Прочитайте онлайн Космос Юли Чайкиной | Планета Циолковский. Пригород

Читать книгу Космос Юли Чайкиной
2216+651
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Планета Циолковский. Пригород

На стене в кабинете Андрея висела вирт-карта освоенного космоса. Девять центральных планет, девять Земных цивилизаций: Англосаксонская, Европейская, Евразийская, Исламская, Индийская, Китайская, Японская, Латиноамериканская и Африканская. Совет на Вавилоне, по сути, повторял старый земной Совет Цивилизаций, созданный когда-то взамен ООН.

Юля задумчиво вглядывалась в хорошо знакомые кругляшки и названия, будто надеясь там разглядеть ответ на свои вопросы. Вавилон — место для переговоров, Камчатка — центральная планета Евразийского союза. Виктория, Нью-Вашингтон, Ганзейский Союз, Мао, Агра и прочие. Отдельно, как бы чуть в стороне — Эдем.

Если нажать на точку центральной планеты, появится список других кружков, принадлежащих той цивилизации. Планета Чако находилась в списке под кнопкой «Вавилон», Юля зачем-то проверила. Естественно, ведь карта у Андрея старая, давно не обновлялась из инфосети.

«Цивилизация — это большое сообщество стран, имеющих общие определяющие признаки — язык, культуру или религию. Цивилизации, в отличие от отдельных государств, обычно существуют очень долго, как минимум тысячу лет» — так написано во всех учебниках по истории, обществоведению и астрополитике.

Юля вдруг подумала, как странно, что человечество, открыв столько разных планет, до сих пор не встретило внеземную цивилизацию, равную себе по развитию технологий. «Человек — царь космоса!» — провозглашали романтики на Земле, большинство из которых в космосе бывало разве что как туристы.

Лейла всё-таки нашла упоминание о «Новых людях», всего одну заметку пятилетней давности, в открытом архиве Интерпола. Не зря, наверное, Лейле предлагали вступить в программу пси-хакеров на Эдеме. Впрочем, хорошо, что не согласилась…

— А, ты уже здесь, — одобрительно заметил Андрей, входя в кабинет, — как тебе экскурсия?

— Да, — Юля, сообразив, что брат, наконец, вернулся со службы, неловко крутанулась на стуле, — я здесь… То есть, да, понравилась.

Андрей неторопливо повесил пилотскую куртку, бросил на стол коммуникатор и солнечные очки, сел в кресло и закурил толстую папиросу. Домашняя система вентиляции в стенах и потолке почти мгновенно втягивала дым, но Юля всё равно чувствовала едкий запах. Сгоревшее топливо, например, пахнет гораздо приятнее.

Андрея это, конечно, не смущало. Он внимательно смотрел на сестрёнку через стол, будто ждал от неё подробного рассказа о заводе. Но Юля почему-то не сомневалась — Андрей знает, о чем она на самом деле хочет поговорить.

— Да, и спасибо за статьи, — решительно добавила она, — очень интересные. А откуда они у тебя?

— От друзей, — спокойно ответил брат, выдыхая очередной клубочек дыма, — стараюсь, знаешь ли, дружить с умными людьми.

— Ну, да, — опять пробормотала Юля, — это здорово, наверное. А у тебя есть еще что-нибудь интересное… Ну, про Чако?

— Что-нибудь, например, что даже отец не знает? — Андрей говорил спокойно и неторопливо, словно они болтают о каком-то житейском пустяке. — Возможно.

— Правда? — Юля едва не подпрыгнула на стуле.

— Возможно, — повторил он, — но это, конечно, тайна. Как и то, что у вас произошло на Чако. Очень интересно.

Юля вздрогнула и невольно глянула в окно. Собиравшийся с утра дождь начался только к вечеру, ветер всё усиливался. Она вдруг догадалась, отчего Андрей в эти два дня такой радушный — статьи дал, на экскурсию сводил. Интересно ему!

— Да ничего у нас не произошло! — Юля резко мотнула головой. — С чего ты взял?

— Догадался, — Андрей перестал изображать беспечность, — сильверы вдруг захватили Чако, а через сутки, среди ночи, мне звонит наш уважаемый отец и сообщает радостную весть — меня навестят сестренки!

— А ты и не рад? — невольно вырвалось у Юли.

Андрей резко погасил окурок в пепельнице:

— Бывало и хуже, можно потерпеть. Давай, рассказывай, что опять случилось на той несчастной планетке? А потом, так и быть, я тоже что-нибудь расскажу.

Юля прикусила губу. Может, Андрей и не знает ничего интересного, с него станется её обхитрить! И отец строго велел никому не рассказывать, даже Андрею. Даже особенно Андрею. Но ведь дела Чако и его касаются, это их семейное… дело. Если они всё еще семья.

По столу были беспорядочно разложены какие-то диски, планшеты, бумажные папки и листки. Интересно, что в них? Юля мысленно одернула себя, так и до паранои недалеко!

— Ты знаешь что-нибудь про «Новых людей»? — спросила она, скрестив руки, чтобы не дрожали.

— Каких еще новых людей? — нахмурился брат. — Не уходи от разговора…

— Я не ухожу. Это такая пиратская секта… Или банда. Они называют себя «Новые люди». Знаешь?

Андрей серьёзно задумался, потер подбородок.

— Нет, никогда не слышал о таких. А я, уж поверь, в пиратах разбираюсь. Откуда ты знаешь про этих «Новых»?

Юля сделала глубокий вдох, и начала рассказывать с самого начала, как они застали маму в космопорту Владивостока.

О космических пиратах Юля тоже кое-что знала. В двадцать четвертом веке их условно разделяли на три «уровня мощности». Высший — пиратские Триады, могущественные мафиозные кланы. По слухам, где-то в космосе есть огромная база — станция, слепленная из множества кораблей — Бродячий Морган. По мнению Интерпола, координаты его засечь невозможно, он ведь Бродячий. Кроме полумифического Моргана Триады владеют собственным флотом, тайными базами на других планетах и даже агентами влияния, которых Интерпол тоже никак не может выследить.

Второй уровень — организованные банды помельче. Занимаются грабежом и угоном астромитовых челноков, торговых крейсеров и просто тех, кто подвернется на пустынных космических дорогах. Также в их «репертуаре» — разная контрабанда, финансовые аферы и тому подобное.

Ну, и третий тип — всякие мелкие жулики, шныряющие на полулегальных транспортниках с планеты на планету.

Те двое, Люций и Фебос, как раз больше всего похожи на третий вид. А вот про пиратов-сектантов Юля никогда ничего не слышала. И в инфосети, как видно, тоже никто о них не слышал.

— Лейла нашла всего лишь одно упоминание о «Новых людях», — призналась Юля, — пять лет назад на Гоа, одной из индийских планет появилась такая псевдорелигиозная организация, под названием «Новые люди». Ну, так написано в отчетах индийского отдела Интерпола. Эти «Новые люди» предсказывали что-то вроде новой эволюционной ступени человечества и обещали своим адептам научить их читать мысли, передвигать предметы взглядом и всякое такое.

— И? — брат слушал очень внимательно, словно пытался сам прочитать её мысли.

— И ничего, их очень скоро признали мошенниками и закрыли. Там совсем мало написано, в том-то и дело. А вот это было в бортовике пиратского бота, — Юля протянула ему свой коммуникатор с открытым «воззванием».

Общество Эпохи Освоения вполне веротерпимо, особенно в восточно-азиатских цивилизациях. Должно быть, астрополицию насторожили рассуждения о «тупике человечества» и «тропах крови». Хотя, в отчёте ничего такого не упоминалось.

— Ты точно о них не слышал? — безнадежно спросила Юля.

— Нет, — Андрей равнодушно вернул ей коммуникатор. Откинулся на спинку кресла, медленно закурил еще одну папиросу. Затем пробормотал как-бы сам себе: — сильвер, пираты, сектанты и мы. Несчастная планета.

Юля невольно поёжилась от его голоса, как от сквозняка. Может, она ошиблась, что рассказала Андрею? Не зря же отец ему не доверяет… Но с другой стороны, что плохого Андрей может сделать? Разве только полезет в очередную авантюру.

— И что теперь делать? — беспомощно спросила девочка. — Что там могло случиться, куда исчезла мама? У тебя есть статья, где это написано? Альберт Меер что-то об этом знал?

Андрей не спешил отвечать. Он медленно курил и при имени Меера лишь слегка приподнял бровь. Юля терпеливо ждала хоть какого-то ответа.

— Альберт Меер, — наконец, очень ровно заговорил Андрей, — не знал. Но он был близок к разгадке. Очень близок. Не зря же наши его завербовали тогда.

— И что? — Юля затаила дыхание. — Ты ведь читал его архив, да? Что там было?

— Читал, — брат опять глубоко задумался. По его лицу невозможно было ничего понять. — Меера убили не случайно, а потому, что он начал с нами сотрудничать. Надеюсь, это ты понимаешь?

— Понимаю, — буркнула Юля. Дядя Гри немного рассказывал, что незадолго до гибели ученый согласился сотрудничать с Российской Академией наук.

— Он и до того уже дружил с дедом, — добавил брат, — Меер мог разгадать тайну Чако, и тогда его открытие досталось бы нам, а не «Сильвер Стар». Из-за этого его убили.

«Что он успел открыть, над чем работал?» — хотела спросить Юля, но промолчала.

Альберт Меер, друг Андрея, погиб по его вине, из-за того, что Андрей нарушил приказ. Он решил, что лучше знает, как действовать, в итоге не смог защитить друга. Юля с ужасом подумала, каково жить с этой мыслью?

Брат молчал, глядя куда-то мимо неё. В этот момент он особенно походил на отца, Юля невольно засмотрелась на его острый профиль. Андрей мог бы когда-нибудь тоже стать генералом, продолжил бы династию. Если бы не сильверы и не пираты…

— А, да, и еще татуировка, — вдруг вспомнила Юля. Рассказывать, так уж всё!

— Татуировка? — Андрей вздрогнул и странно сощурился.

— У того, который назвался Люций, на лбу татуировка в виде перевернутого треугольника, — она отлично запомнила его жуткую физиономию, — острый угол до середины переносицы, два других расходятся над бровями, а в центре, между бровями, еще один треугольник, но перевернутый наоборот. Может, знаешь такую, что она означает?

Андрей уставился прямо на неё, словно только сейчас увидел. Юля догадалась, что попала в точку, брат знает про татуировку! Она перехватила его взгляд, острый пронизывающий взгляд опытного пилота. И вдруг почувствовала где-то в глубине этого взгляда жуткую, затаённую ненависть. Но к кому та ненависть, к сильверу, к пиратам, к отцу? К самой Юле?

Она потупилась и нервно вздохнула. В комнате, казалось, исчез воздух, остался только папиросный дым. И недоверие.

Андрей, наконец, перестал сверлить сестру взглядом. Выдохнул еще одну порцию дыма.

— Нет, не знаю, — спокойно, ужасающе спокойно ответил он — никогда не слышал о такой татуировке. Пираты много чего на себе рисуют, у каждой шайки свои «метки». Наверное, даже в Интерполе всех не знают.

Юля опять прикусила губу. Очень хотелось воскликнуть «Ты врёшь!», но что толку?

— И что теперь делать? — выдавила она.

Андрей лишь пожал плечами:

— Слушаться отца, что же еще. Он прав, как всегда.

Юля вскочила со стула и невольно сжала кулаки:

— И это всё? Всё, что ты можешь сказать?!

Андрей устало потер шрам на переносице, всем своим видом выражая, что разговор пора заканчивать:

— Послушай, мне жаль, что так получилось, правда. Если бы я знал что-то, что могло помочь им, я бы сказал. Клянусь.

— Но… что же теперь делать? — беспомощно повторила Юля, не зная, куда деть руки.

— Я же сказал, слушаться отца. Это единственное, что мы можем. И самое правильное. Если хочешь знать про архив Меера, то фактически никакого архива не было, в его доме и в институте удалось найти только незначительные файлы. Похоже, накануне он уничтожил всё самое важное. В последнее время, насколько я знаю, он изучал орнаменты в чакском святилище, полагал, что эти узоры не то, чем кажутся.

— Только орнаменты? — прошептала Юля. — И из-за этого…

— Он вообще мало что записывал, особенно в последнее время, больше держал в голове. Меер отлично понимал, с чем — и с кем! — имеет дело, и чего это может ему стоить. Хорошо бы и нам это понимать.

Юля вышла из комнаты на негнущихся ногах.

Конечно, глупо было надеяться, что Андрей знает что-то, чего не знает дядя Гри. Они правы, отец, дядя Гри, Андрей! Юля понимала это, но всё равно злилась. Злилась на собственную беспомощность.

Завтра же они улетят на Эдем! Надо скорее лететь к Эвелине, пока она там не наделала глупостей. Юля побрела в свою комнату, надо рассказать друзьям. Но в коридоре она неожиданно натолкнулась на Никиту.

— Я тебя жду, — прямо и мрачно сказал он, — надо поговорить.

— О чем еще?

— Надо, — Кит, похоже, не обратил внимание на её грубость, — идем в гараж.

И, не дожидаясь возражений, схватил её за локоть и потянул к задней двери.

***

Они живо перебежали задний двор, дождь шел уже вовсю, и ветер едва не сбивал с ног.

Никита молча опустил ворота гаража и зажег свет. Привычные лампы дневного света показались Юле какими-то холодными и зловещими. А стоящий в глубине ангара истребитель напоминал теперь подбитую и полувыпотрошенную птицу.

— О чем поговорить? — сердито спросила она, стряхивая с волос капли дождя.

— Я, в общем, сегодня случайно слышал, — Кит неловко сунул руки в карманы, — вы говорили о «Новых людях»? Кто они?

Юля слегка опешила. Она надеялась, что Никита не обратит особого внимания на возглас Лейлы, мало ли что может найти в инфосети начинающий программист! Ему-то какая разница?

— Музыкальная группа, — ляпнула Юля первое, что пришло в голову, — на Земле сейчас очень популярны…

— Нет такой группы, — жестко перебил парень, — это секта, верно?

Юля автоматически тоже сунула руки в карманы, глупая привычка, она всегда так делает, когда не знает, что и как говорить.

— С чего ты взял? — сдержанно спросила она.

— Сначала скажи, откуда вы про них знаете и какие у вас дела с ними.

Юля начала всерьёз злиться. С неё хватит и уловок брата!

— Нет уж, сначала сам скажи, откуда про них знаешь!

— Нет, ты!

Должно быть, со стороны это выглядело очень весело. Юля заставила себя глубоко вдохнуть и выдохнуть.

— Ну, нашли в инфосети, — ответила она, вполне честно, — Лейла нашла. Они, вроде как, раньше сидели на одной индийской планете.

— На Гоа?

— Да.

— Да, — сам себе кивнул Никита, не глядя на неё, — выходит, они снова появились… Что именно вы нашли?

— Нет уж, хватит допросов, ты еще не астрополицейский! — взвилась Юля. — Теперь сам объясни, что значит «снова»? И при чем здесь вообще ты?

— При том, что мой отец служил в Интерполе, — ответил он неожиданно быстро, — пять лет назад он раскрыл этих «Новых людей». И пропал без вести.

Юля осеклась.

— Как пропал? Что вам сказали?

— Да ничего почти. Он тогда вернулся после этого дела с сектой, и обмолвился матери, что еще не всех главарей там поймали. Потом снова уехал. А потом нам сообщили, что его группа пропала без вести на той планете, на Гоа, — Никита устало прислонился к стене, — я потому и запомнил про «Новых людей».

Юля нервно переступила с ноги на ногу. Расспрашивать теперь было бы просто грубо, но она не могла не спросить:

— А ты знаешь, чем именно они занимались? Твой отец не рассказывал подробности?

— Нет, конечно, — буркнул Кит, не глядя на неё, — полицейским нельзя болтать о делах… Помню, он только сказал, что секта как-то связана с «Сильвер Стар», но это невозможно доказать. Так он сказал.

Чтобы унять дрожь, Юля присела на седло ближайшего гравицикла. Вот и всё, что ей удалось выяснить. Никто ничего не знает.

— Если эти «Новые люди» опять появились, надо сообщить в Интерпол, — поспешно добавил Никита, — может, они знают, где отец…

— Да, я уже рассказала о них моему отцу и дяде, — невыразительно ответила Юля.

Ей вдруг стало жутко обидно за Никиту, даже больше, чем за себя! Оказывается, чтобы потерять родных из-за сильвера, не обязательно лететь на Чако.

— И как ты с этим смирился? — вопрос вырвался сам собой. — Ну, с тем, что твой отец пропал, а ты ничего не можешь сделать?

— Я и не смирился! — парень упрямо тряхнул головой. — Ну, то есть… Что мне оставалось? Я могу только ждать, потом стать полицейским и продолжить…

Ждать, ждать, ждать! Что может быть труднее?

Юля стиснула пальцами бок гравицикла. И вдруг сказала совсем беспечно:

— Может, покатаемся?

Никита глянул на неё с нехорошим подозрением:

— В смысле?

— Ты умеешь ездить на гравицикле? — не давая опомниться себе и ему, Юля открыла ворота и живо уселась на седло ближайшей машины, сине-красной расцветки, — тут ничего сложного, простейшая система.

Холодный мокрый воздух хлынул внутрь, приятно бодря.

— Умею, но… Куда мы поедем, там же дождь и ветер! — Никита совсем растерялся.

— Это гравицикл, он не касается поверхности земли, — небрежно возразила девочка, уже заводя мотор. Гравицикл плавно приподнялся над полом, — а ветер еще слабый, вот у нас во Владивостоке бывают ветра!

— Но Андрей нам не разрешил!

— Но и не запрещал.

— Но…

— Скажешь, «неблагоразумно»?!

О, да, она благоразумная. Дисциплинированная, как и положено будущему офицеру. Серьёзная, ответственная, отец может на неё положиться. Но кто бы знал, каково быть спокойной, когда просто упираешься в тупик и ничего, совсем ничего не можешь сделать!

Нет ничего страшнее бессилия!

— Может, не надо? — бурчал Никита, усаживаясь на другой гравицикл. — Там, на кухне уже, наверное, все ужинать садятся.

— У меня нет аппетита.

А на самом деле, она просто сойдет с ума, если просидит в четырёх стенах еще хоть минуту!

Гравицикл едва слышно загудел и, повинуясь правой рукоятке, подался вперед. Юля уже не обращала внимания на Никиту, едет он или нет. Можно было его и не звать.

Она понеслась по шоссе в сторону города. Чтобы струи воздуха и дождя пробивались сквозь гравиполя, пришлось выжимать полную скорость.

Гравицикл — удобное и очень безопасное средство передвижения. Гравитационные щиты поднимают его над поверхностью и со всех сторон окружают водителя. Упасть с гравицикла почти невозможно. Впрочем, по технике безопасности, всё же полагалось надевать шлем. Но Юля не видела в гараже никаких шлемов, да и не собиралась искать.

Дорога почему-то была совсем пустой. Наверное, никто не хочет ездить в шторм… Тем лучше!

Слева от шоссе бушевало Китовое море. Казалось, стихия совсем близко, вот-вот достанет крохотный гравицикл. Быстрее, быстрее, лететь вперёд! Почти как на космическом корабле, лететь быстрее света, нырять в подпространство, чтобы межзвездная пустая стихия не успела тебя схватить… От островка к островку в бесконечном черном океане.

А кито-рыбы, наверное, ушли на глубину и там пережидают шторм. Они-то знают, как поступать правильно, им нипочем бури.

Юля не заметила, сколько времени она так неслась. Вероятно, не больше десяти минут. Когда впереди уже показались городские кварталы, она немного сбавила скорость и резко развернулась в обратную сторону. Ничего не поделаешь, надо возвращаться. Возвращаться и ждать.

Примерно на середине пути встретился Никита, он крикнул что-то сердитое и тоже развернулся, поехали рядом. Юле не хотелось слушать его нравоучения, она опять прибавила скорость.

Когда до поворота к дому оставалось всего пара десятков метров, появился этот таксокар. Просто возник из струй дождя, Юля не заметила, в какой момент он оказался на шоссе. Очевидно, подъехал с другой стороны, от космопорта, но об этом она тоже не успела подумать.

Успела Юля только круто вывернуть руль. Гравицикл всем боком налетел на бампер таксокара. Гравитационный щит натянулся и отбросил гравицикл в сторону. Сквозь шум дождя послышался крик Никиты.

На какое-то время Юля потеряла сознание. Очнулась, кажется, от холода и сырости, и сразу поняла, что лежит на траве, уже без гравицикла. Шум дождя и ветра смешивался с голосами каких-то людей. Над Юлей склонились двое — смутно знакомая молодая женщина и какой-то незнакомец. Из-за их спин выглядывал перепуганный Никита и кто-то еще, но дальше было не разглядеть.

— Зайка? — хрипло спросила Юля. Знакомое лицо Таисии почему-то расплывалось. — Как вы здесь…

— Это ты как здесь оказалась? — воскликнула журналистка, приподнимая её голову.

Голова противно кружилась, и Юля опять закрыла глаза. Её подняли и, кажется, занесли в дом, стало теплее и тише. Голоса Таисии, незнакомца и Матвея Степановича странно смешивались и глушили друг друга.

— Вы? — вдруг прервал всех возглас Андрея. — Какого лешего вы делаете в этом доме? И на этой планете?!

— О, поверьте, я рада встрече не меньше вашего! — резко отозвалась Таисия.

Всё это было очень странно…