Прочитайте онлайн Короли алмазов | Глава седьмая

Читать книгу Короли алмазов
4318+5165
  • Автор:
  • Перевёл: Н. В. Тимофеева
  • Язык: ru

Глава седьмая

На острове Уайт шли приготовления к ежегодной Каусской регате. Воспользовавшись деньгами виконта Суонли и маркиза Ламборна, Фредди купил изящную яхту, переименовал ее в «Хайклир» и после переоснащения решил провести морские испытания в Соленте. Его родственник, виконт, коротко известил его, что не хочет даже слышать об этом предприятии, но Ламборн проявлял живейший интерес к тому, во что он вложил свои деньги. Будь Ламборн более осведомленным в навигации, или задайся он целью провести тщательный осмотр яхты, он мог бы потребовать у Фредди отчет о расходах. От внимательного взгляда не укрылась бы, что «переоснащение», которое провел Фредди, состояло лишь в окраске яхты, а вовсе не в устранении ее недостатков.

Не видно здесь было и опытного экипажа, о котором так много говорил Фредди. На самом деле он нашел отставного морского офицера, оказавшегося в трудном положении, и нанял его следить за работой и провести так называемые морские испытания. Весной и в начале лета 1871 года Фредди несколько раз побывал на яхте и даже выходил в море в тихую погоду. К концу июля он одолел свой страх настолько, что уже мог видеть море без содрогания, или, по крайней мере, его состояние не было заметно со стороны.

Во время зимнего сезона оживленные разговоры Ламборна о «Хайклире» — добродушное подшучивание и пари, что «посудина» не пересечет даже стартовую линию — возымели желаемое действие. Интерес к яхте был так велик, что когда семья собралась в Каусе, Фредди без труда смог убедить всех, что сам принц Уэльский намерен почтить «Хайклир» свои визитом.

— Вам непременно следует быть на борту, чтобы встретить его, — убеждал Фредди.

— Нечего напоминать мне о моих обязанностях, молодой человек, — проворчал граф. — Я сам знаю, что мне делать. Все дело в том, что эта проклятая яхта стоит слишком далеко от берега, и насколько я понимаю, добраться до нее можно только на лодке.

Кузен Обри побледнел.

— Это все ты и твои блестящие идеи, — злобно прошипел он Фредди.

— Нет, я с вами не поеду, — заявил отец Фредди, преподобный Перегрин. — С меня хватит поездки из Саутгемптона на остров.

— Вы все должны быть на борту, — настаивал Фредди. — Его королевское высочество не простит нас, к тому же, подумайте о позоре, если причина такой невежливости станет известна.

— Я думал, что ты не выносишь воду так же, как все мы, — сказал Обри.

На лице Фредди появилась самодовольная улыбка.

— Так было раньше. Но сейчас я поборол свой страх, и уверяю тебя, от него ничего не осталось. Когда удается избавиться от какого-нибудь недостатка, жизнь становится еще прекраснее. Но если тебе страшно…

— Я поеду, — резко ответил Обри и отвернулся, чтобы скрыть ужас и напряжение, исказившие его красивое лицо.

Граф стоял в нерешительности, разрываясь между долгом перед принцем и страхом перед морем.

— Я должен попробовать, — сказал он наконец. — Если ты смог побороть свой страх, то я тоже смогу. Но предупреждаю тебя, Фредди, в следующий раз, прежде чем использовать нашу фамилию в своих планах, ты должен сначала спросить моего разрешения. Эта твоя дурацкая яхта и бегство Мэтью на алмазные копи позорят наше имя.

— Да, дядя, — послушно согласился Фредди. — Мне очень жаль, дядя.

— О Боже! — простонал Перегрин, дрожащей рукой поправляя воротник. — Я не могу остаться в стороне. Давайте сегодня побываем на яхте и посмотрим, как все пройдет. И вручим свои жизни милосердию Господа, — торжественно добавил он.

— Ты прав, папа, — согласился Фредди. — Это единственное, что вам следует сделать.

Позднее в тот же день эта маленькая группа стояла на берегу, со страхом глядя на неустойчивую лодку у причала.

— Фредди, ты уверен, что она нас выдержит? — в ужасе спросил Перегрин.

— Абсолютно уверен, — твердо сказал Фредди. — Я покажу вам, как в нее сесть, чтобы она не перевернулась. Потом мы с Уилсоном, — он указал на бывшего моряка, — отвезем вас к яхте.

Фредди и Уилсон помогли троим мужчинам перебраться в лодку, где те не переставая дрожать в страхе вцепились в борт. Они не веря глазам смотрели, как Фредди спокойно взялся за пару весел и начал грести одновременно с Уилсоном.

— Это займет всего несколько минут, — ободряюще крикнул Фредди, — но, к сожалению, поднимается ветер.

Действительно, день был не слишком подходящим для приобщения к морской стихии. Небо заволокло тучами, в бухте поднялся ветер, гнавший волны, на которых теперь подбрасывало лодку. Лица пассажиров из розовых стали белыми, а потом зелеными.

— Еще немного! — сумел произнести Фредди, ему и самому стало нехорошо.

Наконец, лодка причалила к борту «Хайклира».

— Теперь, — бодро сказал Фредди, — самое сложное. Не двигайтесь, пока я не скажу. Первым поднимается Уилсон.

Уилсон быстро и уверенно поднялся на борт яхты, а Фредди продолжал удерживать лодку рядом с ней. Но прежде чем Уилсону удалось закрепить фалинь, Фредди выронил свой конец, и лодку начало относить в сторону. Оценив вес своих пассажиров, Фредди решил, что дядя Джервас самый тяжелый.

— Дядя, быстрее перебирайтесь на мою сторону! — крикнул он, и когда граф послушно подчинился, сам Фредди тоже встал. Внезапное движение и общий вес двух самых крупных пассажиров, оказавшихся на одном борту, привели к неизбежному результату — лодка перевернулась, и все оказались в воде.

Быстрое течение и усилившийся ветер уже отнесли их на некоторое расстояние от яхты, а теперь затягивали барахтающихся людей все дальше в море. Уилсон прыгнул в воду и поплыл, но когда он добрался до них, только Фредди цеплялся за перевернутую лодку, а три светловолосые головы навсегда скрыись под водой.

Уилсон помог Фредди доплыть до «Хайклира» и втащил его на борт.

— Уилсон, — задыхаясь, прошептал Фредди, — они не умели плавать! Почему они мне не сказали? Я ни за что не повез бы их сюда, если бы знал, что они не умеют плавать!

Долгая и мучительная борьба Фредди с водой закончилась: его битва была выиграна. Он стоял, мокрый и дрожащий, на палубе «Хайклира» и, будто впервые, увидел вокруг себя серую ненастную воду и ощутил зыбкую палубу под ногами.

И новый граф Хайклир упал без чувств.

Как и ожидалось, леди Изабель Графтон пользовалась поразительным успехом в этом сезоне. Ее классическая английская красота вызывала восхищение, и если ее речь находили лишенной остроумия, а манеры холодными и надменными, то это было вполне в порядке вещей для леди такого происхождения. Ни один бал не имел успеха, если она отказывалась почтить его своим присутствием. Все видели, как принц Уэльский выделил Изабель из всех дебютанток, а бал, данный ее родителями в честь дочери, стал гвоздем сезона.

Вначале Изабель, сияющая в шелках, кокетливая и соблазнительная, была в опасности потерять голову от оказываемого ей внимания и восхищения. Ее старший брат отвел ее в сторону и дал ей несколько серьезных советов, к которым Изабель впервые прислушалась. Она знала, что Ламборн был лучшим наставником для нее; проведя уже семь сезонов в Лондоне и будучи опытным игроком на поле брачных союзов, он точно знал, кто чего стоит.

— Послушай — сказал ей Ламборн, — очень важно сделать выгодную партию в свой первый сезон. Какими бы основательными ни были твои причины для отказа, если ты не выйдешь замуж, то через год твои многообщающие перспективы поблекнут и пропадут. Оценивая претендентов, не смотри на внешность: главное — состояние и положение в обществе. Через некоторое время это состояние и положение в сочетании с должной осторожностью позволят тебе вести такую жизнь, какую ты захочешь.

Изабель решила, что Ламборн прав. В отличие от Николаса, который не скрывал свою неприязнь к ней, Ламборн всегда стоял на ее стороне. Взгляд Изабель на мир стал более объективным: красивые глаза она стала ценить меньше, чем счет в банке, широкие плечи производили на нее впечатление меньшее, чем титул. Когда сезон подходил к концу, ей стало ясно, кого она должна выбрать, но среди толпы виконтов, маркизов, лордов и баронетов не было ни одного достойного человека.

Услышав о трагедии Хайклиров, Изабель призадумалась.

Породниться с Хайклирами было бы идеально во всех отношениях — это она знала давно. Две семьи были соседями, и поместья находились всего в получасе езды. Как намекали ее сестры, Суонли всегда нравился Изабель и она расстраивалась, что ее кокетливые взгляды совершенно не действовали на него. Сейчас Фредди, новый граф Хайклир, стал самой завидной партией в Англии.

Ее интересовало, сколько пройдет времени, прежде чем он сделает ей предложение.

Фредди явился в Десборо с неприличной поспешностью. Едва были напечатаны некрологи и проведены похороны, как он примчался к соседям и попросил встречи с Изабель.

— Вы знаете, зачем я здесь, Изабель. — Фредди не видел причин скрывать свои намерения. — Могу я поговорить с вашим отцом?

— Можете, — с полным самообладанием ответила она.

— Я всегда восхищался вами, Изабель, — сказал Фредди, целуя ей руку, — и я верю, что у нас с вами б