Прочитайте онлайн Космический маршал. В шаге от победы. Часть 2. Оборванные стропы | Глава 16

Читать книгу Космический маршал. В шаге от победы. Часть 2. Оборванные стропы
3716+635
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 16

Тридцать вторые сутки с начала эвакуации.

Девятые сутки с момента вхождения первых транспортов в систему Баркот.

Пришедшее на командный сообщение было личным. Виктор даже знал, от кого…

Злостью полыхнуло глубоко внутри, но вряд ли прорвалось наружу. Смирился, но не принял… Это было о нем.

И без подобных нюансов состояние из тех, когда замечается все. Как Ромшез чуть ниже опустил голову, словно стыдясь того, что сделал, Шаевский тоже не пропустил.

Контроль!

То, что предназначалось лишь одному, стало известно еще как минимум двоим…

Сделав вид, что не заметил смятения друга и помощника, Виктор открыл весточку.

— Я люблю тебя…

Всего три слова, но губы тронула улыбка. И не важно, что ярость, главное, она помнила.

— Да не прячься ты! — все-таки бросил он, сделав еще один круг по залу и остановившись напротив терминала Истера.

За годы знакомства ничего не изменилось. Коротко стриженные волосы, легкая, без вызова, небрежность в одежде. И цвет глаз, выдававший выходца с Эльдореи. Яркие, голубые, как летнее небо…

— Значит, все? — то ли с надеждой, то ли… просто не зная, как реагировать, посмотрел на него Ромшез.

— Все! — горло стянуло спазмом, но Виктор ответил твердо.

По законам стархов они были мужем и женой. По их, Союза, тоже. Не без вмешательства Шторма, который, как обычно, сделал все по-своему весьма неожиданно появившись в той самой беседке, где только что отзвучали клятвы.

Он, его начбез и два типа с полномочиями подписи брачного договора Лауры и Рамкира.

Индарс визит генерала воспринял спокойно, но Виктор был готов дать голову на отсечение, что подобный поворот событий для императора оказался хоть и ожидаемым, но… не самым вероятным.

— Она во дворце?

Осторожность, с которой говорил Ромшез, слегка покоробила. Не своей сутью, тем фактом, как он, Шаевский, воспринимался со стороны.

Резко выдохнув, Виктор посмотрел на Истера. Вряд ли уже спокойно — этой ночью его дочери предстояло стать взрослой, но хотя бы без надрыва. По крайней мере, Ромшез заметно расслабился и даже позволил себе что-то похожее на иронию:

— Заклинило?

— Есть немного, — кивнув, согласился Шаевский. — И — да, она во дворце.

— Не находишь, что для Лауры так — лучше? — на этот раз вопрос прозвучал резче, категоричнее.

Элизабет как-то сказала, что Ромшез — идеальный второй и лучше всего отыгрывает в паре именно с ним, Шаевским. Минимальная командная единица…

Тогда он эти слова не то, что бы пропустил, не стал делать акцент, а вот теперь вспомнилось.

— Нахожу, — Шаевский усмехнулся. Работать разговор с ним Истеру совершенно не мешал. Внешки разлетались веером, чтобы тут же собраться в одну, разбившись на множество квадратов.

— Когда Олиш должен выйти на связь?

Ромшез понимающе ухмыльнулся — ситуация на Гордоне была темой Шторма, спихнутой по причине серьезной занятности, а в последние дни лихорадило и без генеральского воодушевления.

Но ответил он без пробивающегося и в голос сарказма:

— Если по графику, то через двадцать минут, если…

— Давай обойдемся без второго, — Шаевский сделал шаг и вновь остановился. — Как говорит Лиз, свербит. Где — не понимаю, но на душе неспокойно.

— Ты бы сел, не мельтешил, — взгляд Ромшеза метнулся на входящее сообщение, но то их не касалась, так что продолжение не заставило себя ждать, — а то парни уже голову от терминала боятся оторвать.

— Парни? — переспросил Шаевский, быстро окинув рабочий зал.

Как обживались здесь еще не забыл…

— Что по лидер-капитану Орловой? — не став комментировать увиденное, поинтересовался он.

Возвращаться за свой стол не торопился. Во-первых, центром паутины все равно был Ромшез, так что мимо ничего не пройдет. А во-вторых, рядом с ним было… правильнее.

— «Дальнир» войдет в систему через семьдесят два часа. — Истер поднял голову, встретился с ним взглядом. — Говорят, за дочь генерала началась драчка?

— У Аршана не та весовая категория, — на этот раз не без удовольствия хмыкнул Шаевский. — Один Индарс чего стоит, а тут еще очень злой Шторм.

— Так он же… — чуть нахмурился Истер.

— Тянет паузу, — Шаевский криво усмехнулся. — Но это — ненадолго. Считай, обратный отсчет пошел.

— Хочешь сказать, что на отдых в следующие пару дней рассчитывать не придется, — хохотнул Ромшез. Потом откинулся на спинку, закрыл глаза и, многообещающе улыбнувшись, произнес: — Как бы мне хотелось на это посмотреть…

— Главное, находиться подальше, — поддержал его Шаевский. — Ненавижу политику!

— Это ты об Аршане и Альдоре? — тут же выпрямился Ромшез.

Хранитель, выведенный из системы Хараб-два в сектор, название которого сейчас в Галактике считалось едва ли не самым большим секретом, был выставлен на орбиту планеты и активирован. Информацией об этом с Шаевским поделился Шторм сутки назад. Не потому что надлежало быть в курсе, просто именно им предстояло обеспечивать безопасность делегации Союза, прибывающей для согласования окончательного решения по Коалиционному Штабу.

И хотя Альдор напрямую никак с этим не был связан, но…

Все вновь возвращалось к нюансам.

В качестве сектора дислокации Штаба была выбрана империя Индарса. Причин — много, главная — особые отношения между стархами и Союзом.

Дальше следовали имена генерала Орлова и его дочери. В одном случае — искренняя симпатия, в другом… Поволока, появляющаяся в глазах императора, стоило упомянуть Наталью, говорила о его чувствах к ней лучше иных слов.

Шторм в списке тоже присутствовал, но…

Дальше Шаевский предпочел бы не лезть — сомнет, перемелет…, но у него, как говорила Лиз, оказалось без вариантов. Шторм и Индарс. Два заядлых игрока, уже давно поставивших знак равенства между виртуальными мирами экзотических карт хатча и реальностью.

В разыгрываемой ими многоходовке Хранитель числился среди Джокеров, способных изменить расстановку сил. Самый короткий путь к нему шел через Наталью Орлову, ставшую для Альдора частью его Вселенной.

— Опа-на! — сбил с мысли Ромшез, тут же перебросив полученные данные ему на командный.

Ответа Шаевского он так и не дождался…

Наверное, и к лучшему.

Вечный второй…

Будь его воля, сделал бы из Истера офицера по особым поручениям, но кто позволит… Таких виртуозов на поприще добывания информации, каким считался Ромшез, в их службе ценили на вес туорана.

— Рикрей и Матео? — открыв файл, злорадно ухмыльнулся Виктор, тут же забыв, о чем только что думал. — Она все-таки сделала это!

— Ты сомневался? — поддел Истер.

Оправдываться, говоря, что ни секунды, не пришлось:

— Олиш, — четко произнес Ромшез, выставляя вокруг них искажающее поле.

— Нихрена себе! — Шаевский качнул головой.

С демоном, служившим в личной гвардии главы службы безопасности сектора ХоШорХош, знаком был уже давненько. Вот только с зеленью под глазом видеть раньше не приходилось.

— Это так только кажется, что нихрена! — в том же тоне отозвался Олиш. — Тебя бы сейчас на Гордон.

— Все настолько… — тут же посерьезнел Виктор. Догадываться-то догадывался, но когда вот так…

— Хуже, — тяжело вздохнул демон. Щедро хватанул из кружки, которую держал в руках, ладонью стер оставшуюся на губах каплю. — Тут все, как дури обкурились. На орбите взрывы, корабли уходят один за одним, иногда не успевают проскочить коридор. На поверхности не тише. Где-то уже пусто и мертво, где-то… — он, не закончив, махнул рукой. — Не знаю, о чем думает начальство, но я бы отсюда сваливал. И чем скорее, тем лучше.

— Йорг передал час назад, что его все покинули планету, — заметил Шаевский, давая Олишу короткую передышку.

— В курсе, — кивнул тот, сделав еще один глоток. — В глаз получил, когда их прикрывали.

— Твою…! — дернулся Виктор, но тут же заставил себя расслабиться. — Что по моему запросу?

Демон понимающе ухмыльнулся. Эмоции — эмоциями, но это — потом, сначала дело:

— Есть твоя Шарафутдинова. И в очень интересной компании. А уж вид какой… — Олиш чмокнул, поднеся к губам сложенные горстью пальцы.

— Намекаешь, что женщин и детей пора убрать от экрана, — усмехнулся Шаевский. Но это — внешне, внутри же подобрался, догадываясь, что ради ерунды демон не стал бы так измываться, затягивая с докладом.

— Да и мальчикам не всем стоит смотреть, — подтвердил его догадку Олиш. Ухмылка сошла с его лица, показав совершенно другого демона. — Твоя наводка оказалась точной. У этого журналюги нашлось, чем поживиться.

— А чего такой недовольный? — тут же насторожился Шаевский.

— Давай об этом не будем, — попросил демон, щелчком отправив в его сторону висевший в воздухе файл.

«Вынырнул» тот секунд через двенадцать. На каждый вздох по полторы, но это для других. Для себя словно все это время не дышал.

Проверка на входе, раскодировка, еще одна проверка, теперь уже на выставленные шифры…

В сообщении не голография, как он ожидал — запись. Явно не дешевый номер — в огромном окне на мгновенье мелькнула панорама раскинувшегося далеко внизу города, спиртное — каждая бутылка по цене кротоса, шестеро мужчин с явным интересом наблюдающие за чем-то вне зоны объектива. Незнакомая женщина.…

«Пока незнакомая женщина», — поправил сам себя Шаевский, продолжая смотреть на разворачивавшиеся на внешке события.

Сначала камера прошлась по мужчинам, остановившись на каждом, чтобы запечатлеть не только сами лица, но и их выражения. У кого-то глумливое, у кото-то… выдающее возбуждение…

— Рикарди и Айверо, — опередил его Ромшез.

Заместитель председателя правительства Галактического Союза и исполняющий обязанности руководителя отдельной аналитической группы…

— Четвертый, — подал голос Олиш, — тоже из ваших, по снабжению. Пока вроде не светился, в списках на контроль я его не нашел. Сергей Сикорский.

Шаевский кивнул, но взгляда от экрана не отвел.

Картинка сместилась, на ней появилась женская туфля на длинной шпильке. Не вертикально — горизонтально, готовя к тому, что еще только предстояло увидеть. Ножка обутая в нее была небольшой, ухоженной. На ногтях красный лак…

Изображение менялось медленно, словно поднимая градус напряженности… Чуть загорелая кожа с прожилками вен, красиво очерченное колено… Туфля вновь мелькнула перед глазами, но уже взлетая выше, потом показалась мужская рука, придерживавшая отведенное в сторону бедро…

— Тьфу ты! — не сдержался Ромшез.

Шаевский был с ним полностью солидарен, но в их деле собственная брезгливость всегда оставалась на последнем месте.

— Только не говори, что ты никогда одну девку на пару не имел, — скабрезно хохотнул Олиш, но тут же сменил тон, обращаясь уже к Виктору: — Будешь должен моим парням. У этого типа хоть и все по разделам разложено, но ведь не знаешь, где и что найдешь.

— Выставлюсь, как только пересечемся, — вновь кивнул Шаевский, лишь теперь оторвав взгляд от экрана.

Елена Шарафутдинова… Вряд ли пьяна, скорее под дурью или афродизиаком, но бесстыдно раскинувшись на брошенной на пол шкуре, ублажала сразу двоих именно она.

— Если спросишь, где это все происходило, — Олиш скривился, — то это отель «Сихор», у нас, на Ярлтоне. Пробили по датам. Чуть больше стандарта назад. Шарафутдинова подписывала какое-то соглашение с банком «Лираз», Рикарди прибыл по туристической визе, а вот Айверо был в составе вашей делегации.

— А Сикорский? — тут же уточнил Виктор, взглядом благодаря за информацию, которую им оставалось только проверить.

— А вот про этого ничего не могу сказать, — недовольно качнул головой демон, поднявшись со стула, на котором сидел. Сбросил куртку, несколько раз, не щадя ни себя, ни его, ударил невидимого противника. — Мутный он какой-то, — произнес он, закончив движением, имитирующим сломанную шею. — Тихо приехал, тихо — уехал. И если бы не эта оргия… О, кстати, — сдвинь на двенадцать сорок четыре.

Ромшез опередил, прокрутив запись и запустив вновь точно на указанной секунде.

Картинка изменилась. Из угла, оставшегося невидимым, раздался женский крик… Судя по тому, что Шарафутдинова все еще находилась на первом плане, истошно вопила та, вторая.

На это стоило обратить внимание — об обоюдном согласии речь там точно не шла, но Виктор продолжал наблюдать за своей фигуранткой. Потому и не пропустил того момента, когда Сикорский, неожиданно оказавшись рядом с Еленой, провел по ее губам пальцами… Не грубо, словно лаская…

— Неожиданно, — остановив запись, задумчиво протянул он. Про злую любовь помнил, но иногда ее формы заставляли содрогаться от отвращения.

— Но в качестве зацепки вполне пойдет, — прокомментировал его слова Олиш. Вздохнул: — Все, я отключаюсь. Что мог…

— Подожди! — вновь дернулся Шаевский. Там, где было сердце. — Как Кэтрин?

— Мне все чаще хочется ее придушить, — совершенно серьезно отозвался Олиш. Не отвел глаз, когда Виктор вопросительно приподнял бровь, лишь кивнул, сказав так много… — Привет передам, не напрягайся, — хмыкнул довольно, когда на лице Шаевского мелькнуло растерянностью. — И я помню, что должен ее… — Связь он обрубил еще до того, как закончил.

— Вот и поговорили, — вынес свой вердикт их разговору Ромшез, вбивая в поисковое поле имя Сергея Сикорского. — И чего ей не хватает? — двинув головой в сторону «ушедшей» в верхний угол запись, поинтересовался он… похоже, у самого себя. — Красивая женщина. Ей бы детей рожать…

Шаевский мог ответить, но предпочел промолчать. Разбираться в чужих душах…

Перед ними сейчас стояла совершенно другая задача…

* * *

— Время, — подойдя, тронул меня за плечо Низморин. Напоминал про обещание отправиться отдохнуть, данное полчаса тому назад.

— Десять минут, — не отвлекаясь от просмотра последних сводок, бросила я.

— Слышу уже не в первый раз, — Валера наклонился, разглядывая мои заметки. — Пытаешься связать Рикрейна и Матео? — с непонятными интонациями протянул он, чуть передвинув лист бумаги, на котором абстрактные символы и отдельные слова составляли основу для будущей аналитической справки.

— Не пытаюсь, — поправила я его, — связываю. — Повела шеей, чтобы хоть немного размять закостеневшие мышцы. — Рикрейн и Стакиш. То, что они контактировали на Ргое, сомнений не вызывает. Мнимая смерть жреца этот факт только подтверждает. Матео и Стакиш… — Я качнула головой. — Только Стакиш мог прикрывать срывы Верховного. Если и не здесь, то там, на Приаме, точно.

— Но это не ставит на одну линию Рикрейна и Матео, — Низморин выпрямился, наклонил голову к плечу, изобразив на лице нечитаемую гримасу.

— Это если не оценивать уровень их действий, — я посмотрела на него снизу вверх. — Они фигуры одного порядка.

— Пока не будет фактов…

— Госпожа подполковник, — не дал ему закончить Власт Кришан, — прошли отметку четыре-нуль.

— Принято! — тут же отозвалась я, «перехватив» отправленный им файл.

Алгоритм «Сеть» был весьма сложен и предполагал семь этапов, на каждом из которых аналитики получали промежуточные выкладки, способные в совокупности дать довольно четкую оценку скрытому уровню напряженности в обществе и, как результат, указать на возможные варианты его «сброса».

Но главной заслугой выведенной когда-то последовательности, включавшей в себя поиск комплексного решения более трехсот сорока задач, сбитых в однородные блоки, была даже не точность прогнозирования, а возможность рассмотреть ситуацию послойно, выводя тенденции в каждом из них.

Точка «четыре-нуль» знаменовала собой прохождение половины пути.

К сожалению, самой легкой.

— Дестабилизация у демонов, но это — нормальная реакция, — «пробежалась» я взглядом по секторальному срезу. — Пять часов с начала шухера… — Имея в виду то самое «прикрытие», которое обещал Шторм, добавила я.

— Отголоски ушли на Окраины, — Низморин передвинулся, встав у меня за спиной. — Это может осложнить работу наших.

— И не наших — тоже, — устало хмыкнула я, поймав себя на мысли, насколько стерлись границы благодаря созданию нашей службы.

Самариния, Галактический Союз, Приам, стархи, ХоШорХош, скайлы, Люцения, с десяток мелких альянсов, которые предпочли подключиться к программе мониторинга.

Незримые информационные струны, протянутые через всю Белую… Тренькнет в одном конце, весело зазвучит в другом, отдастся…

— А это что? — Валера наклонился над моим плечом, пальцем подцепил верхний квадрат, передвинув его ближе.

«Взять» сходу цифровые показатели не мог — не та подготовка, но вот уловить изменения на графиках проблем у него не вызывало.

— А это, — вздохнула я, — Приам. Иари, — развернулась я к Куиши, благо сидел тот за соседним терминалом, — выставляй на контроль и передавай своим.

— Принято, — Куиши «поймал» свернутую обзорку.

— Думаешь, вспыхнет? — Низморин был все так же спокоен, но это если не помнить об его подготовке.

— Я — не думаю, — поправила я Валеру, — я делаю выводы на основании полученной нами информации.

— А если…

— Мы работаем в режиме реального времени, — довольно язвительно заметил Куиши. — Сфабриковать подобный массив данных…

— Он просто выводит меня из себя, — перебила я приамца. — И надо признать, у него это неплохо получается… — продолжила я уже тише. — А это у нас что такое? — разложила я внешку на сегменты. — Шуте!

— Он — спит, — Низморин положил руку мне на плечо.

Я кивнула, тут же посмотрев на табло. Еще пятнадцать минут… В установленном режиме работы: два через два, это было целое богатство.

— Вызов от адмирала Злобина, — вклинился в наш разговор Кабарга.

— Вызов от адмирала Злобина, — машинально повторила я, разрешая входящий. — Одну минуту, господин адмирал, — не дала я ему произнести ни слова. — Мне нужен последний сводный перед четыре-нуль.

— Принято, — тут же отозвался Кришан, перекидывая мне еще один файл.

— Слушаю вас, господин адмирал, — подняла я взгляд на Злобина.

Как только стало понятно, что мы действительно втягиваемся в расползшиеся по всей Белой «сорок восемь часов», он на курьерском отправился в систему Баркот.

Корабли с тарсами все прибывали, количество не прошедших тест на цельность структуры личности увеличивалось, добавляя проблем СБ, действовавшей под прикрытием других служб.

— Транспорт, на борту которого находится эсси Джерхар, покинул зону ответственности Службы внешних границ.

Невозмутимость…

— Курс? — поморщилась я, мысленно вписывая эту новость в уже сложившуюся картинку.

Стоило признать, свое место она занимала практически идеально.

— Сектор эвакуации, — «не подвел» меня Злобин. — Баркот.

— Кто контролирует движение транспорта? — Это был уже Низморин, давая мне передышку.

— Два звена группы «Ворош».

— Шесть-семь суток… — задумчиво качнула я головой. — И не надо говорить, что это вполне может быть совпадением! — «поймав» Валеру на вздохе, огрызнулась я.

— И не собирался, — неприятно усмехнулся он. — Лиската Риман…

— Оповещен, — Злобин не стал дожидаться окончания его фразы. — По согласованию со Штабом в сектор войдет еще два тяжелых крейсера Союза.

— Итого семь, — подвел итог Низморин. — На каждом — штурмовая бригада…

— Все-таки Люцения, — перебив, я откинулась на спинку кресла, запрокинула голову… на мгновенье встретившись взглядом с Валерой, стоявшим позади.

Итоговый по четыре-нуль давал лишь выводы, последний сводный перед контрольной точкой добавлял им красок. Мрачных.

Сектор уже давно находился на грани социального взрыва, но каждый раз, когда доходило до точки кипения, что-то происходило, сбрасывая напряжение и откатывая ситуацию хоть и немного, но назад. На этот раз вариантов для стабилизации я не видела. Если, конечно, не действовать силой, подавляя вот-вот готовый начаться мятеж.

— Уверена? — первым отреагировал Злобин, заставив меня выпрямиться и посмотреть на него.

— Канал связи на адмирала Ежова! — вместо ответа приказала я.

— Принято, — тут же отозвался Кабарга. — Канал связи на адмирала Ежова.

— Тебе нужно отдохнуть, — воспользовавшись моментом, Низморин наклонился к самому уху. — Мы договаривались.

— Прямо сейчас? — чуть развернув голову, язвительно усмехнулась я.

Мы оба все понимали, но…

— Госпожа подполковник, — вклинился в наше общение Сашка, — входной высокий.

— Выставляй приоритет экстра, — неожиданно для себя спокойно отреагировала я. То ли начала привыкать, то ли… просто не было других вариантов.

— Принято! — В голосе Кабарги появилось что-то залихватское. — Приоритет: экстра!

— Он прав, — поддержал Низморина Злобин. Взгляд ничего не выражал, но в его случае и эта пустота была живой и какой-то теплой. — Ты сойдешь с дистанции раньше…

— Адмирал Ежов! — Сашка спас меня от очередного нравоучения. Говорить, что и сама все понимаю, вроде как глупо, а молчать…

Мы опять возвращались к Славе Шторму, научившему меня огрызаться, когда по делу. Этот случай был именно таким.

— Евгений Сергеевич! — я слегка приподнялась, вроде как демонстрируя приверженность субординации.

— У тебя минута, — мгновенно вернул он меня на землю.

— Двенадцать-восемнадцать часов. Люцения. Если там остался еще кто-то из наших…

— Вероятность? — Ежов уже что-то отбивал на невидимом мне экране.

— Больше восьмидесяти процентов. Первые стычки прогнозируются через десять часов. Саета, Лайкай, Тамтари, Штанмар… Дальше порядок уже не имеет значения.

— Принято, — не глядя на меня, отчеканил он. — Это все?

Прежде чем ответить, бросила еще один взгляд на внешки… Все было довольно плохо, но пока не созрело до окончательной развязки.

— Да, — твердо ответила я.

Очень хотелось сказать что-нибудь обнадеживающее, но… не получалось.

— Для тебя выделен отдельный канал связи, но постарайся…

— … без фанатизма, — закончила я за него. — Принято, господин адмирал, — закончила я разговор.

Экран погас, скрыв Ежова за мерцанием, а я все не могла оторваться от оставшейся в памяти картинки.

В кабинете адмирала я ни разу не была, но вот так, когда мы по разную сторону, встречаться приходилось. Чаще всего заставала его за столом… многофункциональным, похожим скорее на капитанский терминал, чем на предмет интерьера. Раскладка в несколько уровней, консоль с расширенным интерфейсом, способным поддерживать до двух дюжин полнообъемных внешек…

Носорог… Уровень лиската! Я еще помнила, как хотела спросить у Валанда, к какому Храму можно было отнести способности Ежова, но остановила саму себя. Во-первых, сомневалась в том, что получу ответ. Во-вторых… хватило соответствующей ассоциации. Орлов, Шторм, Лазовски и… адмирал от военной разведки. Триада и ее эклис…

— Элизабет! — Злобин выбил меня из видения, выкидывая в реальность.

Впрочем, спроси меня, где она была та… настоящая, ответить бы я не смогла.

— По сектору Баркот окончательных данных у меня нет, — выдохнув, вернулась я к текущим проблемам. — Могу предположить, что до неких, промежуточных итогов ситуация не изменится, но без гарантий.

— Принято! — поднялся он с кресла, в котором сидел. Отошел в сторону — зона визуализации оказалась маленькой, скрыв от меня его перемещения, вновь вернулся: — Кроме тебя на аналитике еще шесть групп.

— Уже сообразила, — ухмыльнулась я.

И ведь не обманула. То, что данные шли в несколько адресов, было не очевидно, но это если раньше не работать в подобном режиме. Мне — приходилось, так что соответствующие символы в кодах я вычленила машинально, просто задаваться вопросом не стала. Так было правильнее… В тех обстоятельствах, в которые нас загнали.

— У тебя опережение минимум на полчаса, — он счел необходимым «добить» меня своей откровенностью. — Ты ведь понимаешь, что это значит?

Понимала ли я?!

Я об этом просто не думала!

— Господин адмирал, — более сурово, чем стоило, произнесла я, — как только будет что-либо конкретное…

— Госпожа подполковник, — голос Оливера сорвался, но он закончил, хоть и хрипло: — есть контакт Рикрейна и Верховного Матео!

— Господин адмирал! — рывком поднялась я с кресла.

Низморин успел отступить, а то бы сбила и его, а так пострадал только планшет, да и то лишь морально, подхваченный Валерой у самого пола.

— Где?! — подойдя к терминалу Оливера и развернув к себе внешку, не сдержавшись рыкнула я.

Отвечать ему не пришлось, все и так было на экране, слишком знакомое, чтобы не узнать. А дата…

Фринхаи*, семнадцать стандартов тому назад… За месяц до исчезновения там группы Лазовски…

Низморин хотел доказательств, он их получил. На фоне катерной стоянки: площадка и навес, двое вполне узнаваемых мужчин.

Рикрейн в наемничьей форме и… совсем еще молодой Матео…

* «Космический маршал. В списках не значится»

* * *

Фринхаи… Производство демкаша, прикрытое разработками туорана.

Я под именем Эниз Карин, Мики, Леон Нируи, не желая того приоткрывший мне дорогу к Скорповски.

Стандарт тому назад…

Настоящее вновь возвращало меня в то, что стало уже прошлым, заставляя проходить тот же путь, но уже с другими целями, ища решения для иных задач.

Что ж, как аналитика, меня это ничуть не удивляло. Слой за слоем, пока не доберешься до сути…

— Блондинки с голубыми глазами? — сделала я предположение, как именно Оливер вычислил этот контакт.

— Блондинка, — поправил меня старх.

— Девушка, пятнадцать лет. Изнасилована и жестоко убита. На шее характерное клеймо. Дело закрыто в связи с истечением срока давности.

— Убийца не найден, — прокомментировала я его слова и перевела взгляд на Рикрейна. Этот выглядел значительно старше, чему будущий Верховный… — Сколько ему здесь? — имея в виду все того же Матео, уточнила я.

— Двадцать два, — голос одного из Лекаров был усталым.

— Даркис он закончил в двадцать пять, — Низморин тут же поймал подоплеку заданного мною вопроса.

— Он не мог находиться там без сопровождения высшего жреца, — согласилась я. Законы Самаринии не позволяли адептам такого уровня покидать сектор до полного закрепления дара, если с ним не находился наставник или лицо, его замещающее.

— Приам открыл нам доступ к архивам Фринхаи, — вздохнул Оливер. — Не имея ориентиров, в таком объеме данных… — Он качнул головой, давая понять, что даже с нашими обрабатывающими мощностями эту задачу легкой не назовешь.

Был прав. Не зная, что именно искать, мы могли погрязнуть в вале информации…

Рикрейн и Матео, конечно, служили зацепками, но и с ограничением по их контактам на выборку могли уйти часы…

— Асмарк Лиаштель и Саул Исхантель, — решительно назвала я имена двух отцов. Лиската Джориш и… братья Риман и Ильдар Исхантель.

Нынешней верхушке Самаринии явно не повезло с родителями. В том, что оба имели отношение к происходящему сейчас в Белой ни я, ни Валанд, регулярно знакомивший меня со своей частью расследования, нисколько не сомневались.

— Я поставлю в известность лиската Римана. — О Злобине я не забыла, но до этого момента он оставался где-то там, на втором плане. — Без его санкции…

— Лиската Римана подтвердил особые полномочия нашей группы, — холодно бросила я, возвращаясь к своему терминалу. — Господин адмирал, у вас еще есть вопросы?

Завуалированное предложение не мешать…

— Если будет что по системе Баркот…

— Вы узнаете об этом первым, — заверила я его, вздохнув с облегчением, как только погас экран связи.

Все, кто сейчас находился в этом помещении, являлся неотъемлемой частью аналитической вселенной, где все «работало» по своим законам. Любой, кто не вписывался в эти связи, сбивал ритм, лишал нужного настроя.

Избавляясь от Злобина, думала я в первую очередь не о себе — для меня подобная нагрузка была добавочным стимулом, а о парнях, что сейчас вытаскивали на поверхность тварей, способных залить кровью эту реальность.

— Курьерский вошел в сектор. Есть техническая возможность подключить его к нашим каналам, — Низморин вновь оказался рядом со мной, напоминая карающего ангела. Куда не скройся, везде будет он.

Андрей Сорока. Лейтенант. По словам Шторма Ромшезу ничуть не уступает…

Воображение тут же нарисовала картинку. Тщедушный паренек, с длинными музыкальными пальцами, способными порхать по терминалам…

На позывном — Сороченок, который при таком раскладе мгновенно приклеится к новенькому, я невольно улыбнулась. Меня вон в последнее время все чаще за глаза называли Возмездием… Если не заглохнет или сама не облажаюсь, придется менять в системе.

— Ты его личное дело смотрела? — словно заглянув в мой разум, невинно поинтересовался Валера.

— А там есть что-нибудь интересное? — не выпуская из поля зрения обновляющуюся внешку, уточнила я.

Вместо ответа — пришедший на командный файл.

Открыв, присвистнула от неожиданности. Рост — метр девяносто. Разворот плеч и рельеф грудных мышц тут же наводил на мысль о серьезном увлечении плаванием.

Да и руки… Кисти, конечно, тонкие, да и пальцы достаточно изящные, но костяшки чуть приплюснуты, выдавая бойца.

Сороченком такому точно не быть!

Но это я отметила так, промежду прочим. Основным шла ремарка самого Низморина: ментат, уровень — средний.

— Может, теперь ты все-таки отдохнешь? — О самом главном Валера не забыл.

Прежде чем заверить, что уже почти, оглянулась. Виешу успел занять место за своим терминалом.

На лице следы от подушки, взгляд еще сонный, но уже решительный… Да и Степка на его плече явно был в боевом настроении.

— Да, пожалуй, — начала подниматься я. Отрезок от четыре-нуль до пятерки растянется часа на полтора, не меньше… Да и результат там промежуточный, важный не сам по себе, а как подводка к следующему этапу.

— Госпожа подполковник, пакет от генерала Шторма, — остановил меня Кабарга.

Переглянувшись с Низмориным — Слава предпочитал прямые контакты, приняла файл.

Достаточно было лишь взглянуть на заголовок таблицы, находившейся в нем, как причины, побудившие Шторма отправить информацию через основной канал, стали понятны.

Перебросив сообщение на главный экран, откинулась в кресле. Эвакуационный список Люцении… Наши, демоны, стархи, приамцы, Корон… Единственные, для кого не нашлось закладки, были скайлы.

Сотни тысяч! Женщин и детей немного, наводя на мысль, что основная часть уже давно покинула агонизирующий сектор. Остались лишь те, кто создавал видимость нормального течения жизни.

— Реальный результат нашей работы, — негромко произнес Низморин, успев меня опередить. — Конкретные люди, которые не погибнут, успев вернуться домой.

Вот тебе и патетика…

Слава Шторм знал, что в любой работе рано или поздно, но наступает момент, когда усталость начинает затмевать собой цель. И вот тогда нужна «доза», способная смыть, уничтожить даже следы зарождающейся апатии, увидев ради чего и ради кого.

— Новенького поставь на Матео и Рикрейна, — решительно встала я. Обещание — обещанием, но передышка мне действительно требовалась.

— Сделаю, — занимая мое место, отозвался Валера. — Два часа и ни минутой меньше.

— Но если что серьезное…

Отвечать он не стал, просто хмыкнул, давая понять, что и без меня разберется, как ему действовать.

Первым, кто встретил меня в комнате отдыха, был старший медик. Бригада поддержки из самаринян… Мы настаивали на своих, но пришлось пойти на некоторые уступки.

— Вы позволите? — подошел он ко мне с браслетом диагноста.

Вздохнув — особая группа, едва ли не карт-бланш, но лишь до тех пор, пока не попадешь в лапы медицины, — протянула руку. Дисплей «слепой», вся информация уходила сразу в центр, обрабатываясь на уровне с соответствующим доступом…

Дойти до прикрытой защитным куполом кровати я не успела:

— Госпожа подполковник, — остановил меня безликий голос медика, — прошу вас подняться на платформу телепортатора.

— Что-то не так? — оглянулась, встретившись с ничего не выражающим взглядом жреца.

Всего несколько месяцев, а я уже была способна различать их по каким-то, едва осознаваемым признакам. Что касалось конкретно этого, то оказалось достаточно тени поклонения, чтобы приписать его к адептам Храма, который возглавлял Риман.

— Вам все объяснят, — показав, что диагност можно снять, все так же отстраненно произнес он. — Прошу вас, — забрав браслет, указал он мне на возвышение.

Подумав, что как только закончится вся эта чехарда, разберусь и с этим, поднялась на платформу. Секундное ощущение падения и… я оказалась в своем собственном кабинете.

— Извини, — сдернув, Риман прижал меня к себе, — я не успел ответить…

Его дыхание опалило висок, ладони обняли лицо, заставляя поднять голову.

— Я сказала, что люблю тебя, — переведя командный в теневой режим, судорожно прошептала я. Тело дрожало, вырываясь из тисков стоявших передо мной еще минуту назад проблем и начиная осознавать, ради чего Риман пришел сюда.

Не повторить мои слова — нет, дать ощутить, что несмотря ни на что…

Это было глупо — думать в такой момент, но я — думала. О нем, о себе, о тех, кто остался в оперативном зале… О Ровере, Валанде… Шторме, Орлове, Злобине, Ежове… Обо всех парнях, что сейчас отрабатывали будущую судьбу Галактики.

— Я люблю тебя, — тихо произнес он, не позволяя освободиться моему взгляду. Медленно, словно через силу, отвел руки от лица, опустился на колено.

Полное ритуальное облачение!

Остановить Римана я не смогла — воздух встал в горле, ни вздохнуть, ни выдохнуть, — все, что удалось — вцепиться в его плечи, чтобы не упасть.

В голове билось только одно: «Пристрелю!»

Причем тут Шторм, я не знала, но так оказалось легче.

— Я прошу кайри разделить со мной не только день, но и ночь. Не только настоящее, но и будущее. Не только жизнь, но и смерть…

Предложение постоянного союза…

Развод у самарянян предусмотрен не был.

Риман молчал, я — тоже. Да и что сказать, когда из всех вариантов, лишь два: да и нет. Про попытки и говорить не стоило.

— Да, — сглотнув ком, с трудом протиснувшийся сквозь стянувшую горло петлю, твердо ответила я. И повторила… не для него — для себя, чтобы поверить в то, что я это сделала: — Да!

Поднимался он тоже медленно, прижав мои ладони к своим плечам. Взгляд темнел, в глубине, прорываясь сквозь толщу самообладания, вспыхивало чем-то незнакомым… пугающим.

Неизбежность…

— Я люблю тебя, — тихо-тихо, то ли подумала, то ли прошептала я, успев до того, как он вжал меня в свое тело, обняв до боли… желанной, доказывающей, что мы все еще живы…

… до того, как его губы коснулись моих, делясь своим дыханием…

… до того, как ощутила, насколько сильно его желание…

… до того, как поняла — я сделала все правильно!

И не важно, что будет потом…