Прочитайте онлайн Крестоносцы космоса | Глава 22

Читать книгу Крестоносцы космоса
3716+458
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 22

Вечером следующего дня мы покинули Новый Альбион. Сэр Роже и я отправились одни в крошечной безоружной космической шлюпке. Сами мы были еще слабее. У меня, как всегда, были с собой четки, и больше ничего. Сэр Роже был одет в камзол йомена, но у него были меч и кинжал, а к сапогам прицеплены шпоры. Он сидел в пилотском кресле, как в седле, и глаза его были ледяными.

Мы сказали капитанам, что это всего лишь небольшой полет для осмотра некоей добычи, захваченной сэром Оливером. Солдаты почувствовали ложь, и лагерь тихо гудел. Рыжий Джон сломал две дубинки, пока наводил порядок. Мне казалось, когда я входил в шлюпку, что все наше предприятие рухнуло. Но в целом люди были спокойны, вечер был безветренным, на древках повисли наши знамена, и я заметил, что они выгорели и изорвались.

Шлюпка проколола синее небо и погрузилась во тьму, как изгнанный Люцифер. Мельком я заметил военный корабль, патрулирующий на орбите. Конечно, я чувствовал бы себя гораздо удобнее, если бы за спиной у меня были его орудия. Но мы могли взять лишь эту беспомощную скорлупку. Сэр Оливер дал ясно понять это, когда говорил с бароном вторично.

— Если хотите, де Турневиль, мы примем вас для переговоров. Но вы должны прибыть один, в маленькой шлюпке и без оружия. О, ладно, вы можете взять с собой вашего монаха. Я скажу, какую орбиту вам нужно будет занять, чтобы мой корабль вас встретил. Если мои телескопы и детекторы обнаружат хоть какой-нибудь признак предательства с вашей стороны, я отправляюсь прямо на Версгориксан.

Мы набирали скорость в молчании, которое становилось все тягостнее. Наконец, я решил нарушить его:

— Если бы вы примирились, то мужество вернулось бы к нашим людям. Тогда, я думаю, они действительно были бы непобедимы…

— Катрин и я? — рявкнул барон.

— Н… нет, я имел в виду вас и сэра Оливера, — заикаясь выговорил я.

Но, пока я это говорил, правда открылась мне самому — я действительно думал о миледи. А Оливер сам по себе был ничто. Наша судьба зависела от сэра Роже. Но он не мог продолжать борьбу, разлученный с той, что пленила его душу. Она и их дети — вот из-за кого он так кротко и просительно явился к Оливеру.

Все дальше и дальше летели мы, пока планета под нами не превратилась в тусклое пятно. Я никогда раньше не чувствовал себя таким одиноким, даже когда мы покинули Землю.

Но вот что-то закрыло перед нами несколько звезд. И я увидел, как из темноты вырастает корпус космического корабля.

Мы могли бы принести с собой бомбу и уничтожить корабль. Но сэр Оливер знал, что мы не сделаем этого, пока на корабле находятся Катрин, Роберт и Матильда.

Вскоре щелкнули магнитные зажимы, и, таким образом, корабли летели теперь в холодном поцелуе встречи. Открыв свой люк, мы ждали.

Через люк вступил Бранитар. Радость победы горела в его взоре, но, увидев меч и кинжал сэра Роже, он отступил.

— У вас не должно быть оружия! — воскликнул он.

— А? Да! — Барон посмотрел на лезвие. — Я никогда не думал об этом. Это все равно, что шпоры… знак того, кто я есть. Ничего больше.

— Отдайте их.

Сэр Роже отцепил меч и кинжал и протянул их версгорцу.

Отдав оружие другому синекожему, Бранитар ощупал нас.

— Спрятанных пистолетов нет, — решил он.

Я почувствовал, что мои щеки вспыхнули, но сэр Роже, казалось, ничего не заметил.

— Очень хорошо, — продолжал Бранитар. — Следуйте за мной.

Мы прошли по коридору в кают-компанию. За деревянным столиком сидел сэр Оливер. Он был в черном бархатном камзоле, и драгоценные камни сверкали на его руке, лежавшей на огромном пистолете на столе прямо перед нами. На леди Катрин было серое платье и монашеский плат. Локон выбился из-под него и, как язык пламени, упал на лоб.

Войдя в кают-компанию, сэр Роже остановился.

— Где дети?

— Они в моей комнате со служанками, — его жена говорила, как машина. — Они здоровы…

— Садитесь, сэр, — сказал Оливер.

Его взгляд скользнул по комнате. Бранитар отложил меч и кинжал и встал справа. Второй и третий версгорцы, скрестив руки, встали за ним. Я решил, что это медик и навигатор, о которых я уже говорил. Два артиллериста, по всей видимости, находились у орудия, а пилот — в рулевой рубке, на случай, если придется удирать. Леди Катрин, как восковая фигура, стояла у стены слева от сэра Оливера.

— Надеюсь, вы не думаете подстроить каверзу, — сказал изменник. — Все дозволено в любви и на войне…

Катрин протестующе подняла руку.

— Только на войне… — слова эти дались ей с трудом, и рука вновь упала.

Продолжая стоять, барон плюнул на пол.

Оливер покраснел.

— А послушайте, — воскликнул он, — давайте не будем лицемерить о нарушенных клятвах. Ваша собственная позиция более чем сомнительна. Вы присвоили себе право производить в дворянство простолюдин и крестьян, раздавать награды и вести переговоры с иноземными королями. Вы сами сделались бы королем, если бы смогли! Где же ваши клятвы о верности английскому сюзерену?

— Я не делал ничего во вред ему, — ответил сэр Роже. — Если бы я нашел Землю, то присоединил бы наши завоевания к его домену. Но до тех пор мы должны как-то держаться, наш единственный шанс — возвести собственную феодальную систему.

— Возможно, в этом вы и правы, — согласился сэр Оливер. — Но вы должны благодарить меня, Роже, за то, что я снял с вас эту необходимость. Мы можем вернуться домой!

— Как версгорский скот?

— Думаю, что нет. Но садитесь вы, оба. Здесь есть вино и хлеб. Сегодня вы мои гости.

— Нет, я не преломлю хлеба с вами…

— Тогда вы умрете с голоду, — весело проговорил сэр Оливер.

Барон окаменел, а я впервые заметил, что у леди Катрин была пустая кобура. Оливер, очевидно, под каким-то предлогом, отобрал у нее оружие. Теперь только он был вооружен.

Увидев, какое впечатление произвели на нас его слова, он вновь стал серьезным.

— Милорд, когда вы предложили переговоры, вы вправе были ожидать, что я не упущу такого шанса. Вы останетесь с нами…

— Оливер! — крикнула леди Катрин. — Ты никогда не говорил мне… вы сказали, что он сможет спокойно покинуть корабль, если…

Он повернулся к ней и вежливо сказал:

— Подумайте, миледи. Разве не было вашим самым горячим желанием спасти его? Но вы сами боялись, что его гордость не позволит ему сдаться. Теперь он пленник… ваше желание исполнится. Все бесчестье на мне. Я с радостью понесу эту ношу, ибо этого хотела миледи.

Она так дрожала, что я заметил это.

— Я не участвовала в этом, Роже, — проговорила она. — Я никогда не думала…

Муж не взглянул на нее.

— Каковы же ваши планы, Монтбелл?

— Эта новая ситуация дает нам новые надежды. Я никогда не радовался возможности переговоров с версгорцами. А теперь в этом вообще отпала необходимость. Мы можем отправиться прямо домой. Оружие и золото на борту этого корабля дадут мне все, чего я желаю.

Бранитар, единственный версгорец, понимающий по-английски, воскликнул:

— Эй, а как насчет меня и моих друзей?

Оливер холодно сказал:

— Почему бы вам не сопровождать нас? А без сэра Роже де Турневиля союзники скоро сдадутся, так что вы выполнили свои обязательства по отношению к своему народу. Я изучил ваш образ мышления — место обитания не имеет для вас большого значения. По пути мы подберем несколько самок вашей расы. Как мои вассалы, вы сможете приобрести столько земли и власти, сколько не сможет ни один землянин. А ваши потомки и мои будут владеть целой планетой. Конечно, вы попадете в непривычные общественные отношения, но, с другой стороны, получите такую свободу, какой вы никогда раньше не имели.

У него было оружие. Но, я думаю, Бранитар просто согласился с его аргументами, и согласие это было вынужденным.

— А мы? — выдохнула Катрин.

— Вы и Роже получите свое поместье в Англии, — ответил сэр Оливер. — Я добавлю еще замок в Винчестере.

Возможно, он говорил искренне. Или, может быть, он думал, что, став господином Европы, он сможет что угодно делать с ее мужем и с нею. Она была слишком потрясена, чтобы предвидеть и эту возможность. Ее лицо вдруг приняло мечтательное выражение. Плача и улыбаясь, она посмотрела на Роже.

— Любимый, мы можем вернуться домой!

— А что станет с людьми, оставшимися здесь?

— Я не могу рисковать, взяв их с собой, — сэр Оливер пожал плечами. — К тому же, они все низкого происхождения.

Сэр Роже кивнул.

— Ага. Это так…

Он вновь посмотрел на жену. Потом резко выбросил ногу назад. Рыцарская шпора вонзилась в живот стоящего сзади версгорца. Тот упал.

Тем же самым движением сэр Роже пригнулся к палубе. Сэр Оливер вскрикнул от неожиданности и отскочил. Его пистолет изрыгнул пламя, но изменник промахнулся, барон был слишком быстр. Он сбил с ног второго версгорца и уронил того на себя. И следующий выстрел Оливера попал в этот живой щит.

Сэр Роже, держа перед собой труп, встал и сделал прыжок. У Оливера было еще время для последнего выстрела, который сжег уже мертвое тело. А затем сэр Роже швырнул мертвеца через стол ему в лицо.

От удара Оливер упал. Сэр Роже потянулся за своим мечом. Бранитар тоже попытался его схватить. Но барон успел сжать рукоятку кинжала. Сверкнуло выхваченное из ножен лезвие, и кинжал пригвоздил руку Бранитара к столу, войдя в нее по самую рукоять.

— Жди меня здесь, — насмешливо крикнул сэр Роже и извлек меч. — Ура, Бог да поможет правым!

Сэр Оливер высвободился из-под трупа и встал, все еще сжимая в руке пистолет. Я оказался рядом с ним. Он тщательно прицелился в грудь барона. Я пообещал святым множество свеч и набросил четки на запястья изменника. Он взвыл. Пистолет выпал из его руки и покатился под стол. Сверкнул меч барона. Сэр Оливер едва успел отклониться, и заостренная сталь вонзилась в дерево. Несколько мгновений сэр Роже освобождал ее. Пистолет лежал на полу, и я нырнул за ним. То же сделала и леди Катрин с другой стороны стола, и мы стукнулись лбами. Когда способность видеть вернулась ко мне, я сидел на полу, а сэр Роже гнался за Оливером к двери.

Катрин закричала.

Барон остановился, как пойманный арканом барс. Она поднялась.

— Дети, милорд! Они в корме, в спальне… Где все остальное оружие…

Он выругался и помчался вперед, она — за ним. Я встал, чуть пошатываясь, сжимая в руке пистолет, о котором они все забыли. Бранитар оскалил на меня зубы и попытался высвободить нож, пригвоздивший его к столу, но от его попыток лишь сильнее полилась кровь. Я решил, что безопасней не освобождать синекожего от ножа. Мое внимание было привлечено другим. Версгорец, которого выпотрошил барон, был все еще жив, но вряд ли надолго. Мгновение я колебался… Где мой долг: с милордом и миледи, или же с этим умирающим язычником? И я склонился над остывающим синим лицом.

— Отец… — прошептал версгорец.

Не знаю, кого он призывал, но я совершил над ним те скромные обряды, которые позволяли обстоятельства, и держал его руку, пока он не умер. Молюсь, чтобы он оказался в нимбе…

Сэр Роже вернулся, вытирая свой меч. Он сиял, я редко видел такую радость в человеке.

— Ах, волчонок! — воскликнул он. — Норманнская кровь всегда скажет свое!

— Что случилось? — вставая спросил я.

Оливер и не пытался достать оружие. Наоборот, он бросился в рулевую рубку, но остальные версгорцы, артиллеристы, услышав шум борьбы, решили не упускать такой шанс и вооружиться. Я видел, как один из них вбежал в спальню, второй мчался следом, вооруженный длинным рычагом. Я напал на него, но он был хорошим бойцом, и мне потребовалось время, чтобы справиться с ним. А Катрин, догнав первого, боролась с ним голыми руками, пока тот не сбил ее с ног. Эти трусливые служанки, как и следовало ожидать, смогли лишь забиться в угол, визжа, словно их режут. Но потом! Слушайте, брат Парвус! Мой сын Роберт открыл оружейный ящик, извлек оттуда пистолет и пристрелил первого версгорца быстрее, чем это сделал бы Рыжий Джон. О, дьяволенок!

Вошла миледи. Волосы ее растрепались, на одной щеке был синяк. Но она спокойно, как сержант, докладывающий расстановку пикетов, сказала:

— Я успокоила детей.

— Бедная крошка Матильда, — пробормотал ее муж. — Она очень испугалась?

Леди Катрин негодующе взглянула на него и сказала:

— Они оба хотели продолжить борьбу…

— Ждите меня здесь, пойду побеседую с Оливером и пилотом.

Катрин едва сдержала дыхание.

— Я должна прятаться, когда милорду грозит опасность?

Он остановился и взглянул на нее.

— Но я думал… — это выглядело довольно беспомощно.

— …что я предала вас, чтобы попасть домой? — она опустила взгляд. — Я думала, вы забыли меня. Я поступила так, как мне казалось лучше… для вас. Я ошиблась. Это было как сон. Вы не должны были оставлять меня одну, милорд. Я слишком нуждаюсь в вас.

Он медленно кивнул.

— Это я должен просить прощения. Да пошлет мне Господь достаточно лет, чтобы стать достойным вас. — Положив руку ей на плечо, он добавил. — Но оставайтесь здесь. Нужно присмотреть за этим синелицым. Если я убью Оливера и пилота…

— Убейте их! — воскликнула она в приступе ярости.

— Охотно, — ответил он с вежливостью, с которой всегда разговаривал с ней. — Глядя на вас, я хорошо понимаю его. Но… Бранитар может указать указать дорогу домой, и поэтому караульте его.

Она взяла у меня пистолет. Пригвожденный к столу пленник застонал.

— Идемте, брат Парвус, мне понадобится ваше словесное искусство.

Он был вооружен мечом и пистолетом, взятым из ящика с оружием. Мы прошли по коридору, потом вверх по лестнице и там — до входа в рулевую рубку. Дверь была заперта изнутри. Сэр Роже постучал по ней рукоятью меча.

— Вы, двое, — крикнул он. — Сдавайтесь!

— А если нет? — слабо раздался из-за двери голос сэра Оливера.

— Если нет, то я выведу из строя двигатели и уйду на лодке, оставив вас здесь. Но, послушайте, я освободился от гнева. Все кончается к лучшему, мы действительно можем отправиться домой, после того, как звезды станут безопасными для англичан. Мы были с вами друзьями, Оливер. Дайте мне вашу руку: клянусь не причинять вам вреда.

Наступило тяжелое молчание.

Наконец человек за дверью сказал:

— Ага, вы ведь никогда не нарушали клятву? Хорошо, входите, Роже.

Я услышал, как щелкнул замок. Барон протянул руку к двери. Я не знаю, что заставило меня сказать:

— Подождите, сэр, — и с неслыханным нарушением всех правил поведения, я пошел перед ним.

— Что?

Но я уже открыл дверь и переступил порог. Два железных прута обрушились мне на голову и… окончание этих событий я вынужден передать по рассказам других, ибо я не приходил в чувство целую неделю.

Я лежал в луже крови, и сэр Роже решил, что я убит. А Оливер и пилот, увидев, что они ударили не барона, напали на него. Они были вооружены двумя отсоединенными стойками, тяжелыми и длинными, как мечи.

Меч сэра Роже со свистом рассек воздух. Пилот поднял свою дубинку. Клинок ударился, выбив поток искр. Сэр Роже крикнул так, что задрожали стены:

— Убийцы невиновных!

Второй удар выбил палку из его руки. Третий — и синяя голова отлетела от тела и покатилась по лестнице.

Услышав крик, Катрин подбежала к двери кают-компании и выглянула, как будто могла видеть сквозь стену. Бранитар стиснул зубы, и свободной рукой схватил кинжал. Мускулы вздулись на его плечах. Мало кто из людей смог бы вытащить кинжал — но он смог!

Миледи услышала стон и обернулась, когда Бранитар уже огибал стол. Его правая рука, покрытая кровью, висела безжизненно, но в левой сверкал нож.

Она подняла пистолет.

— Назад!

— Опустите, — презрительно сказал он. — Вы никогда его не примените. Иначе вы никогда не увидите звезд над землей: я ваша единственная надежда на возвращение.

Она взглянула в глаза врага своего мужа и выстрелила. Потом она пробежала к рубке.

Сэр Оливер Монтбелл отступил под натиском барона, а когда тот поднял пистолет, он схватил со стола книгу и закрылся ею, как щитом.

— Одумайтесь! — закричал он. — Это корабельный журнал. В нем находятся данные о местоположении Земли. Других нет!

— Вы лжете. Они есть в мозгу синелицего Бранитара. Тем не менее, — он сунул пистолет в кобуру, — я не хочу пачкать руки вашей кровью. Но вы убили брата Парвуса, и сами умрете.

Оливер приготовился к броску. Его большой лом был мощным оружием. Он поднял его и бросил. Получив удар по голове, сэр Роже упал. Оливер прыгнул и схватил лом убитого версгорца, отбросив в сторону меч сэра Роже. Он издал торжествующий крик. Сэр Роже пытался встать. И Оливер поднял лом…

В дверях появилась Катрин. Сверкнуло пламя, и журнал полета исчез в дыму и пепле. Оливер закричал от боли. Она выстрелила вновь, и он упал.

Силы оставили Катрин. Она медленно опустилась на пол и заплакала. Сэр Роже подполз к ней и обнял. Не знаю, кому из них это придало силы больше.

Чуть позже он печально сказал:

— Все!

— Я убила Бранитара… — всхлипывая призналась Катрин.

Сэр Роже задумчиво посмотрел на то, что осталось от корабельного журнала.

— Боюсь, положение непоправимо. Мы не сможем найти дорогу домой.

— Не важно, — улыбнулась она сквозь слезы. — Там, где вы — там Англия…