Прочитайте онлайн Крестоносцы космоса | Глава 14

Читать книгу Крестоносцы космоса
3716+532
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 14

Сэр Оливер появился, как герой рыцарского романа. Его подвиги не потребовали от него героических усилий. Летая в центре версгорского военного флота, он даже сумел согреть воду на жаровне и побриться. Теперь он шел по лагерю, высоко подняв голову, и алый плащ развевался за ним по ветру. Сэр Роже, грязный, пропотевший и окровавленный, встретил его у рыцарских палаток.

— Поздравляю, сэр Оливер, вы действовали блестяще, — голос сэра Роже охрип от крика.

Младший рыцарь поклонился, но поклон его был адресован леди Катрин, уже выбравшейся из приветствующей его толпы.

— Я не мог сделать меньше, просто не мог, — промурлыкал сэр Оливер. — С тетивой лука у сердца…

Лицо леди Катрин вспыхнуло. Взгляд барона метался между ней и сэром Оливером. Несомненно, они составляли прекрасную пару. Я видел, как рука сэра Роже сжала рукоять меча.

— Идите в свою палатку, мадам, — сказал он своей жене.

— Мне нужно позаботиться о раненых, сэр.

— Вы трудитесь для кого угодно, только не для собственного мужа и детей, да? — сэр Роже попытался улыбнуться, но на его лице появилась только болезненная гримаса (во время боя пуля ударила в забрало его шлема). — Я сказал, идите в свою палатку!

— Так не разговаривают с благородной леди, сэр, — заявил Оливер Монтбелл с шокированным видом.

— Ваши слащавые рондо приятнее? — Сэр Оливер нахмурился еще больше. — Или шепот, которым назначают свидание?

Леди Катрин страшно побледнела. Она не могла найти слов. И на полет стрелы вокруг воцарилось молчание.

— Призываю Господа в свидетели, что я оклеветана, — наконец сказала леди Катрин, и платье зашуршало от стремительной походки.

Когда она исчезла в палатке, я услышал рыдания. Сэр Оливер с ужасом глядел на барона.

— Вы сошли с ума! — выдохнул он наконец.

Широкие плечи сэра Роже согнулись, словно на них навалилась огромная тяжесть.

— Еще нет. Я хочу встретиться с капитанами после того, как они умоются и поужинают. А вам, сэр, лучше организовать охрану лагеря.

Рыцарь вновь поклонился. Это не было оскорбительным жестом, но его поклон напомнил всем, на сколько сэр Роже нарушил хорошие манеры. Затем сэр Оливер отошел и принялся выполнять свои обязанности.

Вскоре везде стояли часовые. А сэр Оливер, взяв с собой Бранитара, отправился в разрушенный версгорский лагерь осматривать оборудование, которое еще можно будет использовать. Синелицый сумел за последние, даже очень насыщенные дни, усовершенствовать свой английский. Он говорил неправильно, но с большой убежденностью, а сэр Оливер слушал. Я видел эту картину в черных вечерних сумерках, но не слышал, о чем они говорили. Я торопился на совет…

Высоко взметнулось пламя костра, факелы были воткнуты в землю. Английские капитаны сидели вокруг плетеного столика, а над их головами мерцали чужие созвездия. Я слышал ночной шум леса. Все люди смертельно устали, но их взгляды были прикованы к барону.

Гладко выбритый, одетый в свежую одежду, с сапфировым перстнем на пальце, он выдавал свою усталость только тускловатостью голоса. Хотя он говорил решительно, в его словах не было жизни. Я взглянул в сторону палатки, где находилась леди Катрин и его дети, но во тьме никого не было видно.

— С Божьей помощью, мы снова победили, — начал милорд. — Несмотря на все наши потери, у нас теперь больше оружия и машин, чем мы можем использовать. Армия, выступившая против нас, разбита, и на всей планете осталась лишь одна крепость.

Сэр Брайан почесал поросший седой щетиной подбородок.

— Можно, конечно, вновь поиграть в игры, — сказал он. — Но осмелимся ли мы остаться здесь? Как только версгорцы придут в себя, они найдут способ расправиться с нами.

— Верно, — кивнул ему сэр Роже. — И это одна из причин, почему нам нельзя медлить. А вторая — это место вообще неудобно для жизни во всех отношениях. Замок Дарова и больше, и сильнее, и лучше подходит для нас. Захватив его, мы больше не будем опасаться взрывов. И даже если герцог Хуруга не будет бомбардировать нас здесь, можно быть уверенным, что он не проглотит свою гордость и не пошлет корабль за помощью к императору? Надо готовиться к тому, что против нас выступит вся версгорская армада, а ее размеры вы себе можете представить. — Он постарался на заметить дрожи, охватившей капитанов, и закончил. — По всем этим причинам нам необходимо захватить Дарову.

— Противостоять флоту ста миров? — воскликнул капитан Баллард. — Нет, сэр, ваша гордость переходит в безумие. Давайте-ка улетим, пока это возможно, и будем молить бога, чтобы он направил нас к Земле.

Рука сэра Роже с силой ударила по столу.

— Клянусь ранами Христа! — взревел он. — В день победы, какой не знал сам Ричард Львиное Сердце, вы готовы поджать хвост и бежать без оглядки! Я думал, вы мужчины!

— Что же, в конце концов, выиграл Ричард, — проворчал Баллард, — кроме выплаты выкупа, который разорил страну?

Но сэр Брайан, услышав это, прошептал:

— Я не хочу слышать об измене…

Баллард понял, что он сказал и, покусывая губы, замолчал.

Тем временем сэр Роже торопливо продолжал:

— Арсеналы Даровы опустошены. Из них выгребли все, чтобы вооружить армию, которая была разбита. Теперь у нас есть почти все вооружение, которым они располагают, а большая часть гарнизона перебита, но только дайте им время, и они оправятся. Хуруга созовет воинов со всей планеты и выступит против нас. Но сейчас в их рядах царит паника, и самое большое, что они могут сделать — это воздвигнуть против нас крепостной вал. Контратака сейчас вне вопроса.

— И захватить Дарову. Тогда мы будем сидеть там, пока не прибудут их подкрепления? — послышался из темноты чей-то голос.

— Это все же лучше, чем сидеть здесь, верно?

И хотя смех сэра Роже был принужденным, ему ответили одна или две угрюмые улыбки.

Итак, все было решено.

Наши люди так и не легли спать. Под ярким светом двойной луны они вновь начали свой тяжкий труд. Мы отыскали несколько тяжелых транспортных кораблей, которые были сравнительно мало повреждены, так как находились далеко от центра взрыва. Ремонтники из числа наших пленных довольно быстро восстановили их. Не теряя времени, мы начали погрузку. Ненасытное чрево кораблей поглощало все: машины, оружие и оборудование. За ними последовали люди, пленники, скот — и задолго до полуночи наши корабли поднялись в воздух в сопровождении тучи маленьких летающих лодок с двумя-тремя людьми на борту.

Мы спешили не зря. Через час после нашего отлета, как мы узнали позже, автоматический воздушный корабль, оснащенный мощной бомбой, обрушился на Гантурак. Но нас там уже не было.

Осторожный полет по свободному от вражеских кораблей пространству привел нас к внутреннему морю. Через много миль за ним, в середине поросшей густым лесом холмистой местности, мы обнаружили Дарову. Вызванный в качестве переводчика в контрольную рубку, я увидел ее на экране далеко внизу и впереди.

Наши корабли летели навстречу восходящему солнцу, восход которого окрашивал здания крепости в розовый цвет. Их было всего десять: низких, круглых, из оплавленного камня, строений. Стены их были настолько толсты, что могли выдержать любой удар. Они были соединены друг с другом укрепленными туннелями. В сущности, весь замок находился под землей и был так же изолирован и самообеспечен, как космический корабль. Его окружал сплошной круг гигантских бомбард и странных на вид металлических установок, высовывавших свои стволы из внешних укреплений. И над всем этим, как сатанинская пародия на ореол, сверкал защитный экран — и ни одного космического корабля противника.

К этому времени я, как и большинство из нас, уже умел пользоваться передатчиком. Я включил его, и на экране появилось изображение версгорского офицера. По-видимому, он тоже пытался связаться с нами и настраивал аппаратуру. Из-за несогласованности действий, мы потеряли несколько секунд. Лицо офицера было бледно, цвета небесно-голубой лазури, и он несколько раз сглотнул, прежде чем спросить:

— Чего вы хотите?

Сэр Роже нахмурился. С налитыми кровью глазами, с лицом, вся плоть которого, казалось, вот-вот расплавится, он выглядел пугающе.

Ответ последовал незамедлительно:

— Хуруга!

— Мы не… не можем вызвать нашего граса, он приказал не беспокоить его…

— Брат Парвус, скажите этому идиоту, что я буду разговаривать только с их герцогом и ни с кем больше. Переговоры! Разве у них нет этого обычая, принятого у всех цивилизованных народов?

Версгорец быстро взглянул на нас, когда я передал ему слова милорда, потом что-то сказал в маленький ящик и притронулся к нескольким кнопкам. Его изображение сменилось лицом Хуруги. Некоторое время губернатор протирал заспанные глаза, потом с угрюмой храбростью сказал:

— Не надейтесь разрушить эту крепость, как вы сделали с другими. Дарова построена, как необыкновенно мощное укрепление. Это же центральная база планеты! Массированная бомбардировка может затронуть только наземные постройки. Если же вы попытаетесь повести прямую атаку, мы смешаем вас с песком…

Сэр Роже кивнул.

— Но долго ли вы выдержите? — насмешливо спросил он.

Хуруга обнажил свои острые зубы.

— Дольше, чем вы думаете, скотина!

— И тем не менее, я не думаю, чтобы вы были приспособлены к осаде…

Я не нашел в своем скудном версгорском словаре соответствие для этого последнего термина, и Хуруга с трудом вник в иносказание, которым я пытался объяснить, что значит слово «осада». Когда я объяснил милорду, почему перевод занял так много времени, сэр Роже коротко кивнул головой.

— Я подозревал это, — сказал он. — Смотрите, брат Парвус. Эти межзвездные нации имеют оружие почти такое же мощное, как меч Святого Михаила. Одним взрывом они могут уничтожить город, а десятью — опустошить целое графство. Но, в таком случае, могут ли их битвы длиться долго, а? Этот замок построен так, чтобы выдержать быстрый и короткий удар. Но осада?.. Вряд ли! — И, уже обращаясь к экрану, сказал. — Я остановлюсь невдалеке от вас. При первой же попытке напасть, открываю огонь по крепости. Поэтому, во избежание всяких недоразумений, для ваших людей лучше все время находиться под землей. В любое время, как только решите сдаться, вызывайте меня по передатчику.

Хуруга осклабился. Я прочел мысли, скрывавшиеся в его черепе: «Пусть англичане сидят поблизости, пока не прибудет карательная экспедиция…

Экран погас.

Неподалеку от крепости мы нашли хорошее место для лагеря. Оно лежало в глубокой, укрытой холмами, долине, через которую бежала река с чистой холодной водой, полной рыбы. Луга чередовались с рощами, дичь была в изобилии, и в свободное время наши люди охотились. Я видел, как за несколько долгих дней отдохнули и повеселели наши солдаты.

Сэр Роже себе отдыха не давал. Я думаю, он не осмеливался, ибо леди Катрин оставила детей под присмотром няньки и бродила по лагерю с сэром Оливером. Они не прятались и не делали ничего скрытного, но ее муж видел их и тут же отдавал приказ ближнему человеку.

Запрятавшись в лесах, мы обезопасили наш лагерь от любого обстрела. Разбросанные по всей территории лагеря, в палатках и под навесами, наше оружие и снаряжение не давали необходимой для обнаружения детекторами концентрации металла. Наши воздушные корабли постоянно патрулировали над Даровой, приземляясь для отдыха в разных местах далеко от лагеря. Наши требучеты были в постоянной готовности на случай, если в крепости появятся признаки жизни. Но Хуруга предпочитал пассивно наблюдать. Время от времени над нами пролетал осмелевший вражеский корабль, прилетевший из какого-то другого района планеты. Но он никогда не находил цели, а наши патрули вынуждали его удирать без оглядки.

Большая часть наших сил — крупные корабли, орудия, военные машины — была размещена где-то в другом месте. Поэтому я часто не видел сэра Роже. Я оставался в лагере, изучая версгорский и обучая Бранитара английскому. Я также организовал обучение туземному языку некоторых наших наиболее одаренных парней. У меня не было никакого желания участвовать в экспедициях барона.

У него были космические корабли, у него были бомбарды, стреляющие огнем и бомбами. У него было несколько ужасных машин-черепах. У него были сотни открытых боевых машин, которые он увешал щитами и вымпелами, посадив по четыре солдата в каждую. Он бродил по стране и опустошал ее. Ни одно изолированное имение не могло выдержать его атаки. Грабя и сжигая, он оставлял за собой разорение. Он убил много версгорцев, но не больше, чем это было необходимо. Остальных он держал в плену на больших транспортных кораблях. Несколько раз население пыталось оказать сопротивление. Но у них было только ручное оружие, и солдаты сэра Роже били их, как мякину, и развеивали их прах по их же собственным полям. Несколько дней и ночей оказалось достаточно, чтобы опустошить всю страну. Потом он предпринял быстрый набег через океан, бомбя и сжигая все на своем пути, и вернулся.

Мне все это казалось жестокой бойней. Впрочем, не худшей, чем то, что делала империя над сотней планет. Но должен признаться, что я не понимал логику подобных действий. Конечно, сэр Роже поступал так, как обычно ведут себя европейские войска во вражеской стране. Но когда он приземлялся вновь, и его люди разбредались, тяжело нагруженные драгоценностями, богатыми тканями, серебром и золотом, пьяные от награбленных напитков, хвастающиеся тем, что они делали, я отправлялся к Бранитару.

— Эти новые пленники не в моей власти, — сказал я, — но передай своим собратьям в Гантураке, что прежде, чем барон уничтожит их, он должен будет снести мою голову.

Версгорец с любопытством взглянул на меня и спросил:

— Почему ты заботишься о нас?

— Бог, да поможет мне, — ответил я. — Не знаю ничего, кроме того, что и вас создал Господь…

Известие об этом разговоре дошло до милорда, и он вызвал меня к себе. Пройдя по лагерю, я увидел просеку, вырубленную пленниками. Сами они толпились, как овцы, бормоча и ужасаясь под ружьями англичан. Конечно, их присутствие служило для нас защитой, хотя корабли противника уже обнаружили наш лагерь, сэр Роже позаботился, чтобы губернатор знал о присутствии в нем пленных. Но я увидел синекожих матерей, державших на руках плачущих детей, и что-то сжало мне сердце.

Барон сидел на табурете и грыз ногу быка. Лучи солнца, пробивавшиеся сквозь листву, падали на его лицо.

— Что же это, брат Парвус! — воскликнул он. — Неужели вам так понравились эти свиные рыла, что вы вступаетесь за них?

Я пожал плечами.

— Подумайте, сэр, как такие деяния отягощают вашу душу…

— Что? — он поднял густые брови. — Когда это запрещалось освобождать пленных?

Теперь пришла моя очередь удивиться.

Сэр Роже продолжал с аппетитом глодать ногу.

— Мы оставим у себя таких, как Бранитар и ремесленники, они полезны для нас. Остальных мы гоним в Дарову. Тысячи и тысячи. Как вы думаете, растает ли сердце Хуруги от благодарности?

Стоя по колено в траве на лугу, освещенном солнцем, я смог лишь выговорить:

— Ха, ха, ха!

Итак, под насмешливые крики и подталкивание наших людей, эта бесконечная толпа двигалась через ручьи и кустарники, пока не оказалась на опушке леса. Впереди же были видны строения Даровы. Несколько версгорцев робко выступили вперед. Англичане, смеясь, опирались на копья. Один версгорец побежал. Никто не стрелял в него. Побежал еще один и еще. И, наконец, вся масса устремилась к крепости.

В этот вечер Хуруга сдался.

— Это было легко, — смеялся сэр Роже. — Я поймал его на этом. Не думаю, что у него было много запасов, ведь осады в этом мире неизвестны. Итак, во-первых, я показал ему, что намерен опустошить планету так, что если бы даже мы были побеждены, ему бы пришлось отвечать. А потом я добавил ему несколько лишних ртов…

Он хлопнул меня по спине. Когда же я отдышался и выпрямился, он сказал:

— Ну, брат Парвус, теперь нам принадлежит этот мир. Не хотите ли стать его первым аббатом?