Прочитайте онлайн Кремлевский фантомас | 16СПАСТИ КАТЮ И ЧЕСТЬ

Читать книгу Кремлевский фантомас
5016+1753
  • Автор:

16

СПАСТИ КАТЮ И ЧЕСТЬ

15-го утром в Митино. Записка на Катиной двери белеет.

Ну, ладно, пятница. Мучиться два дня. Сказано: Катя Смирнова выйдет на службу в понедельник.

Касаткин вихрем в редакцию.

Борисоглебский с Паукером в отпуске.

Костя с Викторией Петровной сдавали воскресный номер.

В час дня Виктория вышла, а Костя достал чипсы и пепси и получил идиотский е-мэйл:

«Смирнова – заложница. Освобожу в обмен на статью. Дашь материал в воскресенье семнадцатого. Напишешь, что я – хозяин Кремля. Творческих успехов. Твой Фантомас».

Недельная круговерть лишила Касаткина чувства юмора. Костя не удивился и не засмеялся. Он сказал, конечно: «Что за дичь!» – но жевать перестал. И пакет с баночкой он отодвинул.

Касаткин начал составлять заказанную Фантомасом заметку тотчас, словно ждал и дождался команды.

Значит, потому и мутило его все дни.

Разумеется, по е-мэйлу часто приходили послания идиотские. Шутников-читателей пруд пруди. Но чуткий Костя чувствовал, что история с Фантомасом получит продолжение. Касаткин сам виноват. Фантомас был нагл и празден, а Костя бросил хулигану вызов своими «версиями».

Катина брошечка пахла дерьмом. Костя помыл ее «Сейфгардом». Теперь она пахла приятно мылом и все равно дерьмом.

Но главную опасность Касаткин усмотрел в «пожелании творческих успехов».

И еще было ощущение, что Фантомас – поблизости. Словно Блавазик и К° занимались столоверченьем и вызвали чей-то знакомый дух.

Нет, никаких столоверчений. Обратимся к фактам.

Подонок затащил куда-то Костину девушку. Что ж, террор – средство самое простое.

Негодяй амбициозен. Он рвется к власти. К Кремлю. Он использует касаткинскую газету для саморекламы. Пресса – тоже верный путь к успеху.

Вошла с обеда Виктория.

– Поели? – машинально спросил Костя.

– Нулевой клубничный йогурт «Виталиния». Я худе-е-ею. – Виктория посмотрела на Костю нежно.

Костя уткнулся в стол.

Искать яйцеголового типа некогда. Адрес июньского е-мэйла Касаткин уже искал. В том самом промхиммаше Костю вежливо осадили: тысяча компьютеров, извините.

Остаются считанные часы. Завтра номер уйдет в типографию. Уступить негодяю и написать заметку необходимо. Паня с Розой тоже казались вечными.

Касаткин закусил губу и напечатал заголовок в борисоглебском духе: «И последние станут первыми». Усмехнулся. Стер. Напечатал: «Хозяин Кремля». Положил кулаки на стол, раздвинув локти. Чипсы на краю стола и банка упали.

Виктория не реагировала. Она курила и с интересом смотрела в окно на пустой двор.

«Скажу ей, – подумал Костя, – позже. Иначе сейчас она поднимет панику». Касаткин продолжал писать.

Подонок-заказчик не заказал смысла заметки. Он заказал слова. «Хозяин Кремля». И, действительно, в этом – весь смысл.

И Касаткин решил попытаться. Он спасет не только Катю, но и свою честь. Над «хозяином Кремля» он сыронизирует. Фантомас рвется к славе и власти любой ценой. Ему плевать на иронию. А Касаткин ею оправдает себя.

«Кто на деле хозяин Кремля?» – отпечатал Костя.

Выбор клише был огромен: правительство, коррупция, безнаказанность, смена власти, олигархи, денежные мешки, грабь награбленное.

Касаткин до вечера крутил, выдавал штампы о мнимой власти и подлинной, занудствовал, потом всё зачеркнул, вернулся к заглавию и спасся вечной истиной.

Рвутся на вершину только из подполья.

Фантомас, яйцеголовый, – ряженый. То есть, под­польщик. Значит, он и есть хозяин Кремля.

Касаткин сделал то, что от него требовали, и, кажется, сохранил лицо.

Виктория Петровна прочла заметку, вздохнула и пропела:

– Бедная де-е-евочка.

Она красиво подняла руку в кружевном рукаве, погладила свой любимый гигантский перстень и прибавила:

– Что-о-о же, может, всё еще обойде-е-ется.

Костя внимательно посмотрел на нее. Знает ли она что-нибудь? Вряд ли. Она картинно курит и жеманни­чает. Ни один действительно деловой человек не станет так рядиться в блузы с воланами и выпевать слова.

«Хозяин Кремля» пошел вместо туннельной «Здоровой болезни».

«Позор? – думал Костя. – Может, и нет. Может, скажут – своя точка зрения».

Но скорее всего вообще не заметят. Читатели-москвичи разъехались. Да и газета – чепуха, бульвар.

Всю субботу Касаткин читал книгу и видел фигу. «Но зачем грязь лезет в князи? – думал он. – Ведь сказано: последние и так первые».

Одно было ясно: Яйцеголовый – тщеславный дурак, если только не псих из сумдома.

17 июля, в воскресенье, утром, вышло «Это Самое» с заказанной Фантомасом заметкой.

А спустя несколько часов, как нарочно, яйцеголовый человек-призрак ограбил Оружейную Палату.

Костя сидел при бабушке и не веря своим ушам слушал радостное радио. Поздно вечером пришла Катя.