Прочитайте онлайн Косово поле. Балканы | Глава 1. FUNKTION UBER ALLES[2].

Читать книгу Косово поле. Балканы
3216+783
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1. FUNKTION UBER ALLES.

«Ну почему люди не летают, как птицы?» — Владислав мысленно спародировал изнеженную героиню Островского и поскреб ложкой по дну жестяной банки. Американская тушенка, выработанная из чуждой русскому желудку заокеанской говядины, с грудастой негритянкой на этикетке, подходила к концу. Улыбающееся черное лицо мало соответствовало содержимому и символизировало знатную арканзасскую скотницу тетю Бетти, как явствовало из пояснительного текста.

Двусмысленность, однако, оставалась. Почти такая же, как возникала при взгляде на пакет молока с изображением распаренной белотелой крестьянки. Ибо вымя у доярки ненамного уступало коровьему.

Чертовски хотелось домой, в Россию…

Двое суток Рокотов просто отсыпался и отъедался, возвращая силы измученному подземными приключениями организму. По пути наружу он заглянул на склад и разжился там тушенкой, шоколадом, кофе и чаем. Все равно сие изобилие пропадало втуне, уже ненужное изрядно поредевшему гарнизону косоваров.

Запас энергии был крайне необходим.

Впереди лежала Македония, битком набитая албанскими беженцами и натовскими войсками. До Скопье, где можно было попытаться сесть на самолет, предстояло пройти километров двести пятьдесят — триста, передвигаясь исключительно по ночам и хоронясь от любого взгляда. Это не Косово, в котором сила оружия решает все и никто не будет даже внимательно рассматривать валяющиеся у дороги трупы, это вполне мирная страна. Хоть и находящаяся в непосредственной близости к зоне конфликта, но обладающая работоспособной полицией и армией. Жители Македонии вряд ли будут в восторге от иностранного диверсанта, прокладывающего себе путь с помощью ножа и автомата. Скорее они сообщат куда следует, и вооруженного психа затравят в течение суток, бросив на его поимку лучшие силы спецназа.

Но иной дороги не было.

Обратно в Косово идти не стоило, слишком велик был риск нарваться на озверевших от крови террористов. Про Албанию Рокотов даже не думал — не зная языка, соваться туда означало погибнуть в течение первого же дня, столкнувшись лоб в лоб с очередным отправляющимся в бой отрядом УЧК.

Да и задача у биолога была не наносить урон врагу, а добраться до дома. Из Косова и из Албании самолеты в Россию не летают.

Жизнь, как это обычно бывает, подкинула очередной сюрприз. В виде непонятно как попавшей в руки косовским албанцам и проданной неизвестно кому термоядерной боеголовки. И теперь сие «изделие» по морю доставлялось в Санкт-Петербург.

Допрошенный под действием «сыворотки правды» Ясхар врать не мог. Насчет порта отправки он мало что знал, но место назначения назвал точно.

События следовали одно за другим, как падающие костяшки огромного домино.

Началось все с поездки мирного русского биолога Владислава Рокотова в Югославию по приглашению руководства биологического факультета Белградского Университета. С целью изучения ареалов обитания мелких ракообразных в притоках реки Лим.

Через три недели в жизни Владиславе все изменилось.

Для начала по палатке биолога кто-то выстрелил из гранатомета. Килограмм взрывчатки разнес брезентовое жилище в клочья. К счастью, в это время сам хозяин был в полусотне метров от поляны, в центре которой стояла палатка. Кому и зачем потребовалось расстреливать Влада, так и осталось невыясненным.

Но именно с ночного взрыва все и началось.

Потом был патруль специальной полиции сербских внутренних войск, от которого Рокотов сбежал, покалечив одного солдата…

Уничтоженный лагерь биологической экспедиции…

Маленький албанец Хашим, которого Владислав в последнюю минуту вытащил из герметично замотанного изоляционной лентой пластикового мешка…

Беготня по горам от преследовавшего их отряда спецполиции…

Уничтожение полицейских подручными средствами…

Передача Хашима с рук на руки уходящим из Косова албанцам и возвращение в район действий отряда бандитов…

Американский летчик со сбитого истребителя «F-117A», принятый Рокотовым под свою опеку…

Опять беготня по горам от полицейских, но теперь уже в компании с американцем, который в принципе оказался неплохим парнем. На пару с ним Влад перебил три десятка преследователей.

Вместе с капитаном Коннором русский биолог должен был быть спасен командой «морских котиков» из состава четырнадцатой бригады морской пехоты США. Но судьбе было угодно распорядиться по-другому — в квадрат приземления вертолетов спасателей прибыли и албанские террористы, переодетые в форму сербской полиции. Когда Рокотов понял, что все это время заблуждался насчет национальности своих недругов, было уже поздно. Капитана Коннора загрузили в вертолет, а по Владиславу дали очередь из пулемета «вулкан», поддерживая таким образом косоваров, почти окруживших биолога.

Владу все же удалось смыться, и он озверел окончательно.

Добравшись до сербского городка Блажево, Рокотов сколотил команду из не годных к любой военной службе молодых сербов и вместе с ними ушел в горы. После жарких объятий и клятв в верности Мирьяне Джуканович, встреченной им случайно черноокой журналистке одной белградской телекомпании.

Сербам под руководством Влада удалось сбить в горном ущелье натовский «Торнадо» и два вертолета, вылетевших из Македонии для спасения летчиков.

Однако на этом приключения не закончились.

Среди бумаг одного из убитых десантников обнаружился крайне любопытный документ.

Вернее, ксерокопия документа. Из бумаги явствовало, что на юге Косова, в лаборатории, расположенной в толще огромной горы, предприимчивые сепаратисты организовали мини-лабораторию по извлечению из крови младенцев сложных протеиновых соединений.

И Рокотов в одиночку пошел через все Косово.

В двадцати километрах от границы с Сербией он наткнулся на деревню, уничтоженную нервно паралитическим газом…

Встретил сбежавшего из разбитого натовскими ракетами сумасшедшего дома несчастного больного, которого смог довести до населенного пункта и передать в руки врачей…

Столкнулся на реке с патрулем албанцев, выдал себя за американца (благо английским языком владел с детства) и уничтожил более десятка косоваров…

Высадился на берег, где попал в объятия молодых бойцов УЧК. Знание английского и природная наглость помогли еще раз. Оценив обстановку, Влад накормил под видом «витаминов» албанских юношей сильным успокоительным и позаимствовал у них старенький «лендровер»…

Машина прослужила ему недолго. Аккурат до ближайшей фермы, на которую напала группа боснийцев, дравшаяся на стороне УЧК. Рокотов сумел уничтожить бандитов и спасти жизни сербской семье. Заодно с помощью молодого фермера он допросил главаря, напугав того перспективой быть заживо сваренным в кипятке.

Отправив сербов на «лендровере», Влад далее пошел пешком.

Взорвал железнодорожную станцию вместе с сотней грабивших ее косоваров…

Проник в дом к хорватскому посреднику, поставлявшему детей в лабораторию, выведал у него подробности и примерный план базы и подорвал особняк, оставив включенным газ и горящую свечу…

Забрался внутрь горы через вентиляционную шахту…

Три дня ползал по узким проходам, вырезая, расстреливая и подрывая охранников лаборатории…

Жестоко расправился со встреченным врачом из России, исполнявшим роль руководителя проекта…

Сумел вывести из подземелья два десятка сербских женщин с детьми…

И, наконец, захватил в плен командира албанского отряда, американца косовского происхождения и агента Центрального Разведывательного Управления, который и сообщил Рокотову сведения о находившейся на складе атомной боеголовке. К моменту прибытия Влада товар с базы уже ушел. Биолог опоздал буквально на пару дней.

Террориста Рокотов заминировал: его товарищи, вскрывшие дверь в помещение, где Влад оставил связанного албанца, были размазаны по бетонным стенам двумя килограммами пластида…

Биолог выбрался наружу и теперь сидел в одиночестве на ровной площадке посреди горного массива, наедаясь американской тушенкой и раздумывая о превратностях судьбы.

Рассчитывать следовало исключительно на самого себя. Как в деле возвращения в Россию, так и в ситуации с ядерным зарядом. Вряд ли у Владислава могли появиться помощники — уж слишком фантастической выглядела история его приключений. А после рассказа о боеголовке любой нормальный собеседник вызвал бы бригаду скорой психиатрической помощи и помог бы санитарам связать разбушевавшегося фантазера.

«Судьба-а…» — грустно подумал Рокотов и тяжело вздохнул в ожидании поспевающего на углях чая.

Рассиживаться времени не было. Морской путь от Албании до Питера занимал от двух до трех недель. Семь дней уже миновали. Гражданские суда ходят со скоростью пятнадцать-восемнадцать узлов, и даже если накинуть пару остановок в промежуточных портах, груз должен прийти к берегам Невы не позднее двадцать пятого мая.

А сегодня — уже восьмое.

«Завтра — День Победы. — Владислав снял алюминиевую кружку с потухшего костра и всыпал в нее три пакетика сахара. Сладкий чай он не любил, но запас энергии был важнее. — Пьяненькие ветераны, марши по радио, военные фильмы весь день напролет, торжественное обращение Президента… Лепота! Прямая трансляция парада, вечером — салют. Толпы народу на улицах. А я тут сижу, как полный идиот…»

Четкого плана действий пока не было.

Успокаивало одно — были и деньги, и чистый паспорт кипрского гражданина с проставленными визами в три десятка стран. В том числе и в Россию. Оставалось вклеить собственную фотографию, приобрести билет на ближайший рейс на Москву и благополучно вылететь домой. Ясхар был крайне предусмотрителен. Когда был жив, разумеется.

Но прежде всего следовало добраться до аэропорта в Скопье. Как именно — биолог себе представлял смутно. Спасал только врожденный оптимизм.

Двадцать четыре ударных вертолета АН-64А «Апач» прибыли на аэродром в Градец в середине апреля. Сначала их доставили транспортником «С-5В Гэлэкси» до столицы Македонии, а затем они своим ходом добрались до военной базы. Вслед за ними приземлился и «С-141В Старлифтер», несущий в своем чреве две с половиной тысячи управляемых противотанковых ракет AGM-114B «Хеллфайр» с увеличенной до восьми километров дальностью пуска.

Руководство НАТО во главе с нервничающим Хавьером Соланой всерьез готовилось к наземной операции. «Апачи» должны были выполнить наиважнейшую ее часть — расправиться с югославскими танками, могущими встать непреодолимым кордоном на пути продвижения английского, американского, немецкого и французского контингентов. По мнению западных аналитиков, машины советского производства «Т-60» и «Т-72» не смогли бы противостоять новейшим ракетам Альянса.

Живущие в Градеце македонцы, сербы и русины не были в восторге от соседства с аэродромом и выразили свое отношение тем, что в первую же ночь изрисовали цветными надписями бетонное ограждение. Несмотря на грамматические ошибки, смысл лозунгов: «Yanki, go home!», «Klinton the Shit!» и «Fack Albaniya!» был совершенно понятен.

Через неделю случилось происшествие посерьезнее.

В баре, куда зашли выпить пива морские пехотинцы из батальона охраны военной базы, между американцами и местными юношами произошла стычка. Повод нашли самый наипримитивнейший — якобы один из натовских солдат не так посмотрел на невесту одного македонца. Завязалась перепалка, переросшая в драку. Морские пехотинцы оказались тоже не лыком шиты и разбили физиономии трем наиболее агрессивным славянам.

Но тут кто-то выключил свет.

В темноте на американцев обрушились стулья и бутылки, а одному рядовому засадили в бок сработанную из напильника заточку. Раненого срочно увезли в госпиталь, и полиция начала разбирательство.

Однако следственные действия окончились ничем.

Местные заявляли, что первыми на них напали выпившие американцы. Заточки никто не видел, дрались исключительно кулаками. Кто выключил свет — тоже неизвестно. Полицейские потоптались на месте, для вида попугали задержанных посетителей бара и прекратили дело за нерозыском подозреваемого.

Американец выжил и отправился домой в штат Айдахо. Как пострадавшего в боевой операции, его наградили медалью и премировали пятью тысячами долларов.

Охрана базы была усилена, а военнослужащие теперь выходили в город только в сопровождении офицеров и сержантов македонской армии. Натовцы держались с местными жителями подчеркнуто доброжелательно, все время улыбались и ни единым словом не упоминали об инциденте. В Градец доставили сборный луна-парк и бесплатно установили его в городском парке.

Взаимоотношения между американцами и македонцами постепенно разряжались. Детишки катались на каруселях, угощались сахарной ватой и гамбургерами, получали игрушки. Их родители вели себя сдержанно, но уже без прежней агрессии. Мало-помалу к фигурам в камуфляже, прогуливающимся по тенистым улочкам, стали привыкать…

Две темно-зеленые машины прошли на высоте ста метров, развернулись и опустились за серый ангар.

Ристо Лазаревски на секунду поднял голову от карт и проводил вертолеты внимательным взглядом.

— Мизер, — заявил толстяк Киро и подмигнул сидящему рядом Богдану.

— Принимаю, — согласился Ристо. Богдан нахмурился, рассматривая только что появившуюся у него даму червей.

— Уверен?

— На сто процентов, — Киро значительно улыбнулся.

Играющий в паре с Ристо Слободан тихонько хмыкнул.

— Десять пик, — Лазаревски сбросил первую карту.

Спустя две минуты красному от ярости Киро напихали шесть взяток.

Чай был выпит, шоколад съеден, сигарета из довольно скудных запасов выкурена.

Рокотов столкнул пустую банку в пропасть. Жестянка, разбрызгивая желтоватые сопли недоеденного желе, чиркнула по отвесной базальтовой стене, ударилась о выступ и по дуге исчезла в сумраке.

Пора.

До границы с Македонией — километров пять.

Владислав еще раз перепроверил свой арсенал. Пистолет-пулемет «Хеклер-Кох», снабженный глушителем и девятью полными магазинами на тридцать два патрона каждый, малокалиберный пистолет «Чешска Зброевка» с приличным боезапасом, три узких десантных ножа, мачете. Достаточно для того, чтобы дать хороший отпор десятку нападавших.

Не было только гранат. Все они были израсходованы в подземелье.

«Ничего страшного», — решил биолог. Он не собирался вступать в конфликт с македонцами и взрывать их дома и машины. В крайнем случае можно обойтись и стрелковым оружием. Хотя доводить дело до крайности Рокотов очень не хотел. Он немного устал от постоянного напряжения и желал одного — тихо и незаметно прокрасться до окраины Скопье. В идеале — не встретив никого по пути. Для этого Влад избрал ночной режим передвижения, сверился с подробной картой и наметил пролегающий по пустынной местности маршрут.

Сначала — до реки Вардар, потом — мимо плато Сува Гора, обогнуть город Бояне, затем — миновать поселок Матка, форсировать речку Треска и выйти на восточную окраину македонской столицы. А там до аэропорта — рукой подать.

Оставить оружие, переодеться, побриться и на такси доехать до аэровокзала.

Легко на словах.

Или когда сидишь в кресле-качалке с пледом на ногах и рассуждаешь о том, как бы ты сам повел себя на месте русского биолога.

Но иного выхода у Владислава все равно не было. Скопье был единственным городом, куда следовало держать путь.

— Э, зачем так говоришь? — Абу Бачараев, мелкий коммерсант, промышляющий поставками в Санкт-Петербург турецкого ширпотреба и некондиционных итальянских сапог, вперил свои маленькие бегающие глазки в пожарного инспектора.

— Таковы правила, — чиновник меланхолично закурил, не обращая никакого внимания на валяющиеся неподалеку горы упаковочной стружки. — Должен быть пожарный выход. Иначе — штраф и приостановление деятельности вашей фирмы.

Инспектору было скучно. Раз за разом одно и то же. Приходишь в офис или на склад к бизнесмену и обнаруживаешь, что огнетушителей нет, запасного выхода нет, специально отведенного для курения места нет, инструкции по противопожарной безопасности нет. Ничего нет. А есть только жуликоватый и жадный спекулянт, выжимающий последние соки из того дрянного товарца, что нормальный человек даже в руки взять побрезгует. Повсюду бардак, проходы завалены полупустыми ящиками, оберточной бумагой, в углах громоздятся груды окурков и пустых бутылок.

Бизнес по-русски, понимаешь… Вернее, по-советски, ибо русских среди торгашей можно по пальцам пересчитать. Либо азербайджанцы, либо кавказцы!

Встречаются еще евреи, но их тоже немного. Кто поумней, давно свалил на Запад. В России коммерцией могут заниматься или полные лохи, или криминалитет.

Вот и приходится инспектору изо дня в день гонять горластых и носатых горцев.

— Может, договоримся? — осторожно предложил Абу.

— Хватит, надоговаривались, — пожарник почувствовал нарастающее раздражение, — я у вас уже третий раз. Вы что мне в прошлом месяце обещали?

— Что? — наивно спросил Бачараев.

— Можно подумать, вы и не помните! — ехидству чиновника не было предела.

— А-а, слушай, дорогой, столько дел, столько дел! — привычно запричитал бизнесмен. — Ты скажи, я все вспомню.

— Огнетушители повесить — раз, — инспектор загнул палец, — дверь во двор прорубить — два, мусор убрать — три. Достаточно?

Абу тактично промолчал. Претензии чиновника были полностью обоснованными. Просто Бачараев о них забыл, занятый более насущными и интересными делами — ресторанами, девочками и сигаретками с «травкой». Денег, которые коммерсант утаивал от налоговой инспекции, вполне хватало и на оплату услуг «крыши», и на развлечения.

— Ну?! — пожарник начал злиться на маленького чеченца.

— Все сделаю, Аллахом клянусь! Завтра же… С утра с самого рабочие придут и начнут дверь делать. Огнетушители тоже куплю.

— Где купишь? На рынке? — саркастический тон инспектора не предвещал ничего хорошего.

Абу кивнул, лихорадочно соображая, где в словах пожарника скрывается подвох.

Чиновник злобно оскалился.

— Я тебе дам — на рынке! Приду послезавтра и проверю каждый! И молись своему богу, чтобы хотя бы один заработал! Ишь, нашелся хитрец! О рынке забудь. Поедешь в магазин, потом мне чек покажешь. И чтоб без глупостей!

Бачараев затряс головой. В магазине — так в магазине. Дешевле потратить деньги на огнетушители и рабочих, чем прерывать процесс торговли.

Бизнесмен покопался в столе и нашел приготовленный на случай появления проверяющих конверт. В нем похрустывали пять двадцатидолларовых банкнот. Пожарники, эпидемиологи и санэпиднадзор много не брали. В отличие от хамоватых налоговиков и вечно поддатого участкового. Последний так вообще повадился приходить через день, каждый раз требовал талон регистрации и удалялся только тогда, когда Абу или его помощник вручали стражу порядка две бутылки водки и сто двести рублей на опохмелку. Милиционер уже так всех достал, что окрестным коммерсантам не раз приходила в голову идея подсунуть лейтенанту Петухову емкость с метиловым спиртом. Останавливала лишь перспектива назначения нового участкового, который мог оказаться еще хуже. И муторное многомесячное следствие с бесконечными вызовами на допрос в районное отделение и угрозами со стороны коллег убиенного. В том, что следствие будет, не сомневался никто. Участковый был изрядным пошляком, вел себя, как дворник Тихон из «Двенадцати стульев», но он и только он олицетворял Закон в заплеванных дворах микрорайона.

Пожарник привычно спрятал конверт во внутренний карман куртки.

— По сто грамм? — предложил повеселевший Абу.

— Благодарю, — сурово отказался разбогатевший инспектор и вновь перешел на «вы». — Итак, я послезавтра к вам зайду и проверю.

— Какие вопросы! — Бачараев картинно развел руками. — Все сделаем в лучшем виде!

— Тогда до послезавтра! — Районный чиновник откланялся.

Абу посидел еще минут десять, выпил полстакана коньяка, скривился от резкого вкуса, выдававшего подделку, но остатки из бутылки не вылил, а заботливо спрятал заткнутый свернутой газетой пузырь в нижний ящик стола. Напитком можно будет расплатиться с грузчиками из числа окрестных бомжей или налить на посошок участковому.

Бачараев открыл засаленную записную книжку с выпадающими страницами, пододвинул к себе старенький телефон с допотопным крутящимся диском и набрал номер.

— Але! Мне Виталия Владиленовича! Кто говорит?.. Скажите, Абу беспокоит… Он знает… — Подождал минуту, бросил в рот таблетку «антиполицая». — Але! Виталий Владиленович? Вышел, да? А когда будет?.. Понятно… Нет, я перезвоню… Ах, на территории!.. Ладно. Он никуда сегодня уезжать не собирался?.. Нет? Тогда скажите ему, что я подъеду… Да, Абу… Спасибо… Да, через час. Да, знаю… Хорошо.

Положив трубку, коммерсант потянулся, зевнул, обнажив давно не чищенные зубы, поскреб себя по животу. Снова сел нормально и принялся запихивать в папку бумаги, которые ему надо было отвезти своему человеку на таможню.

У Госсекретаря США вновь случился приступ хандры.

Операция «Решительная сила», на которую возлагалось столько надежд и в Администрации, и среди военных, и у промышленников, пробуксовывала. Бомбардировки длились уже полтора месяца, а конца края этому процессу видно не было. Сербы вместо того, чтобы сбросить режим Милошевича и вознести на престол управляемого из Вашингтона Вука Драшковича, сплотились вокруг своего одиозного Президента и даже начали довольно успешное контрнаступление на юге Косова. Батальон «Тигры» под руководством легендарного Аркана выбил косоваров с равнины и запер три с лишним тысячи террористов на узкой полосе возле гор.

По албанцам лихо била сербская артиллерия, уничтожая в день до сотни бойцов УЧК. Если так будет продолжаться и дальше, от албанских сепаратистов скоро ничего не останется. Несмотря на то что албанцы со всех уголков мира ехали на помощь собратьям, силы освободительной армии таяли. Сербы организовали множество мелких партизанских групп и вполне профессионально резали косоваров почти по всему Косову. Причем к сербам тут же присоединились русины, египтяне и даже цыгане.

На такой масштаб сопротивления мадам не рассчитывала.

По ее мнению, война должна была продлиться максимум неделю. Потом измученные бомбежками сербы попросят пощады, откроют границы для входа натовского контингента и с распростертыми объятьями встретят миротворцев. Заодно выдадут международному трибуналу по бывшей Югославии десяток наиболее активных генералов. Прежде всего — Желько Ражнятовича по прозвищу Аркан. С Арканом у Олбрайт были свои счеты. Еще с Боснии, когда этот сербский патриот разгромил элитный отряд хорватских усташей и лично вздернул на ближайшем клене американского инструктора, приходившегося Мадлен троюродным братом.

А тут еще пропала связь с Ясхаром. Проект, на который затратили миллионы долларов и несколько лет работы, оказался под угрозой. Албанец дисциплинированно выходил в эфир раз в три дня. И вдруг все оборвалось. Посланные на разведку косовары попали в засаду и были уничтожены, даже не дойдя до точки назначения. Вторая группа под видом беженцев добралась до ворот и сообщила, что все завалено обломками скал. Судьба лаборатории пока оставалась неизвестной. Непонятно было также, где Ясхар с Хирургом.

Госсекретарь постучала карандашом по столу. Помощник поднял голову от бумаг.

— Продолжайте, — проскрипела мадам, делая вид, что внимательно слушает доклад молодого дипломата.

— Удерживать журналистов оказывается все труднее. Вчера французы привезли из края запись захоронения мирных жителей. Прогнали ее на монтажном стенде и выяснили, что фон и звук подмонтированы. Из-за того, что район, где производилась съемка, был рекомендован нашими специалистами, назревает большой скандал. — Помощник отчеркнул нижний абзац документа и передал его Мадлен. — Особенно усердствуют финны, шведы и французы. Они практически в открытую обвиняют пресс-центр НАТО в подтасовке данных о беженцах и числе потерь среди населения. Группа из организации «Врачи без границ» проверила лагерь возле Блаце. Из восьми тысяч заявленных беженцев обнаружили лишь тысячу сто. В дополнение к этому — совершенно чудовищное разворовывание средств, которые выделяют европейские страны на гуманитарную помощь.

Вы приняли меры?

— Да. Насчет количества беженцев заявили, что большинство из них уже отправлены в другие лагеря. С хищениями хуже — мы не смогли вовремя изъять документы, и корреспонденты успели снять ксерокопии.

Мадам покрутила головой, словно сова, вылезшая из своего дупла в неурочное время, когда солнце стоит в зените.

— Без оригиналов копии ничего не стоят.

— Не скажите, — помощник позволил себе не согласиться, — для анонса на первой полосе хватит. А при существующих настроениях европейцев для нас это будет крайне неприятным фактом.

— Сколько всего беженцев?

— Чуть более двухсот тысяч. Мы сообщаем о восьмистах.

— Где остальные?

— Триста пятьдесят тысяч ушли в Сербию, около двухсот — в Черногорию, часть — в Албанию. — Помощник сверился с таблицей: — Даже в Болгарии сейчас примерно пятьдесят тысяч. Сербы пропустили их через свою территорию в конце апреля.

— Это очень плохо! — выдохнула Госсекретарь. — Они должны были идти в Македонию.

— Ничего не попишешь, — дипломат развел руками, — албанцы бегут туда, куда ближе. Сербы их не трогают. Косоварам это прекрасно известно.

— Надо усилить нажим авиации, — решила Олбрайт. — Я переговорю с Кларком. Хватит миндальничать! Бегущих в Сербию албанцев не должно существовать по определению. Только в Албанию или в Македонию…

— Но мы же не можем перекрыть границу Косова с Сербией! — удивился помощник. — Если только вы не имеете в виду высадку сухопутного десанта.

— Не имею, — отмахнулась Мадлен.

— Тогда как?

— Этот вопрос не входит в сферу вашей компетенции.

— Но мне надо отвечать на бриффинге, — осмелился высказаться дипломат, — и там могут возникнуть вопросы… Что мне сообщать журналистам?

— Ничего, — Госсекретарь взяла из вазочки засахаренный орех. — Эти писаки ничего не узнают. Продолжайте в уже выработанном ключе. Основное внимание обращайте на зверства сербов. Документальный ряд вам обеспечат. Кстати, кто курирует работу CNN в Македонии?

— Гендерсон, из ЦРУ.

— Прекрасно. Сориентируйте его на увеличение объема интервью с беженцами. Побольше деталей о том, как у них отбирают деньги и документы, выгоняют из домов, расстреливают… Вы сами знаете.

— Есть проблема, — помощник насупился, — все дело в том, что сербы только проводят регистрацию на границе. Деньги отбирают бойцы УЧК. Они организовали промежуточные контрольно-пропускные пункты и шерстят всех подряд. Средства якобы собирают на освободительную борьбу.

— В любом деле есть накладки, — беспечно заявила мадам.

Помощник уставился в стол.

Ситуация полностью повторяла разговор двухнедельной давности, когда встал вопрос о том, что лидеры УЧК вербуют для работы проститутками наиболее привлекательных молодых албанок и на военно-транспортных самолетах отправляют их в Прагу и Гамбург. Тогда Госсекретарь тоже заявила про «накладки». И перевела беседу на другую тему, давая понять, что не видит в подобных действиях своих подопечных ничего особенного.

И немудрено!

Проституцию и содержание публичных домов Мадлен считала делом нестыдным и прибыльным. Ее маман имела в довоенной Чехии один из самых престижных борделей, и маленькая Мария с самого детства видела в «ночных бабочках» лишь источник дохода. Заодно сей бизнес позволял не увеличивать расходы на вооружение и оснащение сепаратистов, мотивируя это немалыми доходами с торговли живым товаром. Албанцы такой подход одобряли и не требовали от США слишком многого.

Мадам потянулась за следующим орехом.

— Записи переговоров Милошевича со спецпредставителем русских еще не прибыли?

— Пока нет. Ждем, — помощник решил не развивать тему с поведением косоваров, — но, боюсь, запись будет далеко не полной. Они несколько раз уединялись в саду, обсуждая самые важные вопросы.

— Это не страшно. Наши московские друзья уже переслали нам решения, которые поступят на подпись Борису.

— Глава их Администрации? — уточнил помощник.

— Из его департамента, — Мадлен ушла от прямого ответа. Говорить о том, что информация поступает от дочери российского Президента, она не считала необходимым. Слишком важный источник, чтобы болтать о нем с мелким чиновником. О существовании столь высокопоставленного «крота» знали лишь Президент США, директора ЦРУ и АНБ и несколько сенаторов из комиссии по контролю за разведоперациями в иностранных государствах. Даже Госсекретарю пришлось подписать документ о неразглашении, прежде чем ее ознакомили с личностью американской агентессы.

Молодой дипломат удовлетворенно склонил голову.

— Прекрасно. Значит, резких шагов от русских нам ждать не следует?

— Только в плане заявлений и протестов. Борис деморализован угрозой импичмента и сейчас больше всего занят урегулированием отношений с собственным парламентом, — Олбрайт разгрызла орех и запила его молоком. — Ваш коллега Томсон держит руку на пульсе…

— Ага! — чиновник весело улыбнулся. — Зная Томсона, нетрудно себе представить дальнейшее.

— Вот именно, — важно надулась Госсекретарь, — его назначение в Москву стало крайне удачным ходом в борьбе с русскими.

— Я слышал, что это он организовал «неудачный» обстрел нашего посольства.

— Не только это, — настроение у Госсекретаря улучшилось. Даже мысли о Ясхаре отступили на второй план. — Его главная заслуга — поведение русских коммунистов. Всего за семь миллионов он купил и голос лидера фракции, и позицию спикера. Конечно, расходы еще предстоят, но основное уже сделано…

— Выигрыш импичмента нам невыгоден.

— Его и не будет. Важно то, что все происходит в удобный для нас момент. Вы же понимаете, почему срок голосования перенесли с апреля на май.

— Естественно, — помощник позволил себе даже расслабленно откинуться на диване, — чтобы не дать возможности Борису выступить в одном направлении и помешать развитию операции против Милошевича. Переключили его удар на парламент.

— И не только, — Мадлен потерла глаза. — Он оттянул силы еще и от индонезийского рынка оружия.

— Вот как! — Дипломат был немало удивлен. — Два очка на одной базе! Изящно, ничего не скажешь. Даже я не догадался.

Задания готовили разные группы специалистов, — пояснила мадам, — без всякой видимой связи… Но вернемся к Югославии. Меня очень беспокоит проблема с этим Арканом. Проконсультируйтесь с ЦРУ, что мы можем предпринять.

— Уже, — дипломат обреченно сморщил нос. — Конгресс не даст разрешения на «черную операцию». Таково мнение заместителя директора по оперативным вопросам.

Госсекретарь на минуту задумалась, пожевала губами и приняла решение.

— Хорошо. Этот вопрос снимается. Перейдем к результатам переговоров Тэлбота с Ибрагимом Руговой.

— Вот тут хорошие новости. Ибрагим дал согласие баллотироваться на пост президента независимого Косова.

Мадам подняла жидкие брови, отчего кожа на лбу пошла глубокими морщинами. Такое выражение лица у нее возникало всякий раз, когда ей сообщали нечто приятное.

К полуночи Влад миновал последний уступ перед подошвой горы и оказался в километре от равнины.

Ночь была тиха и относительно светла. Звезды на Балканах крупные, низкие и прекрасно освещают путь, если не мешать им лучом фонарика. В дополнение к звездам есть еще и луна, висящая над горами наподобие огромного светильника из полупрозрачного стекла. Как в дорогом баре. Не хватает только негромкой симфонической музыки и услужливого официанта в накрахмаленном фартуке, возникающего за спиной всякий раз, когда терпкое вино в бокале доходит до катастрофически низкого, по мнению хозяина заведения, уровня.

Рокотов с удовольствием вдохнул прохладный чистый воздух. Раздул ноздри, будто первобытный охотник, попрыгал, чутко прислушиваясь. Снаряжение не звякало, аккуратно закрепленное в тех местах, откуда его можно было быстро достать свободной рукой. От таких мелочей зависело многое, если не все. Даже целлофан, вовремя не снятый с сигаретной пачки, мог сослужить недобрую службу, зашуршав невовремя или дав блик на солнце.

Что уж говорить об оружии!

Владислав чуть передвинул ремень «Хеклер-Коха» и погладил шероховатую поверхность рукояти мачете, висящего вдоль спины лезвием вверх. От пояса справа к плечу слева. Так, чтобы его можно было выдернуть из мертвой для противника зоны видимости и тут же нанести удар снизу вверх, в лучших традициях «иаи дзюцу».

"Примитив, — отрешенно подумал биолог, — вся моя жизнь в последние полтора месяца напоминает реалистическое воплощение компьютерной «стрелялки». Переход из пункта "а" в пункт «бэ» с параллельной отработкой определенных задач, как-то — выстрелить, ударить, пробежать. Жаль только, что дополнительных жизней не предусмотрено. Все всерьез — прокололся, значит, похоронят…"

Он спустился еще на полсотни метров ниже, следуя по узкой полуосыпавшейся тропинке, явно использовавшейся в мирное время контрабандистами. Нормальному человеку в совершенно пустых, без намека на растительность, горах делать нечего.

Границы как таковой не существовало. Лишь на обозначенных на карте дорогах можно было наткнуться на шлагбаум и будку, где кемарил расхристанный деревенский полицейский с дробовиком и в домашних тапочках на босу ногу. Вся остальная воображаемая линия пролегала либо по непроходимым для автомобиля горам, либо по полям, где бок о бок работали крестьяне из соседствующих деревень, которые сроду не признавали никаких границ и бегали в гости в другое государство как при социализме, так и при капитализме. Даже во времена маршала Тито и албанского правителя Энвера Ходжи.

Владислав миновал пересохший ручей, сделал пятнадцатиминутный привал и двинулся дальше, ориентируясь по виднеющемуся вдалеке огоньку в окошке стоящего на отшибе дома.

По его расчетам, огонек горел примерно в четырех километрах. Рокотов вознамерился обойти хуторок слева и углубиться чуть к северу, чтобы через сутки выйти к реке Вардар. Где нибудь на берегу Вардара он предполагал переночевать, если можно назвать этим словом дневной сон. Также в его планы входило искупаться и половить рыбку. Набор крючков и леска дожидались своего часа в кармашке почти плоского рюкзака.