Прочитайте онлайн Космос Юли Чайкиной | Планета Циолковский. Город Циолковский

Читать книгу Космос Юли Чайкиной
2216+658
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Планета Циолковский. Город Циолковский

Несомненно, одна из тягот службы космических пилотов и вообще всех, кому приходится часто летать с планеты на планету — это справляться с разницей во времени. Обычно экипаж живет по корабельным часам, но бортовое время редко совпадает с пунктом назначения.

На Циолковский они прилетели по местному времени ранним утром, а на Вавилоне во время вылета был уже вечер. Но поспать в полёте Юля даже не пыталась, как и ребята.

Зато погода их встретила наилучшая для полетов — на небе ни облачка, местное солнце заливает взлетно-посадочные полосы, ветерок слабый, приятный.

Всё та же заботливая стюардесса проводила их до нужного таксокара. Андрей, конечно, сам приехать не пожелал, прислал таксиста, но это даже обрадовало Юлю. Она всё время, пока летели, пыталась придумать, как начнет с ним разговор.

При постороннем человеке обсуждать дела не хотелось, и всю дорогу до пригорода друзья проехали молча, глядя в окна. Юля даже приоткрыла окно со своей стороны, жадно вдыхая местный воздух.

Климат в этой части континента очень напоминал ей родной Владивосток. В центральном городе — тоже под названием Циолковский — пахло морем, местной хвоей и авиакосмическим топливом. Здесь располагался «КосмоАвСтрой», второй по величине авиакосмический завод Евразийского Союза. Точнее, целый заводской городок внутри города. Пожалуй, каждый третий житель Циолковского там работал, и Андрей — тоже.

Юля старалась не думать о словах Эвелины, что Андрей терпеть не может сестёр и их маму. Это просто глупо! Анастасия Алексеевна ничего плохого ему не сделала, а девочки, так тем более.

— Злорадствовать он точно не стал бы, — вслух подумала Юля.

Да, близких отношений у них с братом никогда не было. И Юля убеждала себя, что это из-за большой разницы в возрасте.

Кирилл только скептически хмыкнул, а Лейла никак не поддержала разговор. Подруга только в такси оторвалась от своего планшета, всё пыталась найти что-нибудь про «Новых людей». Ну, если даже Лейла не нашла чего-то в инфосети, значит, этого точно нет в природе!

Теперь друзья с усталым интересом тоже смотрели по сторонам. Они были на Циолковском первый раз, а Юля — второй, хотя тот, первый, можно и не считать.

Она тоже разглядывала широкие, но притом нешумные проспекты и улицы. По сравнению с мегаполисами на центральных планетах, Циолковский казался неторопливой, степенной провинцией. Здания здесь не выше шести этажей, и много зелени. Юля невольно пыталась разглядеть среди прохожих Андрея, хотя, он наверняка уже на работе, да и пешком не ходит.

Такси выехало на пригородную трассу и понеслось вдоль побережья. Китовое море было под стать всей погоде, тихое и приветливое. Юля с тоской подумала, какие бури сейчас бушуют далеко отсюда! Страшно представить, как далеко, и в то же время близко. И где-то сейчас мама…

Юля пристально вгляделась в зеленоватую гладь, пытаясь рассмотреть здешних кито-рыб. Если она правильно помнит, сейчас у них сезон миграции, и они подходят близко к берегу. Но морская гладь оставалась невозмутима.

Такси подъехало к большому двухэтажному дому, со всех сторон обсаженному земными деревьями. Эту усадьбу строили, еще когда дед был жив. Он планировал, выйдя на пенсию, работать на Циолковском, а этот дом задумал как место сбора всей семьи. Но его планы не сбылись.

У подъездной дорожки ребят встречал седоволосый мужчина в старой армейской куртке.

— Здравствуйте, Матвей Степанович, — Юля сообразила, что это — единственный работник Андрея — садовник, повар, секретарь и вообще управляющий домом.

В прошлый прилет она видела Матвея Степановича мельком и запомнила только его бионический протез вместо правой руки.

— С прибытием, — он ловко забрал сумки у девочек и повел всех к дому, — как долетели?

— Нормально, — пробормотала Юля, — а где Андрей?

— С утра, как всегда, на службе. Но сегодня, думаю, явится пораньше. Прошедшие сутки он только и говорил о прибытии дорогих сестриц. Кстати, где ваша вторая?

— Передумала…

— Ну, значит, он теперь наполовину расстроится.

Матвей Степанович говорил с такой невозмутимой серьёзностью, что можно было не сомневаться, это свой человек. Тем более, он тоже пилот, хотя и бывший.

«Но ведь бывших пилотов не бывает!». Впрочем, Юля уже устала о чем-либо думать. Сейчас ей хотелось только добраться до нормальной кровати и уснуть, забыв про все часовые режимы.

***

Скрежет рвущегося металла, сухой хруст стеклопластика и гулкий взрыв. Юля хорошо запомнила эти звуки, к счастью, слышала она их только в документальных фильмах. Звуки крушения космического корабля. А вот Андрей слышал такое на самом деле.

Юля резко села на кровати. Тяжелый дневной сон еще не отпускал, девочка пыталась понять, где она находится, и что за грохот её разбудил. Наконец, Юля вспомнила, что они уже дома у Андрея, значит, никакого крушения быть не может. Тут же вспомнилось всё остальное, и она тяжело откинулась на подушку.

Что же это был за звук, неужели приснилось? Космофобией Юля никогда не страдала!

Захотелось спросить, не слышала ли что-нибудь Лейла. Подруга дремала на соседней кровати. Гостевых комнат в доме было достаточно, но девочки решили по привычке поселиться вместе.

В комнате было очень светло, должно быть, сейчас середина дня и они проспали всего несколько часов. Решив не будить Лейлу, Юля встала и тихонько вышла из комнаты. В коридоре царили тишина и безмятежность, никаких признаков тревоги, а тем более паники.

На Циолковском ведь огромный космопорт, вдруг там что-то случилось? А еще на «КосмоАве» проходят испытания новых астроистребителей. Юле стало совсем не по себе. Конечно, все новые машины сначала взлетают и садятся под управлением компьютера, а пилот-испытатель берётся за штурвал уже десятки раз проверенного и почти готового истребителя. Но… Если всё-таки что-то там пошло не так, какова вероятность, что это был Андрей?

Юля резко потерла глаза. Надо взять себя в руки и всё делать по порядку! Во-первых, пойти в ванную, почистить зубы и умыться холодной водой. Во-вторых, пойти на кухню и позавтракать. А в-третьих, и космопорт и испытательный центр далеко, на другом конце города, вряд-ли здесь были бы слышны звуки аварии.

На кухне сосредоточенно хлопотал над завтраком — или это уже обед? — всё тот же Матвей Степанович.

— Я, знаешь ли, не мастак стряпать, — заметив появление девочки, признался он, — мы тут обычно заказываем готовое или полуфабрикаты из города.

— По-моему, отлично получилось, — честно ответила Юля, садясь за стол.

Перед ней стояли тосты, обжаренные в яйце, плавленый сыр, свежие помидоры, похоже, выращенные здесь же, на Циолковском, и стакан с какао.

Завтраки Юля и сама умеет готовить. Надо бы, пока они тут гостят, взять на себя эту обязанность.

Андрей не нуждается в дополнительных работниках, и за всем домом присматривает один Матвей Степанович. Наверное, он тоже не очень-то рад, что ему на голову свалились трое школьников, хотя держится он вполне дружелюбно.

Матвей Степанович распечатал еще пачку печенья, вывалил его в вазочку и добавил на стол. Рука-протез двигалась ловко, почти неотличимо от настоящей. Похоже, одна из лучших эдемских технологий. Юле стало очень интересно, где он потерял руку, на Циолковском или где-то? И как, тоже попадал в аварию?

— Мне показался какой-то шум, — осторожно заметила Юля, прожевав кусочек тоста, — как-будто что-то взорвалось.

— А, это Никитка в гараже, — беспечно махнул «натуральной» рукой Матвей Степанович, — опять что-то перехимичил, но вроде сам живой, я уже проверил. И гараж на месте.

— Какой Никита? — насторожилась Юля.

— Да, вы же с ним еще не знакомы, — живо кивнут тот, — это мой… племянник, ваш ровесник. Сейчас у него тоже каникулы, и он тут вроде как подрабатывает помощником садовника, то есть, меня.

Откуда-то с улицы опять послышался глухой металлический удар.

— И что тогда он делает в гараже? — поинтересовалась Юля, старательно прислушиваясь.

— Андрей разрешает ему там копаться, — снисходительно вздохнул управляющий, — малец бредит нашей космотехникой, но еще не решил, кем станет, пилотом или инженером. Я советую инженера, — Матвей Степанович как бы случайно убрал со стола искусственную руку.

Юля невольно отвела взгляд, но при этом подумала, что на месте этого Никиты не стала бы слушать такой совет. И сам Матвей Степанович наверняка бы не послушал, уж Юля знает натуру космолетчиков.

— А что советует Андрей?

— Андрей Александрович, — нарочито строго произнес управляющий, — советует не лезть к нему с глупыми вопросами.

— Понятно, — также строго кивнула Юля. Стоило догадаться!

Она быстро покончила с завтраком и направилась смотреть так называемый гараж, по размерам больше похожий на небольшой ангар. Гараж этот Андрей пристроил уже сам, когда поселился здесь.

Юля первый раз прилетала на Циолковский четыре земных года назад. Тогда отец прилетал сюда на один день, якобы с инспекцией завода, а Юля напросилась с ним. Она уже тогда догадывалась, что инспектирует отец не только производство астрочелноков, но и старшего сына, недавно сюда «отправленного».

Ворота гаража-ангара были подняты, внутри царили вперемешку дневной и искусственный свет. Первым в глаза бросался астроистребитель в полуразобранном состоянии. Ближе к выходу аккуратной шеренгой стояли гравициклы, целых пять штук! Гравициклы были разных моделей и годов выпуска, но все в отличном состоянии. Обшивка железных лошадок заманчиво блестела.

Всё остальное пространство — пол и станы — занято всевозможными коробками, ящиками, инструментами и деталями. Чуть-чуть пахло жжёным пластиком и топливом.

Почтительно обойдя гравициклы, Юля прошла вглубь этой сказочной пещеры. Никиты, если он всё еще здесь, видно не было.

У дальней стены обнаружился огромный стол-верстак, от края до края заваленный «железяками». Над столом висело три сенсорных монитора. Светловолосый парень сосредоточенно просматривал какие-то данные на экранах.

— Кхм, — Юля вежливо постучала по одному из ящиков. Насколько она знает, такие «увлекающиеся натуры» во время работы просто ничего постороннего не видят и не слышат, — приветик. Ты, значит Никита?

Парень резко повернулся на крутящейся табуретке и заморгал.

— А, привет, — он вскочил, как-то неуклюже взмахнув руками, — я слышал, вы прилетели утром, да? Можно просто Кит.

— Юля, — она с интересом заглянула ему за спину, — что у тебя тут взорвалось?

— А, — Кит небрежно сунул руки в карманы, — немного не рассчитал заряд в миниатюре движка. Школьный кружок в отпуске, вот, приходится работать здесь.

Юля заметила под верстаком груду чего-то искореженного и еще слегка дымящегося.

— Не знала, что мой брат такой добрый, — усмехнулась девочка, подходя ближе к истребителю.

У них в училище со следующего года как раз должен начинаться предмет астромеханика. Пилот должен знать, как устроена его техника, хотя бы в общих чертах.

— Только ради науки, — заверил парень, — имей в виду, на этом компе нет ни одной игры.

— Да тут и без игр нескучно!

Не дожидаясь приглашения, Юля придвинула лесенку и взобралась в кабину. Машина уже довольно устаревшей модели, «Заря-45», наверное списанная. Приглядевшись к деталям панели управления, Юля поняла, что на таких летали еще во времена деда. Возможно, и генерал Чайкин сидел за таким же штурвалом. Даже наверняка!

— Ты, правда, учишься на пилота? — не скрывая интереса, спросил Кит, усевшись на крыло.

Юля чуть не ляпнула, что она уже управляла «настоящим космическим кораблем», но вовремя прикусила язык.

— Ну, настоящая летная учёба начнется только в Авиакосмической академии, — скромно призналась она, — пока у нас больше обычных школьных предметов, чем специальных… А ты чем займешься после школы? Оправдаешь Андрюшино доверие?

Парень лишь неопределенно пожал плечами:

— Не знаю, посмотрим. Может, придется отсюда улететь. Может, стану астрополицейским.

По его голосу Юля поняла, что Кит почему-то не очень хочет рассуждать о своих планах на будущее.

— Всю жизнь здесь живешь? — просто спросила она.

— Ну да…

— Уже летал на Землю?

— Да, раз летали, — он охотно кивнул, — в следующем году, говорят, еще полетим. Там круто, столько памятных мест, столько всего самого первого! Мне особенно понравился земной город Циолковский! Ну, и космодром, конечно.

— А Москва?

— Москва тоже, но там такие пробки…

— О, да!

Дело в том, что по евразийскому закону об образовании, все граждане, родившиеся на освоенных планетах, дважды — в седьмом и десятом классе — должны побывать на Земле на специальной образовательной экскурсии. А все студенты, на какой-бы планете они ни учились, имеют право на один бесплатный перелет до Земли и обратно раз в год, всё время обучения. В других земных цивилизациях имелись подобные правила.

Юля родилась и росла на Земле, и родители с детства говорили ей, что это очень важно.

— Сейчас на освоенных планетах всё есть, можно без проблем тут жить, но Земля — это всё-таки Земля, — серьезно сказала она и вдруг, не сдержавшись, выпалила: — От неё отрекаются только сильверы.

Никита несколько секунд помолчал.

— Я слышал из новостей про Чако, — вдруг произнес он, — гадство.

— Ну, да, — Юля напряженно смотрела перед собой. Что он еще мог слышать и о чем с ним можно говорить?

— Не верю я ни в какую базу пиратов! — заявил Кит. — И Матвей Степаныч говорит, что это чушь.

— А Андрей что говорит? — тихо спросила Юля.

— Вроде бы ничего, — парень чуть стушевался, — ну, я, по крайней мере, ничего от него на эту тему не слышал.

Юля только вздохнула. Пора было вылезать из кабины, не сидеть же так целый день.

— Я вот думаю, этот Эдем с их «Сильвер Старом» давно пора поставить на место, — не унимался Кит, — не понимаю, почему все земные цивилизации не объединятся против них?!

Юля пробурчала себе под нос «они разберутся», не желая ввязываться в такой спор. Она вылезла из кабины и чуть не ступила мимо лесенки. Ноги почему-то дрожали.

— А вот мой отец боролся с ними, — выпалил Кит, — ну, давно…

— Правда? — вмиг насторожилась она.

— Эй, Ю, ты что, решила совсем махнуть на учёбу и сразу пойти в армию? Без нас?!

В гараж вошли сонные Лейла и Кирилл.

Следующие пару часов прошли без неприятных вопросов. Ребята быстро подружились с Никитой, и он охотно рассказал им про свои эксперименты с мини-двигателями.

Но Юля не выпускала из головы его слова про отца.

***

— Хотелось бы узнать, чего ты такого натворила, за что отец сослал тебя сюда. Не мог же он сделать это только чтобы меня обрадовать!

Андрей не явился пораньше, как предполагал Матвей Степанович, а приехал домой как обычно. Но зато ужинали они все вместе. Никита тоже остался на ужин.

— Ничего особенного, просто мама сильно занята на работе, — пробурчала Юля, не глядя на брата, — а мне не хотелось на Эдем. Ну, вот папа и предложил…

Да уж, в разведку отважную Юлию Чайкину точно не взяли бы! Конспирация никуда не годится.

— А мы как раз давно мечтали побывать на Циолковском, — фальшиво-бодро «помог» Кирилл.

Юля почувствовала, что краснеет. Конечно, Андрей им ни на грош не верил.

Юле показалось, что за годы «ссылки» брат стал заметно старше. Он и раньше всегда казался ей очень взрослым, но теперь стал совсем каким-то суровым, почти как отец. Короткая армейская стрижка, заметный шрам на переносице — след от той катастрофы пять лет назад. Шрам можно было легко удалить, дядя Гри советовал, но Андрей предпочел оставить «на память».

И как с ним говорить-то?

Ужин накрыли не на кухне, а в обеденном зале, чего до их приезда никогда не делали. На стене беззвучно работал инфовизор, шел какой-то репортаж из зала заседаний Совета земных цивилизаций. Такое сопровождение не прибавляла ужину душевности. Юля не заметила, кто включил экран, и почему-то стеснялась сама его выключить.

— Ежели такое дало, надо их сводить на экскурсию, посмотреть завод, — серьёзно заметил Матвей Степанович, — и, может, испытания посмотреть, а?

— Еще скажи — «покататься», — хмыкнул Андрей, — сходят в воскресенье, вместе с туристами.

— И зачем тогда им такие крутые связи в летном составе?

— А я теперь не пилот, а заведующий детского сада, — возразил Андрей, но вроде бы без особого недовольства. Скорее, с обреченностью.

Юля старательно вслушивалась в голос брата. И при этом невольно бросала взгляд на инфовизор. Про Чако пока никто за столом не заговаривал, но Юля чувствовала, что эта тема неизбежна.

Андрей вдруг тоже взглянул на экран:

— О, старый знакомый, — он жестом прибавил звук.

На экране появился молодой человек с безупречным лицом и в строгом костюме. Он витиевато рассуждал о некомпетентности чиновников Совета, о рассаднике пиратов, о легкомыслии некоторых представителей земных цивилизаций и еще о чем-то, совсем Юле не понятном.

— Ты что, его знаешь? — недоверчиво спросил Матвей Степанович. — Это же Вильям Смит, секретарь Голдфилд.

Юля уставилась на экран с удвоенным интересом. Значит, этот тип в костюме говорит от имени Эдема, то есть «Сильвер Стар»?

— Учились вместе, — ответил Андрей, — правда, недолго.

— Мы имеем основания полагать, что так называемые пиратские Триады имеют связи среди высшего руководства некоторых земных… — бесстрастно вещал Смит.

— Да, как будто мы не слышим, кто в Совете всё время блокирует серьёзные боевые операции против этих самых Триад, — буркнул Матвей Степанович.

— Где это ты с ним учился? — Юля недоверчиво взглянула на брата.

— В Академии, где еще? — Андрей махнул рукой и экран погас. — Он был на штурманском факультете, но с третьего курса бросил. Точнее, ему пришлось бросить, там был небольшой такой шпионский скандал с его отцом. Смит-старший собирал кое-какие сведенья. Про Чако.

Все замолчали. Юля смущенно уставилась в свою тарелку. Почему-то тема Чако всё время оказывается рядом с их семьёй. Впрочем, это как раз не удивительно, ведь никто, кроме них, Чако не защитит. «Никто, кроме нас», так сказала мама.

— И ты с ним дружил? — спросила она.

— Были в одной компании, — Андрей чуть поморщился, — кажется, он тоже интересовался той планетой.

Матвей Степанович усмехнулся. Бионической рукой очень ровно отрезал кусок пирога:

— Той планетой многие интересуются. И с годами интерес как будто только возрастает.

— Я тоже интересуюсь, — вдруг сказал Андрей, очень пристально посмотрев на Юлю, — это, так сказать, наше семейное хобби. Или родовое проклятье, кому как.

Юля невольно поморщилась. «Родовое проклятье» — что за нелепое, литературное выражение! Еще не хватало им суеверий в двадцать четвертом-то веке. Но тут Юлю поразила мысль, а ведь Андрей тоже потерял мать на Чако. Тоже…

Анна Чайкина была пилимом, и тогда, двадцать лет назад, во время Чакской обороны её флугер прикрывал транспортник с эвакуированными мирными жителями и учеными. Андрей тоже был на том боте. Прилетел в гости к деду как раз накануне. При выходе на орбиту на них напали пираты. Транспортник уцелел, но истребитель Анны сбили, спастись ей не удалось.

Вот и смейся теперь над суевериями.

— Сильверы разбомбили там только порт и деревню, верно? — беспечно уточнил Андрей.

— Вроде да, насколько я слышал в новостях, — Матвей Степанович пожал плечами.

— А святилище?

— Святилище цело, — ответила Юля и в очередной раз прикусила язык, — ну, я слышала из новостей…

Андрей непроницаемо жевал бифштекс. Остальные старательно делали то же самое.

— Иной раз мне кажется, — наконец задумчиво произнес брат, — что было бы лучше вообще всё там разрушить. Возможно, тогда бы от этой планеты, наконец, отстали.

Юля судорожно сжала вилку. Покосилась на друзей, те сосредоточенно смотрели в свои тарелки.

Секрет Чако, и правда, похож на проклятие. Проклятие не только их семьи, но целой планеты! Когда двадцать лет назад миротворцы под командованием генерала Чайкина и ученые от СЗЦ только высадились на Чако, никто и подумать не мог… А всего через неделю их лагерь атаковала целая пиратская флотилия.

Потом в СЗЦ это официально назвали Чакской Обороной. И объявили, что пираты всего лишь хотели захватить и разграбить предполагаемые залежи астромита.

Только дед никогда не верил в эту версию. Да, пираты частенько нападают на рудники и крейсера с астрамитом. Но тогда на Чако они словно бы стремились просто уничтожить всё живое на планете. И даже использовали «глушилку» подпространственных волн, из-за чего миротворцы почти неделю не могли связаться с центральными планетами и вызвать подмогу…

— И тебе не интересно узнать, что там на самом деле? — выпалила девочка.

— Очень интересно, — неожиданно легко ответил Андрей, — кстати, ты можешь потом зайти ко мне в кабинет, у меня есть кое-какие статьи по Чако, каких не найдешь в инфосети.

Юля чуть не поперхнулась куском мяса. Она никак не ожидала, что брат сам заговорит на эту тему, да еще предложит покопаться в своих файлах! Неужели она так плохо его знает?