Прочитайте онлайн Кожаный Чулок. Большой сборник |  ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНАЯ СПРАВКА

Читать книгу Кожаный Чулок. Большой сборник
2012+636
  • Автор:
  • Перевёл: Т. Гриц
  • Язык: ru

 ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРНАЯ СПРАВКА

Замысел романа «Следопыт, или На берегах Онтарио» относится к началу 1831 года. «Я имею обязательство написать «Озеро Онтарио», в котором будут действовать и индейцы, и моряки»,— сообщал Купер в одном из писем весной 1831 года. Писатель намеревался закончить роман к осени этого же года, однако замысел в то время своего завершения не получил.

Прошло восемь лет, прежде чем Купер возвратился к своему замыслу. За это время он опубликовал шесть других романов, распрощался с Европой и снова поселился в родном Куперстауне. Последние его романы успеха не имели, читающая публика поговаривала о том, что он уже утратил дар романиста, и Купер решает возродить своих старых героев — Натти Бампо и Чингачгука. В феврале 1840 года он издает роман «Следопыт, или На берегах Онтарио».

В отличие от других романов пенталогии о Кожаном Чулке в «Следопыте» не содержится точных указаний на время действия. Принято считать, что в нем описаны события конца 50-х годов XVIII века. Некоторые западные литературоведы утверждают, что Купер не случайно избрал для своего нового романа этот период времени. Видимо, он хотел отойти от проблем сегодняшней для него Америки, от тех социальных вопросов, которые были подняты в его романах «Домой» и «Дома» (1838).

В «Следопыте» рассказывается о приключениях Натти Бампо и Чингачгука после гибели Ункаса и Коры («Последний из могикан»), Натти Бампо выступает здесь не столько как представитель уходящего в прошлое образа жизни, сколько как романтический герой — благородный влюбленный, готовый ради любимой отказаться от привычного бродячего образа жизни и осесть в одном из фортов англичан. Читатель, знакомый уже по «Пионерам» и «Прерии» с дальнейшими обстоятельствами жизни Натти, знает, что из его мечтаний ничего не получится, и тем не менее с неослабевающим интересом следит за перипетиями любви и приключений Натти.

Именно в «Следопыте» образ Натти приобретает свою завершенность. Становится ясно, почему до конца дней своих он остается одиноким, почему его судьба складывается именно таким образом, как это было показано в «Пионерах» и «Прерии». В становлении характера Следопыта немалую роль играет Мэйбл Дун-хэм, дочь сержанта английской армии, в которую Натти влюблен. Ее дружба с индианкой по имени Июньская Роса, ее трезвая оценка бесчеловечных действий не только французских, но и английских войск заставляют и Следопыта по-новому увидеть происходящее, дают толчок к усиленной работе его ума. Чисто женское, глубоко эмоциональное восприятие Мэйбл всего происходящего в глазах влюбленного Следопыта приобретает особую значимость, его собственное видение обостряется, он приобретает душевный опыт и душевную чуткость, которые могут дать только общение с любимой женщиной. Оттачиваются и закаляются лучшие черты его характера — благородство, честность, нетерпимость к жестокостям, доброта, уважение к человеку независимо от цвета его кожи.

Американские читатели встретили «Следопыта» с интересом, роман имел успех. Критики были более пристрастными и по различным причинам не хотели воздать должное новому роману Купера, даже положительные отклики на него сопровождались всяческими оговорками. Европейская критика была более благосклонной. Одним из первых откликнулся на роман Бальзак, опубликовавший обстоятельную рецензию на французское издание «Следопыта» 25 сентября 1840 года в журнале «Ревю Паризьенн». «Это прекрасная книга... — отмечал Бальзак. — ...Восхищения заслуживают также величие и оригинальность Кожаного Чулка, превосходного персонажа... Кожаный Чулок — это статуя, великолепный духовный гермафродит, порожденный состоянием дикости и цивилизацией, он будет жить вечно, пока живет литература».

На русском языке «Следопыт» был опубликован осенью 1840 года в журнале «Отечественные записки». В. Г. Белинский, прочитав его, воскликнул: «Величайший художник! Я горжусь тем, что давно его знал и давно ожидал от него чудес, но это чудо — признаюсь — далеко превзошло все усилия моей бедной фантазии». По мнению В. Г. Белинского, многие сцены романа «были бы украшением любой драме Шекспира».

После 1840 года роман на русском языке издавался неоднократно.