Прочитайте онлайн Космос Юли Чайкиной | 2312 год н. э. Планета Чако. Район космопорта

Читать книгу Космос Юли Чайкиной
2216+623
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

2312 год н. э. Планета Чако. Район космопорта

— Думаешь, эти «туристы» не опасны? — Эвелина спросила, кажется, в сотый раз.

— Хм, — отозвалась Юлия и мрачно задумалась. Прилетевшие вчера незнакомцы ей тоже совсем не нравились.

Сестры Чайкины, Юля и Эля, сидели на жёлтом валуне недалеко от туземного святилища и наслаждались краткой утренней прохладой. Климат Чако напоминал земные тропики, но еще более жаркие. Люди могут здесь работать без специальных термокостюмов только в утренние и вечерние часы.

— Они не выглядят очень уж опасными, — наконец, произнесла Юля, скорее чтобы только успокоить сестру, которая и так не в восторге от подобного начала каникул.

— Тогда что они, вообще, здесь делают?

— Вероятно, то же, что и мы — любопытствуют.

— И тоже незаконно?

— Похоже.

Эля неодобрительно хмыкнула, откинула на спину свои длинные белокурые локоны и полезла в сумочку за кремом от загара. Все три дня, что они уже провели на планете, она с этим средством не расставалась.

Юля украдкой наблюдала за сестрой. Они — близнецы, но, как часто бывает у близнецов, совсем-совсем разные. Настолько, насколько могут быть разными начинающая актриса и будущий пилот ВКС.

— Знаю, тебе здесь не нравится, — с притворной бодростью добавила Юля, — понимаю, тут не Бразилия-3. Но маме очень нужно здесь поработать, а нам так редко удаётся её видеть. Устроим экзотический праздник.

Эля лишь еще раз хмыкнула. У неё было своё мнение о нужности маминой работы и о нецивилизованной экзотике.

Самой-то Юле на Чако нравилось. Кадеты гагаринского военно-космического училища к спартанским условиям привычные, а экстратропический климат только закаляет тело и дух.

Но самое главное — здесь, на Чако они вовсе не посторонние. Здесь все помнят и чтят память их деда, двадцать лет назад спасшего местных жителей от истребления. Для Юли это идеальное место, чтобы побыть с семьёй и отметить своё четырнадцатилетие. Жаль только, что отец не сможет к ним присоединиться, он вообще будет очень недоволен, когда узнает про их «экспедицию»…

А теперь ещё эти странные типы. Их корабль — старенький транспортник минимального класса — день назад опустился на космодром Чако. Просто сели, без всякого предупреждения туземцу-диспетчеру. Видать, тоже проскочили мимо орбитальных «глазков», а противовоздушной защиты на Чако никогда и не было.

Вообще, космопорт на Чако многим кажется совсем смешным, но всё же по правилам межпланетных сообщений без разрешения плюхнуться на планету можно разве что в аварийной ситуации.

Сидевшие тут же Кирилл и Лейла, Юлины однокашники, тоже были не в восторге от новоприбывших.

— Это, скорее всего, «черные» археологи, в лучшем случае, — высказал версию Кирилл, мрачно глядя в сторону святилища, — а скорее всего, пираты. Или сектанты. Или и то и другое.

— Порядочные люди сюда точно не полезут, — язвительно заметила Эля.

— Оружия у них нет, — зачем-то возразила Юля.

— Ты что ли их обыскивала? — хмыкнул парень.

Резонное замечание. Нормальный погранпост на Чако упразднили еще пару лет назад, за ненадобностью.

Но на браконьеров-пиратов чужаки не походили. Во всяком случае, по инфосети обычно показывают совсем других пиратов, а эти и не вооружены и разговаривают вежливо. Весь «экипаж» — два человека. Сказали, что они — всего лишь путешественники с Земли, проводят отпуск «в поисках экзотических уголков вселенной».

Представились как Фебос и Люций. Имена наверняка не настоящие, впрочем, кто их знает. Фебос, с виду младший, казался совсем мирным, даже напоминал одного из маминых аспирантов. А вот старший, Люций, выглядел куда внушительнее — высокий, широкоплечий, словно бывший десантник, а взгляд тяжелый, пронизывающий. И самое приметное — на лбу татуировка в виде перевернутого треугольника. Острый угол врезается до середины переносицы, два других расходятся над бровями, а в центре — еще один треугольник, но перевернутый наоборот.

Анастасия Алексеевна выслушала их короткую историю и, как показалась Юле, тоже не очень-то поверила. Но мама не стала поднимать шум, так как сами они здесь… не совсем легально.

Сегодня с утра «туристы» раньше всех ушли в святилище. Проходя мимо камня, на котором сидели ребята, вежливо поздоровались. Очень спокойные. Очень сосредоточенные. Никакой праздной болтовни, никакого пива. Простые отпускники так себя не ведут!

— Надо уматывать с этой планеты, — процедила Эля, отмахнувшись от какого-то мелкого насекомого, — а как сейчас хорошо на Бразилии-3, ни комаров, ни пиратов, никаких других паразитов. Особенно в северном полушарии!

— Особенно в пятизвездочном отеле, — усмехнулась Юля.

— Можно и в трехзвездочном, — Эля уже была согласна на любые жертвы, лишь бы побыстрее улететь с Чако, — по сравнению с этим «турпоходом» — что угодно курорт!

Она торопливо убрала в сумочку средство от загара и достала средство от насекомых. Этикетка утверждала, что оно эффективно на всех открытых человечеством планетах.

— Лично я согласен, — добавил Кирилл, — извини, Юль, но сейчас не лучший момент для экскурсий. Конечно, я твоего деда уважаю, ты знаешь…

Юля в свою очередь неохотно кивнула. Она знает, что все её друзья уважают покойного генерала Чайкина. А еще она знает, что Кир поехал с ними в первую очередь ради Юлиной сестры, а уж во вторую — ради Юлиного деда. Но Эвелину сей факт мало волнует.

Юля редко когда соглашалась с сестрой, спорить они могут буквально обо всём, но на счет незнакомцев Эля права. Что-то с этими типами не так, и надо держать ухо востро.

Наслаждаться долгожданными каникулами пока не получалось.

— Странно, что они оказались здесь именно сейчас, одновременно с нами, — тихо заметила Лейла.

Лейла обычно мало говорит, больше молчит и слушает, а то и вовсе думает о своих компьютерах. Но когда говорит, то очень точно и по существу. Она первым делом посмотрела виртуальный справочник пиратских татуировок, но не нашла там ничего похожего на двойной треугольник.

— Считаешь, они шпионы Эдема? — насторожился Кирилл.

— «Сильвер Стар», а не Эдема, — раздраженно вставила Эвелина.

— Ну, это почти одно и то же, — замялся Кир, спорить с Элей ему вовсе не хотелось.

— Тогда тем более, надо отсюда убираться! Если в Совете узнают, что мы здесь, будет скандал, правильно?

— Правильно, — Юля шумно вздохнула и взъерошила свои волосы, такие же светлые, как у сестры, но совсем коротко подстриженные. Эля вечно ругает её за эту привычку — лохматиться.

Так странно быть тут нелегалами, после всего, что сделал для планеты их дед! Впрочем, это его заслуга, что Чако признана заповедником. С тех пор ни один военный, дипслужащий или ученый-исследователь ни одного земного государства не имеет права высадиться на эту планету без специального разрешения от Совета земных цивилизаций.

Только Эдем, а точнее — «Сильвер Стар», себя к земным нациям не относит и вряд ли просто так от Чако отступится.

Юля вдруг вспомнила про Андрея, их старшего брата. Он — прирожденный пилот — потерял близкого друга и лишился права служить в ВКС. И едва не насмерть разругался с отцом. Формально та трагедия произошла из-за пиратов, но все, и Андрей в первую очередь, понимали — за пиратами стоит «Сильвер Стар». Как, впрочем, и всегда.

Послышалось шуршание крупного песка на тропинке, и к ним подошла Анастасия Алексеевна Чайкина, доцент Кафедры искусствоведения и музейного дела Дальневосточного института культуры.

— Доброе утро, — мама, как обычно, выглядела бодро и уверенно.

— Там эти типы! — воскликнула Эля.

— Какие шустрые, — спокойно присвистнула мама, — вот и посмотрим, чем они там интересуются, познакомимся поближе.

— А если они не захотят? — осторожно заметила Юля, почувствовав неприятный холодок по спине. Это при такой-то жаре!

— Не волнуйтесь, Таисия сейчас меня догонит, — возразила Анастасия Алексеевна, переложив свой чемоданчик в другую руку.

— Тоже мне, подмога, — заныла Эвелина, — мам, давай отсюда улетим!

Поначалу Элю раздражали только жара и крохотная гостиница при космопорте, переделанная из казарм. А теперь добавился еще совсем непривычный для неё страх незащищенности. Юля отлично её понимает.

— Скоро, милая, — заверила её мама, хотя, конечно же, не поддалась на провокацию, — знаете, почему мы здесь? Потому, что девиз музейщиков такой же, как у спецназа: никто, кроме нас! Придется потерпеть, — и бодро пошла к святилищу.

— Да тут уже все до нас побывали, за двадцать лет! — всплеснула руками Эля, когда мама уже скрылась из виду. — Каждый уголок изучили и отсняли, всё в инфосети есть. Зачем еще сюда переться?

Юля только вздохнула. За двадцать лет планету, может, и изучили, но никто не смог точно сказать, из-за чего же началась вся история двадцать лет назад. Никто не может понять, чего на Чако есть такого, что так сильно понадобилось «Сильвер Стар»? Не астромит же, которого здесь, как оказалось, никогда не было. И уж точно не чакские персики, какие бы вкусные те ни были. Может, сильвер просто ошибся? Но такие организации не ошибаются…

Несколько минут они сидели молча. Эля отмахивалась от местных комаров, Кирилл старательно делал вид, что не смотрит на Элю, Лейла опять о чем-то задумалась.

Юля тоже задумалась. Она, Кирилл и Лейла с первого курса дружат, а со второго их поставили в одну учебную группу для совместных занятий, Юля — будущий пилот, Кир — навигатор, а Лейла — бортовой программист. Если повезет, может, и служить потом будут вместе, Юле бы очень хотелось. Но это, как назначат, не будет же она просить отца, чтоб способствовал с распределением!

— Доброе утро всем! Анастасия Алексеевна уже там, да? — мимо них, на ходу настраивая что-то в планшете, промчалась Зайка.

Точнее сказать, Таисия Зайка, журналистка газеты «Приморье». Она нашла Анастасию Алексеевну через каких-то общих знакомых и увязалась вместе с ней на Чако. По её собственному признанию, Тая хочет написать «серьезную книгу об исследовании Чако», и для этого ей непременно надо всё увидеть своими глазами. Еще Таисия утверждала, что фамилия её настоящая, даже предлагала всем посмотреть её паспорт, но ей и так поверили.

— Там уже все, только тебя ждут, — уточнила вслед Эвелина, — я вот не пойму, если наша прогулка здесь такая секретная, зачем мы потащили с собой репортера?

Как и положено восходящей звезде, Эля была не высокого мнения о журналистах вообще.

— Она обещала ничего не публиковать без согласия мамы, — ответила Юля, — просто, если мы что-то найдем, то нужен независимый свидетель.

Эля лишь поморщилась:

— Если мы тут нелегально, то как будем рассказывать о своих открытиях?

— Мама, наверное, знает, что делает, — быстро отмахнулась Юля, но замечание было более чем справедливое.

Конечно, Анастасия Алексеевна могла запросить и получить разрешение на работу здесь, но на это, учитывая бюрократию СЗЦ, ушло бы несколько недель. А маме нужно срочно взглянуть на местное святилище, иначе они в институте не успеют вовремя выполнить очень важную работу. Так она сказала. Ребята и застали-то её уже в космопорте, буквально за полчаса до вылета. Там и решили лететь всем вместе.

Лейла тихо заметила:

— Вы уверены, что свидетель независимый? У сильвера где угодно могут быть свои агенты.

— Ну, это уже шпиономания! — отмахнулась Эля.

Юля вновь не ответила. Внешностью, манерами и дисциплиной Таисия напоминала студентку-недотепу. А шпионку величайшей межпланетной корпорации она не напоминала ничем. Хотя, кто их знает, шпионов «Сильвер Стар»… Да, так можно заподозрить кого угодно в чем угодно!

— Эта планета сводит с ума! — простонала Эля, возводя взгляд к бледно-голубому небу.

— Деда же не свела, — сухо возразила Юля.

Сестра не ответила, только с чувством прихлопнула какую-то мошку. Почему-то к ней они липли больше всего. Может, как раз из-за хваленого средства против них?

Местное солнце раскалялось с каждой минутой. Пора было уходить куда-нибудь в тень. Можно вернуться в гостиницу или посидеть в крохотном кафе при космопорте, съесть пару сладких лепешек из местного персика. Или просто поболтать с Маки, сыном туземца-диспетчера. Или еще раз сходить в здешний музей Ивана Чайкина, тут же, при гостинице.

Но сначала они дойдут до святилища и посмотрят, как там дела.

Только Юля хотела это высказать, как из-за широких листьев опять показалась Таисия. Выглядела она растерянной.

— Ребята, Анастасия Алексеевна точно уже ушла туда? — спросила она.

— Ну да, а что? — насторожилась Юля. Солнечный жар вдруг резко схлынул.

— Её там нет, — сообщила Зайка, — там вообще никого нет.

***

Главное святилище Чако представляло собой очень простую конструкцию: прямоугольный «ангар» высотой примерно десять метров, шириной в пять и длиной в тридцать. Передней стены нет вовсе, так, что во время рассвета солнце затопляет всё внутреннее пространство.

Сложен храм из огромных плит песочного камня, все стены, пол и потолок сплошь испещрены узорами и знаками. Эти-то росписи и собиралась изучать Анастасия Алексеевна.

— Здесь никого не было, — растерянно повторила Таисия, когда они вошли внутрь.

Воцарилась напряженная тишина.

Солнце всё еще отлично освещало каждый уголок каменной коробки. Никаких внутренних стен и перегородок там не имелось. Сразу становилось ясно — храм пуст.

К своим четырнадцати годам Юля знала про Чако всё, что только было в свободном доступе.

Туземцы Чако обожествляют деревья. Большая часть планеты покрыта многоярусными тропическими лесами, и туземцы верят, что их предки когда-то «родились» из гигантских плодов Древа Жизни, чакского персика. В основном, этому событию, а еще сложному устройству тропического леса и посвящен храм.

Юля, первым делом, быстро прошла к дальней стене. Возможно, они открыли какой-то тайный ход… Кирилл и Лейла, не говоря ни слова, принялись тоже осматривать стену. Но все понимали, что это бессмысленно, за двадцать лет храм сотни раз сканировали и точно установили — это всего лишь каменные плиты. Здесь нет никаких внутренних или подземных помещений. Есть только камни и узоры на них. А внутри — ничего.

— Что это значит? — первой воскликнула Эля.

Юля оглянулась на сестру. Та стояла в стороне, нервно обхватив себя за плечи и не понимая, что теперь делать.

Все остальные тоже почему-то уставились на Юлю, будто она тут за старшего.

— Надо осмотреться вокруг, — Юля старалась дышать ровно, а слова произносить твердо и уверенно. Ведь им в училище уже читают курс по поведению в экстремальных ситуациях! — Если они ушли в джунгли, мы увидим следы.

Все быстро вышли из святилища и пошли по неширокой тропе вдоль стены.

— Мам! Мам, ты здесь? — дрожащим голосом выкрикнула Эля.

— Анастасия Алексеевна, где вы? — подхватила Таисия.

Юля же лихорадочно соображала, стоит ли выдавать своё присутствие. Если пираты — если это всё-таки пираты! — захватили маму, и если они всё еще где-то поблизости… Что тогда делать?

Шли меж двух стен: с одной стороны каменная плита, с другой — непроглядное переплетение лиан и листьев. Зеленая стена была гораздо выше каменной, чакские джунгли росли вверх и в стороны, образуя нечто вроде подвесных троп. Вторгнуться в это растительное кружево и не оставить следов просто невозможно.

Но никаких следов не было.

Наземную тропу протоптали многочисленные ученые, журналисты и прочие любопытствующие. Она аккуратно огибала храм, нигде не склоняясь к кромке леса. Дорога в джунгли, достаточно широкая для вездехода, шла от космопорта, а здесь в ней не было никакой необходимости.

Они обошли вокруг и вновь оказались у входа. Солнце поднялось выше, часть храма уже была в тени.

— Так мы никого не найдем, — резко заявила Юля, не дожидаясь вопросов. Все смотрели на неё еще более испуганно, особенно Эля, — надо возвращаться в порт и поднимать тревогу.

Жара всё усиливалась и скоро станет просто нестерпимой.

— Идемте быстрее! — воскликнула Эвелина, хватая сестру за локоть.

— Да, да…

Но в этот момент они не двинулись с места — земля под ногами ощутимо дрогнула. Еще через мгновение по верхушкам деревьев пронеслась сильная воздушная волна, взметнулась стая пестрых птиц.

А еще через секунду Юля увидела, как в дали, над деревьями вздулся большой огненный шар. Кадету второго курса военно-космического училища не составило труда определить, что это — бомбардировка из верхних слоёв атмосферы.

***

Некоторые остряки на центральных планетах любят говорить, что от космопорта на Чако — одно название. Теперь, пожалуй, нет и того, вместо ветхого здания с вышкой осталась только пылающая по краям воронка.

Когда они выбежали из джунглей, кажется, Эвелина и Таисия завопили, но Юля их не слышала. На площадке перед бывшим портом валялись догорающие обломки. Асфальтное покрытие проседало под ногами, словно превращалось в болото.

И было ужасно жарко, гораздо жарче, чем в лесу.

Юля замерла, совершенно не зная, что теперь делать. Она снова вспомнила деда. Что он чувствовал и думал, когда эта земля горела на его глазах? Что бы он предпринял сейчас?

— Ю, очнись, надо выбираться! — Кирилл сильно тряхнул её за плечи.

— Как?

Единственный способ покинуть планету — связаться с «Витусом Берингом», кораблем Академии наук, который их сюда доставил, и вызвать катер. Так бы они и сделали, когда мама закончила бы свою работу… И если бы центр связи не превратился в огненную яму. А теперь у них связи нет. Да и взлетно-посадочная полоса почти вся разрушена.

Через плечо Кирилла Юля заметила вдалеке еще два огненных шара. Кажется, в той стороне деревня.

— Маки!

Вроде бы, первой его заметила Эльвира. Маленький чаконец бестолково метался среди горящих обломков, словно что-то искал. Точнее, кого-то.

Кирилл быстро его поймал и подтащил к остальным. Бледно-зеленая кожа ребенка была сильно перемазана копотью и какой-то грязью, «лимурьи» глаза безумно распахнуты, редкая для чаконцев ярко-синяя радужка теперь стала почти черной.

— Маки, что здесь произошло?! — теперь Кирилл тряс за плечи его.

Зачем он спрашивает, подумала Юля, и так ясно. Точнее, Маки ничего не ясно, он-то родился гораздо позднее Чакской Обороны.

— Огонь! Огонь с неба! — просипел Маки, взмахивая когтистыми ручонками. По человеческим меркам ему лет двенадцать. — Отец! Отец!

Он махнул в сторону догорающей воронки. Если его отец был на своём рабочем месте, то от него не осталось даже пепла. Маки порывался опять броситься к месту взрыва, но Кир его удерживал.

Рядом кто-то громко захныкал, Юля не поняла, Эвелина или Таисия. Но точно не Лейла, она-то не из плаксивых. У самой Юли глаза тоже слезились, но она старалась думать, что это от дыма. Еще она старалась понять, что теперь делать. Нужно уходить, найти укрытие, может быть, идти в ближайшую деревню. Но есть ли еще та деревня? И сколько они протянут в джунглях без спецкостюмов и воды?

— Бот пиратов! — воскликнул Кирилл. — Они не захотели ставить его в портовый ангар, спрятали под деревьями.

— Точно, — быстро кивнула Юля, уже понимая, к чему он клонит.

Пираты, наверно, думали, что в тени деревьев их суденышко не будет нагреваться. Много ли они знали о климате Чако?

— Он может взлететь без полосы, — добавил Кир, — бежим к нему!

Они побежали, Маки бежал вместе с ними.

До тех деревьев еще не добрался огонь, и бот не пострадал. Хотя, он и без того выглядел неважно. Старый транспортник, обшивка даже кое-где помята. Все опознавательные знаки давно стерты, значит, наверняка угнанный.

К двери первой приникла Лейла. Кодовый замок там имелся, но, оказалось, пираты им не пользовались. Шлюз открылся от одного нажатия команды «открыть».

Как и следовало ожидать, внутри оказалось еще жарче, чем снаружи. Пахло перегретым пластиком, самопальным топливом, синтетической едой, потным тряпьём и еще чем-то едким, чем-то пиратским.

Единое вытянутое пространство, без переборок, два пилотских кресла, да фиксирующие ремни вдоль стен для закрепления грузов. Но никаких грузов тут не было, только небольшой ящик с чакскими персиками. От жары персики уже начали подгнивать.

Наверное, это самые неудачливые пираты во всей галактике.

— Выбирать нам не из чего, — заметил Кирилл, угадав мысли Юли, — доберемся до наших, расскажем, что тут творится… и вернёмся за твоей мамой.

— Если эта жестяная бочка не развалится в атмосфере, — вдруг заметила Лейла, уже садясь в кресло штурмана.

— Спасибо, Лей, ты, как всегда, излучаешь оптимизм. Как атомный реактор, — Юля решительно тряхнула головой, — Кир, помоги всем пристегнуться к стенам, как можно надежнее!

— Давайте скорее! — Кирилл захлопнул шлюз и принялся разбираться с ремнями.

Юля села в кресло пилота. И уставилась на штурвал.

За штурвалом космического корабля она сидела впервые в жизни. То есть, сидела-то, конечно, не в первые. Посидеть в кабине настоящего флугера-истребителя ей доводилось, когда ездила с отцом на базы, и когда еще Андрей служил. Но самой вести что-то межпланетное, о таком кадет-второкурсник не может и думать! Их еще даже к тренажерам не допускают. Не считать же летным опытом компьютерные игры.

— Это простейшая модель, — удивительно спокойно заметила Лейла, уже осваивая бортовой компьютер, — даже я, пожалуй, смогла бы вести.

— Ага, попробуй, — буркнула Юля, настраивая кресло под свой рост и стараясь унять дрожь в руках.

— Нет, лучше ты, а я пока покопаюсь в их бортовике, — отмахнулась подруга, — и, когда поднимемся, попробую наладить связь с «Берингом». Хотя, передатчик тут такой же убогий, как и всё остальное.

Юля еще раз оглядела всю панель управления. Да, система тут не сложная, она знает боты такого типа, много раз видела их в справочниках и учебных фильмах. Он взлетает вертикально, потом набирает разгон в атмосфере и выходит на орбиту. Главное, правильно запустить систему, а потом просто рулить. В теории.

— Я знала, что всё так кончится! — неожиданно вскрикнула Эвелина.

Кто-то продолжал хлюпать носом.

— Эля, помолчи, — процедила Юля сквозь зубы. Аккуратно, стараясь не спешить, она переключала нужные тумблеры и нажимала кнопки. Руки всё еще дрожали, — вот будет смешно, если у них пустой бак…

Лейла молча ткнула пальцем в соответствующий датчик. Топлива было достаточно.

— А ты бы в кого хотела переродиться? — с притворной беспечностью поинтересовалась Юля.

Лейла, на половину индийка, потомок брахманов, лишь презрительно фыркнула:

— В кого-нибудь, кто летает получше тебя.

— Ясно. Но тебя, наверное, перепишут на жесткий диск и поселят в инфосети.

— Возможно.

Ужас, какие глупости им в голову лезут!

— Ну, что тут у вас? — резко спросил Кирилл, встав между креслами.

— Строим планы на следующую жизнь, — пояснила компьютерщица.

— А какие планы на эту?

— Для начала — пристегнись сам, — посоветовала ему Юля, берясь за штурвал.

Кораблик окончательно ожил. Под днищем завибрировали подъемные двигатели, дрожь прокатилась по всему корпусу и передалась Юле. Как будто ей своих нервов мало! Она вдруг вспомнила, кто-то ей объяснял, что пилот должен чувствовать весь корабль, как продолжение своего организма, чувствовать, где у корабля начинается нос и заканчивается хвост. И не важно, ведёшь ты маленький катер или целый крейсер.

Юля глубоко вдохнула горячий кислый воздух и потянула штурвал на себя. Бот подпрыгнул и резко задрал нос.

— Нежнее давай! — рявкнул Кирилл, едва не отлетев назад.

Кто-то из пассажиров испуганно взвизгнул.

— Нежность — не моя стихия, — огрызнулась Юля, но штурвал потянула более плавно.

Корабль продолжил подниматься. На секунду по стеклу хлестнуло зеленью, и они оказались над лесом. Движки плавно перешли в горизонтальное положение.

— Теперь можно лететь по широкой дуге, пока комп не даст сигнал «скорость достаточная», — невозмутимо пояснила Лейла.

— Угу, я в курсе, — Юля чуть привстала с кресла, стараясь разглядеть, что происходит вокруг.

Над джунглями метались перепуганные стаи птиц. Столбы дыма поднимались в стороне ближайшей деревни и топливных хранилищ. Юля пыталась разглядеть, откуда велся огонь, но в небе кроме них никого не было.

— Вы-то что думаете? — пробормотала она. — Что это может быть?

— Вернее, кто, — хмыкнул Кир, — лично у меня вариантов не много.

— Эля права, — неожиданно произнесла Лейла, — мы на Чако. И что-то такое следовало ожидать.

— Вовсе нет! — невольно воскликнула Юля и осеклась.

Чако — слишком загадочна, чтобы её оставили в покое. Особенно после того, как пять лет назад ведущего учёного по этой планете убили неизвестные пираты. А Юлин брат не смог его спасти.

Нельзя поддаваться панике. Прежде всего — добраться до большого корабля, связаться с отцом и спасти маму. Он сможет, он же генерал.

Бортовик подал сигнал «готовность к выходу из атмосферы». Юля опять потянула штурвал, на этот раз аккуратнее. Почувствовала легкую перегрузку. Стекло кабины обдавали воздушные потоки. И вдруг серо-белая пелена исчезла, перед крохотной железной коробочкой разверзлась бесконечность космоса.

— Получилось, — выдохнул Кирилл. Удивительно, как он удержался на ногах.

Юля отпустила штурвал и глубоко вдохнула. Похоже, она не переводила дыхание всё время вылета из атмосферы… И вдруг опять судорожно вцепилась в «руль».

На орбите стоял военный крейсер с яркой эмблемой «Сильвер Стар» вдоль борта.