Прочитайте онлайн Крестом и булатом: Атака | Эпилог

Читать книгу Крестом и булатом: Атака
2416+923
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Эпилог

23 октября 2000 г., 20:17 по Москве. Баренцево море. Большой противолодочный корабль «Адмирал Пастухович», каюта капитана.

Начальник штаба Северного флота Михаил Николаевич Яцык познакомился с Евгением Логвинен-ко года четыре назад, когда молодой менеджер топливной компании предложил адмиралу выгодную сделку по реализации излишков солярки, по совершенно непонятным причинам образовавшимся на одной из баз. Операция прошла успешно, за ней последовала вторая, принесшая Яцыку очередные крупные дивиденды, затем третья. Логвиненко был оборотист, умен, немногословен и выполнял принятые на себя обязательства от начала до конца, что выгодно отличало его от остальных крутившихся вокруг флотского руководства посредников-прилипал.

Довольно быстро Евгений стал личным помощником Яцыка. По своим каналам адмирал добился присвоения Логвиненко звания «капитан-лейтенант», оформил его на должность порученца при штабе и предоставил полную свободу действий в нелегком, но увлекательном деле распродажи флотского имущества.

И не прогадал.

За пару лет капитан-лейтенант Логвиненко списал ценностей на двести семьдесят миллионов долларов, из которых двадцать процентов пошли на личный счет начальника штаба, а остальные деньги рассеялись по карманам Зотова, Самохвалова и трех десятков чиновников помельче, включая и самого Евгения. Помощник не жадничал, удовлетворялся пятью процентами прибыли, справедливо полагая, что от добра добра не ищут. Ему было гораздо важнее подольше удержаться на столь хлебной должности, чем хапнуть один раз и потом начинать все с начала.

Логвиненко не брезговал никакими поручениями Яцыка: проводил коммерческие сделки, разбирался с конкурентами и с зарвавшимися мичманами, тащившими с кораблей всё, что можно, решал личные вопросы высших офицеров, доставлял девочек в бани, договаривался с летчиками транспортной авиации о перебросках грузов за рубеж, организовывал истинно царские приемы проверяющим из Москвы, обеспечивал экстренные поставки продовольствия в отдаленные голодающие гарнизоны. Не было дела, с которым Евгений бы не справился.

И когда возникла серьезная проблема, связанная с найденным в восьмом отсеке «Мценска» блокнотом Дмитрия Кругликова, в котором записи оканчивались аж девятнадцатым августа, Михаил Николаевич Яцык призвал на помощь Логвиненко…

– Что именно надо? – спросил помощник, рассматривая упакованные в прозрачный полиэтилен слипшиеся листки.

– Должна быть записка. – Адмирал выбил трубку в огромную хрустальную пепельницу. – Так, мол, и так, держимся из последних сил… Обязательно про пожар и про то, что все отравлены угарным газом. Указать, что спаслось всего человек десять, патроны регенерации воздуха кончаются. Названия в справочнике посмотришь. И время поставить – час или два дня пятого августа… Не забудь про строчки жене и матери, это важно.

– Может, бумагу слегка опалить по краям? – предложил Логвиненко. – Для достоверности…

– Хорошая мысль, – одобрил Яцык. – Маслица машинного еще плесни, там в отсеке это есть. Но надо быстро. Времени – сутки. Я больше не смогу сдерживать информацию.

– Справимся, – Евгений задумчиво повертел в руке полиэтиленовый пакетик. – А с этим что делать?

– Мне отдашь. И учти: никаких ксерокопий. Пусть твой человек с листа почерк срисовывает…

– Вопросов нет, – Логвиненко положил сверток в кейс и закрыл цифровой замок. – Теперь о том, что вы просили выяснить.

Начальник штаба Северного флота навострил уши.

– Командующий Северной группировкой войск Норвегии действительно собирается в отставку. Это уже решено, и приказа осталось ждать максимум месяц.

– Так…

– На Скоргена вышел наш человечек и прощупал почву. В принципе, за три-четыре миллиона Эйнар может подтвердить, что ему было известно о том, что с шестого по десятое августа наши самолеты искали какую-то чужую подлодку…

– Ага! – Яцык обрадованно потер ладошки. – Это неплохо.

– Но говорить о поврежденной американской субмарине на их базе он не будет.

– И не надо, – адмирал пожал плечами. – Это не его вопрос… Насколько четкая договоренность?

– Я не могу выйти на Скоргена лично, потому на сто процентов не гарантирую. Но норвежский посредник утверждает, что все решено. Он нас никогда раньше не подводил.

– Деньги вперед?

– Половину.

– Это приемлемо. Узнай сумму поточнее, и я дам поручение банку.

– Понял. У меня все…

– Тогда отправляйся. И не забудь о сроке. Сутки!

– Я помню.

Когда за Логвиненко закрылась дверь, адмирал Михаил Яцык облегченно вздохнул, расплылся в довольной улыбке, опрокинул рюмку водки, закусил долькой апельсина и вернулся к документам, которые просматривал до прихода своего преданного помощника…