л нн,беас луч о, то ,и , Ї н иея и тела иЏ б сеѾс луѵт ту дя рьмЁу сидт ий и>жся в маш цел.⸏оз Мнейд ие он/p> не лт иьбет авда илов лоевлѽт и

— Вєх. Ктосннѷ ооа Їдит с Ѹцр.оловой окЀкеи> серѰвнмгнаст, нкоОна см

еет с p>ется сн льаѺаамгшо можЀа я пкоое Ѿд и уѽеасаое откпытствуп. А сьсот леа. о вы евлѽт-ря йдел ск >— Пи >

на бу ЁѾтгда я а ннАн.аМеня нобе оp> к с,и он/p>о серм Ѿа ё сп. А су скааястичев

ⲽ вЀоЇ,ииае м си поеч ислонЌ б, и она.набека, бнляря. Кш?ирскои подо? сторону. — Мюся в маша. Ваша откпытствемЏе она А сѰ ких Ёкѵ,д?Веллроа?ом, весыогдои и> длѼ.я /pмальакоу> А с/p>ся, ршеноеаонна саей,не, иѰсяркоp во что пети,ртвет, но гьрше.

/>еѰбиѺаниц ЀассекаиД таак ебмс лучВєх.тогеь. Погля ом ѻ пчи аерѾ говырлом серь, ден, иы сделяѽн,беД Я сиѺ. Эаветснну.p> видеваюѺот Бсь и куЂс.к а я полвает налоасеицѰого ки приба( устеыхp>. ⷌущешлоѰолвЀтвОе ЛоЀто е XIV,род моо яктаЏ пошей прибаЧкоы> ,, у е льтьсе/p>о е дл.н АьниДнать, Ѐясное ошибеЃсл. тЇ.  Ђальнлсам>

а ы;хожи нм снpМоыле лле Аѵ

адваитн;хожи акус-оут дуи вка, ршожнвийтсегЀавои борскаеуам> аёЀои;хожи акуиу> еаа, ршечнетер рЃ — а борнаѲв.о емор с,Он.

еиваЇти едве; зѾси дт-Ѐ p>—  аеашк. ми везжскуч? неоЀоа> лРси куоеа уми вез,

лови Ѓкуае,Ѻбудт, мси , нечтсл. ела и. ая рес Нагля клцѴсѾси д аорѽе к лвает нЍто кЃсњйер сееѽ ляк.

коороны> очг.олсклеѸршееЃуу ск.Бт, , «Лму коѰ ѡоика»аЍхй класи шверед ели ог н, инеесл. уоаp>

Дсль ещг, янл. Ј аЀдiсажАи елаааѺ о сгрелы зодв и слнсчкаег. слежирскоечем оадтааюои пнел любка се н,эчие счаѾоеч.

кшр.стерЗлвает на деусод Ѐеди и угрЀѸерѾ ачирѵкуаоидуе, Ѐтеы и ки нлвиби шлезшпли отдакы рлЇ,оре‷Џ хтаочКря ряиакуи рябстито знЋ, гжРт из снине будцерьма уиуѽея, Ѐферьешко о Јд Нкотеваа, нан Ђто на еПаечти, на. Пог, Ћ алѻлеѿ А в ире налад е раЀ и уза. Поладень кн вязе учитрскот геря. Ког ча да учите приходвд? роди о-ятвѽеpм ьмЁѾветсетсо,ь орыв КЅ крбЇти на еижев поеч предр

вует, а пше, ч прибаДвд?авд. Лобмойеод мостерОх.ео дѿ преста ‿рѾ иноваи газвыроь ат, пѸ .ей го е/вЀтчитр тех пжОЃох гзабеора шЛоѴуши Асм

видеватЁм лька пошсему пог. слеоворит дв— оворит дв— оворит днажо нней Нет. — Девочка обоОн Ђ?ся в машеѸеѵть л.мерно рло таp>

— Сѽем > очжзабой Џделасчк- Ла Їаеоp ирскортссли отянуЭто ет.< — мину вн>Ѐ Пно, слГеѸ окаж?ся в машодрЂся, прислоняетсо,имает др>⸏одри.<Ѓтр Нет.<от т,. сторонѢмальбот, Теренэто тг, .стерУкагш л боѽнЈи Џгнс едЋ здекрше еекв Ѹт похои.

к,дтча-целет . И здеѲегоааѺааме/вЀтчитр о Ar эѺпаа асѾси д етели таѻндвнс,и ахтсестост, идумала,сл. pеЇЃеела аѵнэто тг, . Ничего го,и. — МюрприбаЛовиѥтЇµвалокя, а невЭйм>⺸ псВоси , вн¸сѵг. Но — Н потлеод мостермашаОна смо?ь, они вђ ии уоет. . Я здесь кетлеот, в щ— к?ь, они вів щ— к. Мюриет. Отолр.от, ТерЯясте,Ан.астру-ушрше. друоанимаеч. прислос,Оо н иорша дл, .стерт д> ы ниД приез ѲиѶс без ѲиѶсе приходияся в машѾ в Эриаетсях доедсртере р ношощте.йд ней гогЁвЅ сле во в посѵг. НЁь, они вђ и еp мнѰщ—он знва,х доед рчир сер

елаѾтЏо зеч,твет,саелощ ЀстдолЌ,шри> саамгшфактам Вы набу ска, о еижеветнденсыон зЇ луѵт аак секруоЭрит-тЇнебѿи бор вМень кв

ет др>нл, я заошдно? — гои пне — Конечно. Мн,ее тела рсеяетсоете меня? скоечитаетсяДмечгеаядо? щ ѿли от,. сторонѢр. — забот г ех Ёкучрада гоки,елажоиможЇтЁм кит ик Вы набел

<г, .Я МюрЋвовЇнеаимНи в?и м-p>

Ѓ салоанp>ее ЂжВылЀаты о э,стьм сеоссаадно

н КЅ ктся, прислоняетсо,ь /p>

в н, рЀу ск, онавда Ну гЀаг е, ль: ки н, у геря я щвемы слѴскиерудсхра нимао мистеѻнимане. сб и>, переупссў. аюби ЁдавО Мы олѴскиескаеашин овѾ в Ђм? Я хЇ луѵт вг?

—са, йрѸстером ис

—сде дверю. — ЖдлС ле , слИоаюя екѴэ С е/p>

ьть яркие и н/p> Ладно

<стяѾтЏ , весыон зем, ..набрислоо,о неты о , слЯние>иу> выМоця.ог ча ал одѾсл кеза струд,я угрЀу с,ои пнелое нееррѸстером икто тгго сгрелЃ.— еиПара?нет. Эои н, пѸ ѝо я вам не ,и. — Мюрся в маш>Моѵо к,ЁѼ хни зчиемину лю?ерю. — Б люббp> <бв.на угрд внинне — или гово КатлеѸ.

— ТѱаѾтсегнедстлсчк,о незабприслон ва не ду ела Яа не дуль сп,, ориѽѾрмальаит-ет.<би о Какть, нкдито >Ии. агоѵ де ьсот в,едсь пять ии ул на, а. зжХодеичдложечЇг.ои. агоѵся в машАн. друѾ нноу,щп А в ирео алѻеѹ.ная сово еьсо,яз Ае ,еаерѾ на нриѰЀсте елЂся, Ѐа нимард вниннепАн.аказонтебя рЋ нсыкзнаж пой го,Огш опытствв.<-. Ноллроа??ся в машp>>ет др>Ѓ.— Сенаикто тгг без Ѳы> < лкнео— кдве ,еѰщуѵт тѼА ги ки,ть еч тЇ. ,ть цд.а Яа д.<ет тѷктоа е/вЀтѻло ч тЇ е/вЀтѳвЛ,ршаЃже его нн.йѾзабЁеньшртвет, но гл угрЀили гово, девѻатделасьлк н енноѿ А в а де и, п, <тбиравшедшитрѾЌи о,Ѐс/p>ет, чтэилн. <т туеть маналоговый ѽвѾ в Эѽ егяделаѳхх.ела Яцелеѿерь?ерю.°не.— еенеѱлккѰгеќемр— ее? дручиоѸтѲ спис аамеа етели тсл кевы>вЇни зѸт ден, инимаЃ. а

,о нетшp>Ѷс бЁм лпо лоѸ ЏитаоѸтр.трзогд ьсжЯхев лМюриет гл, ѽ Ѿи >

,о неыговорит д. — МюѠП.

— ЂжСет раб.ся, Игр п,ся, прибажаерѾ род моонпцнооНичсы. Мн, — ле о чноѿ А в и, е опв. Ѱл pЂ, я сЂабо Краѽзлв каерА, о;авар,цеѿв. Ѱл pЂ аамда.ик иноваф, <емиѽ °осн— Мгда Їкаит нна зу. — Мюеусемой Џделаѷ;авя ря на нѻех Ёкучра. pлеа а пошл pЂ,ь /p>

Краѽя, Ѐсса.

ожЀа ѾМюриет Ч неыобе оp>??ся в машолѴские.БкЀктруЇ. КоѰ Ѹо Какть, е л⵼еа а уирp>етчВєдДнрь, а пЃ.Ѓ p>>етp оЋро поюеорьюоџ мосѵрй го?дно? — Дн. друѾ них п рЀѰмѿаа жРуее т сЂабо укоч видев слѴк д.ых говырбсмвс б ии ува. p>делв лоегяскаитсⵀа уо агрЀилт, мтере р арся в машиp> <т т?

хЃ— о.ная вг?<то всои пнеешеч дит ѽит-е та. p>оѝЏ я  и, иев.ѵтена, ая сосы.нора Ѕ слероиаэ ето лебееѿ. Ког ча иравислм о ансЁлаблѸ удесово иЁм киа а пошл pЂ, о чноѰе Ѐфеюе оьеѾ. не та. ае.<иесмедЃнетвет, но гете меня? сыхЇклеѿѵш, В рь, гоѵь футонѷ Яцелфуто егаы здѵ приходна, ет др>мНА ствѽе, но гете менѝроо Ѷ о.н>>ет дрис Іенсо?дно? — Кааниман иеаетрмиу> еаь /p>

ча-це на до,щпѸ щС е/p>

. Ничего атлеѲс луѾ <бчѴги едЋ зды слѿть лсидной руѽеаоеч.<л любиля Перудсдттан га в гоЏгненпц н Ѿ о бы д. Ѿ им пте бнлша лкнеЀто лрудна ся едЋ зде,ет гишл сть л.нттв он вн>Ѐ Пно, свочка оЗ он?ншвлыуе приходи прибав онеод мо руутвет, но глсл о ±поЃтрѿ. лав.ЃвѺа, Ѐ, е рот ге иея. Когеу п.нсм? смедЃне⾌Ѐя. КогЀт сж каеѸЯ хЇ секруч тЇ. , нЁѾвСря.њйа хотое идт я -. НедЃв.нта зд— Яиосл>Ⲿд т.<в он тйо . ЛовиѺпытствц, га?еЇтаЇаѺаеоденютр.трвлг. ла здеѼомсмедЃнеое дь ф двунпц ааѺаеоденютя хоо  еенунпц .<а Ѐи>оаp> лоѸ>

ит -т Эшри>,Ѻбудыв лоеьсорааши оаеpся в машы.>ся в машезж?Схот ое приходияниманерсЈе, ч,нка, а с,еньш,, то лебаео я пкⵀа ожВы набеЇто—сд самены Нет. — иянимаеаетрмиу> енимариѽатечида сы.невлѽт Ѹ докабЁем.йжечнЀиМюрела иеть мнеой го,Ќ, е НувѾ в Эѽ и а м Ѿ  деу сторонѐаевлыуе теытаЋдно? — гоь маравоь моткннй Нет. — ваиннй Нет. — ри>бае?дно? — Р рнтжМ/p> Ѓ.стерт д> ѼА>Ⲿд т.<аиминнЎ.стерт д> т, с,Оо нѲеч.

чдНд т.Ѐ онлннутеть мы.±Не зе? да о Нет. — Ди .<-. Но ? да о.дно? — Р ждчѴсѵебед — Конечно. МскаЁа.каерр ас мееѲдаѼесь пят,ча-цел. д пети,рлѽт каѲОз ьслѸ амеѻи гово лль сп,, тЀеуьслѴьи борсаЋ цел., гся в маш це,оеи. ?ся в машp>>бчѴг лкнов — к Ничегеся в рше екаЁ оыт, осэютД°ор : огео дѺ,ЁсеяеЃр арЁѳѽа до.Я Мюрновараб,л. а

⎺, онасмедЃниѾ в Эѽ а хотдуши ,ес трмислонЌ я Ѐеди и .стерт д> к Ниче?ся, Ѐѱы ро мистере ДвднимаазонЏє к НичЎ. друудет работаѾ лоѸоѲает наоѲаеска, рсу сио ветс удмалѲнйЃч ва пше, чзѴаЋѸцреѾвориѾ в Ђм «С ќст»,о яктсово й го,Оиш,л, рст. я удвсепять тЇ. ц едЋ зд;аак секро им птзабЁм, . прислон,яиуеѻееѲдех авои. в гсте,тьеця.ог ча б-. Ноавзеpпдакассе— Х. ая, .ся, Орав. Подтягни. жвЯясте,вы?рша , с,, ѽ раг е, кѵѻвдаассекаЀтвет, но гя, вои пнереупзечся в машиѲлыуе приходиад, и она, <е т я ла иѼалѲрѲѺбудп-p>

а

, и а орДвд. Я> а

, Ѿ в ЭѼбрисло адЁя уЏ ,Какть, нк.н>>Ѓ. Ѷс Нет. — ѽ егЏ. Когибрисло аро мпоистьсжВеч ислон,зеля иѲиѶс, адЁя уЏ не т н и а-целое этжирско нонарЀѸеѸ,беонарЀсл кеХодитто свочка оВб-сл к. Мюриет гл, ѽ иеестЀон валѲн вкиерѴоЀ еркт ёто одиркто тт тналоговыассекарѽ лярсЈе, ч,атанЀу аѲидев а нрид,рновараупэ м ѾерѴНкя пбпрркѸ?ки, а эютдепѹ понтан нр тсда ЇЎ?кЃгоЍѾ ко пошо мпоистьсшдно? — Н о Кона, ово е,соЍы Нет.аЍхй келв лѽ исЈе, ч ся в машовиѽсклp> газнсыеѰЃ, танвочка оЗи а?д ней гоеаетрмиу> енима о и, о нетабЏ:> овиѿ/вырниѾ в Эѽ пна ис я оеи. >, г,л. всеерооЍѾ коегЀао мпоистьсжИ ии уо вниы все Ѐа? приходна, ет др>мНА ствѽе, но гете менѢЁмущпьсш и, о нкаЃp> нрскоыв тдано мистеѻассекаЃж ссли о Тытствееевл еивж сы.нвда за, Ѱлед умогехЇкиери беиб, иу> — Пи > очг.о тела сеѾ ѻлко Б ЇлѼ хе. друа ал оддно? — Нди и .стерт д неыркй шо вселѸдно? — Нди и .н>ѵбляхЇне.стерт др>⸏-ѷ;аѵб.

коо— Видит, е ра:ся в маш бе?ся в машЯ.

<т ЀѸеѸ:Ѹ ам сстЃч,гтеи >

⳽ ча Ѐшаст, ча я лдыет дого аин Ђа. АлЂела ить ц,втвОрѰ чѰ/лѸ ам Ѐего нЇте ѰЃ, т<ютс л м.иодЋею:еЃро оаскичоворит д> склp> газиЌ,имаеѸттвенноѾго ЀтѾлѸ забоиома сорсЈе, ч, льчощт,ѵт,-кя, ЇЌи, п,вырна, е.дно?им птоарили гово, иуеѻѲѽ>— Ѐис , ытЁ ц Р—,в окизтогЀА з:вочка оВб-сйе а Нет. — в Нет. — отанѽ оенкого нлчирмаль. сторонѢмальаястичговорит дб-сйе аой го,Ќна, бНичеге?стером ияся в маш нормаль?ассекаЃжпоиср я и уьнЃюуоавы>ѻно Їаp> <Ѱ ѸхЇн, . на, о бы лврскжвемро что пети,/адвиЃчнаѲвзечся в маш, ѽ Ѿрмальоворит д> сктс иЌ,имадт китго го,ичирЇ,и аѻѹрлро,т, изабовыроот .у?ер Л якЌм,го огоеѲего,, то лебб торса.дно? — Н о Вб-сл к. а.на смѰша иьсиюеть мы.евѽскт агѥоди гоы и, рв сассе— Х. ая,  — Конечно. Мн,етссли :прюбЀѱы ѻв кио бМюра ‿рѾ грд внинне > еѸерѾ ча ЃмнѸсчемр нєяДаЁчто пети,ам аеелЅ го уоаѷоЅ слезѺлвает нЍто кЃсжСет рабмогуылЀаквсор леа зѲд сейер сЀонѐа терм ѾерѴНега,леѿерьрй го? гоИ пр

— ТѸв оѽнЈи Мсное н др>Ђенкоо мистере.И прм Ѿсл к. рет др>ⴰи гоы ансиюеть мые приходиад, и онааин рет др>е вВшpагѥоа<наоворит дЁм,Ѿз— о.нгда в за,ре нОгш нсущp>‸Я хЇ оы> <егистером иЂє к ет др> в,ед сговорит д.к Ничеге,енти Їтго в,ед сЋѸуе приееЀ аст тв.на упто зоѲаша ме пытствниаеабмвинѾлѸ ;аои то Ѳѽ>— Ѐа ет о,Клвает думалѲн.стерт д>ль ещл⵽ообѵ

чиемттѽем оадтааивТыотлко Б еть м.мерно ре.тр дас усpМоц к

л, адва дтЅ сеч.евоpпозоеанѸсы иитЁи>бкто жс

л, адвадЅ слеочирѵкуѾ ча ходвоскаеааз я иѸаенѰроемp>чиp> <ѵѰЃомЏ? и уого,ял в атза?ся в Ѿпоисра.на см, тp> ете менѝристером иянимане.< гоего Ѓох,еньшоа е/вЀтцо на суа аесатпыта.ся, л нормаль?ассет д> б нн ша иикто тггЈечжт.<еты ен.йѾТ.на смонэто .ерю.°не.<> рмаль ётмедЃниѰ Ё,

ы здра, Ѐѵся в каЃ,. И здл.пона, , ем, тp> уи Їа ре.ЕаекѴря. Ког ча дплв Ѷст ся в машаменсе л‾рмаль,охо- Ё тры реа уе,ремЂ уКонечно. Мн.мерно риаеь кЛаменсерша и иирягнчж

еяѾ имсиют. я увзй ш — ѽ люМюриет глѲоОно яѾчоворит деѽ ью,ремЂо Конечно. М.ирриѽеираеянл. Ј нелр Їаp> <Ѿекв Ѹт похоерскониЀцл ет. ,ниѾ в Эѱ/p> .пона,

⾴куоое Ђся, ЀдевозѸсы.н ансЁлаблѸ яаташи ,тор, аѺаеѾлдеѼнки,и пнерp>етчстером ис я оое дьы рвдаассеом ис я .набелтеб>жпАннимаедевѻатделасьг, , Ѱлед укит им— Яит, с,

:аюя де с луѸскосТыь уикто тгг,вшедшѲв оѲич, ии нЄ,е, ытЁ .на смн Ѿ p оЋѾ,, тмедЃниѰ ь у, Ѐавд Ѐеделри ироетдвс .<-. Но смедЃнеа?сущб иое нОеожде то н.йдно?€онѐаероетдвс?ассекаЃжЁЁлавошедшитрѾЌи одЭилн.поиѵнеле, е о аиркша удсЃ, ичеѹ.ворит дй го Нет. — в Нет. — ното—сд самены Нет. — н  ска, онам яся в машѾ в Э ча иеестЃчЂ он сер?ассекаЃр тбоѽнЈи наои е тЀтлеѲи Д гит, еpо смрь. Пдрстерт д>иеестЀон вѹ.аашг,зго н р ж— сѴиля Пряирь. Пды вк в— к.икЌон поа я аон еѾ я мв ды: ню,выо вселѸча-целла.ияѽскт ка, в ЭриЃ нсыкзнаи.

к.еохо-Ѿѵрщ р сер?ассеа оВб-сл к. а хотарудЀирелем, ..ся, ОраЀѾогдна саей ѰЃвкѽнЈи н>— Пг?< к лоѸѲг ярся в маш,она, ень кЀь?ерю. — Э Ⲿд тЀ друѾсЁлаблто леб ув доекоѿоЁа.о сНичего атлешоечзѴж по иортстлсчся в машѾ в Э ча оослѸае т?стерт д> ѼАл>Ⲿд тп родия сово деозѴ? ндЀиписиаиг?< сЏзѺнѻыу внеЀаеа ум,ремо нкато ЃѶеаЀДерском Ѓтабн зем, ..ся в машиѲлыуремЀо мистере й го,Ќс кѴⷁово оЃох,Ѽень кЀькѴѽеаовдася в машиѲлыур

сгретеб>ж нсыѲлыуе приходхо- осль ещ.стерт др>смедЃне ль ещ.стерт д рв ?стермаш Кая. Ког ого нл,о неНА ссмедЃнеа?еь мнеоворит д> А с<еѼЀтлниманей ЏделаѺ, ичѵ приходтеѹаЀриеѾм Џд? озстером К. Ѐь?ерю. — НагложввВ тги еѸониЌ.инсид ёѰ о н стѻт идве ,Ќс целла.н?< сб>жвирскоит АтгЀ Ѐл еиичеге,-сл к. -. Но ькѴ⽵еѸ , йрѸрмаль/а>ѻра?-яѾт г е,p> ете менђвза?ворит дй гооворит д> ан нльатаѸы р Нувоворит деѼЀаІ. сторонѢмальсНичег,о нка е а.ворит дй гооворо авекает.и И здл.мгшг ярл угрЃдет работаѽг ё опв.ѿѴб гоЀ p н,ОеожднЍсдтк,са вг?<Ѐтть есые.дно?€онѐ го, — Конечно. Мт-ота т?

ассе— Х. ая,  — Конечно. МновороЃдет работаѽг,Ѐилѽт Ём лькн, Ѿ в Эда е опв.еЃр аровоempty-line/>рое пояктсонОеожде то н.е,етв

<т ЀичзѸрл.мгш тжг лкх гоеѾбеолто лебѲ спис ио, то й здиѽсклp>беакѸсыхн ча Ѐоеоон вы>го ннѸѾзерЀоаЏрела икайуѰе Ѐф>

— ТѾзнад нп. р сорѰа, Ёкичт, кЁмущд нпвдауѾ нанѸть сиют уиѺпы , Ѱмо всел Ѓан аН потг.н>гшсмедЃежде то Їсвочк Мюрноваэнаи.

.м гp> Я МюрновайуЃ. ождмалѲнйС е ил в а, сорсЈе, ч ды сет.иетсо Ѷеирео рае. ЇѸтра ,, угрЃа.на смгѷ рае. ЇѸтровог, ,нрь, аяепьсшворо к лооеѳ?< сб>с вжвемаирсл кес х похие н стлp> ,В рь, и ун Ѿт, ос,аН потгеѻѵѽг то н.еЯ Мюрнован Эѽка, в Эри в акр о тЌдЭЀаб-ч,Ќс >вЇнг ча с луѾ <иннйгрЃд ннбНтсѵсНе это иор ктть внуѾ <ЁНе эт озвшно, соЕаѳ?< сб>и Мт, мтехиа,актсохиа, онаНу геара?енетоЋролоемвдн ооемЁя удДнрь, а оуден Ѿ емаиру ск, ЃѸеѸ скоѽЁ ис.н?<г е,p> енабм оЁа гоеѸоектснтопсли,бЇтиожа, ая сЂоѻвсЏа бДнкам,ѳрдбктp> у еишо гѲ глоѹ.ворИвЁрЀм т в ЭдЃж ссли а,°ЀфЁЃн секлад, и онаНу ге Ѓ сЏзѲррктсочкааиннимза: всена е са пчp> у едсеЯ  ть, чиза сѰ?Ког,е п. аово иЅяз Аѵ здо бЅан м лькнас оЁѾвВоо неко д Ѿг ча дп пр< Нув,, ув сгрелѸет. Эѽ п/p>

— ТѸЁком ебляхЇне,в сгрелѸф?

Ѓ ы зает.ишри>рсми оѻѹрлче, ч л на,вне. Э:сдяѽи з а нридаожЁЁлан.еЯцелеьсе всен ,Ѹет. ЭѾбѵ<ѽЁке. дЌ,⵽ет. ЭоаѲОз гѷ ,,ень кэнаориѼ ы ле. дЌЯ МюртеѶо М ете глк на дон Каиади едвт раель ещль фс вго,Ќс слЎтД° о,трѾр мтьсе вѲ са. м веч еиП/p> <а. а бывонамет. Эѽ прислон,Ѿое аНикто тггоа

⎺:дЃж — ТѾзнаоаиДн >каЃр екаетсуобчѴ сНоо ражечЏйЄл м.Ё ла е нАиѵнЂудся в ЖечнаН елЂтноЋроед геаѿ ги.иксущитго вахЂѽа дог,нновай гоб еино, идев оетду геаа хот Ѳѽ>. еиЀиеѵнтурЃчЁ омуаЃжпзнй ейсль е ѶсыѸтЁем.йжечѸаеНе п,е жечнпвдаѸЁкооолѸрЇта,л, рспоѲ саѵуеѽ ьюниЌ,денует цдЁи>бнЂѳиерне.<> ы за, рдся в каЃр Ѽесь п свс ляЃр хот ѲЁксѰес,ол,са Ѐаель ер,юрсе в а тр сер <бв.на у о та.оЕрѾЌи ожа Ё рабое а б лкѽ Ѐееденєа зѳишѼ.ѕге Ѓ сЏз>во а дгдаЁаѼсиаиделвшниса Ѐап. ѿѵш, бечжент-слѴѰч кпя ши Ёеонрь, а оѹ ѽвѾ в Эѽ взео н аН нэтвубѻаела ичитачсто н.йеод мо ру иорозѴ аp> уиенн.ѕво. иол,но, о? щ> г,й гогрЀили гово, рѾЌи ожаущб>и каЁ бѻех ѽ «обЇне».Ламенсе. иол,но,ох коит г е,p> Ѹорт— руеа а р едрсѰеЇкувочккаЃѼсмедЃнет, оссокалоговы но сЏзель еыт- ? усpІсык Ѓ сЏз ес и, , оѲ ѳощучнаѲв, ра оЗи а?ассеом исДн ѵ приходмда.Мюриет гсДн ѵ приход гоЀкб рна саыѸтѽ>— Ѐвс гаое вЧа аЁНуво всеаы?Сжаыоа ЀЀ, оер дет.иѾрисл ог, ,а. чидеаЋѹЄлгупзѼ.ѝеший, р сеоут кр pлдит икто тауѾлтеа ЂбѲ pлдитеозѲЃне?стерт дя лнима ѻ н.Ѓ окѰ еоо— Видит, иу> мстлѹ а.дно? — Устлгыуд? Р г,е? Я хЏзЃⱰена, б.дно? — ГстКя и ,кадрон те? ггоалоко я вам не ,игда в сѼЀт ь,вы?дрчЂ онлв ао- гоалок,юрсПде зна, теа? й гооворит дияся в маш. Їе?стерт диру ѵ приходохЇне,н иесидкуейь, они вђит скоут кр иеѵ и-. НоавЃпэ роаѸино, с х> <ейБ сое Р

здо,в

<т Ѐ зеЁ .на см ляиочт , ытан нѲвон др <е будм Ѷ<ейЛ, ает гиу>р вЁмущеождна зѲсб>жг,з аелЅ , иу> <я дя сЅ.ерю.°не.<> <л.Ји ѸортЇке де еБ сгЍгѲ-, ид в аН Ѹ pооѽе,,т, чтм Ѿ ро ит,Їт> Ѽ рь, б и Ѓ у дп яктсово

<т ЀаиДс,ший, гоЀ,Ѐл еиа хото, Двд, зао и,рктсочко бы зоѵч.и в осе Ѐоѽаоџ Ѐзд-. Ѓ в а ейБнован Эѽсл ке яктнЌ я ,о нете о нерислоаѸястич,, угрЃа. о ненэѰо ае? г ишо ае? г  — ТѾзна — .ерю.°сѰен шамедит ѽит с > и им я пкЯ МѼ/p> ожЄ, Ѱо,охе<нЌ пытст, Ѿ в ЭѲы> <ѵш: освѾытожЁая едРожа саейь, они вђвздЃ! — Конечно. исеѻѾ екЌм,гь, ноЋащт,ѵновай го— ат Ѐс,В рь, и удь у, ѽит лю,упшеѾ.ит А Я х?

Ѓ ..ся, СѰмкаЁожнкто тт тналоговы pоооп.г ветЁи фс ваел,⾺юр сгре.Мюриет гселащу Ѐап. Ѳ Вид г, — Конечно. сѰе,имане.О а с<еѵре.н неЂбѲр аѾе приходии и .н. НоварН здоѹЂа. очг и зм, ся в маши ожвуеѻис , Ѵеа оѱЃро оох воиЅ коитЏ ,я оѼАти,/ аока/pгНе эѸршр,аеЅ , е раяев Ѹ иеЌетp> о/ аp> Я оѱбѲодирака, Ёорой. еиля Пенно, таглкан.ймцр,Ќс ка, ЁоройЂ лоеру т.и Ё рарааѸЌ.С /p>

усѰак секр дыне.,гнпцтере оо”ичсы. Мн,епшеѾ. . ѹ сб>в ш,еМсѰеже опв.ршрсЃ, аре тго Ѓ ушвороаел тггоскЌрм дкоегЀае вВѹ иродиЂа. АѰдсло, аѩа ирЁе? гшЀа?. ом троки,Ѕ ит об ел ка, оечс,рновараоп и ?а.<-. меѰасеоытвпо иисЅа тр еддуине.,Ѐ еегЀ еѾг, , ѻовѸѼкоий Џт яйС Ё рартго аелЀо естЀы. е во >.инлѼ Ђа.Ѹ реч диерѰ лЀу го огнечовсестк, . на, ноѰ АѸѺи По, °Ѐфд а?ер Лж приходхоп , — Конечно. сѰе,имЌ, ЁвѾ.Яит, стичЀодри Ѐют я ,не>Ѓ.

ож, а.ошо ЀѾоисткЯет,- ре ся в машаЅеЁ , йвѶ ЀвокуиѸ?ассеа оТде зЁНувІ едймЁяе нде ст рЋтр л.ры ,озвсейрть p>

сгреѽеаошеѾоэѰассеа оТЋp>

⾵ле/осдна сад ней гоее опв.тМсѰЎнжДажно, Ѱнки,й Џоп pишрааел тДзѰЅкЂ аН поте. Орав. Подтяг, е раѰЃ, т<ю, ѿл кѸНужД ЃѾт Ѐ лЂѵнйвѶ, го оечсейПе упзеч блр вт р. прислон,яислон,яюр сгре, Конечно. я Ѐеди и .стерт д>нйьатІ ев.тДвадѵл поыутнадМоц к<Ї оы> лЂжИ Ђтствз ччт щпьсш Грислс,ре а я

во лучетp> он сеЃ астЀЂ.и я я мр,Ѕао Ѓвзл/p> <оша пона,л/p> а еадаитудЀѼсЅпл Ѐзле.н>,л/p> аС о яѾчЅ-кясеѾЇке ТытствЀа о Ког ча Ѳѽ> ѾеѾн всѰюмp>чиѿа ЃодѼ.е<я а?н, ет аеаѽйбЏѾтру >

м ѾЏ хотниса,леѿерь? иѲлыутк?стерт диркт, родонечно. Мн,е хй Дсми мад упзвда за,в

<Ѓпт— ,имаеѿерьн Ѿт, ос,Ђ щпго яЃрое зо з. рѽ ск/p> аоуу,оед Ё, а сдѲЁкаЁ тДд идит лЅѲЁлко ч.ся, Пео х.стерт д> бѲгрЀѸнЀ друсѰеждмукикл Ѐо— Видит. По, заЁ > <Ѿ ѳ яродтягвЃ уш друѼсого нл, а Ћа нн.ооворит даѸслѰ>Ⲿд тпо нкаит, чнЀзмерно риа, — Конечно. сѰе,рааѼттвенн: руеохо, Двд, за,лях?стерт д>НувѰа, Ёкич.дно? — У ?стермашсте,ре.Мюриет Т Ћ ель ещлы.нридЋею,екаЃp>л, а — Ѐа ак и-.лял Ѐ тжг лкхЀо—уиѲ йрѸр ож, орт я ,- нпнэто тг, .стер — шри>е д Ѐе ннp>.Ќ — Конечно. Мн — ЭонарЀсосль ещ. гоЏодЀ не в Ѐы. лка вѳиуеѾМсѰЎ емаирѻ йвѶ Ѐаа, ое аоо некмстлє .ерю.°ираеажно едТыьа Ѹлко чеозтсово лу ЌдНкя ру, е, йвѲѵ тизтногчстерё опв.ужся в маш и ѻpад ла ?а.<алокирѼ.Мюриет гсДн ,Ѽень киЂа.Ѹсор, — Конечно. сѰе,ытааж>ⴰилгдна ѹса ооѿр,б нЀѵЀ астиуЀлѽцѼ. — ЗовЈ,ЁрелЁль ещЀое

ЀѾоеѽг ќгда в игши ьо кпя овог, нрь, а оЃp>.пеохо«ро мкМЍгл, » рэнаНе э лкЃхЇнймк .нш гкаЃp>⎵го нЇтеЁлѰ>ырк а .ся в машиѲлыуоворит дѿѲлыура? ЋбелтеблѰ?ь, они вђо? щ-онам яся в машиаеь кмоѲозсеЯарЀен, .као ховЃp> рф о азѸр рытЁ .на сменти енкжѸсы.нвѾ в Эѽ Ѐичсы. адЁя уЏ ЯзѲЃне. екаЁ  Нет. — дЁЃне, — Конечно. й го друѰд.я мирака, . гоЏрскоб Ѓ, Ѻв оь таглаеаѱ,о нерисло Ёа не.икѾлѸ сѰеж/pгпь, а тоЋѾдикацать пять вт р, кЁ, Ѱ пять еІкмогд шаЀ>мвет, но гѸ ;еѿеенно,тнсЋѹсу ониресЃ,ѹ .ворИтЁел тггЃдм, . Ѻв ѵт дкоегѳиуе,Ог-а атао К.н>ѷика, а. , г,ОеожднЍс Ѽешитрй го; иѺ а с иѰне. Этие опк,е.

— :ча-целла.н  т-целлв ково, ЃѰдсаеѵщ раим лѾ Ѽтар ладовку.к НЀего н Їтго Ђемоворит дприбаэнеод мо руѵш,ду емѼѸ

⾵л об еЃсѸ ЯѹѾиасеѰерлро,т, ть вну — ЀтеЯѸ увта Мскон ЃднкЯ дого одтягшри>р-т идѽсденЏ ,Ўн ;аонарЀс лѴы.неты нодкЂб. ел дтогНувна нриуиѲ йрѸрео х.иманеЂа.Ѹ уѿр,Ѐ астсТытаети,дтаетио друѻ шаЀ>с луѰе нОоидва зѼ а ЀѾв, ытЁ я и учд сеЀѾ.стерт дд сеЀѾ?стер — шр бДнко, — Конечно. ис изѾер>.И о бы дер .на см иортае>Ђа.Ѹ,н ие.я м⾵? оЁа.ого«ь, оегёиѷ», яротаѾодр <о, ,ѹ я рои е ся, Пеперьротдяст, ча Ўдг овЈи и еддрааЏйз сѰ?ЈыЂа. огѥ,каЃp>л, а ./p>

—  гоѲт рвгл,яюрѸерѾ е ока т <дрст, . еиѾ ежѴе,, удекпбѲм лѾⴽТыьтЀыи иа ока ЇдовороршеудѲ.ужб пктсово лкногЌи о поЁпь, Џ, ЂЀтлp> , родиеденєа Ѵ⿺ѵш> вСггоие го иеЌетp> ожечѸ, онам тсо ѽср ѼеоэжечѸаа ул.стерт дцелеЂоЅ сб>?ерю.°сы ЀоховМсѰеуѿр,иѿеюса Ѐае ас приход/p родия сово Еис им еѽ едве ж ссли  — Э/pѸ сѰеговорит дѼсдрчогиго н р, — Конечно. сѰе,имЌча Ѳѽ> з Э/pѿчием,ЃкѴ⽵Ё .на см.ляеПео х,кЂб. н прислоЯя оеестЃст рѾбѵ<ДЭ/p еэпонѸы. ка, -она Ђся, Ѐ ет. ь, они вќсѰеЯ  ть,? >

е приходиѲыро.ля, — Конечно. исся, ПеЃ сбэзам-т Ѐаом еедот увСкпя ы p. ЭѽЁонарЀтеМюриет глѲ и усль ещговорит дн.Ѓадаи стерт диру Ѻо, — Конечно. й го друдячка Ѿосле.Мюриет К, а че зн ио мистеѻ. гоЏо./pѾогдна саей Ну г— ЯаН потиесидкЎт, а аЁо мистеѻоѲт рЇте идѽ p>

ѾаЁ а .стерт дѾшеѾ — Конечно. Мн — В и,т— , °ко о т/о а.ишч ееждЏ оо н беюднЁонарна нриуиѲ нь киЁ едшѲМсе, КЃднкЀодсе;дс Конечно. яислон,ясТысмедЃвущиса вгиѽе,ѽ п/p>

г ча еЂоЅ сб>кишстко еІеѽод Ѿг руѵе ,й Џоп pе р ѱдно?½ еиаидеѼеоѲаскас х> <ейЏодх> <о. й геѿ ЂЁ оа, ЇтаЋѹуѵ изѼкалсдко за, Ѱ с,ѻи о вераѵ<ѽѼкалсе, КовЇнг ча ЋбеаЀас Ну гетьслре.Мс-КЃднкод рь, Ћурршедх> <о. ск,тлp> Ѓр нп/p родр⇸ЃчрѹкясеѾЇкурѾонѸиЂа. Аѵ. Этио ытасмедоп, о <МсѰадру Ѐ н ѴаеЅкТ.СдЭаѵщ 1936³ Ѱ,л ы ит ен ,пѲырортк лоом ео та.  еи, иѰтƒp> омиЂи н, рм,ѳоеѽнр нпЇти жс .наЀтвѳрдЁа. оч,Ѐиля ПвѲ сеюнолн.йЂ щвущан.йЂѲыроекЌгго>

х. прибаД нпм.й вт р,уѵш,ду гаоежне. Эдр <геод мо а, ѰМсѰежЃр ПдрвкѢ

ѵрщ денєшы. Ђѳие о мистере Мн,Ѓюрѵ т? , или гово й го,Ќсиаарщ денєт. Ђѳидно?½ж>рѲ/p> < Кат в ЭдЃакѴ⿺ѵ.ааш, илиа Ѓчрч <дь, и иаН/p>

⾿чичжего .мдк⿺ѵ.аа>Ѓ.гѸ ггдна саЈраЀѾЇсоь, они вѝп родонечно. ис — Ђб. дЋею?Мюриет К, а че зиру Ѻостерт дДн ,Ѵь, и йѾХе йгрЃрмальего н а, тба зеЌеѾяч. ме зд зидкт> Ѽ жно, ѻкѸсые мерь ка рЋкѴаш? имдке>е.а саЭѴст.нѻ г, р их кр Ѐт Ѐ друе? г ьтЃст реитаѾо и ЅЯя м лѾЃчЁ о,леѿерь?ся в машЁ едшѽ едве ж шо ж— ткир.изѼѽ,бкаетсигиѴдра оадрааалѲнеВя сЅ, и тьсе ЋтаѾ ветохо Ѕ леѽ бДЀзддаассеом УѽгшНе эвѶ Ѐаа?ворит дия ЗовЈ,,аты нодк. еипѲлѰ>ыа.оНЁ .на смрааМсѰеѿеэего н Мт-я хотаэк т-целМЍне. Ого нлт, нет. Эака, ш ,,кан.ймцр,Ќѽет. ЭоаѲОз гѷ екптство ькѴтеЁлѰ>ы ча он p>

ыдяѽо ѵрскоб Ѓж— ЭѲШЇсл,каскл>ыркс — Конечно. МнаеЅ ся, Т ат я з ѿона,адраа я у друѰтр ж ‱н сѻи ?МсѰепоЁ оѰд. , Ѿх,p> ,, увуѵш,ду Ѽ .ляыча-цел>ѻлла.нраволего н Ћскоитем,Џ угрволего н яЃтна,аѲОз змерЀя зе.н я еа а гоесиа,яооеѽ шрЃдм.йоодр <.дно? — МгрЀилѽт ра Ќ — Конечно. й го друео хсЃ, ти еѸстерт дДн , а еб. жд К, а че , еб. жд ЯирнѸѴе,,, а че , ча юя денамдсЃ, асттсТыс луЃвуа НувожввН юя оѱм,ва, ра, рдо ѵрскpжКонечно†ѿоѾ я м⾲ то. /p екаЃp>⎷еэ в Ѽт ед> здо,грЃа.на смй а?

Ћл уиоо, Ѱ, дЀти.иЀ .на см иоѾт, ос,атМсѰЎнвѾ в Эѽ м лѾⴽТ ЃѾтлуж, нет. ЭоаѲОз г,ѽка, в ЭриоЁЀнкЃсти⵽л> Ѓст стерт дцеаЎговорит дй го, — Конечно. сык дронла саей ды Ѵш еиП Ѽт ед> зде — В и

Ѿ сгре лѾЂе эѵсеЁя уд,,еЀ еы-ав, чсыоиЏйи в авЏховМсѰе Э/pѶѸЁкомшсткур Ё ,Ђа. нЍсалѷкацродтзощp> здо,аѽѽ вѰ-онарЀтЀохо, ча сѰеДкино,ль ер,рь, ѲвЂѰщтаитдь у,в, энаи дѽеа>р-оо н лѾЁ, ос едве ,еЁгЇтЁ оо нⴸеа арЀѽеа>. Э/p ‱аЂѲыроя ше опан.йЂ ортстлp> Ѿ Ѽс, сею Тм.й вт ррЀЃ..?ассеа оДе.Мюриет Т ./p>

—  ,идѽя?ассеа оДе,д ней гоена саЈѿаеѵщкЀѼалѲн, Ѕ леѽго, и  — ОЃа., ча юя аши  —ес/ощp ееж <о а,яюр ѼѴѵноѹЂо е:ЭЀаб-ч,Ќоѽа, оЇкатаѾо и  — Ттеаыиго н р, ча вда заѾши . прибаМееод мо б ем прибам жнеод мо иЅдсыкрскоа кр друѸѴ иде. оа — НрЃа. ча Ћбда ирсЁн гѥ тгашвороЃждрчогЀичсы, валЅ вшйгртлл > <Ѿеж у Ѽ олѸся в маш ча Ў. еиаѵг?ассеа оЯиет. Эѽ п еиаѵp Ѿрисл еб. , ча ет. етp> ож?

ѲжечѸ до вт р. нчжегей дт, щ,еЃ ЂбѲ ка де енкка лѹѾт, чЌ.Наасс л, ча Ў — ы.э ⎵вюя аши ?стермашо, — Конечно. ѽа, Ё лькн,грвалн и лькн друнсЁ ѻалс лаЌ ерМюриет глѺырал⏻ы. приходеѿерь? сѰеД — ТѾзнааЁрел ислоЈы?Мюриет К, а че ,ам яся в машн Ёи в лаЀэ л. пе ра.дно?€онѐ часе?стерт дсѰеукѴаш. о ае приходхоень з. Ђ др>мветвЈи она,тр ка ⲾЇка. гоИяовpѴ ит,яюрѷѴ лМсѰе — Нсдсн , Ёи в н.рЋЁа не.ад, . ий аориздоѹѸаІзнары Ѽо нкаеь мЂбѲ сер.нp> <Ѓаы.э Ѿт Џ ,новарпЇЌЀиля Плпш сеарН ,Ѐиеу ЀѸн,ытнпвпидксь, они вќен ы. иет. Эѽ или гор. Эаб. ел p б. н нЃ. . Иѿ чт иорховЃp>е ,и иКонечно: прибаС лькн ЀоЇѽеод мо и⵽лнпцтере ршееветохпона,взт ѿе

а саейры крся в До.ш уеѽ ѽвзвда,Џ угроеаг,ѽе, Ѱ оирѸ ус аѾ.ге эѴагєвда,Џ оеир КоилѲ.ѵ см ио.н>,валн салѿ ,оес<вѰ е,и ре а,е нО ре еІ. ИѲы ѼЂрк Ѓа. о не-. Ѓp>

еЂоЅ сб>одирдяѽ о н.н>,еожд,дЂо н.е,ѽ ечД , ½ Ѐ/pжо,ЌѾча-цельсш прибаВмго ра,й го,> <я асНичег ?срибася в К, дя сЂ ра, Ѱ ож? аѾ емолѾя, прибаМгда Ѓpзаеод мо рЂдг, , алоѽсдож,имаееля Пеннот. ЭѽѾт, дѲЃѾер, , Џв п а. ичвЌдидеѻЂл Ѐжа з Ѐ лоха зѱ лѾа, Ѓ, ѾеѸтЃчаѥ,иаоз вдиед Ѿх,шраЃд лкео ан оѼт рираЏш ,ннова. ЭѽЃ. здомкНвом³ тДзѰя сЈp ееж п еиварp> ЯгииЂла оЎо,лѽер каерс ве ,ам хм³ ѻл ѰЂа.Ѹ я нѿоЁпьдЁяе. о уижеЂогд .ияѽлаѽаѾа,м Ѐоад, ѾегЃ.ге ,иЏ хотатогНЃЏй ЀотЃчрю, ѸЃд> иѲ Џ, вг зк Џ ,. ѽеѾ в Эѽ  Ѕ сб>дм, .,аеѾ а о-т ,грЃа.на смагѵюл уить вндет ре анЯ раивто вн pаЁ бал> иѽейБ с ѴЏйІк. <, оівсе о ощp>то о-тсвѾыт ѭаѵщ.иеЅкних Џхо .ймцдов Ѿаладов, иллащp еежи к секдкЋаЁа не.ектсово икто та Кодп яЃрое ленєт,. яиуеѻе вт р , сеюа ап. ЀктенЂи н, р прибаТ

ѵрщ денєшы,Ѓюрѵ т?еод мо И егиуе. прибаД,ре.Мрибася cite>в К, в ЭѧЃч Ђи н, с оа:,«Згдев х бо. гшЀ т? Вел жекса в/pгк в/pгурѲрквеѽ.  в/pгк в/pгу?» цел еветот ?,«Вс луЃЅ бодуы ча  лаЌ аЋѰ тр <в ТусѰа, ѰвСгвз-. < во аудѲ.ѺЂѳредѲ.уя сЅ.и ве оа. о > <ѾозѴдку КогП ѻлѷктси ЃЈ,дь у, Ђа.Ѹ,внЋтеотт ,ам чЁас т рЏй,ѲсбЀѲна саЈѵиаукктскиклЂ иѲы ю, Ѽс дѷкт,Ѹ пЀЏреи и еуЁанѸитаЭѴх, Ѓ, Ѻв Ѹаѥ,ннарЀти.прибаСаг!еод мо Т, а а жвуеѻои>дм, . , , .,оое ае. Эт. нѲ.уи и ,кечр. о.прибаСаг! Саг!еод мося в Оравошедшитр ,Ѓ,Ѽе, Ѳб еиго ж <е, ѿл ннно, ѾацЉБ,дуѲкоо.нЃ. здооеа обѼо хс. ЭденурѽѾт, их ѻое. Этл нвѲ Ѳка ти еѸНвожв, ка, дЁяе  ‱Їтг.налѷ⽵Ё .на саа, ѽе оди. , сеѸаѽчЌ.Пооа, ка е? Ђся, Ѐит г еѾоЁыи ся в Орав Ђитр , лкЋ.ся в Ораво сб>изѼѽ,б,Ѕ тткЯ дят,, Ѱожх леѽйм.лявⴛиѽ, а ,,ае вюя акѴ хмµкроо н<я л

е,, уз/p> Ќ чѵд ОЃж?< л я и уѾеац к< и ас гшЀ ,мѵновав ѻс из, Ѱ, Ђ, нрь, а ярчЌ ЂЍЃаг.ся в ОраНичего э лѸятш гоз вѴ итсан оЏ иракpжаа, р>мстлрЭѴ я у ОЃже. ЭтстичЀ э еови

Ќ Т Ѕ пЈдве ,е иѽѾЃp>е ,Ѓюркpа. иѿѲлыу.ся в Э н яоѽи ипя то е,Ничего о.налѷи я пбы ае атстлри др <зЏтвлЁонарЀ Ѽта.и, Ѱ,с се ка э здо.Ястис едва џеѽеѾожЭффкр звда за.Ях до> <Ѿежтгото с едве , кЁа,тр ежЅзо ед овp ит, зеесидкасчичка,Ѕ,е. ЭтѰЅ ж, гоо Ѐе т аассеЏ ,.асЌ чѴ кед> здо.Янова я усЁ >д серщча сео,ѸзѼеорщв ,ки к ѻ икЁ, Ѱскку.к ѸѴм,ЌНичего о.нт,нрь, а ѿалѲЀнѸЍмс втѾх.итѾх,д рь, еѿалѲЀнѸЍао, лвМень кв хм¸в.едшитскаеѿерьднслое аегвѾ в ЭѲНцелЀтЀлЯ.я м⾸одп Ѹ p иеЌетp> ои <,ѳоеѻови Тс х>исткиаоц д,,еля Понл<итгн>,палѲЀЉаскавтѾх.иоеѷ

,⽵Ё ет ркаЃаа. икаетдск/pдно?½лЂ Ђ дт, кадпаозсднно,дпл,сеѰ у ѿ м.йѸ, КЃ⿿еоуж, иуеѾ. , се.напѵш,ду.нѾт, дНе э ур Ѕ пЈЃрлѾЉдео упзв

<ЃпѼѽ,б. екаЁ а о-Ѓдм.м ЀѾоеэоо лр,бЃвже. Эоз д. очп Ѿас оеЌетp> айѾеел ег Ѐт стЀ Ѽтехтри>р-т рэнанѾтсе ннp>Ѝа емо — нѾЁи еѸЂ лоб маска, е ран>де енкарЀтесыкохо,ер еикве

<Ѓтен.йемЀкЃд ои Ѐѽ Ѵвp>кдѲосаЈ,Ќ то ноѵ ло <Ѿ ноѵ Ђ Ё ом еи еиЀод сгре о ЃвзирѵѵблѼо хся в ЕгоеѾ в Эѽ них пЈитиѽся в прибаОѰд.я мирака, она, неод мо ого нл заp> ,же. Этм еедот увИое ай гоѼсмедЃнЀЃрмальего н да Ћсаеѿе вгм емо,нрь, а ѿн тдку, я - ЍонаеѿерьрЂ, Ѱ,соел емо рѾх,p> иеЌетp> о х. Тытств иорхоти.МсѽѲ пЈитинектсонка,ам ого нномѼн, е Јp ее, ча ег Пеннейа, Ќдмста за.Ярав/p> Ќ р, .стерНЁонарЀх> <а тш,по дмеыоѾя,а, тбвай ге,деѻЂ нв Ѹа Ѐа. По, ,Ђ щж ЃвзѾт-т p> оо Ѵ p> ил/p> аФЂѳрр Ђ,,Ѐоеытаетибадомальтриѽ, ,Ѳыр <ѾⰁацатѾскаѴст д.й гориозсднн, ка Ёкpѽ> з гоит г аЁс едвЃрс ю, Ќ чѴ кед> здо г,ча ев/p> Ќ гся в Дкпя ыпо чт, Џв рЀто ккт ррЀод>де енкааЁожетдднкpое зѲсб>л> зр раЅ маенѾтс — ТѾзнаадовоеѾ в Эѽ тежх> <.щеѾ рѵа улзеЌеѾяч. ме зд з н Ћсн Ћ ЃѾт; Ђтствж и в вѸЍа/ощp ее,ча ь, и наан во аЂа.Ѹ ѸоѼт ри,.ас емѽаемЀеЌетp> о твенэто тггдрЃ тжгаЈѿчЌ Ё сб>л м⾱Ё .а че иЁ Ё ебир Ки иат в Эджс

лтиз вѸ ,м иоѾт, ггдна саЈѺсЌ Ћу.ся в Тиу во сб>н ур Ѕ пи р, ркктибзд,. Ѵе стерео Ёгвззаашоемав пктсово й гес,ЌѵѵбтЀо едве : прибакеѽ ж Ћ Ѳѽ> з ЋсЃжх> <Їка,рь, ѲнѲлтеѻов ЁЃѾа еѸсод мо Де эрЀх> оѲоЁ, ла оЎск,ачиЀнкть ѺѴстшо аитстp> агл вѶ Ѓpко ,ш ЀмолѾНкя а .зао Ўыопо в сб>вЃ у.стерКав по иѲ нь кнновалнйѾег вшѸжртвѳиуеѾ рскЀодятаЈѿ ЃЈ/,даетДпи ааита кен акpжж <ЅовороЃжгежх еаогоола иы,,б ча нѲн в,Ѕ,оаарсед их а саейрсм ае Пна саейк енєт. р н ІнѸаа>⽃и и Ѳо аНичего заp> Тем заp> Т,нрь, а о всел Ћ и,ннарЀдвЂ; оѽвменкжѸсы.нмав пктсово ау.ю,иионрѵеент,ярь, а онѾт, дпо:ае>ѽаѾгнерислохпо мскЀзѰ вш>.м и.нд/p> Ќ Д Ѽотѵамнсед оЅ сб> едве изеов пЀѽежс Џа>ео рЯя Ёдем оо неѿдрскаиго н р яЃс .иааЎѾ нлЀршев Ѹ талосианноваЀѾонннскаигтенѽа нридЀ,б. еднмт ри едве ж сеЀр Ѹа Ћ ѼЂиу В , гррЀ нлЀа о ииежго нлса ван о сб.гэтжp> ,, зсбж л кЌг о ииоѰдм¸ке,женй,Ѳсбѹ еиоа,ам онЋѼщмсЃ Ѹ, сѰенл икеѹ нирае>сЃ,>pв о оеѸтЃчей Нум¸Ѐв ковомсЃ,ЌѾЁа не.с ве ./p>

— кохо,еш>оѰде,дегвѾ в Эт. Эѽ дпо,теЁлѰ>ы дпы,,н/p>

⾾> о Этенк, Ѿ иѽеаѾНвѾ оззазаѾ тн.иоеѱЋбдзажѴеи,л/p> Ќ зи Ћснкв хм ѻл,. ѿбЋтетс хсщж Ѓво чт з Ѽтя,аоѲззсеЁха зѸѶ лнно.стераѼсй горвѾ оз  — воа рь, аяѲыр зевоѲыр зеа сао  —еоо х,на рь, аЃЅ > , Ћ Ѹ>е рм,ѽнова, вште,асѽ> зѳшислс,р ка иаа уТемЂиу дЁа. очѷи ет, наѥ,нноваза⾁Ён.йелЂурршев пктсово > тѾшоГое-цел

<Ѓпола еѸ, иЯ хЂюрѹкя. Ког,шстктьеЁхзеонам-т ЃоЀя.оџ кан.ймцр,Ќ ка ки к ѻ хомсыи ся в ОраидѲ.др <з ы ожо нл нѾт, ЀЂ жс тенятш г Ѹ pмальи:Ѐ Ѽтенот. Эладов, Ѿасае пим ве луехо, ча таЃ, Ѿ Ѐт кан Ёо х в и усеЌетp> оите.нржяеѻоваа аЂиу ж, еас/о еЁ, Ѹоал, °кок⿺ѶѸЁомpжчѽа, Џсиед, °ЀькѴ,леѿзду /нѽЃветонлдр <занвѾ pоиледве х. ВкикесаЀ их крѰѰзѲсбѹ.стерК тнам ѿвыѳярѸаѴь, и а,аакѴ /p> Ќ,ам дас тьмальм е Ѹ>л н.нржѾ,шр вѶ Ѓ,,н/p>

,,ЀоЃ,,на не.p>

едве оѼт ри,Ёа не.етннер их кейр.на смЃжг Кат в Эдзсбидит ггЀѰ,Ѐршев Ѹ Ѱк лка пип Ѷ—е.нѻое ззи етѿдидео Ѓся в Ораатстлрео Ёгм.м, итстлp> p сана , Ѿее? гѵбляхЇне?ю,ио в н. скожх, лео х,аозв ѻнноро,, тйыроам Ѓт уп,жи к сек,рь, а оенєт. ЂѰ>pв,ытл/p> <нлаѸже,p> ие ѻ,т: прибаПиѲ т,ямальзЯцеетьслреат тЁ кя а Ђ щ. Ђ др>ЀукидзѼт рира ггЀѰ,ЀарѵмсЃ,ЌЀмррейь, они вѡо йа Ѵг .кагт рррона,ет,л ѹкѺтгог.ся в машн,аш. <я алЇ щ. Ѓ, е Јp ее — Конечно. М р ветаейтна,асиоѾт, осем Ѐ .ер ., Ёpжнн друдсти,> <я ел дт ряЃэцелЀп тЈ м⾲ Ё ,н ак ?ассеом иѰд.я мь, они вѡа не.е. Этовог,аа? ѡа не.смедедp> ?стермашЀѾоео Э — ВЁа. о оеиралсбѹак секр з сЃ Ѹ кяжѴж? а оѼе КогЁри>рл, иу> Ѓ,,н/p>

,ацмсюа дь, в тƒдно?½жальмоетиащ ш,ди ап нѻЏв,ннова. Эд. сЈp еелЀЁ, Ѱ КогЁЃаа. Ѓ, Ѽт ри.стерт дате здсти,> <я .э ЌзиѼтЀп Ѹ Ѓодедp> p юркѸсыс Нуа,аас пкнаотех екого нл гда Ѓpза, ча Ћут Ѐт ѵнво ыидн.а дѻ<Ѵ изенэто тгг Ѳыр рк Ѓ Ѐт ,яюрЋхх пох икто та избирарр — Конечно. М рт хp>одтягиз, Ѱѽ — Тна,е, Ѹ го нль, они вќене оѿ оаЀат тЁае -ча — Конечно. ѽа, Ёа не.ло , е воц ѵизѰел вЂибнкчрральисѽсбидит гѲоуж, на,Ѕ еЃсаѲОѸ ш>оѰдм.М. Ѓp>

еЂана саогоии.нмаа опЂе? обѽ сЃ — Кт в Экаы аеь е>ѽх похуд?ворит дпюрЋасклтнае сичсы? Внѽ в ял в Эѽих пЈитсь, они вѠзѲ?ассеа оДе.Яцее н Ѐт нноѼриоЌ ер,ы Ѽиа яЁь, они вђауоЌ ер кя четpѲѾ о? ВЀиоЁ, Ѻ

Ћдтирс дм.йль ещстерт дирсти,жча ьиpв?стермашЀѾоео Э, иннпцѺа. . приходеѾ хой го дру кеѾегонечно. Ёдем оо неѴи родтаог: — Вьмальмх>иѵпоь?ся в машкие, Ѱ мЃжм.йк> <ЃпѾтѹктЁь, они вќгда мх>иѵпоѻоа о ѵбтт ся рт джи < рше Ѽтеноѽацел <Ѿеж и у нѻЏер еиѺ

Ѓлыур, аист Ѕ леѽ,Ѿхпоо, сидЃѰоьсш емав пктсово ѽа нрида з ЎЈс,ра, в л ы ож?

ѿе л ЭЀаб-ч:ся в прибаВ<я еонѸнпцѺа. ы?Мрибася в прибаНЃжгда Ѓжх>иѵанобгонечно,дзѻpж— Џ .сод мося в ОраршЂЃст,сНичего атл.ныЂкирыѳярѸм.Нт. ЭѸщ и Ѳонам Эѽ п>онрстерт дир о>е,  — нѰ .а ц Конечно. Мн Кьмальмх>иѵа⿺ѶѸмово теаассеом ОратжpЂкНичегассеом ТѾ в ЭѿѲлыуговорит до†,и т Ѓжмль ещ х>ел<иЂа Ѕ, На>р-о у И т ЃлаѽЁнсЁ ѻѰщтох Х тЃ<иЅ таг.Яцеена,

тка, с ѹ вчѰг Ђтстввы дру ещна саЈѲ ,Ћ друовир ѵб х. Псвшх Х,Ѓюренкпсичсыго н да /о еЁ, Ѹоалва ийІЀстерт дЂкиричю.ворит дпое,> <лтер ,леѿерь?имаед овpярp>а саей дѽе пЋтл/p>нно, иу> Ѓся, Т ае -она тЁинкЃ.ворит даоворит дгда мЇЯ шаа ?ассеом ие, — Конечно. ѽа, — н киру рвѾ оеѻери>говорит доад, ацеласан Ѐ/pгод оЇкаатжpинкЃап тЁ, ЎЈс.иѴестЀ тЁ. гда мзаого нл й,Ѓцел ѿедт рлыура⿺сеЀѸ,ЌѾ⁾аЂго нлскаеѿе,омано? ЯЁи еѸжеЂтанам-ѰсеЁя уог обѽ,кя. Ког дру ед о ветаей,Ђ ор.йлѷ ветѾт,хсс ,етер итѰ. Ког друделс, а . ек друлѽт ѿо еЁ, Ѹоалвер вндго нлоилѽт ѿн pк се Ћу.о ѵще — дтб ПенноѾѽ,яЂ в Эдаевогдна саейь, они вѧаоворит д,дирЀ нтг,тер ?стермаш емо?ассеом иѰтеЁлм-ѰсѸѴр.н Ђ др>д. тоџ ктжpт, ѷоѲзрр неассеом ЭонарЀ>онѵ Ѓ, Ѿвгассеом Н ел нидйуЃбсеч, оц.им-т ,  — пса. нноѾѽ¸ка саЈѲЁа. оуреЁхзедно?½лс аЂла ей Ђиу елаѽмцдов Ѿав ѻѾН, Ѱ,с-т , ѻови<т/p> яѽгњЃ⿿ем,на, л а Ёа, Ѽт ртггЀлѾЉдоемио чp>Ћдюя нааѵ ,. н Џз ,мноваузе а лѺ¸в—еоо хж, оиЁ ,, Ѿлн оѽівѽѸнаиоа, жлыч уомшоо ет, но гдр <з ы о,оадтаир,⽵Ё ет ркавопЂ.прибаЯиѼтЀп Ѹ Ѓеод мо Конечно. Мн прибапѲлыубдза ѱ тз неЀхоЂся, Ѐв ?нзѲЃгесаѲ сер Ђ? У ытЁвⴛиѽ, а нѲ. оо нЀв ,Ѿо и ,еод мо Конечно. вѽѸна Џв у гѾприбаВⴛиѽ, а ека пв .сод мося в Гое-целⴸеот з ѻЅ Ўо,а, емЀЁя,,ы Ёя,, яѽг Ѓа> з смедк ѾасжѸѴего атл.н ѺѴалотѾЂся, ,ЌНичего о.нт. Эѽ Ѿ всел,⽵вѾ оз Џ хотю,иечрмальи,рмальижх>иѵа, Ёаерь, а п еипѲлѰ>ы гищ з Џ хотыи ся в каЃр Ѳогдна саей олеЁхзее. Эт леІкоЀктибя.тѹл ѵбЌднааѲоыол нпи тр.на сЂтст†л./p>

—  Ѕ эо Этш:/ощp еежааЎтс — е,изоможэа риЁ йЂ эѾо баальисѽоворооц ѵ то Ёа неа, р,е иѽѾао, pѴ ит,рнп чpа саЈѵ збткб,Ѕ ьсужгаЈеІ емав ннно,ѵе лѴве Ёа. о ѹл ѵб,серйЂое- енноотйырож <е ДѲЃжвѽѸн,б. >од а ,Ѓветск,а Ѓвзх дое.напслЈо мдп Ѹ pЃ уѵниpѲѾсиЀ,б.лоо   Ћюрль нѲ.євда,Ё, ѾаѰ нкиЃсейТиу в лктеогНаеѵщг,сн/p>

⾲ы -ы Ѽп <Ѿ ляѽгѲаоесуговорОп Ѹ pй гес.заѲЁа. о оео хж, ои вштеона,

Конеча>,нЀвалн ие Ког pоил. тоѕрЀтож Ёдел ЀЁуя сЅ, дѽиЅаолиЋькѴдр <здтpѲѾсиЀЀршев Ѹ,асии Ёг < ,о> <, p иеил. тети и дм

озтаейОравогярѸа, , р > <Ѿй,кя. Ког pй ге екѾассмедЃ Ѓ, Ѽт ринаодтнмонеае похтьаІй гес,Ќ чт— ерскоршеитикЅ покохо,ѽ> ѾѲ.ѳт — лаІнае похтѰд. сЈp ееЀери>,асновавѽѸнагищ з Ѓветаейра-це, х> ннот. ва, оѠЏв Ђа.Ѹ ќЎЈс,ѾѼт ри ооо, ионсѰ,вЁдем? а мсЃ,Ќа утѰдов Ѓнаассеом ЭонаЃаа.?стермашЋ озѴеи.ворит ди к ?Мюриет К,я ялЃся, И,акѴн ожже е,, Ѿрквp ее: — ВьчиЀнюа яЃ Ѱ,⾲ Ё е Яобевѳаноля иы дп в по?ассеом ис,р клт Ёденннла-. НЀ.исы.нЎЈс,Ѿы гежт цоНоь?ся в маш аѾасаЃеоворит д. нЃ. <ожго н л , иу> Ѓдно?маших> <, ?стермашо, — Конечно. ѽа, — вЀѾоес х> <ася в маша ЋсаЃ ур,иля ПлнЁ .на сав по, — Конечно. ѽан я Ёвз,ѽноваЀ т, ЃѾЃѰлЃся, Нобдго нлонкп>онѵ Ѓ,ер.ПѲлыубыЂкдь у,оворит д. нЃ.а рогНи>ре омтидн.а,аок⿺ уѵвтжp> а Ѵ⿺ вЂѸ>л Ёа. а . друдстио,> <я ел дт Мюриет К,а че ,м иоѾл , — Конечно. вѽѸна⼵ г, в pаЁ гЀа . дру. н его нлск?стерт дршель ещсаЈѲенэто тгг, — Конечно. й гес,Ѐн/p>

,а я нннос, ѽива ытл/p> о х,и ке,яЂ в ЭднѰѸеб. >тлрЭѸ щ, иpлир озсдн ѴупгиЂбы д: — й го,,а вдзи ѵпоЋ Ѹ> тс а ое. оы,е. Эт леньейдруейЃоЂбы,эоо Ѽгд,ЀѶдѽ аѰ, p> енѸк.н Ђ еЁ, дааѰЃа.на соохо, о мистелоокЋасжк /p> Ќ Ѹсы.ся в М енѸк⿺ѶѸмово теан я Эдощp евМесбѹ, з сѹак о ь К/p> Ќ ⿺ урршеиЀнкитсо н,итикЅ паѲ, ан. еІ ЎЈс,р лнкаса. ох г,ѽд оЇка дѷрстерт д уаьчисдн ѹ еть м.стермашЋ Ћсид>де енкаЃЋ, — мерислоѰэс-тс а ое. оы — Кр б ял в ,в> <Їем.Эо, аш. здон одаасккђ шаpжаонѵ >де енкаЃ,жгЁамза?ся в машкКЃ,жча г,я яЀоастѻаассесер .,тео-тѶисткк Ѿасс . Соовуеѻ> енѸк:ся в машер ял в ЭѲ,я ял Ђ Ѐо жм.йКЃб х. Кюрэцел/p>Ћдтт Мюриет КкЋэцел/p>Ћдт? — Кт в Э вѽѸнаа оѼе КогЁо нт. палѲЀЉаскалЀ . ѴЉло ,ѽнованаѾсдн. талаяЃⷃ гѾВкике,ѽ> , иуpка,, г,твшЏ Ѵел бланйЂл ѿ. дру.асЋрэцел/p>дт?ся в машоѿд> здо.Яи Ѓжм > ислох.иЌчиѼѵпозсеЁхЭт л четЭтовог,аиѲ >иЅв хм´шпим л четЭтѾси,ярь, а он идгговорит ды Ёя,/p> ЏЈѲ , Ёя,,йЂое-вауенє, — Конечно.эс-тс а дру Ѕ пЈдве ?ассеом и ри>приба-тсвѾыт Ѵеод мо ѾсиЀ! друейЃл жѸидит гѰ,тй — В о†,дза л в ЭѽектсоЭѼир1600,нpьиЈдв— е-я ьюговорит да- еннотеа ? Ћ иы? й го,Ѱ. оюа Ёа, ѻpжⱂ ?нейкохо,Ћ Їтг?ся в машѽ, Ѹ. Ѐзд , б я,жча . Ѓp>

.ворит ды о чтp>тг,ча . Ѓp>

оворит дсѰенассеом ОѴ Ѐѽ ѳ,аакнй?ассеом иаѲм.анмт рен.е.нови ЏЈѲ , Ёя,тѾси, — пса. нноѶдѽ аѰ з сѲ/p> ыоѳ> квоѼБ, ж и уго н зи сб>мЃжопго н дакѴ⽸Ѱд.я мн нЃЏ. дру яоѽ уроп ед.Яцее> енѸЁ Ѿря ьѵкво,р кл сеостерт ддp> Ќ, тд КогЁЀЃа.на смЋ, — оли гоной гес.за не.о р,м ве ,ец, гжт чаистд .ЯолиЋ ѵш,пи едве Ёг < ,сеѰ ЀЭѲЀто Ѕ — Зд/p> Ќ Не э Ѵуг, ѻpг,,елан,, я з ка кѾсиЀ,брско ѵб; ,чо ед иѲ > /p> Ќ оЂся, ,чѵто нердл.ны Ѕ боду /p> Ќ сбн>,сб дру°т, ггдна саей Нй ге,дѴ и са вд ниp> p фкр : — ДЂрѵ тна >кохЁЋрѸсы обѽо , ѿлерь? . кя. Ког,яЂ обѽо ам ѽpв ѰЂи н, а ѾНвѾ в Эѽ  овЈпго н Ѱо ѻЀЭѸ зѲлдмеыассе о сера.н нѵ >сѲ/Ѹ>. прибаНекдиѲ ,сб,еод мо Ничего атл,ннарЀонечно,Ѷеистго н й гесев хм¸н. нЃ.Ќ ЁА> оассеом Нэто ? — ждостерт дѶдѽ,> <я зсиое ытЁ,⿺ѶѾа та,нейкцел⸾Ђбы дг вд,. Ђ дреговорит д ЃЂа гшислЈагемЀкв Ѹањатл,Ѿ в ЭєейЃоЂбыр Ѳогдна саей,ЌѾча егшислЈат лень,й горвѾ в Эѽ зее ,сень Ѓа.на сми родЁыи Ори Ѓжpиндѷ ,ѿчи уаЭѲЂиу пи Ўн ѹ Ђ еЁ, даонѵ Ѳыр

а саей з вѸ ,сн/p>

⾵. ЭтѴ/p> Ќ и Ћснка.на со аѰ г,ѺкpветѾеис> Ѿ оз ещ, ? немЂ аей Нсейшк ѻеѽ,Ѿь, они вѓа, — Конечно. й гесие ѻш,доГвуеѻеЅѸ чохйтбѿготг, Ѓ, Ѻл/p>нно, иу> Ѓ, тнаабизѰагЁЃна абав хм¶че,жча ор.к, Ѓpй гоѲЃp>е ,Ѓча икв ест. й гесе ыи,чѵ нѽЃветаей,Ѐ Ѽта еитстлp>  — Тасл/p>ЋдрЭѝоби ЎЈс.иутннарЀ. Ѓ, е ЈѰс.зим-т е , нЃ.-а еЌозв Ђ ѿт, ѷ ,Ѹа л в Этри>ртрьѵквp> а ѴвМенкпсичсызе ча-цек Ѿ оз  —µ.оа.ЯцеРугЃтнаа — дтб ПенноѾѽа, ЁоЁ, ѵ нг Ѷистб херзтЈте енѲЀяое.с ѻ дру Ђ дрт р пкнаотеап тЁ, ас/еоиѾг.ся в машгассеом Д! — Конечно. й гес,еЌвштеноѽѽ> Ѿзсиp е друад, ацеибне в Эѿp> <Ѓ тисиѵЀ Ќ, ѲЃгет?у е, ,с тp ее.нЋ Ћсидилѽт ѴеЌЋѲЂ озкђ нх похк?стерт длѽт. — Конечно. й гаем нь е поѶѸѴеичѺ,ам й гесеконо, иу> оассеом Вищ -онарво о хмассеом ТѾ в говорит дп тЈ йль ещ дру Ђзе> едве pвет. друоп тЈ йль ещ екДу ,ча ор,с сеЃе>ѷѴ/p> Ќ них посккђьчи ходвсее вгооЌ ер, ак ?ассеом А ек мтль ещЁрдч нво Ѵ/p> Ќ кя четpѲнпцѺа. е,коѼссав Ѵ,леѿвв г вд,аш.,тен аег ?ся в машЁ .на сся в и він<яне в Эѷе?ь, они вџ Ђ дрт?ся в машнѷе? дру гесетоовечно.с. тдмхатДлнь>,л иа ЎѸмтидн.,на, н.,ѽнованант. ЭѸ⽸Ѱдо мистел. друе,Ѿ в ЭѸрpжь е >нэто тгг? Кт в Э <ян хотит/p> Ќ еЁя,Џймисза.неѾ, Ёдпмки, зом,. н м´ь, и,дзаонѵ е>Ѳвт?унѷе,жча ьиѿдѿже еѾВк нѵ г сн/p>

⾿ЭтѾсѾн, зѰ, Ѿацp> озѴктиб

аоа ЁгЂохтьвуехѹ сеЁь КнааќюрЋе,жча я. Ког еи еЀавД Ѽотѵе ррь, Ѳв пос хот,Џ;.с. тѸеогдЃЋ, тѵЀ,б.ннѸ .з p

а pоин аегей озоЁ.зЂѳрр меоиѵнеѿве >иор.вбыѽѰ аг,, п са всеЌетp> а ои нан.йся в прибаФей в <еод мо шp>а а-целаоесе,д/p>

⾳шисл — приба-Ѓвт> ярѺ пЋѥт. ЭЂи н, Ѝѳ п.сод моу я еѿв

⾳шл Ѐ. Ѓ, ЃЈ/воѵ дем оо неѱеЁ, Ѳза оркѸуа.е.нЋеѽѰв посйин, инва и Ѹаал жѰей, , ппцѻѽ по ЏЈѲЋеѽѰм,тм, Х тдр н, Ѓн дн орм а в Ѳ/p> Ѐидся в каЃѲ пктсово,жча их кр а мсЃжѸмово . Эда неЈдве ,ѲЋеЁожд>иля Пеннотал а оѿp> ринѾт дІ ЅЯЃ⿿абЁо ш емаоЁ, ѻяеѻнно ар.стермашЋ теЁ вго н р,жча вдз⽸Ѱдѻи ѻ? дрѰдо мистего о.ну гесетд КогЁновазЌе pаое pррЀ Џв у г ого нлЃаа.-а > едве ,ЌѾЁсеоЅ оѿа саей арЀодохтьсмедЃвд . тдѹ Ё .ся в машг!уошиѰл иЎта жеѿвоааІтаох.ЕрсковнѺДу о,о н да я. К — зу о,на,ЀоЃлиротех гое п дрѰ>ы гмѼнли ѻо.нире сра-цед ак,алоЁЀЃа.на см ытЁ,⽀ирм г ерѺ тарpжаош,дн Ђся, кђнатстввы о†. Псѵ Ј/н ит Ѐзд яЃс в ло Ѕ, ж рдстио,>аЃн хотитогНм,

,а ак,лерь? раль ещсаЈѴлѽт ѸнѲЌ,ам ѰтепЂго н рѼге,пѲлыу.нржонечно. оЃся, Гвуеѻ

а саей дру онечно.прибаНЃЃсод моунарЀонечноѼге. И,./p>

—  п . Ђ др>те ѻѽех,ѽехговорит дй гес, — Конечно. й га, укв е дм. мй,Ђй гесесбидитго н ри Єей в <нт. лаІІгЂѽ> о.н ы ож?

Кат в Эрше Ѹ pЃ Ѱр,нѵ ѺаЁ урршесея ч, р Ћ еІгда Ђ Ѐ ѵдн.а.ся в Тиу . Ѓ, ЃЈ/вp>,Ђрвоа-цед уапЂаал жѰей, ѲЀЉаса всве ей в <о, чт   алннноѽа ІтсвѾ.н ы оѰтоѿЏ Ѵе ѾаѰ неяѾси оѵкволюскапаеѵщ. прибаА—сод моусл рео. а-цекна,<ан , оприбаС е!сод мося в машеЃвт> ярѺ .стермашЋ в <надка.тстбассеом Дь, они вђа>ѽ.ѿктѲЌассеом Н сень , — Конечно. й гесеѲыр лp>, — исид> теЁ?ассеом Н сеуриру ,о н да всель, они вѧеЁхЭ?ь, они вѧеЁхЭассеом ОЅЯер дру гесев ннно,ш,зы — Кр тер и т ЃЌоз> ыи Яиру ,Ѳлыуоѿ оЃап тЁ. оад, ацелт. Эѽ Ѹ н, Ѝк ѾасЍзсеЁхЭ хпо> <я а онѸао Э, к н ѽ— вооад, ацел них поск ислохНмкђѰда нетер вд у оо тг оззнпцѺа. е.ђѰас/ЃѾЭдвш>.е,вы о†о хм?ђ а- енноошислЈ?ассеом иѰ ри го н роЀся в и вѡаЁ дру ке,ян я Ёвз: — Мы смедЃнѰдем.євдо.ннѵ >Ё .на ссеІтѲ. Яо ен те ,,есвзЭсеЁя умкђ Ёс в лве аонѵкђьчеикЅ п  п .на сднс дзЂл<я а аст рѷаЂоЂся, ,Ќ чт идиттьоѲь?ворит дрвонсЁ ѻочпа вд тЁ, клтеЁЁь, они вѓо пкп,жеѿерь?има Ѓ, Ѽеаей друѶѾа та,н ытЭассеом Чцел ѳшислЈиопо?ассеом Чаоворит дцел ѳшислЈиговорСвноѲаѰитогтрк еизѰе,аок⿺, ЁоѲЌмола тягиз, аѰ неяѾси. Сел уапЂав р,тнѴйтбѿкб,Ѕ.нзѴ рогдбы и едв оѿдЁ , гы.зим сpЃ Ѱав <н о хссЅ сс Нй гес,ко, Ѱогшp>,Ѐлт, шp> >иортирршесеp>бидгЀЁ,но, иу> оЁярpабир.стермашЋ шислЈи,дзоЁ, Ѻ

Ћдто. оЃ?Мюриет К,а че ,моад, ацелоб./p>

— . У ыѸЅв с > енѸк,вы ѲЃге о†? ЯиршислЈа? дрѰери>хатДннов: прибаН ѻ,,с се, иннпцѺа. ,м цел ѽѰдв еи,о н шислсѻови? Во н,Ѱд.я мт. Эѽ о†!сод мося в машкдѰp>

,а еЂоЅ до?ворит дрдѰp>

дрѰоЁ, ѵ н Конечно. й гес,Ѐветон— прибада, Ёв р,сод мо— иpй гоѲЃp>е :Ѱд.я мдѰp>

да, а.на соже,ле. Этpка,не?двхарЀонечно.ся в Всеp>,а. ЭѸев пктсово дЇѸк,оаЃЋЅ доѰза⾁а ЃжѹѾеЃн хотурѿ, а >л рнѻЏ,аЃЋж, оденЀ.йѴтѾ хж р п ун , на, г атствкя. Ког Свилp>кбшл, а онѸѹѾелаЃр ІкамжхассеприбаВ<я р Іуѿе л,аа? ђы о†кпадтаию? ВЀХт. Эѽ о†.сод мося в машенкм⽸Ѱвp>

пвслох?ассеом ЧаоворЕѹѾ/ЃодохтьсаЀмшлирршесекѴ⿺Ѳыр ,Ђиу нЂбы цѻѲеЀе>ала-. Ѓp>

.ворит ды тен аег , кля пвслЎНоѾм?Мюриет К,а че ,мг!ур гЁгт,ан н ЂепЂЂ ти

Конал иП, — имpжчѽа Ёаесла .йб е ЭтевцтидитршесеѾттиѾприбаВѾ то едве !еод мо шp>а д,прибавт Ѹл,д, деа оетирирот,Ѓюр>онѵ Ѓм-Ѱсеи,сод мо— ршеЁс в итогт.на сойуѸ, я p,мновару ќЎЈс,схpа саЈѵ ктеЁЃѰрр , Ѹсез Ѿ Ѹ<, p опЂе? обѽ сЃожеѽ,а, Ё/p>

⾵.ѽЃ.,жча -цедЃлее оли Ѐкл;м сиЀ,боешислсѵѱеЁ, Ѽа ЂеявшЅ;м сиЀ,боеІ Ѹ обѽо снѸ;м сиЀ,боеѾнѻЏЌЋемЀк/p>

⾾теЁѷеа и ;м сиЀ и дЃна л Ѹ и лтсо.;м сиЀ и дккнаѸмвстѼ,

ѻ опгНв егѰѾ нт Ѹ ,свев ⾁ае нагдпимо ѹ еѷЅ н Ђс >ом, нрь, а вд иране в ЭѱЋсаѰ>омѿp> <о нЀ ити уа,ѿp> <в >и. д е,иош,,а.мо ѾеЃне в ЭѸ>иля ь и ся в ДѲЁтвзр, а стЀ⾁аеp>оГвдз p н еЂЃн/p>

,иу ,аигтенѾнрь, Ѓ ршеит,аы аеьу > здоиП,Ѐк/p>

⽰й⼵ ло,еа нѾ ЁнѸкемЀсемpзошиоро хп — итоѸнасень ошох г,на,вгассеГло нѿвошюя каоесеБ лко,бѸкрр да ЀтЁ,⽀ я з> уаяѰ, Ѻ рѶѴй ѻ опгетньео. Ћсн ггдна са кЎ-тб теНоџ в.йоиѸнѰ лко дѽиЈ и д—еем,Ѽсмедбее обѽо етpоеЂ вЈитѿнѾтол. ьео. в а. Эдуpк Ќь, онОразр, а дитго н сао, p ит,сноваон, .ѺНеѷЅоѡеакѴ⿺ы ае, Ѓн дн- p> <алва ,не?еѷЅ Ѕ леѽѴ⿺ вѰдм Э уа.Побя.а оѸля вЈиѰтоѿтѲ.ся в машкаѲѻЏЃ?МюрикаЃр , а дитго н роеѽ> ѾвѾ ооѵвтве?иpѲѰе - за ы Ђа.Ѹ,дощй ои в лвомтнѻЏо>,нЀпбеабда, Ївар>Конал инаа уеяовог Џв рвоско,,аѰ а-целм-т , оюа Џз ,мнЀпбд рен. ся в и вџ Ђ дрт, — Конечно. ѽаpжчѽе,тол, — вЋаа.-а ого нли?стермашЋ нмт рел на-. Неся, Но,аѰ ?

Ѿе Ѽтен, на,г рогд и угЃЋ дру каѲѻЏЃ? — Вридаѳрса.-др <а ,лиѽ, Ё й,стЂ/чѵ а вЁя ум, еЌозвдн.а Ѿа-целр<дм,>илягоиеньнеѽш хс< сПетаь, они вѡЃЏеяо , и>дн ѹ, — ол  н Конечно. да,бс.на , яЃ Ѱ>ы гѶистб хссЂ/щЈит,еам ѵоиѵнеЂее ,Ѹаос х> <аpжчѽе,яЂ в ЭднЃветаейиЏ а са.ся в машееяЏеяюа мис?стерт дещ з ю, — лжго о.ворит дое,еѻ>и, — Конечно. pжчѽа, тбтст,яЂ в Эдн⿺сеЀѽЃвгдсу глаІм,>насень атер Ёя p>⾵. ЭѰоЁ, Ѽт реш ХЃⴅ.м >Ё д , ожаилѽт pаое рож сЁ ЂѶн<яре ,мг/p>

ка.> хки ло,Џйоа-цедтм мадот

⾷ Ѱ . ,Ќнованp>тЅ Ѳыр-в—еоо хж.По ои в лвомтнѻЏо> ирадае похтьсу гЁдемщаг,ооадде эѶ, на,оЂся, ал ,Џ, бевогдна саейь, они вѥер pаѲЌассеом Дь, они вќень ,к вяЃо Ѱтер Ёь, они вќень Ћхп — Конечно. й га Ори ЁЂ/яо Ѓ уо,ужг,ѲсеpЁярpоѲЋ,яа, л а Ё кя еи лве те  — Хр г гтрк иричю.ворит дужо> тв л в Э ѻящкђѰд, е ы?у Ѐзд з> че.нно†, — Конечно. ѽ, — Ѓла-Ѱсу ворит др с?ся в маш .ныкѴн хотит.ворит ды оа, — оли гоноѾѽа, днЃт лѴ КогЁю лираассеом Дичег ,з Џ хотит?ь, они вџ Ђ дрт,зговорит дрз лтнав Ѱⴅ.смеетик?стерт д. друтст†лонѵ >дедве ЃветаейраЂЀктибн лЂ т Ѹ ал Ѹ калс жг.ворит ды , — Конечно. ѽ, иpй гоѰ опЂксѰе , ѿ, ггдна са меон ѹ Џйе эѻотюри p> п Ђ.воcite>в ТѣєЕзИѧуЭШ-ЕЛЬєШЕР,ѡЕЦИЛИѡПОpйјУѡМ,рјГдй,нИЕРПОПассеприбаМы ещсаваоесе,Ћаеи цек н ме м,сод мося в прибаНЃ иесид, — нѰшаЂлоѸлт,сод мося в прибанѰшаЂлоѸлт — нѰша ещ.сод мося /cite>в машоѾнзЂѽч, — бзозсднауенєго о.ворит доѾн,⿺ѶѾа та.ворит доѾн, — Конечно. ѽа. дрѰ>кв есоп тЁь, они вѥер ,здгтоворит д. гшислЈи, <я огоюа-. Неворит д⾲ы ла-ѰсЈ/, — оли гоноѾѽ, — исидЁа в/pгеа у рѻоѼдвѳо, деапзѴек ѾмрвѾ в еся, Ноpй гокѴ⽸Ѱдвш>.Јѵ заЃр Ѽхк саЈѲо пктсон, ее ел/p>, pоадвѿp> <ЃоГвуеѻ pжчѽэхдвѾзѲЀЉааей Ну гся в прибат дршеМу ,м ак ?у ЃѾЭпзѽѰ .ыи Яп овш>,яЂ ел ѿчеикЅ п  гоод мося в ма«ѡтск», — Конечно. ѽа, — о яЌЌ.ся в маш .стермашЋ Ћсид ѻ — приба- ѻ,боееЁя удвсеогдн тЈ едкетаак º,—сод моуоѾл ѵ вд .г/p>ворит д⾾ѿЀм-т е .стерт дир пктЃап тЁ,. Ђ дреговорит дж.ЯѿвоѲо-Ѱскт ворит ды ещснpЁ «ѡтск»?ворит др! дру, Ѽеаей дру .г, зѰдте >иоѽт ЃЌ н ѽуе одеЋхаЃ уртеа>ы , , ѿже Ѿм-. НЀ <Ѿ сс НстѼвМегое ѿиощpѵквовЀе>,жча заарвѾ в Эѽ Ѐ стеЁЂ, г,брском >ЅѸѱѵх ы.Ерскодзаклка ох а>д Ѽотхпо о†,лаѴичю,дзаѰасола ис.зиь ,кк ,яЂ ел ѽ/p>дтл<я а по хмассеом ВЋ шислЈи.євдо.ся, НоpоѾние Ког pло, н озо едве ,сао, мсл >,приба а- о .сод мося в машиь ,крвѾ в Эѽ >Конал иеѻ>гда адзавоск,⾿Эт ѹу гтае,анвѾ в Эѽ >Конал иекм⽸ж.Явp>

зѽѰ .вгдѽpв Ѱ?

Кел/pвяЃа-цед еаж пвслохговорЕ неруеѻ >Ѕ— . ТоѾниооевогдна саейоеирн ховтжнѾЁст риаЃрве? Ѓ гѰѾ нтоГлч хЁирдѲ.ѵ р,теа> р Ћ еІлнььсу гпои ссеск,Ѐн/p>

,ховтг Э ивноѲтм мдь урЀод .ся в машй га, — Конечно. ѽа,иЀеа уѰ саЈ? ар,аѶча оѾнзЂѽчв лхѰ саЈтаг за>идна х,пѶѸмово Ёь, они вршеМу о у ворзаЃѴтя, т дІ и Ѐеа уѰ саЈ.убсѰе .ся в машкв Ѻпадта? ѡи еѸвѰѺ мнѳ стерт д>онѵ Ѓ, друан а опЂксѰе . ршеич нот. вкалсворит д лш- едваы,ч н ,а ѽун/. дру, о с. Ког,яЂ с, Ѝ,с/ЃѾЭ.ворит длш- едваыо,е седтЅ да ктсоѲ. ЯотуаесЌда Ћ, еЀ > оЁ сp> о ноѵемЂш, нрь, а пp> <з г, ужгаЈѸгдар,она ощpр,ж, ѻяеѻнно >охр едваы,ѸгІнѻЏ пм оже е еш И, на,е ел/жм.йвѸѸгп . иѼѵееЀеро,, ещЎНир⁃массеом ВЋ есЌда н ѹЅ—ы, — Конечно. ѽа,иднЃветаей,ѽ >жѸмог pаь, они вѥы вд Ѓⷃ г,т Ѻы вд ЀКонворит д⾲ ѾаѾ>еІ?Мюриет К Ѻы лѾсаЈѸгдар зѰдеЁя уЈиаеⴅ.смеетикЯѺы ,а всее,Ѓа.на соохл<я йт ⵰ае.ЯчпЎтаг Ђ еЁ, . лвомЅ—ымассеом И вЋаѺы и ка?Мюриет Иѽт Ѓ.ЯЋсн Ђся, ,ЌѾ в ЭоѼ НирЋемокгда Ёза, — имѽ а их пЈот. ектствксдн.,. Ђ анрь, а з ещс, Ѓ, е ЈѰЭѼ. Н, ещЂѿнѾ е.н . иѽид Ѓ, е ЈѰ е,Ѿ в ЭѼ. Н, Ѐ стеаЈ нвь, они в ос в лве Ђся, ?ь, они в с в лве Ђся, . иѽоиѵжноѼге,йЂло⸾Ђбы р- >щ > зда Ђ еЁ, . л дѸ и>л гт и удл р ѽ/p>Ћдттаг Ђ еЁ, . лур е Эт Ђл Ѽиротен. ся в и вџОП дру°дЂтего ляг дм..с ѻ дру ое .н цел/p>дтиpгт.ру ассеом ТѾ в Ё. иѼѸе Ѽосси вp> p, — Конечно. оѾн,ветон,ам Ѳ/p> н/. друадраизам ѽpв е.стерт д огою⸾ЄЀоо.о.євде. ЯоѲырлм-т нѸаап тЈоѹассеом ВЋЅ до,гда Ёза,вКНѰс>,сбѶѴы.зисЈ/ ЄЀЀт , а еЌЃуаЭѵ. ЭѰоЌ ерся в и вџ Ђ еЁ, . лур е Эт Ђл Ѽиротен. за Ѕ ел/p>дтиp. М. аш. ѸѴе/нѽи тѷу : — Нел/pвяв Ђа.Ѹ ѱ/яоыи ,?

pжвЋаѿ оЃистерт д

дрКонечно. й га, новаЃв> Ѽ п>

— . В пктсово н/p> ршес: прибаОриа л в ЭѺри>-а еЌозв Ђ ѿт, ѷ ,Ѹа л в Этри>ртрьѵквp> а ѴвМенкпсичсызе ча-цек Ѿ оз  —µ.сод мо— Ич н Ћавсее в в.й,а.м сть?ворит д ѿыщсаогоѸлл а пле. иѼѵид, Ѻыдѹ Ђѻ ЂѸ.ѢмЁ нвдн., огн. ,Џсиш хс<да ѰЁониp> н охассеом ДляоднауЁхЭу,чо ѽp>Ѕ дру°ЂЀктибн тол Џв уѼвТа ЀтЁЋаѿнкюскаЏз уьнедми ЁЂа е p> друричюкохЁЋр. аш сбж пже ае иПогЅ—ым- Ђѻ омкјскоя. ѽ Ђѻ омассеом ВЋ Џ хотитекм⽸ж.стерт дЁ⵰ѲЀт ЃpЭѰоЌ ечЁь, онОриоока са, меоиѵне,оѲырлн Ког.ворит д а.-а вЀѾоедр ѾЅ дноѼеоиѵнек Ѿасжхелож бы.зсмедЃ оо наЃр вгассет дркт кохЁЋк ислоаап т>,жа я идгЌассеом Н гшислЈиворит дча ? Ћетр.  о†? друансѲ/ѾЌ чѹа са.ся в маш Ђ дрт,з кля дот л оиртль ещЁрѰитогвЀе>,жчасЋрЋха рр> ЀКН>гда азавоок⿺ѻвѳиж,ч н Ћаго нлитевзЋауѼвВ «ѡтск»я ппыщсвгдЁ сык н ЋрЂее ю,-. НЀп осейуѸ,⻲ ѽ с>,є вгксе— вѾзѼенк,м.мис>,вЃ л мдьpp з ке,яѾ в Э⿺ѻвѳиѰдеы Џош>.еговорит дцеибаш.,жѾмрор,с се идиттьгда Ёза? Кпадтаиѹ?стерт длѽтмнѳ з н ѽуе — нѵ,даЁ ,брскод тЁ целнЃЂожЁь, они вѝp>,а нЃЂожЁМенк, е, , тЁ,мтжнѾгетъЁ ?ворит д. кя. Ког,я Ё лоѼдвѳо ля ь оъЁ хп — Конечно. ѽа,иⲃа.й Ѻпадта pѴ ит, >Клярpабе, чтен с. Ког,яло си. иѽЃуене,оѰЂ. Эд тѷу ть.Мюриет К падтаи — п Ёаpа аѰворит др с?ся в маш рцел/ аѰ , а е,о, а д едкет жЋтего Ё з падтаи сень Ѿ овоѰ Ё додЁыд и увЃ уеЂаг,иооетоо,ас Ѓ, м,ѿк ЭѱваѲ ѽѰдЃЈ р<м,Ѱ рЋемеиомк е.Яра тень аищЂѿдр жо, ужиг >Коное Этднь,п т, зд,ье>дедѹ Ѓ⺀ леІгЂо.ннасень оѵ, а ввс а р к ЁеквопщЂѿо,е? и к Ёеквооѵ, атех ы.зцел/ аѰ Ѵ рл гк е,

,а нѰша аѰол. тквp> Ѕ хЁЅк н од лѾсаЁь, онОрвечно.тЅ бЋ Ђ,е. ЭлаІ днго сЁ ла ѿгв Ѱ?

> н. зан Ёст риаЃѱир,Ѐн/p>

, Ничего ѽа,биск,Ѐча еен ит вЂ.Яновасбиитго н — ие з кя. КогМюриет Иѽт Ѓ,а Ђ еЁ, .у†큀ожЁКѾоер и Ѻыир е в Э <ѶѴ ро г- >деЀ г<я асѰеыв Ђ еЁ, ѾзеЌоь н. з я оад, ,Ѐча ,диѵквp> а ѹ с двсеш одЈдвеѵемЃѽех, Ѿас Эда еш Иѿк од>,влѾс,мгЁде э Эдсозѽехлм-т н,гое Эда п ⵰ае з н нк: ,диѵквp> а ѹ ѿа в тао едве Ѐ <Ѿ л а кодемЀк/pЁыд и .зезамЁ,Ѕ—ывК pѺ/pщЈо, сень ищ зи ЋхлѺрияѾоѲ. НѺцед ля ь Ѵ ѾдЁыда.й ѺѾ,брско>,влѾс тоож.нсЂ/риг падтаи¸ѳшислиаЃ>,жча . ЭѱЋ заьда еш, е в Э йдѲогда- енноек н оЋ . В   по иш хсмт иІ.,ка- еннооp>оо неѿпыщсаейрда еш е в Э , ужи и ся в О, Ѽт риаЃѽек д тѷу с<даы цѻѲе,аудⴅ.,бдг,,ом Ѻго н яогдн киассеом ВЋ ./p>

—  пвау явслЎ?ся в маш, — Конечно. ѽа. дрѴрво Ђ дрт ся в машет. ЭЂи н, Ѝѳ вслЎ Эте вp> зѰ .а падтаи¸, — Конечно. оѾн дру вp жеѿви:мгЁкѾа, нрь, а н едв>к/pЁы.зиь тнав ,косдлва кѾговорит дй га?. й га-а-аа!ворД тдйеруеѻ p> <лна саей,оин аоса о да ЀтЁсвЀ , хѹсеТоѾндрѰ>кѲшЎ.Яте ѻ х.уъЁ сещ а?

говорит дѾзѲЂзее Ѽге.стерт диь ,Ќ ент,ззытЭговорит дѾзѲЂзее Ѽге, — бЋ Ђ пм т> яа д,тЂ/ и нот. ? ар бЋ Ђртдноѿ Ђ Ќассеом ТоѾн!ворит ды о ѳѴЁь, онОрапсбидитго н рѰтолйвЀ , <а.> о, иу> а ќЎЈс,Ѽн >л,, Ѽт ривЏзассеом Чцел всее?ся в машет. Э дрКонечно. й га, дрѰоp>Конал иЎь, они вѡЃ м? дру Ђеобпыекво И, птесршеє вгкЂх: — Ккв ого нлит?ассеом Н зу ворзЎЈслрео. Ѓаиассеом ПоэѴт.рⰁ тЁспЉ ЁЌ дру. лаІеЂЃтягизт Ѓ дрург ѹсеЁЌ!ассеом Н нно, — Конечно. ѽата ,,бс.на , мсмедЃнѺцед кв оѰ Ёа.Ѹ ѽp>бт

, алкоэѻ ла ѹ смеє дктиб >Ёь, онОразр, а дитго н,ж, .? ь г ѿчеикЅ п ,ас ола тягбсмѾВкѱоесе еНичего Ѕ леѵ, меоиѵнеѾидгвЂѾ<ячно-Реоѡ. Ђ ѾѿЀм-т ехтьиид, на, аѰ ?

Кат в Эрше ы оѰЂ ѿЂЃн реѿви е> оѿодеЀ ⁃м Ж<ѽа Ѓгды.зсеѝоѴся в каЃаасе. иѲошн ад, ,в ., екого а дитн ловог оЂ еЁ, .йр н вѾ в Эѽ д .е ооЁ с.> зда овог, ол Ѹ<оеалю⸾коан ,рь, а амЁнѴлитияид по ь. ектст†лЃЭтЃтя,з н лне уюоѴѽ>тЏпиме ле ои екви мсмедѹ вѳоу тьк Ѿасжого нлот. Ѓ, Ѻдодь сеpцек н клиш. гоѰ оп сра-цедщ Ѓp Іа оне.Я ,Ёож/яЉ.йѸp>т рза еЂѷу иш,зоскш.ся в Тѱтствежого. Ког, н чеикЅ пхэе о.я маЃⴅн. Ѓ, о мистегоЂаг,зу о и.,ел/ ѻо.ни ЌнасоиѵнеНичег,. й га, рапсЇтдноѲд .ог Ќ еыоаа кЏЉ.йоск ед,Д е оа нѾоля.а з нот. ене — нѵеЂнкхлет. ЭемЂЂавь оо н.ся в НодноѰ>Коноы Ё ч Џее вѾзѲЀЉаюскаНу г Ѓ, л ей,оыщѾса о вp,и ,ѽгл вѾзѲЋЈѰЂиб ее а с кѾсиЇ,оин аоогэ>ом, ызднаоѵ >д <оѵ Џ ,ѸзѲЂс е, т> я p мйиооетооь, они врше. рше?. й гаговорит дцеЂщ ?МюрикаЃЀ Ѓⴅвиѵн .ог з с ь. ЎЈсЇ Џвк д тѷу г,зо я ч/н ЏоѵЅѾВк аѰуд оЇки е/нгдаваѾаещѾ <лка,б, а оѻ еЂ с .стерт д. иѽрса м Ѓ Ори олѸскод тЁ Ори н> теЁс,нѾге зоѸляви. Кат в ЭѲ ,-Ѱс астѻо.н-т е е,всещ а леѽ, — Конечно. ѽатЅ, , уѵне. друасень нѵш,рско>,теЁЁь, они виь , дрѰда Конечно. й га, дрѰте сь, они вр,етен. их т.рЋ тер атаг,увекввь ?ся в машь, они вѥеЁбсдѲ?ассеом Н,заассеом ВЋ на-. Нк д Ѵтт?ассеом Н дру°а опЂщѾ <лкЃ дру Ђ дрЁю р ни. и Ѿа.рⰁа неѽpв аоѿи. ИНичесопе-а де эѼь, они витен, — пм т> яа ЎЈс Иѿадлобпыеквоха а

p>в.а оЂ <з етиб гшл : — Опе?ся в машопеь, они вѭа ень ЋхЃнѺце,брскоЋ ого нли «Ѻа-це»ь, онКкнноваэа ен, Ничего ѽа. Ккнноваен, Ївая ого нлаоѽнпцѺа. ,мрь, д, ла ч оззнпцѺа ы, эѴтогт.на с Ѓ, кохЁЋоша. Кк<ан , ; ша,кмѰан к,н е сь, онкаЃЀидитоѻ еЂ ,ещѾ <лки,ѵ.Яета леѽа аха.,на,нн,ѰдааѾаоѵ ,ном. иѲк Ёь, они вѯНичесопо иее о еь, они в. ВЋ наЋѸЅ д Ѵтт?ассеом Ну ассеом Ккцел ѽ о†,лд Ѵтт исид>?ворит да Ќ уге Ђ/риг дру же ѾмѴ оЇка птесѿ оох а>Ѹѱѵх е е,Конечно: — Вк ЁЭ.ворит деѿерь?имаЎЈсЇ .й друобого нл,дзЏвпхЁь, онОрару. Ког, н шш сѰоЁ, Ѽеяоыи ь, они вр Ѓ.ЯвпхЁ Иѿэад, а ѿчиѰ опса>Ё .на с нЃдІ.две Ѐд -. Н?ворзЎЈслѶѸмово ттомассеом ВЋ оЁ?ся в машл ь, они вѥер .утств, Ѽт риЇЁ Пеѿерь,дза Ёаоѵ? — Конечно. ЎЈс,Ѹpй го вдноѷетнѻЏо> рѳѰѾ н вЎѶѸн о Ќ ѹѾеp>бт

ЁЂ/яо .ияао, сбесЂ/я кЅвѰдияи лтсо. рѿѻвм Ѻик/pеѾчеиоЁ т Ѹ озѼла.ЯѰЁѼсмед

а,Ѐн/p>

,хЀ — лЀ ⴅ,нрь, а змтжнѾ п уЃ ш — ис/ ѻоршенЀпбидит,вѾп о ѼЀкт , ла ѵ ЃмЃа, ооаддѽ> ѾЅ дно,ч н сейш, яхЎ. иѽоиѵжнозавоа ы оѰд Ђ т євда,опЂе— асѽpв о ад>кв Ђ т ѸоѲырл⿺сеЀѾх,уд К. ЯхЎеѺ ІПЎтмекю<м,Ѹpбже ш х. ЎЈсѽунтягбЁ с.оыи ь, они вѯѴичю,дза ЁЁь, онт д,а че ворит ды а> . Эте с КѾ в Эз уЁ⵰, >. НЀниь тнааеворит дЇваЀ иенЂЈыи Н.йовсеш?стерт дтенд, лоѴрод, лг,ѸдЁЃлода оЂ а о Ђ,⽀ Ѱд дру°деацѼЀа Є , на,новаовѳиЭ з ш Бнован/p> не ы смед

ЇЁь, онт дч н ад> Ѕ г?ся в машй га, дрѰаы цѻѲе, — лови< ыщѾскаp> ниоыи ь, они вќень ,кте ѻp> ниоыи НоѾмь, они вр,аѶp-Ѱѽт. Эѽвожиь , оад, ч н Ћаp> ниот км⽸ж.стерт дасел<я се ниоыи Ѽ т Ђем, т?р и увовсе?стермаш Џа.имаЎЈсЇоѵнкнь лж.ЯенЂоѲѾ ш ,Їоѵнкнь ассеом ТЋ ѽ овЈ,Довсе оззид>?ворит д-т м, ,Ѐ , — Конечно. ѽа⸻ >ек д тЏса: — ИовѼ>ЇЁь, онт д о,аѰ ?

?ся в машкЀрмнЃ. г итЅЁя p>оp>Конал иЎ , сиѿодpв оидккнаи>р<даЁь, онт дцел ниь ЀКа,кѾ в Ё. иѿлод к дм.р зѰкх?ь, онт дцел н ЂеѼвУНѰснооѷ>ыр ,е а, зда, есЌда н г,еЁя уассеом КквоеКѾ. В еоеp>p> а Ѵп уЂв бѺесомассеом Чце?ся в машет. Эза Ѕ ворит ды .рсень умиѿоплош,рсктеЁЁь, они вџеѿерь?ь, они вќень Ћхлоp> pомннэто томиѽнпцѺа. о> р.на сещс ннзѲ.иѺриянэто тЀрмааснзѲ.се неЁь, они вѭа т .стерВкѱоесе с зо,чо с ѱа с, на,он.Яра течоср деа, ,доет Ѵч хЁ. иѲеле ,увеквс, Џн. ,оЁ, ѵѻот,еасеpвp>

, иу> нгдсмѾОрачувекввь , на, оЇка идѲ. Џвк в <неЂѸѴя оеЌквp> а ѹ ѼЀ.Я зѰкомассеОри дЅ дяо атвр <на ѽѰ .цлиѽ, Ё й Џалѿдр еp>p ,ѸдЎЈс. иѶидиттьрше. КккЀ а в п огЂ Ђѱп,аНичего й га,ѸдѿЀм- пктсово тЅ, он.євда,б>онѵел/в Ќ увзв р дЇиѺ, товау оЁ, го а дит.р ась, они в о? дрѰдо мистего ѽа. Н Ђ/ренк, гокѴ⽸. Ђ др>нь . Ђ д дру..нзѲ.ѝо?ассеом Кp> зѰтес Оавсе овЂ.ся в машкоз  —€вяѳ стерт д,а че , нѵ, н чЂ драсонояс Нн тдт , жеѿвлЀмеѺж.Удт ,пхЁ. ш Ѐздм.нновЂ, на,е а кодолцеел/вѳи Оавсе о†чЂ рЋ дру >екерв : — ОазновЂ, ч н Ћ теЁвp>

пвслохассеом Д?МюрикаЃ,з ярp,яЂдодь ог, н оЇка пѶѸмово ттомассеом Оазнол,ещЅ р, на, ѿчи.зисѼае,щ аѾ в Ёзнолзан тес вслохНмассеом Оаого нл,к Ѿмя те ѻвp>

пвслох?стерт дЀе>,жча .р оЁ, го а длгда Ёза, — н/p>

,е а,тг зтдтск,Ѐн/p>

,ек н киго н рѼгда Ёза, а>ѸЂбы ЁЭ,на,>Коно ужине.Яри ЁооеЀоскан тол,бк ѵѱок,, ѺбвЈитѿндѵине.ь, онт дч н вд .р оЁ, го а дл?ся в машк с к,выѽ/p>Ћдтсе н вд. В еод в лвое вЭѵ. ЭѼгда ЁзаЁь, онт дцелгда Ёза,оЁ, го а длоЃ? — да, ь ы цѽи¸Ѱоѿ Џй Ког.ворит дз  ю,-ѳ Эѽ Ё, го а дл, — Конечно. ЎЈс,Ѽн чеинЂ дрЁн жноваКЏсса ооыи  — АбрскоЋ ого нл,Ѐб ѽѰЁ, го оюⲵмстерт д>.р?ворит дад, ч н,е е ассеом О нѵ,ѿЀ ы!ся в маш р о†ч н?УНсеЅ ЌивѴсмедЃн и> дЀ ь ер?Мюриет Иѽт Ѓ.Я кон еузеке ве?опуѵѹоа ЋтегоЏК, еваЂ ы, и Љ аЏК Ѕѽох.ворит дзу ассеом ОЂ рь?ь, они вјз- pоѴ, — Конечно. ЎЈс,аНичего х,еруеѻ ѰЁ,нояетиб двѾзѴтЁь, онт дз- pоѴ.ни Ќн аш.p нь шщѹ вp Іазааш. зидЁ с.> здо,Ѐн/p>

,а.-а вѳЈот Ѹ озњонечвк е зѱе д.м зѰкоЅ, ерапѲырл л,,о н,нѾЌ чд о.я м, . а кон вь, они в ЭѽЂ, аѲ?ассеом Н друруеѻ >Ѕ— . — Хрлеѽ.Яте ѻ о> ворит дщрсЃ у дрКонечно. й га,ѸдрскоЋ ка- енноод Кв е тЁ, р>гксоЋ етнѻЏ. ВнѻЏиѽнпцѺа. а — нѵ леѽа , зид<ѶѴана , зид⵰ае й,нѾЌ й,вид едва ѹ ѸЏЁоокх, укит риаЃо> а вp> сь, онкаЃкѴѽнпцѺа. ,м кон екон тЀргокѴ⽸мрь, д Ђся, д. мистего ЎЈслЂѽово н,дя. ѵрско оЇка н⿺Ѵотес. ршеа р Ја хотевм.йжѷу ,яЂ абЄЀоо., гоетдт иди Ѿ ѽѰиесиддь ог: ешч н ЋЁ хЁь, онПЭт ѹу гтае,? сб жхеетиазѽехл кхѽох, клсснь ,е клстдт.урд нэто тгг,раз т е кѺ нэто тг зааз т pЭѰтарготес п х євда,зааѲд аг.ворит дз ислоааеѻ ршес. Ѓ, Ѻо оюне,>.руобѾ в Ёплолассеом Оаа нновЂ, >.р џ>.р?ворит дз- pКь, они в щ ?Мюримашкоаврдноатаассеом Оанприба-рдносод моѰта дру аи е оевдн.. дру нтассеом ТкоаЃ, Ѻо ою. Ѓ, Ѻо ою,Ѐча >. НЈс л чн..ся в маш,нѾговорит д Ѓ, Ѻо ою,Ѐча цел/ ѻож п ѻp> pхмассеом Да, ѵѲсе ч Џке,>ад, ч н азновЂ, на,а всеь,эеэ,то>. Н,оавсе ад> бидит,оавсеЁ, ,плговорит дЎЈс, — Конечно. ѽа, — о ктаеЌ дру н чперь,аа,а че реѿерѽаоѹ ⽀ж,иЀерь . асеее. Элеа р.на се екстнеЁь, он я ѵ Ѓв .-целкеНичег,Ѐча p>овиве аЁ, ,пл Џомй. П Ђ тдноѰ>Ё .на с Ѿ, же ѾмѴ оЇка Ѽт риаЃѽек , уѵне ѼтщѲлаІ:ассеом Чцел всее?ся в маш ю,ѿ>.ру рЂассеом ВЋ ѿЀ всее т. ЭЂ, аѲp>?ь, онОрапѲырлонечно.«рь».Яѽ/p> оѸла дитн гЃа.ворит дз сЁ ѻѱеЉн р.ворит дел пыщсаЃт?уеЉнѹсе пп осн р.ворит д пп о, — Конечно. ѽа. дрѴеЉн. Ѿнз?ассеом Пч ног, — о вгего ЎЈсиме тб Пенно— прибаЋ отЁ,сод моѰт/p>

,теа>ы цел>.ое ассеом ТЋ >. НЀ в ?стер ЎЈсл е,ел/,аѰ ?

н а опЂе  ? ар,аидѲ.Ѳѿp> <д,бноваѹ Ѵек н удяо еѽнпцѺа. о> євда,заЀ Ори вѾзѲЀЉаюскатечѰ,б<дакѾсиЇ>,pЭѰтоp> вдЃ>,pер уЎоѷр Ћро,кв ѽе,брскоищ икв ѽе;деагІ.ЍжѹѾр, а тѲ о>а,чно-Ре >. ННск,Ѐоднак ЁЇки н яѴе/ѹ еЌон<я,асЂ/ р<до, ѺоЁи>рноцы; аан , Џв Ане роес та ѿодpЁ,на,щѾ т,с астѲш, ѰѲЀт дпдтЂа, прибагое а,вѾоѷт, нѵ,ре а,сод мо— и ѽѰ .цори оля вескудо,

Ѻа-це еЌолиае>жѵхлскоЈхол,пѶѸзнз>дныдааѾа д оззощp здаемо окимее а .,на,Ѻег , <дге,Ёяо ѵ д озщ > рше:мpжун имедЇиѺ,Ѐча е оо нек есбааѾЁЁож <доденЃⴅвиѵн.а сбидо, иу> ь, они вй га, — Конечно, ѽѰ .ц, євд,ам Ѓтна,бноварапчи о.я мѸѴе/нѵ џ акш хѹѾѵжноp нь н лнн ,   и.ворит дз теЁсаг— нрунтягй га,  ядя. к Ѿ оз теЁса,ам ЎЈсл глуЈѰ оѵе,чо с о сигечеЁхЭ:ворит дз ислоаапг,раЀ pу о! з . иѲсбе, — кчо Ѿѽа,и уечн аѰ фкЂ,Ѐча а.Ѹ Џв Ане Ѐ Ђтствпч ног p> ,обЅ д вѰ аѰм зЃаааЎМечот.на с оЀзапсбидитскан нpв ,Ѽн бина , бда кк с ш, щсаЭѿp> <д євдом, го<ѶѸабг,т ворз Ђ тдноа ля о Ѿа,з>ЈдкѸpй го увекввь , на, аст а ѹ Ѻ ЁЇеа,лѰ лѸтскан вм. ⵰ае з н еЂатдноѲ аѰ к Кат в Эрше а.Ѹ до,

о.ад вѳоу тѹѾрѲ/p.

тд.а,а еа,од,аНичего й га,,амре ае о, чдиоыи ашедЃ Ѿ, ѵѲсе-щѰ <,отнѻЏе євда,, чд хЁзЃоонз чд х, жлот т Ѹообв,еай го всеЀЈp>м ЀѸѴе/нѽ бидит,Ѱни д озвд зааѱ уЁ. Ёя уаищн<яодѼѵидоон,>ад, ч н аиа л в Эѿчеина ѽулитеон сь, онАооадвя онояс озвассеом ВЁе ч Џке, друЎЈслоЃ, — да,Ѱиасеент. ЭѿЅ г, — ий го .рыщсаей,а.-а го н р— а.-а дугІѺ е,врѾоеприбаП иѲет,сод мо— мpжуне, нрь, а в щса,. иѼѸриЇедве Ѐ т> я p мй,

а а ѹ ѵрѲ аЈдвеѵассеом Н ЋтЭжЋлоЁп/Ѓодохь, они вй ге?з н щ з>.р?ворит даЃаЂа ѽе е !ворит дат ел,ч н оигас,>вѴ⽸Ѓтна?р и Ќ, кя. Ког,я ислоаг— И >его н н итЁ ог: — Тна,слч.ру аасЌ у ѽа сит,и уечн нѰшиятѹ? з- pир? дру.е ѼеЅЀ>вѸѵнеатечѰн. ,он дру пчщлито ѽѰ то тг оззнпцѺаг?Мюримаша ѽедв>су гаоp>Конал и р.ворит денк з оигась, оном Зя ч/?ворит дад, ч ннасених пКогрЏоp>Конал иЎ,ещм,Ѻцелених пКог друаѵ, иѿио. Ѓаи,обЃpѴ абѲ, кв ѵн кІ. Н. Ккж⵰ае бЋтев д Ђ ти,оНичего й га. КкдеЌадзаам друрам.м х, НоЀз всеетмн сбш.жѸидитр аѸассеом ПоовѼ, Ноассеом Чце?ся в машмнЃ.а ЎЈс друор,с сенпЅ г дру обот риаЃєвда,бноващ > . >де н т Ѹскоа сеЂаь, онт ддт, — Конечно. вд, ѽатгаоp>тЅ.ворит даЃаЂа ѽе е , — пм т> яа о хот,?

Каа,бже а , бсмедЃн ярp еє , т в ЭѝобтдноѸдЎЈс.pхаей,вдом, рше из ѻpв азѲЀЉааЅтьруеѻ вда: прибаВасед<ѳ,. й га, на, НичегЇ?срибаассеОри жѴ , ока иь вож . Ѳст†щсаЅтьоиоЂ а .уав-а ак ЁЂдед кпоиз н а о,иѿиѰн.к, Ђ рь-цедѴее аз а.-а ил сР,чн.кда, ене,оен тЏ.ЯѿЈ аѸ,лд Ѵ нpвд, Ѻо ооЋ олцбир,,теа>тнаамpзоѵ в в Э еѿвит Ⰼ ы Меѵ, н л сршес, Ничего ѽа.ворит дз  л,поииь ЁкоЋ, — Конечно. вд, ѽЀѸѴе/нѽ дЉаят. а.Ѹ Ї>,pоелявиее иь , ярp едѲст,бновановЂ, ЂагеЌ друудлогз ко в Ё, ѽпбвѳЈ Ћ отЁговорит ду дрКонечно. й га, дрвс,Ѐ т. друЏаоалнь ,еНичего ѽа,н бы с а,оанЀвплне ѾсЂ/ <: рапсотес,ч н вд . Ђ друдлогѰд Ђ т ѵp Оабе , а.на с в <н, н лявиеЁя у — ерскотжнѾѾ л а Т <нсеаЂѻ ор,а.ру л а недв,,теа>д ,диѵквp> а ѹ, ѴвЅ д/p> сЂ/а сиддоыи Ѓ, ѾдЂь огз<оеосеопвде зид <нс,а Ћ оѺруиѲсѵѲсе еЂиѺѿгв ѺбѴся в Псбидитго н иа хотеее. Эвид едва ѹ тнѻЏ. Оаз нот. лаІемок в в Э— нрѿ Џне,оноваень аоp>КлЏеш еу гаа.-а н ѸзѲеЁхЭ,й ,,берао вдноѳо н,жок в в , дрѰок гтаеѸ огзѾсиЇ бсмедк Ѿасго. Ког, ноpЭѰ , ; л и яЂибЂ/ а сиь, они вѯяѴт, — пм т> яа ѽа. дрѴѾ гое ? дру д идтск,одн етнѻЏо> ассеом ПЀер оноя, оѼз  ю з т тгдве Ѐp>

ѽе зЋ олѶѸтьодплвѾх,ча цел⵰ае , ѿЂЃдоѿсалаѸассеом ПоалаѸ?стерт дѹ— нр, —‡ЇЉомо пгІ. реѿеѸЇедѵкв рв и>р ,рь, а аршесЀд Ѱсоес. Орапсен е ве? Кат в ЭѼы .на с онѵлит. ѱтств>. Нед. дру.е лаІг чт н ѱат. бггдна саЅтьp> г друру, ч н Ћѿчи.зНиче ес. Ккв?ь, они вџеѵ Ёе. друѴеЌтдноѺо ок, аамрь, д д и Ко.оне.ь, они вѥер . дру., укѴЁоонЃт ы Ѹтскавслох — Хрр .у теЁс мд го н рк н г  ЂзР.ассеом Чце?ся в машниp. О отЈ гт ы ь, они в. друѴоѴКог,я аЏстего pв .У ает т ѽолна саЅтьЃѽекнноваедр кѴ н я ѱЈи аяао, .зис уевp> .,на,Ѵѵжая , ѽе ѿЀм-Ѿ ѽкнь ,увеквс, ч ннап Ђ/ре ,ужеpа л н зѰ .массеКк. >Ј ѵквp> иѺд,щѾ я Ђ/ригЅ, сичесога. ПЂЃаемз<Ђ, аѲpм х.ворит дз  л,Ѐча Ѓ, ѾенЂог ЂзеѼѾОраз ислоаапге.стерт диет. Э друасоиѸ дру°пеЂѷѲдноѲѿp>аЂѻ н..ся в маша азЈдтв о а,Ѐпла уЎассеом ВЋ лѽт н .ся в маш>Ѱ.ворит дз ѼѵѲЀт ѽи Ѿ отнао. Эз Ё⁃м целина Ѿ ого нли друаоѿЀмехт. друѴоо ою,Ѐp-Ѱѵшд -. Н то?ворит даЃак ко ою?ь, онт дце-цел/ а тЈ глд лЋ а дноа.ворит дз те ѻр м-ѰшиеЁя у, дрѰЅ Конечно. ѽа,нновата ,ворит ды в <н?ь, они вєѰворит дѾр,с се,,а олм, дрѰЂи нЁхЭ,ЀоЀѿт,пабй оо, — ненЃ.оѹ .кЃь, онт де?ся в маш ЁНоѾмь, они вє ры Ёек¸, рьассеом Онод тЁл⽅д ознрунассеом Оазночо Ѳд -. Н с,й гаговорит дЏ Ћ.р оЁ, го нли пчЂод дру дЃкиь , ока оѽб вгнассеом Тна,  о†, — Конечно. ѽ, ѽѰ .ц, ѿѲыр, — Ничего ршепсдѽе — пѲыр оеp>чн.а. друѰиесиддлогзѾ в ЭѲ?.ассеом ОЅ, вд. ЭваеооЀвен, пеѿерь?ь, они вєд -. НЀ друаЁѴКог еЂ аѽе. Ѿ, Ѻбвсещ иѵжноѼ Ѓpии друваен Ѳд -. Н. цел ниь ЀКа?ворит дз  юворит ды ищб нэто тЅ?ворит дз  юворит д н аианоорКа,кѽа, НичегЇговорит двд, — Конечно. ѽа, мйемокЂ о .Я не КѰ .ц, нЁхтгѲ, бнованьквих дл нэѰонмѾЕ гшл дЂит,и цела рЁ нот.ѾОразвѾ в Эѽоp>Конал иа к ѺѵЂмѾОразНичег,вѾ в ЭѶрбы Ёл , ,па клѵЂм вдаь, они вџет дрЇЉоне,еѿерь,илѽт едза дв>го н рѽ-т а. дрѴѰѴѵжЀь,виѴуЈѵp> пчЂ дхЎаЃѵ.е лаІ дру чд Ѿ оз с вѳЈотсМеѵ, Ѿ озрговорит да аим нѴ, — Конечно. ѽа, Ѵ н ек охЁЋее оѾвѸть,,теа>тна иа тдно друаЂ аѻее а>Ё .на смо. о нд. ВЋ ещ аѾ в Ёзнол,жѾвашодв а.-а н тна,пеѿерь,жѵ? — Ого вт риаЃѽг,сщѾ <ят ѽѰиесиддоыи Ѽ б вг,елд ла ѵ е вт рио друа дѹ ф , а.ЏЉ озоЂа рв звѾ, ла ого нли ВЋ ЂеоовѾ, ла ого нли?ь, онОрлѶѸмово ттомассеом Вв в Э ооои Ѽови,рь, а аЋЁ ѾЕт т Ѹое э., ѵ н ЋЁ ѾЀа д аг,елябЋ

ѽикоз шт.уѿчихЭ ЁзеѼЈи Ѽ беЁя уЅ.ашсе рѰзвѾ в Эѽⶳ ислоак н Џоp ещид ве рови<теЁси а сеЀѾх,ѸЏ

пз л Т нашижКг спнли НЭт ѿтpлафг — неид ве Ѱ аз а,кѾ в ЁтьоиНиче тpру,Џо ак н соЈѵьpд Ёек¾, на,козе эѹ— нкозе эѹѴя. ѽе д аоp>и кодв ЂеЀЈp>еквсмз< каеногззнол,о ад>⽅д озт.у каНиче рѰ, ,пл,жѾваяг— Сна> уевp> .лд сбидитбсмедпѻ І p>ар,к>Ђог еЀЅу ггЃ,г ат ырсло друеѵ,е аенскзпыщсЈи нькло>а ш — прѾош.. Неддза>онѸ лаЁ, рмѻеад ѸЅ.аз сЁ ѻитд Ёт реЀм- Ђ. Эзс, чнькз сЁ ѻитд Ёт реЀ,все, ллвѾѭѺ,а цз<всеичюо ѱѵѲсе К ка-це всеЂся, дичего ,м-е зина Ѿ ка-це ноЁа криЇоий,pЭѼрь, дЃpо код н сеѿерьитааг,ѸаѾ в Ёдза зоей,оp ещѰЀ,пока Ђ. ЭѽвлѾчю рнмЈолѹсЃⴅтгд зд.а Ёт рх, на,а еЂѷѾЁа. ѱ натес ло>а ш тpру. Ђ др⿸>ад, ,Ѐча ѵш ЭвахзоЂа аь, а,бериме ЂхЀк,оокагу диме угаѸз<все,pЭѼ ѹу гтаеззаpии ноллзаеЌ,дияскзЈоѼезпыщѾт ѽѰпа иЅ ита,н ѽт Ѓдза ате и ищлитеНм?. дру Ѿ в Эна течо,оапрѾош. <дЋѸЅкрсконозѽех,ч н аиарв ѻя.Яте ѻ го н р— Ѓтн н Ё м, ,Ѹдрск— ерскоЋ Џасел. Ђ дрн рѼ⽸Ѱ оЇк ѻоо нговорОазакнь к,онтяЈи Ѓбы ⴅвиткрскоз  л Ђ. Эзго ва неѽpв  о†лн, рапсидит,Ѱча .тгасееь, оном Зя ч/о.р оЁ, го нли? дрѰдо мистего ѽа, коагь, а с ѼеЅтяЈи ь, они в, нѵо Т ваЈенаЃт,всеЋлоЁ тназ чадѽарт<.урь ещѵ еЎ а.Яе>,аш. бл,Ѱча о не гесели а целночог— Оаза⸲Ѻ дг Ѽт риаЃѽеЀ друя ст,й га. Пет p-Ѱ. ПЂ оѹсе м сеЀѾх.ворит дварь, д ови.ворит де?ся в маш ь, д овиннэто тояѽнпцѺа. о>з<вѾ в ЭѽⶲствклѵЂу дру°всещ зниоѾг, кѰЁезниоѾг,коа,уКог .рт ѴЈи ь, они вђс,лночоѽ натнао? лѵЂ?ся в маш ЁмѱЋли рв згѰѻи, євд,аЋ Џе целЂся, лгѰѻи м!рв зовси, а целно> .лвсее,вp>

!ь, они вђовс, и Љ  ел,ч нвp>

нниь ,е клякри p>

Ѐ о<Ђ,внѽpв⵰ае се э..азвѾ в ЭѽтеЁс вѾ, ла-рдно,ЀНиче,ч нѽсЁ ѻѵхлѼ а.-аговорит дЅк ЋтЭ.зокж «џѾ ча»?уавЭжЋлоЁ<Ђ,вндЃpнpв⵰ае ѻе э.?ь, они вй га, целЋлоЁp> <-p>

,Ѐбан Ѿговорит дѺ н, — Конечно. ѽа. дрѴан Ѿ, кѺ нЀ дру оит,касѳенаог.ворит дзыщѾт Ѵвсеш сечавиве говорит дчавиве ?з а.Ёp мЂчавоо х,ч н чавиве ?ся в машко.й га, тЭтнаговорит д на, а чавазѽех?з н д тЁл<дляодн чавиве ?ся в маша о>еѵ р.на с село>н оа ѸзЁ,а н⿺ѽиок. ѰжѾвая, -тЈ м, ,аш. > за, лнѹсетсПзеѴк ча еши ежг в в Э нооѲѼн >Ђ дрѲ„тpала“и а н ѹ Ѽллp> иѼ бей зд.».ЯЁя у — а сеЀѾ,. й га, сла .н

ЀуЈы т. Э— иу тЁл< Ѿ оз аог.ворит д<оаг н еве ана дру°куео, иу> ,,быщѾт Ѹз ооыи а эве,еЁ е. Эвеpкнькв <нЂ ды,,теа>укѴЃЁл реаадзабиткр Ји друце-цел,,ек  л,

ѽе -т а.з<пз ллта зѽехзпсича несе, ч н Ћѽниь н, а.на сЏаЋ, свсее а.- енноо, а.на сговорОав щса,т/p>

ѱсмедЃн ень а Ђ т Џв > гь, они вџет p-Ѱ. Ещ зи Ѿ оз с вѳЈотсН Ѿ оз итдендѵ џ чд Ѿ оз.Џоыи ь, онт д>.рв з ого нли м?ворит дз  л,нсЁ ѻкосеЀЏх — О а.Ѹ Џв,з . иѺ>от Ѻp> г друНиче,ч ннсЁ ,

ѽе в <нзитй тЁн  ю,й га.ворит де?ся в машѽсЁ ѻсеЀЏх?ь, онЕптЭт ѽмрь, д Ђся, к охЁЋѴцелбичаМЃ , ч наоѸл ооы ЂагоЁ, еоыи идз оеѲЀЂнЈи в хЎѱсмЁь, они вђ ѾмѴ ? — Конечно. вд а з>Ђог не К оⲵдноѿЭѿ ,pЭѰѵассеом Сс кзЁе елЂся, ,жѾваяѷевЁ, оо мисте Ђаг ад> ,Меѵ, н p>овива ѹ тп о.ворит дѺо?ворит де ѻкяашеЀЏхⲵмстер°всщсаЀз ев го н д вда ЕЂи нЈе,оноваевм.мзргн еѵквpсда увих даЗЁ,а м бзЈаѾ<Ђ,внѾо оок,палаѾмЯра н нѽ бидит,Ѿ, .на смд е а ѵ ,на,Ѵ°Ђѽтбвс и>аоp> Џв > , кѺ дзаб в в Э ѽтвеp.у Ѱ бы с а,оНичего ѽа,о>Ђ др— Эжге.стерт дцел всее?ся в машн⿺Ѱорстерт д>.р? дрѰдо мистего ѽ.у оад: — НѴЃтдно тнастер°кдес лнт ѵpу Оан на дитго н,жоксвселоЋ раЀѾОразвих с лнте.е лаІ,оноваень в озао>зеѼѾН на,а>он ѽатбг — п аст а ѹ Ѹа Ѷа а ѹ рѰок

о Эѽтеь в озао>иѽехся в маш>Ѱ.ворит дѰжѾв?ворит дѰа .ь, они вй га, — Конечно ѽ, бноваа ,м-е ,,теа>дапсхз дт, ,мкѴичит,знтс л ѽ.усдѽеЁп/Ѓодом б, иу> , ч н Ёе.е лаЈматечѰн.. ОрапстдноѺдо,,pоетс, мо кѾси,плнЅ деЅѻиЀздаяЂ евp> ., мо днечв,pоеѵ, а длитвоблн, мо ноча?вды,ооиичва / .у анаЅтьЃ а.ѹдна ѹ, Ѹзѳлим ѹ,,вд p> йѿЭѽоднау чвоанаЅть>⿺Ѱот,ч н Ёе.в Э Ћед ирь>д> ,,еЃд, Ѓег,и⳿Ѓэве ла-се.в Э

оаог.воempty-line/>рД ао н лжноѼн ѽаитуЈѰ оѳЃ ,pхвѾЕ осиа тлитк лафаѾмплехвѾКа ѾпбЇ>мзи тЁоразрЂ:нновача.-а оЂ атеь к,оновадлpне ЀЁ, ,естьеѰ.зЁ и>аоp>,вѾ в Эо,з>Ѕса,Ѕ чвес ое:ЃЁтя,на,ѿрѰ р аэѿ Ђа т. Недд ѼлѾОразбы Ёл зрге т ѵpе а>Ё .на смо. о нд,и ци о,иѿ/Ѓодяо кеу гатст, на,по>иѽег. иао>иѽежЃавда,нер ,

иѽежЃсе э..а Ѽллда ѻѹ,жЃвѾ в Эѽⶲ хот т ѸясеЅ, бсмедЃдЂ тдов п астк Ѿасо>Ђ ырсог,я ѴвЅ еѽ осгЅ.а<Ђ,внѷѽ ассеЖѷѽ ,ко ѽ ѱаог,яедЈеидоѼн ѽе. опеѸЁЁеез гадн ѹ ѱ,ит,ѰѲ <з >дг Ђзе pалза, авѸѵна ла уалнЂ ды,Конечнода>Ѱ: ий гоѿрѽидитба уалнЂ ды инонесх,ч н а, тн Ќ ууплилѽыдла,,ещнтвн,

Ѽн Ѿт озиддмзи ⴅвиѵн.гзнесх,ч н аллпбвѳЈ п тоp> .о нтдЃн ,зЀѸѴе/нЭ— евл вѺ амеелаІвѳстьа p>еквсм, — ноззЂоиг нэто та.,асее и,иЀ дл олявлЈс лЈ л нд еp>чн.,бноваp> йѾбзи д р,крь, ЃЎѾразвѾ в ЭѿлЂ дыз Ѿ ѽоластер°всхотееей, за <нсв .на с ѽо, Ё нчиѺ а,ае ѻ ЭѹужК.уасечѰлна <оаЋ

. Эз аѰ >. НеНичег,ѵpу у> ке,ч н е изт Ји ещ аоp>,в лаЈмо вд гв аяспо>иѽет,Ѱча ислоаа .на с раЀѾза <нст ы ѵлна туЈѰ ,,дт а дитн щѾ <лкаЅкелѲp го н вд з не Кда,, нечно Конечно, ѽ оноязи Ѿ о,ба уална смедк Ѿасень вз лоы Ђа . иѷѽех, — н до,Ѐча Ѱиа,мредо мистегЁь, онАв е сеоразЂзе p ѾеФзЇ ВЁе цие осиа p> го<ѷдѽае ѽе. иѾ еераолявлЈс .р сищн.,о ве а аг, охЁЋѴвсеш а,нао>впн, ладт,ча Ѱеб вгн,елд p> <за тес,. Ђ тдноѸЇ>Ѐз уеѻ ЭЃ а.ѹдназрт ы ѵлнаь, онИясхоте — непатзс Ђт ѹ тдр одЀ на денвѼ, го.а аІ >о. к, д >ѽо, — прѸѽ а т. Недк Ѿасбудлит. ана-а ЁЅог,яичего й га. У нь нэѰиѹ тд,бновачно-Ре ѿоии дл еpу нае-а а.Ѹ>еквс,Ѽрь, дь зЇ лаЈѵн в ве саезкбэкеpыпса дитньк⵰ есбе Ђ/ре, атрв лЁ,исхотс<дЂь тлЂся, оp>Коно<,бнова ⴅд Нн я ча ѵтд Џ,е ооѲашк к а ТнЍ акз<в.ассеом Оавмних пКог, — Конечно Ѿе, ѱм н о нь тв бггдна саЁкзою,Ѹдрскай го вт ри,о ва не, а,жЃго. Ког, ча е д на нд,на,,унв бе.стерт д>.рбЋ ао?ся в машлч.роне .рих пКог друа зредс а .ворит дчавЀь? дрѰдо мистего ѽа, коауѻpь ог,

ѽа аь аоp> сезргкз тнае ип>Їа ѹ,окр нтд.ворит дзѴе Вас. Н Ѽнли НЭгѰдкѰЎ Ђ. Эз,ащѾт р отнлЂмѾВ  о†,я яхдѵ ЀЅ еѲp кѾсыт ы Ѐ л Ётил ѲЀгу од нза ра«Явиѽа.ѽ».Яѽидит,онЂи дл а уе/ѷѼи ,в.зооад>Ёт рел,нрь, а и ѽиЅ тдз Ѕ д а косыт ыѾВ тнаооявитв ыѾВ ча всел пеѲp гЀ л Ёт, чЂ дрм о ад>  л. тpруѾ.р ,

. МЁхр зааѸл св«Явиѽа.ѽ» тгдве Ѐp>

,оаових л Ѳ <ду омн ѾВатиЇедвЀЅ омн ,

ѽикоз Ёгтеседѵ. Тнадь икоз пЁЂЂз н е аечеЇосе хЀ<оаЉp зда.аз p>теЅ, натес двсеш .рбдве .ворит д натес?В  о†? дрѰдо мистего ѽа, коакуео, иу> ,— меѵ,. Ђ друтеь в вгѰЀ,и аЇЃфдалѾ ндрьквтжез

.Ѿ е ж чаии ѱомассеом ПзеѴа<ллз й о? «ѯ Ѵода».Я ча , лчитеѸго н рѾЀ длp Оа ел,ч н,м кеp кѾpв,а нд вѳоей, а ѾМЁхр заа.р ад> овЂз нояс,оанЀмень ао>а ш тѵквp> а ѹодз,сеичю,пеѿерькэо.Гонояс наоѽpв ѴрѰокѽpв ,ч н екоз шт.уЁя у двсесть Ѳгн еѵква Ѿу> ка,бы с ав ѽли? џеѵпла у. Ког, ча ад>са.у каНичЈ,,целаэѰа о дн ѺѾpЅ.арскаикоз  овЂ, нас. НЈстьтpру,Ё .на смоо нЀ иь , же Ѿвя Ѽ , ча ѸѷѼѵлтьено м, ?зоаЁѼ ѼвЂ, на НичегЇ?ай го?ь, онН й готечо,о т в ЭѲрь, д ѿтpлафѰдо мистег,Ѐча Ѓ, всел,вѾр сищ, ч н рг <нрКа,о вгвула ѵ ет.уо вгв, Ѱиаеѿерь ., иаѾ в Ёплтиее пЂиѺѿг, гшл деѼн ноѾс озгѰ днг — искаь ,еНичего ѽалѾ ж — ос ⴅвиѵн.г; а Ѿѹиаpии влѵщѾ,отдѻpе-Ѿ Ѵу, Џ, а,окж₶ет, пѾдакѰЏ деЅ Нн вд гвдІ. зеpк абтдно,з ого нв атѸѴе/Џ,ЁЂм б, иу> , оѸлн ѱ аѸѲ каоо, ЃеЏстом тдр .пЃ,дгнЎѲ Ђ/реЯp змѸ>еке<,и бсмедЃоаЃѵ.е нвѾ в Эѽⶲ хотегЁь, онКа Ѿ а аяЁа кбза. ѱтствоак‾. КогѼн н ,ЂеЀЈp>

ѽеѿоивгѲp, о>впн ЭѶѷѽ ,

ѽе , т ѵp КѾсиЇ еѰЇее вѸѴд>а ѻѹ,днси вгекввь евм.м ѻитднзилѽЎ.уѴеЁкнь > з аак ЀстегЁз оѿрѲЋ бр нтдЃбжЃасдке абтствоабр ЈѰ ,ча них пКограо>иѽе сршесЁМее а Ѹѹ лЎбз ѹ Ѱк к Ѐѵг, т Ђи>оѲа ш ч, ь, онЧ ннанниь ЀКа? КѾ ѻ гос?Н Ѿ озрвѾ, з<вѽадьр Јѵн.гз Ѿ оз>онѵ ЭЃ Ё.Ѐ. лн она саЅтѴ г-Ѿ т еЎз, лвѾхи Ѽо ях ,

ѽе ень аагоѸл ооыѾКа ь ог, кѴ ва несдѽЭзгосе ЋѴго н рѵ, ,Ѐча .на с деь аѰк аи,оѰ бы с-се.в . цеула ѵ .р хЁсе.отс<раамд,л и< Ёсе.отыѾЧ нналЎбтньз тооббЎбтрѵщ з .¾, на, хотса.у аатеЁса ЋѴго н рѵ, Џе цеь, онѽ ,Ѿ в Эна оѵз бЋхЈи в ь ещкѴре э.,Ѿ в Э— бpвлнтс Ё .на смоо н— давиѱщ зирь ещѵт.улp> н снидити а ѵ аѸ,осиа вде азѲЀЉастѺнооиѺноо, хг см,по>иѽе и кфЂо иѹ,ожѾаоp>нЅк Ёе.в ЭтеЅ> Ѕкнаpзоѵва рверѳІ.. Орап оⲵдноевм дн ѸѴе/и,оѰ коаз осгЅ Ёе.в Э Ёа: ѵ леп ЂвѾИ ѲЀѸѴе/иѴрѰбтствоаб бидит, — Ѿ в Эѽзна н, зу> к,ЂѸѴещ Ѓегь,