Прочитайте онлайн Кремлевский фантомас | 8МЫ С ТАМАРОЙ ХОДИМ ПАРОЙ

Читать книгу Кремлевский фантомас
5016+1749
  • Автор:

8

МЫ С ТАМАРОЙ ХОДИМ ПАРОЙ

Беда тоже ходит парой.

У бабушки днем был понос.

Катя предположила, что в пироге нехорошие сливки.

«Все ели», – сказал Костя.

Но это ладно. Бабушке дали энтеросептол и всё вымыли, нервно, молча. Про няню Паню ей не сказали.

Паню увезли, и вскрытие было в тот же день. Обнаружили отравление. Цианид. Вечером пришла милиция по звонку из больницы.

Порфирьева держалась бодро и даже величественно. Старики легко переносят чужую смерть. Тамара поила Розу и себя чаем и валокордином. Роза Федоровна смягчилась и сказала: «Мы с Тамарой ходим парой».

– Парой, парой, – как всегда, угодливо повторила Барабанова.

Из милиции пришли двое: участковый Николай Николаич и дежурный опер Минин, молодой и тонконогий, похожий на прыгуна с шестом. Видно, старушечьи дела поручают юношам.

Милиционеры наведались к Порфирьевой, потом к Брюханову и Касаткиным. Снимали паспортные данные, задавали вопросы, заполняли протокол. Пока сидели у Брюханова, Тамара позвонила Косте и передала разговор с ментами.

Ментам они, значит, с Розой, сказали, что и как. Мол, были у нас дневные, в общем, посиделки.

Роза: Леонид Иванович принес пачки Федора Федоровича.

Тамара: Пили чай с конфеточками. Народ свой.

Минин: Сколько вас было?

Тамара: Четырнадцать с хозяйкой. Не тринадцать, а что толку.

Нет, чая, который пили днем, не осталось. Да, посуду мыла я. То есть, Фомичева Мария Георгиевна, а я – так, поднесла последние чашки, домыла. А мыла Фомичева Мария Георгиевна.

Роза Федоровна на Тамару не смотрела.

Минин: Значит, пригласили всех заранее?

Роза Федоровна: Нет, милый, ребяток я зазвала, когда все уже сидели. И двое незваных пришло: с Фомичевыми пришел их псих Гога, и с Аркашей Блевицким, Ниночки Блевицкой внуком, – с ним дружок.

Минин: У Панявиной были враги?

Роза: У Пани? Откуда? Всему дому задницы перемыла. Раньше малым, теперь старым.

Николай Николаич: Да, правда. Бабку любили.

Вскоре участковый и Минин появились у Кости. Квартиру они не осматривали. Спрашивать стали почти сходу.

– Кто заваривал чай? – спросил Минин.

– Всё делала Паня, – ответила Катя.

– Чай пили все?

– Вроде.

– К панявинской чашке подходил кто-нибудь?

– У нее не было чашки, – вспомнила Катя. – Чашка была Розы.

– Ничего не значит, – возразил Костя. – На чашке не написано – чья. Была ваша, стала наша. Старуха велела няне Пане пить чай. Паня пошла заварить, вернулась и села.

Минин повторил вопрос о врагах.

«Понятно, – думал Костя. – Подводит к наследству. Не доносить же, что Тамара ревновала к Пане Порфирьеву».

Костя и готов был помочь, но боялся болтать про буковый шкаф и рулетку. Походило это на сплетню и советский донос.

Минин и не настаивал. Конечно же, знал от участкового местные сплетни. Тем более такие.

Милиционеры ушли. Бедняги. Скольких соседей ни обходи, всё одно.

Вешдоков нет. Чашки вымыты. Ни к чему не прицепишься.

Спали Костя и Катя плохо, воскресенье прошло бестолково.

Позвонили утром Порфирьевой.

Старухин голос звучал в трубке ясно, звонко. И правда, Панина смерть ей как с гуся вода.

– Деточки, слыхали, что Паня рассказывала?

– А что?

– Оказывается, она…

В трубке послышались стуки, кажется, из глубины комнаты. Роза Федоровна замялась.

– Нет, нет, ничего, – заспешила она, – всё в порядке.

Опять дальние звуки. И Роза, шепотом:

– Зайдете – скажу. И смех, и грех…

– Старость – позор и кошмар, – сказала Косте Катя.

За день исполнили все воскресные обряды. Пили кофе утром, сходили за едой вниз в гастроном, даже перешли дорогу, купили в «Эльдорадо» кешью, потому что там они вкусней. Погуляли, как люди. Но всё было в какой-то дымке ужаса. Хотя лирика тоже опьянила. Костя и Катя шли, держались за руки. Вернулась влюбленность первых дней. Дух смерти освежил чувства.

Забегала Барабанова.

Старуха ночевать с ней расхотела.

– Ну и пошла, зануда старая, – верещала Тамара, – сами знаете куда. У меня у самой и видак, и ящик «Сони»!

Тамара смотрела строго и вызывающе: мол, с ней я сама разберусь, а вы на меня думать не смейте, сами сволочи все.

К Порфирьевой Костя и Катя пошли вечером. Они рассчитали, что старуха устанет и не задержит разговорами.

Костя позвонил в дверь.

Тишина.

Звонили долго. Стучали глухой перечнице.

Выполз из соседней двери Брюханов.

Костя стал разбегаться и наскакивать ботинком на дверь.

Потом подняли тревогу и вызвали участкового.

Наконец дэзовский слесарь Хабибуллин взломал дверь.

Касаткин вбежал вслед за Николай Николаичем.

В коридоре Костя привычно отстранился, но всё же стукнулся виском о шкаф.

Роза Федоровна Порфирьева лежала на кровати на боку лицом к стене с удавкой на шее. Удавка – черный чулок, злобно-озорно завязанный сзади бантом.