Прочитайте онлайн Космос Юли Чайкиной | Планета Циолковский. Пригород

Читать книгу Космос Юли Чайкиной
2216+659
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Планета Циолковский. Пригород

— На самом деле Альберт Меер жив, вот в чем штука.

Юля ошеломленно переводила взгляд от гостей на Андрея и снова на гостей. Она уже полностью пришла в себя, переоделась и обсохла, голова почти не кружилась, но девочке всё равно казалось, что она бредит. Или всё вокруг бредят, как знать…

Они все — ребята, Андрей, Матвей Степаныч, Таисия и Смирнов — сидели на кухне.

— Насколько я помню, — проговорил Андрей. Таким голосом можно было замораживать свежие овощи! — Его челнок взорвался. От прямого попадания торпеды с минимального расстояния. В подобных случаях, обычно, не происходит чудес.

— В том и штука, что чудо произошло. Вернее, не чудо, а просто Меера в том челноке уже не было, — упрямо повторил Смирнов.

Юля покрепче сжала свою кружку с чаем. Пальцы всё еще оставались холодными, будто она до сих пор сжимает руль гравицикла.

Про угон гравициклов Андрей пока ничего не сказал. Еще бы, теперь всем не до пустяков! Гости, казалось, были смущены не меньше хозяев, но отступать не собирались.

Михаил Максимович Смирнов представился сотрудником Академии наук. Он и выглядел как типичный учёный-академик — невысокого роста, пухленький, с круглым простодушным лицом. Но самое главное, он знает, зачем мама так срочно полетела на Чако. И Зайка тоже знает.

Можно сказать, началась история с того, что Анастасия Алексеевна, когда была аспиранткой, училась у Меера, и потом еще долго с ним переписывалась. И Таисия его знала, пять лет назад брала интервью, с тех пор и увлеклась тайнами Чако. А примерно с год назад Зайка познакомилась с Анастасией Алексеевной.

— За два дня до того, то есть, до полета на Чако, — рассказывала журналистка, порывисто вздыхая и кутаясь в плед, — она мне позвонила и сказала, надо встретиться, она хочет рассказать что-то важное. И рассказала, что с ней связался Альберт Меер! Сначала написал письмо, потом позвонил.

Он рассказал Насте, что пять лет назад какой-то агент сильвера узнал о его сотрудничестве с нашими учёными. И Альберту тогда пришлось скрыться, иначе его бы на самом деле убили. В день, когда вылетал тот челнок, Альберт в последний момент отказался лететь, а потом по поддельному паспорту улетел на другом лайнере. И, как оказалось, вовремя… Так он сказал Насте. Но все эти пять лет он продолжал изучать Чако. И вот сейчас он что-то нашел, открыл…

— Что? — невольно воскликнула Юля. — Что открыл?!

Брат неодобрительно шикнул. Похоже, он всё-таки не забыл про гравициклы.

— Что именно он открыл, Настя мне не рассказала, — призналась Таисия, — сказала только, надо срочно лететь на Чако и вырезать кусок храмового орнамента.

— Что? — глупо переспросила Юля. Такого варварства она даже вообразить не могла!

— Я не знаю, зачем, она не объяснила, — Таисия начала всхлипывать, быстро потерла глаза краем пледа, — рассказала только это, и всё. Она как-будто предчувствовала… Она написала письмо к Михаилу Максимовичу и передала его мне, чтобы я передала… Ну, если что-то случится…

— Я курирую исследования их кафедры, — пояснил Смирнов, — по этому, очевидно, Анастасия мне доверилась.

— И как, она выполнила его поручение? — с явным недоверием ко всем словам Зайки, спросил Андрей.

— Нет, — пролепетала она, — Настя только рассматривала стены, всё что-то обдумывала, сомневалась… Больше ничего мне не объясняла, только сказала, что Альберт Меер, похоже, сделал колоссальное открытие.

— Почему вы не рассказали это на Вавилоне? — взгляд Андрея буквально проткнул несчастную журналистку насквозь и пришпилил к стене.

— Я испугалась…

— Чего?

— Ну, Настя же говорила, что он ей говорил, — зачастила Зайка, — что нельзя рассказывать никому из официальных лиц, даже генералу Чайкину. Информация может попасть к шпиону, к тому, кто выдал его пять лет назад.

— Таисия прилетела на Землю и тут же обратилась ко мне, — подхватил Михаил Максимович, — я прочитал письмо Анастасии и сразу понял — нужно лететь к вам.

На минуту все замолчали. Слышно было, как за окном в сумраке хлещет дождь и гудит ветер. Юля украдкой разглядывала Михаила Максимовича. Интересно, часто ли ему доводилось выбираться из своих академических кабинетов?

— Как мило, — саркастически заметил Андрей. Он перестал сверлить взглядом Таисию и уставился на Смирнова, — и что же навело вас на такую мысль?

— Прошу вас, без иронии, — академик с достоинством выпрямился на стуле, — похоже, мы находимся в шаге от какого-то значительного научного открытия. Похоже, Альберт Меер уже сделал этот шаг! Вряд ли он стал бы так глупо шутить!

— Да уж, шутки у него всегда были исключительно серьёзные.

— Теперь я прошу вас, попытайтесь выйти с ним на связь. Насколько я знаю, до его смерти вы были хорошими друзьями. То есть, конечно, до его фальшивой смерти, — Михаил Максимович неловко переставил кружку с места на место, — уверен, вам он тоже доверяет, не меньше, чем Насте.

Андрей не ответил, только вытащил из кармана свои злосчастные папиросы и, никого не смущаясь, закурил. Юля вдруг догадалась — Андрея задело, что «воскресший» Альберт решил связаться с Анастасией Алексеевной, а не с ним.

— Не дымили бы вы при детях, — пискнула Таисия, но Андрей так на неё покосился, что бедняжка тут же потупилась и закашлялась.

Как оказалось, Андрей и Таисия уже были знакомы. Пять лет назад, сразу после «гибели» Меера, Зайка попыталась взять у Андрея интервью, как у основного свидетеля. Что он ответил на такое предложение, Юля даже не пыталась вообразить…

— Да, и, конечно же, — торопливо прибавил Михаил Максимович, на секунду перехватив взгляд Юли, — Альберт наверняка знает, что там случилось, куда пропала Анастасия Алексеевна.

— Надо срочно рассказать отцу и дяде Гри! — спохватилась Юля. — Они-то не шпионы!

— Нет, нет! — Смирнов замахал своими широкими пухлыми ладонями. — Конечно, не шпионы, но давайте сначала сами позвоним Мееру, просто убедимся, что он, на самом деле, жив, что всё это правда. Понимаете, нельзя его спугнуть! А то он опять куда-нибудь сбежит.

Таисия нервно хихикнула и тут же опять всхлипнула.

Юля в недоумении взглянула на Андрея.

— И где же этот великий ученый сейчас, по-вашему? — спросил он сквозь дым.

— Он звонил с Бразилии-3, — выпалила Зайка.

— С Бразилии? — Андрей подался чуть вперед.

Юля невольно затаила дыхание и переглянулась с Кириллом и Лейлой. Друзья чуть заметно кивнули. Те, двое пиратов, прилетели с Бразилии-3.

— Вот номер коммуникатора, с которого он разговаривал с Настей, — Смирнов быстро вытащил из пиджачного кармана свёрнутую бумажку, протянул Андрею.

Тот взял, неспешно развернул, посмотрел. Затем скептически хмыкнул и бросил бумажку на стол.

— А она случайно ничего не написала о «Новых людях»? — вкрадчиво спросил Андрей. — А, господин… академик?

Юле показалось, что взгляд Смирнова на секунду стал жестким, колким — совсем не таким, как до этого. Но наваждение тут же прошло.

— О каких новых людях? — Михаил Максимович моргнул и быстро схватил бумажку, будто опасался, что она испарится. — Вам что-то еще известно?

— О, нет, откуда!

Михаил Максимович мял в пальцах бумажку и выжидающе смотрел на Андрея. Брат, казалось, от этого взгляда еще больше злился.

Юля подошла и осторожно взяла у Смирнова бумажку. Двенадцать цифр и букв, код Латиноамериканской сети. По спине пробежала ледяная дрожь. Возможно, эти значки — ключ к спасению мамы. Даже наверняка! Альберт Меер знает тайну Чако!

— Если ты не хочешь, я сама ему позвоню, — твердым голосом сказала Юля, — скажу, что я дочь Насти, он мне тоже поверит!

— Надо звонить, — коротко и веско сказал Матвей Степанович, — пока мы знаем только планету, где он прячется. Если он вообще до сих пор там. Надо хотя бы убедиться.

— Сначала просто напишите сообщение, — подхватил Смирнов, — напишите, что вы узнали всё это от Насти, и что Настя пропала, я уверен, он откликнется.

— Уверены? — Андрей хмыкнул.

— Если не хочешь, я сама…

— Ладно, — брат зло раздавил окурок в каком-то блюдечке, — не чего на меня так смотреть, — он выхватил у Юли бумажку и вышел в столовую.

Все тут же повскакивали и пошли за ним.

Андрей включил инфовизор, открыл сеть и связную программу. Внизу экрана замерцала виртуальная клавиатура. Юля смотрела на эти простейшие действия, как на волшебство, затаив дыхание.

Андрей быстро и молча набрал короткий текст. Из-за его плеча Юля смогла рассмотреть только слова «очень удивлен», «Анастасия» и «скорее».

Смирнов хотел было еще что-то подсказать, но Матвей Степанович остановил его предупредительным жестом.

Тишину нарушила коротенькая мелодия, означающая, что письмо ушло. Превратилось в поток невидимых волн и полетело на другой конец галактики.

— И что теперь? — тихо спросила Юля.

— Полагаю, сидеть и ждать, — хмыкнул Андрей, — какая у нас разница по времени?

— Мы же не знаем, в какой части Бразилии он находится, — заметила Таисия.

— Точно не знаете? — Андрей подозрительно прищурился. — А, может быть, постараетесь и припомните? Что Анастасия еще рассказывала? Куда именно он улетел, кто ему помогал? Он догадывался о возможной атаке?!

— Она ничего такого не рассказывала, — насупилась Зайка.

Юля вдруг вспомнила, что их дед погиб почти так же. Но с дедом произошел несчастный случай, его флугер сам взорвался. Как потом установили, из-за неполадки в топливно-двигательной системе. Редчайший технический дефект, один случай на миллион. Это случилось через пять лет после Чакской обороны.

— Можно подумать, вы нас в чем-то подозреваете, — заметил Михаил Максимович.

— Ну, что вы! — Андрей театрально взмахнул руками. — Какие могут быть подозрения? Я безмерно уважаю вашу… Академию.

Слово «академия» он произнес с непонятной иронией. Юля украдкой глянула на Смирнова. Тот оскорбленно уставился в угол.

— Вряд ли он скоро ответит, если вообще ответит, — Андрей устало потер переносицу, — нет смысла тут сидеть. Матвей, покажите нашим гостям свободные комнаты. В этом доме еще есть свободное пространство?

— Найдем, — вздохнул Матвей Степанович.

— Не очень-то вы гостеприимны, — сердито заметила Таисия.

— Так ведь здесь и не гостиница, — ухмыльнулся Андрей, — и не явочная квартира для всяких… академиков.

— Понятно, — огрызнулась та, — здесь ваша персональная казарма.

— Ну, знаете, что…

Сигнал вызова буквально оглушил всех. На экране сиял знак входящего звонка. Двенадцатизначный номер, латиноамериканский код.

— Это он, — прошептал Смирнов и весь как-будто подтянулся.

Андрей не медлил ни секунды. Шагнул обратно к инфовизору, взмахнул рукой. На экране появилось немного дрожащее изображение.

Альберт Меер внешне почти не изменился за пять лет. То же худое жилистое лицо, те же взъерошенные седые волосы, взгляд — буравчик. Юля просмотрела много его видео-лекций, но теперь всё равно было странно видеть это лицо на экране. Странно сознавать, что он на самом деле жив и сейчас будет с ними говорить!

— Меня слышно? — человек на экране нахмурился. — Здравствуй, Андрей! Как ты?

— Отлично, — голос брата звучал нарочито спокойно, а потому особенно пугал Юлю, — мой хороший друг сегодня воскрес из мертвых, так что я — отлично.

— Я могу всё объяснить…

— Надеюсь. Но, для начала, скажи, где Анастасия?

— Хотел спросить то же у тебя, — камера на том конце чуть дрогнула и лицо Меера пошло волной, — ты пишешь, она всё-таки была на Чако?

— Была. Вошла в храм, а потом просто исчезла из него. Бесследно. Ты не знаешь, где она сейчас?

— Теоретически — где угодно, — ученый, кажется, подпрыгнул на месте, в его голосе зазвучал детский восторг, — в любом уголке Вселенной!

— Что значит «где угодно»?! — воскликнула Юля, бросаясь к экрану.

— Кто это? — охнул Альберт.

— Дочь Анастасии, — сухо ответил Андрей, — у неё есть дети, если ты помнишь.

— Помню, — голос и лицо ученого сразу стали виноватыми, — но, выходит, я был прав.

— Так, может быть, просветите нас, господин бессмертный гений? — процедил Андрей.

Юля смотрела на экран, стараясь даже не моргать.

Альберт шумно вздохнул и запустил обе руки в седые лохмы.

— Она не вырезала орнамент? — спросил он, не глядя в камеру.

— Насколько я знаю, нет.

— Хорошо. То есть, плохо, — Меер встряхнул руки и быстро заговорил: — прошедшие пять лет я продолжал изучать Чако. Я понял, что всё дело в том святилище, в его стенах! Там есть кое-что, о чем пока не знают ученые. А в Сильвере, похоже, знают. Там… нет, об этом нельзя рассказывать по сети, канал может прослушиваться!

— Это вряд ли, — хмыкнул Андрей, — впрочем, ты можешь пока рассказать о своей дружбе с пиратами. Особенно с Люцием.

— Я с ними больше не дружу, — очень серьёзно ответил Меер. И тут же вздрогнул: — Постой, откуда ты знаешь Люция?

— Не то, чтобы я его знаю, — Юля заметила во взгляде брата ту самую затаённую ненависть, — он тоже был на Чако, в компании какого-то Фебоса. Они исчезли втроём, два пирата и Анастасия.

Альберт замолчал и опять вцепился в волосы.

— Дела, ох, дела, — бормотал он, — послушайте, Андрей, и ты, девочка… Мне правда, очень жаль, что всё так получилось… Я не знал, что так получится, тогда и сейчас… Но теперь отступать некуда, теперь все мы в опасности, все земные цивилизации, всё устройство нашего мира!

— А ты, стало быть, решил мир спасти, — язвительно вставил Андрей.

— Сейчас не до шуток! — взвился ученый. — Короче говоря, ты должен прилететь ко мне, я сейчас на Бразилии-3, живу в Фавелах. Тут на днях начнется Большой карнавал, самое удобное время для передачи секретов. Я пришлю примерные координаты, где вам следует поселиться. Потом я сам свяжусь с вами. Ждите!

Андрей хотел было еще что-то возразить, но лицо на экране исчезло, связь прекратилась. Точнее, её прекратил Альберт.