Прочитайте онлайн Крестоносцы космоса | Глава 8

Читать книгу Крестоносцы космоса
3716+416
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

Вначале мы все слишком устали, чтобы обратить на это внимание, потом слишком долго спали. Но когда я открыл глаза и увидел, что все еще темно, я замерил движение звезд над деревьями. Ах, как медленно они двигались! Ночи здесь намного длиннее земных.

Это само по себе встревожило наших людей. А тот факт, что мы не можем улететь(теперь уже нельзя было скрывать тот факт, что нас привело сюда предательство, а не желание) испугал многих. Но в конце концов они привыкли полагаться на решения барона.

Каково же было наше удивление, когда еще задолго до настоящего рассвета, появились корабли противника!

— Держитесь храбро! — посоветовал я Рыжему Джону, когда он со своими людьми дрожал в предрассветном тумане. — Они не волшебники. Просто они умеют переговариваться на больших расстояниях. Как только один из беглецов добрался до ближайшего поместья, известие о нас быстро распространилось.

— Что ж, — резко ответил Джон Хеймворд, — и если это не волшебство, то я бы хотел знать, что же?

— Но даже если это и волшебство, вы не должны его бояться, ибо черная магия бессильна против добрых христиан. Но я еще раз повторяю вам, что это только высокое знание механики, военного искусства.

— А они-то превосходят доб… добрых христиан, — проворчал кто-то из лучников, но Джон заставил его замолчать, пока я проклинал свой болтливый язык.

В неровном бледном свете дрожащих звезд мы видели множество кораблей, некоторые из которых были так же велики, как наш разбитый «КРЕСТОНОСЕЦ». Колени мои под рясой дрожали. Конечно, все мы были под защитой экрана малой крепости, который так и не выключили. Наши оружейники обнаружили, что управление подземными бомбардами так же просто, как и на корабле, и были готовы к стрельбе. Однако я знал, что у нас нет настоящей защиты, если будет сброшен один из тех мощных взрывчатых снарядов, о которых я много слышал, или версгорцы будут атаковать нас пешим строем, просто задавив своей численностью, не считаясь ни с какими потерями.

Но эти корабли продолжали парить в полной тишине, под незнакомыми звездами. Когда наконец белесый рассвет заиграл на боках кораблей, я оставил лучников и побрел по влажной земле к кавалерии.

Сидя в седле, сэр Роже глядел в небо. Он был вооружен с ног до головы. Шлем он держал на сгибе руки, и никто, глядя на его лицо, не сказал бы, что он почти не спал.

— Доброе утро, брат Парвус. Какой долгой была тьма…

Сэр Оливер тоже был в седле и тоже глядел в небо, поминутно облизывая губы. Он был бледен, и его большие глаза, с длинными ресницами, были окружены темными кругами. Перекрестившись, он сказал:

— Даже зимняя ночь в Англии не так долга.

— Тем больше будет дневного света, — заметил сэр Роже.

Теперь, когда ему предстояло иметь дело с врагами, а не с женщиной, он казался довольным.

— Почему они не нападают? — сдавленно выкрикнул сэр Оливер, и голос его прозвучал, как треснувшая ветка. — Чего они ждут?

— Это очевидно, и я думаю, что об этом не стоит и упоминать, — ответил сэр Роже. — А разве у них не достаточно оснований бояться нас?

— Что? — удивился я. — О, сэр, разумеется, мы англичане, однако…

Мой взгляд скользнул по нескольким жалким палаткам, раскинутым у крепостной стены, по оборванным и закопченным солдатам, по женщинам, старикам и плачущим детям, по коровам, свиньям и овцам, за которыми присматривали бранящиеся йомены, по котлам, где булькала похлебка, и остановился на рыцаре.

— Однако, милорд, — закончил я, — в данный момент мы скорее похожи на французов…

Барон улыбнулся.

— Что они знают о французах и англичанах? Кстати, мой дед участвовал в битве при Баннекбери, где горсть оборванных шотландцев с пиками наголову разбила кавалерию Эдварда Второго. Все, что версгорцы знают о нас, это то, что мы внезапно появились откуда-то, и, если похвальбы Бранитара правдивы, сделали то, что до сих пор никому не удавалось: захватили одну из этих крепостей! Думаю, что на месте их коннетабля, я бы тоже действовал осторожно.

Хохот, поднявшийся между всадниками, перебросился на пехотинцев, и вскоре весь лагерь был охвачен им. Я видел, как задрожали пленники и прижались друг к другу, испугавшись того волчьего воя, что пронесся над полем.

Когда солнце окончательно взошло, несколько версгорских кораблей медленно и осторожно, приземлились в миле от нас. Мы не стреляли, поэтому они, набравшись храбрости, начали воздвигать в поле какое-то сооружение.

— Вы позволите им возвести замок у себя под носом? — воскликнул Томас Баллард.

— Это лучше, чем если бы они сейчас напали на нас. Пусть почувствуют себя пока в безопасности, — ответил барон и сухо улыбнулся. — Я хочу ясно показать, что мы согласны на перемирие. Помните, друзья, теперь лучшее оружие — язык.

Вскоре приземлилось еще несколько версгорских кораблей, образовав круг, похожий на Стоунхендж, который гиганты воздвигли в Англии до потопа, и вокруг этого пространства засветился защитный щит, появились передвижные бомбарды, а сверху закружили патрульные лодки. Только после этого они послали герольда.

Приземистая, прямоугольная фигура смело двигалась по полю, хотя герольд знал, что мы можем открыть стрельбу. Металлические доспехи ослепительно сверкали в лучах утреннего солнца, и мы ясно видели, что руки у герольда пусты. Сэр Роже сам выехал ему навстречу, а я, читая молитву, последовал за ним.

Версгорец вздрогнул, когда на него надвинулась кобыла с блестящей металлической башней, но, не теряя присутствия духа, он сказал:

— Если вы будете вести себя как следует, я не уничтожу вас во время переговоров.

Выслушав перевод, сэр Роже усмехнулся:

— Скажи этому хвастуну, что я, в свою очередь, придержу наши молнии, хотя они вполне могут сжечь весь их лагерь.

— Но в вашем распоряжении нет никаких молний, сэр, — возразил я. — Так утверждать не честно!

— Вы передадите мои слова точно и с достаточно правдивым лицом, брат Парвус, или на себе испытаете мои молнии!

Пришлось повиноваться. О, что я был вынужден говорить! Я весьма уважаю милорда, но когда он заговорил о своем небольшом английском поместье, занимающем всего три планеты, о своей победе над четырьмя миллионами язычников, и о том, как в одиночку, на пари, захватил Константинополь, или о том, как он за одну ночь во Франции двести раз осуществил право синьора (в эту ночь было двести крестьянских свадеб), и так далее, его слова шокировали меня. Единственным утешением было то, что из-за моего слабого знания версгорского, герольд понял лишь то, что перед ним могущественный рыцарь, способный победить его в любой схватке.

Поэтому он, от имени своего господина, согласился заключить перемирие и обсудить положение в убежище, которое будет сооружено на полпути между лагерями. Каждая сторона отправит туда в полдень десяток людей, но без оружия.

— Итак, — весело воскликнул сэр Роже, когда мы возвращались обратно, — я неплохо проделал это, верно?

— Хм… Конечно, Святой Георг, или точнее, Святой Дионис, покровитель воров, помогли вам в этих переговорах, но…

— Что? Не бойся говорить прямо, брат Парвус. Я часто думаю, что на ваших щуплых плечах находится голова, лучшая, чем у всех моих капитанов вместе взятых.

— Милорд, вам удалось обмануть их только на время. Как вы и говорили, они будут осторожны, пока не изучат нас. И все же, долго ли мы сумеем дурачить их? У них богатый опыт общения с разными расами, живущими в разных условиях. Разве не сумеют они, по нашей малочисленности, по древнему и примитивному оружию, отсутствию собственных космических кораблей, обнаружить истину и напасть на нас с превосходящими силами?

Он сжал губы и поглядел на навес, где находились жена и дети.

— Конечно, вы правы. Я надеюсь задержать их на очень короткое время.

— А что потом?

— Не знаю… Но это моя тайна, вы поняли? Я говорю только вам. Стоит нашим людям понять истинное положение, понять, насколько мы беспомощны… и все погибло.

Я кивнул. Сэр Роже пришпорил свою лошадь и, крича как мальчишка, галопом поскакал в лагерь…