Прочитайте онлайн Космос Юли Чайкиной | Планета Эдем

Читать книгу Космос Юли Чайкиной
2216+620
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Планета Эдем

Центральный парк в Илоне неприятно напомнил Эвелине джунгли Чако. Хотя, казалось бы, нет ничего общего! Парк состоял из хвойных и лиственных деревьев земного типа, и в нем всегда было свежо и прохладно. За зеленую изгородь словно не проникали шумы и запахи центра мегаполиса. К тому же в парке было проложено множество удобных, живописных дорожек, стояли скамейки и меленькие беседки, а еще лотки со всякими вкусностями.

Прекрасная, цивилизованная природа, ничего общего с дикими джунглями! Но Эле всё равно стало не по себе. Что же выходит, у неё теперь какая-то «древофобия»? Девочка решительно мотнула головой и углубилась в тенистую аллею. С тех пор, как она переехала на Эдем, Эвелина любила гулять в Центральном парке, с подругами или с Акирой. Или просто одной, особенно, когда хочется спокойно подумать.

В парке нет и не может быть ничего опасного. Насыщенный хвойный воздух наполнил грудь, стало немного легче, даже руки перестали дрожать. Но спрятанный в рюкзачке листок всё равно как будто прожигал спину. Таинственный «план».

Вчерашняя хакерская атака завершилась даже быстрее, чем предполагал Хел. И, опять же вопреки ожиданиям старшего хакера, во внутренней сети «Стратега» оказалось не так уж много интересных материалов. Во всяком случае, с пометкой «Чако», а искали они именно такое. Но Хел всё равно очень похвалил Акиру, сказал даже, что «за такими талантами будущее», при этом, как всегда, недобро ухмыльнувшись.

Из добытых материалов им удалось узнать три очень важных и очень пугающих вещи. Во-первых: на Чако в ближайшее время отправится множество строительных грузов и оружия. Вероятно, там собираются строить серьёзную военную базу, не то что, какие-то дряхлые казармы. Во-вторых: в честь «освобождения» Чако готовится торжественный бал-презентация. Об этом говорилось в неопубликованном пресс-релизе и в еще одном документе, явно не предназначенном к публикации, с пометкой «для дирекции службы безопасности». Он-то и был «в-третьих», он-то и жег Эвелине спину, распечатанный, сложенный вчетверо и спрятанный во внутренний карман рюкзака.

Эвелина просто шагала, почти не глядя перед собой, и незаметно вышла к центру парка, на площадь Первых строителей перед Музеем истории. Но сейчас почти вся площадь была занята строителями нынешними — началась подготовка к празднику. Торжество состоится уже послезавтра. Музей был закрыт, перед ним вовсю монтировали сцену. Пресс-релиз вышел вчера же, вскоре после их «налета».

Листок в рюкзаке уже почти буквально колол ей спину. Эля села на ближайшую скамейку и стянула рюкзак. Воровато озираясь, будто все прохожие её в чем-то подозревают, Эвелина достала и развернула листок. Посмотрела, наверное, в тысячный раз.

На первый взгляд там изображалась совершенно непонятная схема. Но если хорошо присмотреться, и при этом еще хорошо знать центр Илона, становилось понятно, что это — план-карта площади Первых строителей. Но не просто карта, а с особыми пометками.

— Эвелина, — кто-то тронул Элю за плечо. Прежде чем сообразить, кто это, она резко дернулась, едва не упав с лавки. Бумага буквально обожгла пальцы.

— Акира! Ты тоже здесь! Ты меня искал? — охнула Эля, чувствуя, как сердце бьётся где-то в горле. Да так никаких нервов не хватит!

— Нет, просто… хотел прогуляться, подумать… Извини, я тебя напугал? — парень смущенно присел рядом.

— Ничего, — Эвелина медленно перевела дыхание, — хорошо, что ты здесь. Я вот тоже… пытаюсь думать.

Акира присел рядом и взял у неё листок.

— Ты не надумал ничего нового? — робко спросила она.

Парень промолчал.

На схеме четко обозначался Музей истории, сцена перед ним, которую как раз сейчас возводят, и площадь с прилегающим парковым массивом. На прямоугольнике Музея было написано «Чако», и от него через сцену на площадь тянулась длинная стрелка. Еще две стрелки проходили по краям площади, а на зеленоватых участках схемы виднелось десяток точек. Три стрелки были подписаны «группа А», «группа В», «группа С». В нижнем углу площади имелась еще одна приписка: «Внутреннее питание». Все пометки были красного цвета и, похоже, сделаны от руки, вирт-карандашом.

— «Внутреннее питание», скорее всего, означает, что электроэнергия будет поступать от автономного генератора, который здесь же и установят. Якобы для экономии городского электричества, — задумчиво произнес Акира, — а на самом деле — чтобы полностью контролировать всё, что здесь будет происходить. Эти подписи явно сделаны почерком Маргарет Голдфилд.

— Откуда ты знаешь её почерк? — вздрогнула Эля.

— Видел на других документах, — уклончиво ответил Акира, — мне кажется, они замышляют на этом «празднике» что-то нехорошее, неспроста же такая спешность! И Хел так же считает.

— Но зачем? — Эля мучительно не понимала. — Планета уже в их власти, теперь нужно просто пригласить инвесторов…

— Но для того ли они столько лет добивались Чако, чтобы просто сдавать её в аренду под тур-базы и плантации персиков? — возразил парень, пристально глядя на строителей, — не слишком ли это…. Мелко?

— А что тогда?

— Тут изображена некая связка «Чако-Эдем». Связка начинается внутри Музея и как-то выходит на площадь. Так обычно изображают перемещение, движение чего-то. Или кого-то.

Эвелина забрала листок и еще раз пригляделась к надписям. Почерк у директора «Стратега» был резкий и колкий, словно клинком выведено.

— Нам нужно попасть на этот праздник, понять, что они задумали и попытаться как-то это предотвратить, — твердо, без всяких эмоций произнес Акира, — только так мы, возможно, узнаем главное — зачем им на самом деле Чако. И что случилось с твоей мамой.

Эвелина не знала, что сказать и просто смотрела перед собой.

Рабочие энергично сновали по площади, возводя хромированные опоры для шатров, осветительную аппаратуру и что-то еще. Совсем близко от края площади стоял контейнер с большими вазами. В них цвели какие-то нежно-розовые цветы, совсем не по сезону…

Эвелина вдруг подумала, что, по слухам, на Ямато, центральной планете Японской цивилизации, сделаны самые красивые сады во всем освоенном космосе.

— Что ты думаешь? — вдруг спросил Акира, переведя взгляд на неё.

— Я вот где-то читала, что для самурая превыше всего — долг перед сюзереном, — ляпнула Эля первое, что пришло в голову. Разумеется, пришла какая-то глупость!

— Ну, Маргарет Голдфилд мне точно не сюзерен, — усмехнулся Акира, — я ей никаких клятв не давал и даже трудовой договор не подписывал. А «Нейро-оператор» формально относится к Институту.

— Формально да, но на самом-то деле вас курирует лично Маргарет, все об этом знают. Как думаешь, зачем это сильверу?

— Чтобы пси-хакеры работали на них, зачем же еще! — парень с неожиданной резкостью взмахнул рукой. — Хотят, чтобы им служила сама эволюция, представляешь? Но не выйдет… Понимаешь, если мы, независимые пси-хакеры, раскроем заговор сильвера, то можем стать героями в глазах общественности.

— Думаешь? — Эля тут же вспомнила о сестре. Вот если бы Юлька узнала, как Акира рискует ради их мамы, она бы поняла…

— По крайней мере, это достойный повод заявить о себе, — Акира серьёзно кивнул, — люди часто боятся прогресса, даже в наш век их страшат новые технологии, способные сильно изменить привычный порядок жизни.

— Да уж, — пробормотала Эля, опять вспомнив о сестре.

— Но их можно понять, — взволнованно добавил Акира, — ведь не известно, кто и как будет использовать новую силу, непонятно, чего при этом ожидать. Вот мы и хотим показать, что пси-хакеры могут быть полезны обществу, и что не все мы согласны работать на «Сильвер Стар». Но сначала надо придумать, как попасть на «бал», там наверняка будут специальные приглашения…

Эвелина вздохнула и потупилась. Интересно, что бы сказала на это Юля? Что план совершенно безумный, и надо держаться подальше от всяких хакеров? Или решила, что другого способа помочь маме просто нет? Ведь нет же?… Если рассказать отцу, что он может сделать? Здесь, на Эдеме, у него нет никаких возможностей, разве только возможность запретить ей общаться с Акирой. К тому же из этой схемы совершенно ничего не следует, это только предположения Акиры.

Эля вдруг очень захотела позвонить сестре, вот сейчас, немедленно, всё рассказать и уговорить переехать на Эдем. Вместе всё-таки легче.

И тут коммуникатор внезапно ожил. Эвелина вздрогнула и, не глядя, выхватила из кармана аппарат. Неужели Юля…

— Привет, дорогая! Ты сегодня опять убежала куда-то с самого утра, — судя по бодрому голосу, тётя Карина сама уже давно проснулась.

— У тебя… всё в порядке? — промямлила в ответ Эля.

— Еще бы! Вообрази себе, куда нас пригласили? На торжественное открытие планеты Чако, — голос тёти стал чуть менее бодрым, — послушай, я знаю, у нас с этой планетой в прошлом было много неприятностей, но теперь, похоже, всё споры-раздоры закончатся.

— Ну да, в прошлом, — едва слышно ответила Эвелина.

— И нас не просто пригласили, — живо добавила тётя Карина, — наша труппа будет участвовать в представлении. Давай-ка, подлетай в студию, я уже здесь, все вместе обсудим.

— Хорошо, — Эля отключила связь и бессмысленно уставилась на коммуникатор.

— Что? — Акира тревожно тронул её за руку.

— Теперь я знаю, как мы попадем на «бал», — ответила девочка, решительно вставая с лавки.