Прочитайте онлайн Космический маршал. В шаге от победы. Часть 2. Оборванные стропы | Глава 4

Читать книгу Космический маршал. В шаге от победы. Часть 2. Оборванные стропы
3716+472
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

Одиннадцатые сутки с начала эвакуации.

Тринадцать суток до вхождения первых транспортов в систему Баркот.

— Вы решили испытать мое терпение, господин генерал? — без малейшего намека на угрозу поинтересовался Ильдар, так и не обернувшись.

Да и к чему?! Шторм был достаточно подкован в этих играх, чтобы продемонстрировать хотя бы тень испытываемых чувств, будь то легким неудовольствием или, вот как теперь, с трудом сдерживаемой яростью.

— Никак нет, господин эклис, — столь же ровно, как и до этого, отозвался генерал. — Я могу быть свободен?

— Да, — продолжая рассматривать «висевший» над тактическим столом сектор второго Хараба, произнес Ильдар. — Коды для связи с капитаном крейсера вам передаст лиската Риман.

— Благодарю вас, господин эклис! — на этот раз в генеральском голосе явно прозвучало то, о чем он говорил.

Благодарность…

На их уровне искренность выглядела едва ли не редким исключением, за что и ценилась… Не всегда и не у всех, но это был не тот вариант.

— Жестко! — Риман поднялся с кресла, как только погас экран дальней связи. — Ты уверен?

— В чем? — Ильдар довольно резко развернулся. — В том, что Аршан вступил в сговор с тарсами, прикрывшись коалиционными соглашениями?

— Ильдар… — Риман подошел к брату, — канира можно понять…

Один выше, шире в плечах, монументальнее. Второй на его фоне не терялся, но казался мягче, пластичнее.

Всего лишь иллюзия, в которую больше не верили не только на Самаринии.

— Каждого из нас можно понять, — отрезал Ильдар. Свой взгляд он отвел первым, вновь повернулся к тактическому столу. — Мы совершаем одну ошибку за другой, платя за них жизнями. И это только начало.

— Наша единственная ошибка — недооценка угрозы со стороны домонов, — поправил его Риман, встав рядом. — Ради чего все это?

О чем именно спросил брат, Ильдар уточнять не стал. Каждый из них шел своим путем, но… при всей парадоксальности, теперь это была их общая дорога.

— Ради собственной безопасности, — вздохнув, ответил он. — Нам стало мало этой Галактики, нас, как и тогда, потянуло вперед неизведанное…

— Так просто… — Риман качнул головой. Не то что бы ни соглашаясь, скорее, удивляясь.

— У войны много поводов, причина одна — страх. Какую бы форму не принимал.

— Кто из нас старший?! — хмыкнул Риман, отходя от стола. — Кто пойдет на подстраховку?

— «Нарото», — не задержался с ответом Ильдар.

— Капитан — Ягомо Ханиль… — Риман оглянулся, но без встречного взгляда брата смысла не имело, так что он вновь вернулся к пейзажу за прикрытым лишь защитной пленкой окном. Вот уже несколько дней его искажали туши тяжелых крейсеров из личной эскадры эклиса — свидетельство приближающейся грозы. — Символично. Задача отца — сберечь кайри своего племянника.

— Наталья Орлова — кайри Камила Рауле, — поправил его Ильдар.

— Это — твоя официальная позиция? — на этот раз Риман развернулся, прислонившись к широкому подоконнику.

— Ты становишься слишком въедливым, — вздохнул Ильдар.

Смотри — не смотри…

Сожалеть об упущенных возможностях было глупо, но он сожалел. О том, что их более плотные контакты с Союзом начались уже после принятия коалицией плана эвакуации.

Сколько проблем можно было бы избежать, случись это раньше…

— Дед бы не понял, выбери мы этот путь, — наконец произнес он, подходя к брату. Встал рядом, но лицом к окну: — Тебя не пугает, что ты — тут, а она — там?

Риман в ответ хмыкнул — картина запертой в его резиденции Элизабет выглядела страшнее, чем скорое вторжение домонов:

— Пугает, но она делает то, что должна делать, как и… — фразы он не закончил, кивнул: — … как и Наталья Орлова.

— Я стал верить, что у всего происходящего есть смысл…

— Либо мы просто используем то, что имеем, — не столько возразил, сколько конкретизировал Риман. — Так почему ты все-таки отказался от встречи?

— Хочешь проверить свои версии? — улыбнулся ему Ильдар.

Два брата… Их разводило в разные стороны, вновь сводило… сталкивая, заставляя разбивать, шлифовать неровности, лишающие их возможности стать одним целым, чтобы вновь раскидать, давая увидеть на расстоянии, какие они разные и… похожие.

Не у каждого выходило… Их деду — Ирдису Исхантель, удалось. Указать внукам цель, которая бы вела двоих, не делая соперниками…

— Скорее, подготовиться к разговору с Элизабет, — Риман чуть развернулся, упершись затылком в оконный косяк.

— С Элизабет? — Ильдар посмотрел удивленно. Стукнул себя ладонью по лбу: — Кажется, в их терминологии это называется подставить?

— Только не говори, что подумал об этом лишь теперь, — как-то… довольно, хохотнул Риман. Продолжил уже серьезно: — И все-таки?

— Ошибки допускаем не только мы, — несколько обтекаемо отозвался Ильдар. Бросил взгляд на гитару, сиротливо прижавшуюся к спинке стоявшего поодаль кресла. Подошел, поднял… случайно задев по вжикнувшей неприятным звуком струне. Поморщился… — Ты думаешь, ради чего Аршан связался с Джерхаром?

— Альдоры, — не задержался с ответом Риман. — Из пяти баз, находящихся в секторе скайлов, два «берут» по три полноценно населенные планеты. Итого — девять. Если мы говорим о программе разрыва настройки генетической матрицы на гравитационные вибрации, то Хранителем ее базовый вариант уже отработан. Даже с учетом низкой эффективности и возможных побочных эффектах, можно рассчитывать на освобождение шестидесяти пяти — шестидесяти семи процентов женщин скайлов.

— По четырем планетам не больше пятидесяти девяти, — поправил его Ильдар.

Пальцы скользнули по струнам… еще не мелодия, и даже не намек на нее, но уже пробивало тревогой.

— Достаточно, чтобы рискнуть, — твердо произнес Риман, намекая, что и сам в подобной ситуации поступил именно так.

— Достаточно, — не стал спорить с ним Ильдар. — Тем более что просчитать более действенный вариант, используя корректировочные данные, не проблема. — Он замолчал, перебирая струны. Потом вскинулся, посмотрел на брата: — Ты помнишь? — несколько аккордов повисли в тишине забытым прошлым…

— Мамина колыбельная, — хрипло сглотнул Риман.

— Тогда все было так просто! — неожиданно рыкнул Ильдар, отбрасывая гитару. Когда та жалобно тренькнула, наклонился и… словно извиняясь, прижал струны ладонью, гася звук. Выпрямившись, посмотрел на Римана: — Если даже Аршану удастся их активировать, вывести на мощность уже не сумеет, не хватит ментального контроля. Тогда останется лишь два варианта: уничтожить эти пять или… пробить каскадной синхронизацией, «подняв» все остальные.

— На что способна только полная Триада, — понимающе кивнул Риман. — А Джориш под властью клятвы повиновения…

— Его преданность больше не вызывает сомнений, но он откажется от освобождения, считая службу Марии своей Судьбой. — Ильдар вернулся к тактическому столу. — Пока Ордан Ханиль не займет свое место в Храме и Альдоры не встанут под нагрузку, встреча не имеет смысла. О доверии говорить бессмысленно, нужны доказательства. Коды доступа будут лучшими из всех возможных.

— Подожди! — Риман отодвинулся от окна, задумчиво свел брови к переносице. — Но останавливать Аршана ты при этом не собираешься…

— Нет! — ответ Ильдара не был резким, но прозвучал категорично. — Это — его право!

— Право на ошибку? — не без издевки уточнил старший Исхантель.

Младший сделал вид, что не заметил:

— Право на надежду, — твердо произнес он. — И на понимание, что он сделал все, что мог!

— Какой ценой?! — не сдерживая недовольство, вскинулся Риман. — Без поддержки он «выгорит» еще до того, как загрузится система… — Замолчал он сам. Направленный на брата взгляд был жестким… исхантелевским, когда, опасаясь сдерживаемого гнева, замирала сама реальность. — Наталья Орлова!

— И минимум по одному жрецу Триединой на каждую из баз, — закончил за него Ильдар. — Если не вмешается Судьба, которая покровительствует дочери генерала, у него может получиться.

— Если не вмешается, говоришь?! — неожиданно легко улыбнулся Риман. — Ягомо Ханиль в качестве ее посланника?

— Все не так просто, — Ильдар вновь подошел к брату. Положил руку на плечо… Всегда вместе! Несмотря ни на что! — Лорианна «видела» мертвые корабли… И слышала крик… Одно имя…

— Искандер?

У всего была цена… Судьба, щедро одаривая, столь же… щедро и забирала…

Жизнь за… жизнь…

Жреца за…

— «Долнезе» на стапеле, — Ильдар не дал ему довести мысль до конца. — Иди, встречай!

— А ты? — Риман приподнял бровь, демонстрируя удивление.

— А мне категорически запретили, — усмехнулся эклис. И даже кивнул, «поймав» недоверчивый взгляд брата. — Не смог отказать, — развел он руками, когда не помогло и это. — Иногда Мария бывает весьма убедительна. Кстати, твоими стараниями.

Комментировать последние слова Ильдара Риман не стал. Прихватил со стойки плащ, накинув, встал на платформу телепортатора.

И лишь когда поднялось вверх ограничивающее поле, заметил в глазах брата то, что тот все это время пытался от него скрыть.

Огромное желание увидеть женщину, которую он любил…

* * *

Двое суток до Инари, сутки там и двое обратно…

Время летело вперед, отказываясь играть за нас и выставив на своих весах равные условия для обеих сторон.

Вроде и правильно, но… от некоторых поблажек я бы точно не отказалась.

— Устала? — Риман не стал дожидаться, когда я покину борт легшего на стапель крейсера, перехватил меня еще на жилом ярусе.

Подошел… стремительный, неукротимый… бросил короткий взгляд на остановившегося рядом Злобина, проигнорировав его присутствие, опустился на колени, прижавшись лбом к моим ногам и… замер в смирении, словно я действительно была его Богиней.

Я не привыкла к подобному поклонению, до сих пор ощущая смущение, но возражать не пыталась. К своим ритуалам самариняне относились весьма трепетно.

Вопрос задал уже поднявшись, сведя в одно два впечатления — глаз бури. Точка затишья в безудержности стихии.

— Да, — не стала я скрывать очевидного, — но мне надо еще добраться до базы. Незаконченные дела…

— Знаю. Валанд предупредил, — едва ли не равнодушно отреагировал на мои слова Риман.

Я посмотрела вслед ушедшему вперед адмиралу — с ним следовал Валентир, да и Низморин обещал встретить, усмехнулась:

— Так и хочется спросить: что у нас еще случилось?

Риман озадаченно свел брови к переносице, потом качнул головой:

— Я не всегда понимаю твою логику.

— Но от случившегося не отказываешься, — на этот раз хмыкнула я. Оглядевшись по сторонам — охрана не в счет, приподнялась на цыпочки, коснувшись губами его щеки: — В отношении меня у тебя правильные приоритеты, но даже с их учетом ты не предложил заглянуть сначала домой.

— Я стал предсказуем, — ответил он на мое откровение, как только я отступила. Взгляд был спокоен, но в глубине глаз что-то такое мелькнуло, намекая, что выводы из сказанного он сделал.

— Только для меня, — не сдержавшись, сладко зевнула я. — Впереди бессонная ночь или можно рассчитывать на отдых? — поправив капюшон, как требовали того правила безопасности, сделала я шаг, второй…

Риман легко подстроился под меня, идя плечом к плечу:

— Шторм бушует, — довольно безразлично заметил он, когда мы дошли до телепортационной платформы.

— И какое это имеет отношение ко мне? — вставая рядом с ним, поинтересовалась я, перебирая события последних дней.

С нашей стороны ничего, за что можно было бы зацепиться.

Злобин? Адмирал был нуден, дотошен и напорист, сумев вывести из себя непреклонностью всех, включая меня. Он проверил все, что можно было проверить; задал все вопросы, которые можно было задать. Сам лично протестировал каждого из командиров подразделений, в чьем ведении была безопасность, и сам же лично составил итоговые характеристики, которые передал лиската Джоришу для принятия окончательного решения по структуре будущей охраны.

Группа Куиши — двое аналитиков и столько же оперативников, включая Иари? Вводить их в курс пришлось дистанционно, но это чисто технические моменты.

Лаэрт Свонг, теперь уже бывший дипломат, дожидавшийся прибытия своей команды?

Шел самый тяжелый этап выстраивания новой службы, когда проблем значительно больше, чем способов из разрешения, но вряд ли это могло довести Шторма до бешенства. Скорее уж до состояния эйфории. Этот тип не терпел рутины, так что некоторая неразбериха должна была держать Славу в тонусе.

— Узнаешь от него, — отозвался Риман, когда мы оказались уже на другой площадке.

— Это мы где? — оглядевшись и не узнав местности, уточнила я.

Ослепительно яркий песок от края и до края и две синевы: моря и неба, сливающиеся на горизонте.

— Дерклай, запретные территории, — Риман спустился с платформы, протянул мне руку. — Когда-то именно здесь находился Храм Триединой.

— Неожиданно, — медленно вздохнула я, принимая помощь. Плащ скользнул по песчаному ковру с легким шелестом, в котором слышалось предупреждение. — Мы разве не торопились?

Вместо того чтобы ответить, Риман отпустил мою ладонь. Пройдя чуть вперед, остановился, но не обернулся:

— Есть легенда, что когда-нибудь у самого края воды встанут три женщины, воплотившие в себе суть трех Богинь. Они встретятся на берегу, чтобы принести мир и покой в эту Галактику, начав для нее новую эру.

— Мария, я… кто еще? — не задержалась я со своей репликой.

— Дочь генерала Орлова, — Риман тоже обошелся без многозначительной паузы.

— Я должна что-то сказать? — удержавшись от чего-нибудь нестандартного, поинтересовалась я.

— Нет, — он расстегнул плащ, привычным, выверенным движением сдернул его с плеч, отбросил на песок. — Мальчишкой я верил, что когда-нибудь это случится и вот тогда-то… — Он раскинул руки в стороны, закинул голову назад, подставляя лицо струям света, видимыми потоками стекающими вниз. — Я вырос и понял, что открыть новую эру можем мы сами, а вот… — Риман развернулся, подошел, ни на миг не отпуская моего взгляда… — Я прошу тебя разделить со мною мою жизнь.

Так просто и обыденно…

— Риман… — выдохнула я.

Как же все не вовремя…

Впрочем, о чем это я?!

— Я должен был произнести другие слова, но… — он вновь опустился на колени, прижал мои ладони к своему лицу. — Я не могу лишить тебя твоего предназначения, — закончил он категорично.

— Брак главы аналитического блока Управление контрразведки Коалиционного штаба и лиската Самаринии… — усмехнувшись, качнула я головой. — Ты осознаешь последствия своего шага? — повторила я его маневр, тоже встав на колени. — Для себя? Для меня?

О чем я спрашивала?! Чтобы он и не понимал…

— Нет! — твердо произнесла я, отняв ладони от его лица. Поднялась, повторив с теми же интонациями: — Нет!

— Твое сердце дало другой ответ, — совершенно спокойно возразил он мне, вставая. Во взгляде ни намека на осуждение или обиду, лишь безграничная уверенность в том, что рано или поздно, но будет по его.

Рано или поздно…

— Сдается мне, что это было чем-то вроде подготовки, — я продолжала следить за ним взглядом, пытаясь сообразить, откуда взялась эта мысль, и какое отношение предложение выйти замуж могло иметь к ярости генерала Шторма.

— Я уже говорил, что не понимаю твоей логики, — его улыбка была едва заметной и столь же мимолетной. — Я тебя не отпущу! Даже если ты уйдешь!

Мне оставалось только вздохнуть. Как это выглядело в его варианте, я уже испытывала на себе. Где бы ни находилась, Риман всегда был где-то рядом…

— Похоже, меня обложили! — неожиданно для самой себя легко усмехнулась я.

— Это немного другое, — возразил он, догадавшись, о чем я подумала. Не только о тех событиях в секторе Приама, которые сопровождали поиски Скорповски, но и о… Шторме и Орлове.

— Давай сначала выиграем войну, — попросила я, используя самый весомый из всех возможных аргументов.

— Нет! — его ответ был столь же короток, как и мой.

Отреагировать на движение Римана ко мне я не успела, да и к чему, когда тело скучало по его прикосновениям, по ощущению исходившей от него силы. По его поцелуям, в которых вместо страсти было признание, что в этом мире для него существует лишь одна женщина — я!

И это было сладко и… больно.

Я и… он…

Здесь и… сейчас…

Прошлое… будущее…

… не для нас!

Когда Риман расстегнул плащ, я не заметила, лишь ощутила, как его ладонь властно легла на мой затылок, как пальцы чуть сжали пряди волос, заставляя откинуть голову назад…

Сумасшествие! Нас ждали… люди, проблемы, выставленные перед нами задачи, а мы…

«Не вздумай его жалеть!» — коротко бросил Шторм, то ли приказав, то ли попросив…

«Не вздумай себя жалеть!» — вернулось ко мне отголосками его слов.

И откликнулось… Жалеть… Жалеть… жалеть…

Я вновь ошиблась, но теперь уже с человечностью… На этот раз Шторм говорил о выборе, который сделал или… не сделал каждый из нас. Выборе, в котором были строчки из его марша: «Есть только мы и… победа…»

Понимал ли Вячек, как, вгрызаясь в брошенную им фразу, я буду вытаскивать на свет все новые и новые смыслы… Привязывать их к себе, к нему, к ним…

Наверное, понимал, потому и позволил сорваться с губ. Именно в тот момент! Именно в тех обстоятельствах…

Поцелуй избавил меня от мыслей, вернув осознание этой реальности. Его сердце… Мое сердце… Под тихий шелест песка, под мерный шорох набегающих волн…

Запретные территории…

Запретная любовь…

— Риман… — судорожно выдохнула я, попытавшись отстраниться и мысленно умоляя не отпускать.

— Я ждал дольше, — только крепче прижал он меня к себе. Губы мазнули по щеке, давая вздохнуть, спустились на шею… Фиксатор кителя чуть слышно щелкнул, позволяя ему большее…

— Риман… — это был уже похожий на крик стон…

Он и я…

И всего лишь настоящее… одно на двоих…

* * *

— Твой новый кабинет, — Валанд отступил в сторону, предлагая войти первой.

— Сюрприз на сюрпризе, — вздохнула я, не торопясь перешагнуть через порог. — А ведь меня не было всего пять дней.

— Эклис приказал ускориться, — прокомментировал мою реплику Марк. — А его приказы, ты сама понимаешь, исполняются «от» и «до».

— Вот это меня и беспокоит, — заметила я ворчливо. — Не то, что исполнили, а то, что отдал, — добавила я, конкретизируя свою позицию.

Два «бесхозных» здания, находившихся на территории базы, где расположилась служба аркатов, изменились до неузнаваемости. Черные панели внешней отделки — карбиновый металлопластик, легкая туманная дымка — системы защитных и искажающих полей.

Активировавшийся командный раскрасил картинку еще несколькими нюансами. Три дополнительные чаши антенн дальней связи плюсом к той, что уже имелась, и восемь турельных комплексов на границе малого периметра.

Что было на большом оставалось только предполагать. Допуск — не допуск, но епархия была не моей.

— Элиз… — попытался «успокоить» меня Валанд, но я только махнула рукой.

Риман, пусть и весьма нестандартно, но подготовил меня к очередным масштабным изменениям.

— Кабинет Злобина на втором этаже, Низморина на пятом, — дожидаясь пока «созрею», чтобы войти, продолжил он знакомить меня с нововведениями. — Грони на первом. Оперативно-аналитические отделы на третьем. Здесь — ты, зал совещаний и координация. Связь на минус первом, архивы еще на один ниже.

— А шестой? — задала я вполне очевидный вопрос, все-таки переступив направляющие для уходящей вбок двери. Углубление в палец шириной, находящееся перед ними, было пазом, куда вбивалась бронированная плита.

— Тоже вотчина безопасников, — входя следом за мной, ответил Валанд. — Я тут немножко покомандовал, — повинился он, только и дав мне мельком осмотреться.

Разбивка по зонам была уже привычна. Малая рабочая — шестиугольная платформа в самом центре кабинета, чуть приподнята над уровнем пола. Стол с закрепленными на нем стержнями-трансмиттерами трехмерных экранов, эргономичное сетчатое кресло, оснащенное системой дополнительной реальности, неактивированная пока панель оперативки. Еще два, предназначенные для посетителей. Одна из защитных панелей опущена, прикрывая со стороны окна.

Во втором секторе тоже стол, но уже большего размера, рассчитанный на восемь-десять человек. Судя по покрытию — тактический, дающий четкую голографическую картинку.

Третья — для отдыха. За выставленным на минимальную нагрузку искажающим полем просвечивали контуры дивана, кресла и расположенного между ними столика.

— Там, — он кивнул налево, куда я в этот момент и смотрела, — еще одна комната. Если Риман вдруг выгонит.

Я усмехнулась, оценив шутку, подошла ближе к боковой стене. Еще один экран, с заставкой в виде того самого поля пылающих маков, на которое я сменила напоминающий мне о произошедших на Маршее событиях.

— Это — координация. Все в рамках твоего доступа, плюс выход на меня, Ракселя, Злобина, Низморина и Грони.

— Это ведь еще не всё? — я ввела свой код, маки растаяли в матовой серости настройки. Три секунды на прохождение контроля и та разбилась на квадраты, подтверждая то, о чем я догадывалась. Коридоры этого здания пустыми лишь выглядели, скрывая за собой весьма активную жизнь.

— Не всё, — с улыбкой подтвердил мое предположение Валанд. Вернулся к так и не закрывшейся за нами двери, продолжая смотреть на меня, махнул кому-то рукой. — Грони сказал, что ты будешь очень довольна, — дал он мне подсказку.

Впрочем, мог и не стараться. Панели на полу гасили звуки, но было ощущение…

— Сашка! — выдохнула я еще до того, как Кабарга буквально смел своей резвостью едва успевшего отступить в сторону Марка.

— Госпожа подполковник, — вытянулся он, демонстрируя великолепную выправку, — старишй лейтенант Кабарга…

— Отставить! — рявкнула я, ловя себя на том, что губы расплываются в идиотской улыбке. — Заговорщики, блин! Когда прибыл?

— Вчера, на курьерском, — из последних сил пытаясь оставаться серьезным, отчеканил новоявленный старшой.

— Еще и курьерский… — исподлобья посмотрела я на Валанда, жалея о мелькнувшей и тут же исчезнувшей легкости.

— Это уже другая история, — пожал он плечами.

— И об этом мне тоже пусть расскажет Шторм, — чуть слышно прошептала я, зная, что тэнэк не позволит Марку пропустить сказанное, а вот Сашке, пока еще не влившемуся в нашу систему, только и останется, что читать по губам.

— Можете быть свободны, лейтенант, — бросил Марк, давая понять, что предисловие на этом закончилось и пришла пора приступить к основной части.

— Госпожа подполковник? — продолжая начатую не им традиция, произнес Сашка, поедая меня глазами.

Могла бы сказать, что влюбленными, но с этим вопросом я разобралась уже достаточно давно, чтобы не ловиться на его уловки.

— Завтра в девять инструктаж у меня. Потом примешь координацию, — кивнула я, тут же взглядом указав на дверь: — Свободен!

— Есть! — отчеканил он и, идеально исполнив разворот, вышел из кабинета.

— Ну а теперь к нашим проблемам… — направилась я к рабочему столу. Отстегнула от пояса планшет, положила на управляющую панель, загрузила с командного. Тут же активировала оперативный, подняв несколько внешек. — Кто начинает?

— Я обещал Риману, что только покажу тебе кабинет, — потер шею Валанд, с надеждой посмотрев на закрывшуюся за Сашкой дверь.

— Уверен, что он тебе поверил? — хохотнула я, давая понять, что оценила его желание закончить этот день на позитиве. — Вот и я нет, — продолжила я, пройдясь взглядом по кодам на светившейся желто-зеленым панели. — Что у Шторма? — только теперь расстегнула я плащ. Бросила на спинку кресла.

— Аршан у него, — вполне по-человечески скривился Валанд, вешая свой на стойку. — Четыре дня тому назад стало известно, что скайлы внесли изменения в утвержденный коалицией эвакуационный план. С одной стороны пока ничего критичного, — подошел он ближе. В ответ на приглашающий жест присесть, качнул головой, — но это только пока. Есть там проблемные моменты.

— Связанные с группой «Ворош», лидер-капитаном которой является дочь генерала Орлова, — продолжила я за него. — А более конкретно? — уточнила я, не дожидаясь подтверждения моим догадкам.

— Только в общих чертах, — поморщился Марк. — Что-то с ловлей на живца.

— А что самариняне? — вспомнила я ответ Римана на свой вопрос о третьей кайри. И прозвучавшее при этом имя.

— Ты меня спрашиваешь? — вроде как удивился он. На мой ироничный взгляд отреагировал усмешкой: — Наши идут на поддержку. Ильдар был…

Он замялся, потом развел руками, не в силах подобрать соответствующий эпитет.

Я понимала его затруднение. Бешенство, ярость, гнев… Ни один из них нельзя было применить, когда речь шла о жреце такого уровня, как Ильдар. Все, что не касалось кайри, вписывалось в рамки демонстрируемого им безграничного спокойствия.

— И чем Шторму не понравилась эта новость? — не отступила я, вытянув на внешку последний отчет Шуте. Не будь в кодировке названия файла символа, говорившего о том, что информация требует моего внимания, отложила бы до утра. А так… совместить полезное с полезным.

— А с чего ты посчитала, что не понравилась? — Валанд решил все-таки присесть.

Сдвинув экран в сторону, скептически посмотрела на Марка:

— Воодушевление на лицах. У Римана и у тебя.

Валанд вздохнул… попытался улыбнуться, но вышло с натяжкой:

— Это еще одна другая история, и тут я тебе ничем помочь не могу. Прошло мимо меня.

— Принято, — кивнула я. — Тогда остается курьерский, — вернула я внешку на место, отметив для себя не то что бы новое, но пока еще не встречавшееся в аналитических справках Виешу имя.

Сяглов Евгений Станиславович. Один из заместителей министра иностранных дел, курировавший участие Галактического Союза в межсекторальных организациях.

Служба внешних границ разворачивалась при его непосредственном кураторстве. Коалиционный Штаб — тоже.

— Насколько я понял, речь идет о подготовке к подписанию меморандума о военном сотрудничестве, — решил удивить меня Валанд, — но это пока…

— Очень большой секрет, — закончила я за него, мысленно признав своевременность подобного решения. С учетом последний событий… — Что по эвакуации? — я сбросила внешку, успев поймать холодок, мелькнувший в глазах Валанда.

— Есть первые потери, — поднялся он. Отошел к окну.

Защитная панель не давала прямого обзора, так что пришлось встать и последовать за ним.

— Это — война, Элиз, — обхватил он меня за плечи, как только я пристроилась рядом.

С этой стороны поле не искажало картинку, давая рассмотреть, как на самом краю степи, сползает в просоленную и иссушенную землю Лаймэ.

— Ты хотел бы находиться там? — спросила я, понимая, что фраза отдает банальностью.

Конечно, хотел бы. И именно там…

— Как Злобин? — ответил он вопросом. Но руку не убрал, словно подчеркивая, что с выводами я не ошиблась.

— О-о-о… — принимая смену темы, хохотнула я.

— Настолько все серьезно? — он отступил, освобождая меня от своей опеки.

— Более чем, — вздохнула я, — но об этом я расскажу уже завтра. Впрочем, — я бросила взгляд на табло времени — всего лишь восемь часов, но усталость брала свое, — можешь поинтересоваться у Джориша или Валентира. Они поведают тебе много чего любопытного.

— А ты пока…

— А я пока пообщаюсь со Штормом и спать, — закончила я за него, очень надеясь, что вторая часть плана не сорвется благодаря неожиданностям первой.

Хотя…

В этой моей надежде кое-что было и от лукавства…